Рейтинг@Mail.ru
Габро Ирина Владимировна Сущность микрогосударств и их правовое равенство в современном мире
СУЩНОСТЬ МИКРОГОСУДАРСТВ И ИХ ПРАВОВОЕ РАВЕНСТВО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
 
THE ESSENCE OF MICROSCONDS AND THEIR LEGAL EQUALITY IN THE CONTEMPORARY WORLD
 
Габро Ирина Владимировна,
кандидат политических наук
Черноморский национальный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Gabro Irina V.,
Ph.D. in Political Science
Petro Mohyla Black Sea National University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Милашич Марина Александровна,
магистрант
Черноморский национальный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Mylashych Marina A.,
Master's Degree Student
Petro Mohyla Black Sea National University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 32
 
Аннотация: В статье рассматриваются особенности понятия «микрогосударство», статус микрогосударств и проблема правового равенства микрогосдурств в современном мире.
Ключевые слова: государство, международные отношения, микрогосударство, правовое равенство.
Abstract: The article discusses the features of the concept of «microstate», the status of microstates and the problem of legal equality microstates in the modern world.
Key words: government, international relations, microstate, legal equality.
 
Процессы быстрого динамичного развития современных международных отношений, изменение международной системы и процессы глобализации обуславливают повышение заинтересованности к людям процессов, которые происходят на международной арене. После Второй Мировой войны и распада Советского Союза решения всех кризисных ситуаций на международной арене находит решения преимущественно дипломатическими мерами. Развитые большие государства и численное количество международных организаций выступают в роли защитников мира в мире.
Привычным является то, что люди привыкли, что важные политические, экономические и другие решения в международных делах преимущественно принимают США, РФ, ведущие страны ЕС (Германия, Великобритания, Франция), Китай; а среди международных организаций внимание привлекают ООН, НАТО и ЕС. Среди таких гигантов международных отношений почти неслышно о деятельности так называемых микрогосударств. Это такие страны, которые, в основном из-за малой территории и малочисленное население, в научных кругах называются «карликовыми» государствами. Некоторые страны, через определенные исторические события и на основе международного права и обычая делегируют часть своих внешнеполитических функций своим большим соседям. Но это не означает полного зависимости таких государств от них.
На международной арене микрогосударства исповедуют принцип поддержания мира в мире и соблюдения международного права, поскольку именно от этого зависит судьба этих стран. Учитывая все вышесказанное, исследование сущности микрогосударств и их роли в международных отношениях является актуальным вопросом в современных международных реалиях.
Понятие «микрогосударства», как и его синонимичные соответствия - «мини государства», «карликовые государства», которые встречаются в международно правовой литературе, противоречит принципу суверенного равенства государств. Однако его существование и применение обусловлено объективными реалиями международных отношений, в частности тем, что они не могут нести тот же объем обязанностей, и другие государства, и, во многих случаях, вынуждены отказываться от части своего суверенитета в пользу других государств [3, с. 54].
Ввиду неопределенности статуса микрогосударств в теории международного права, отсутствует научное определение данного понятия. Первым определением можно считать введение и использование термина «микронации» (англ. micronations). Принято считать, что термин ввел в употребление Роберт Бэн Мэдисон в ходе провозглашения независимости Королевства Талосс. С тех пор термин также стали использовать при описании непризнанных образований в XIX веке [7, с. 12].
В дальнейшем понятие «микрогосударство» вошло в употребление совместно с термином «микронация». Микрогосударства - образования, которые провозглашаются независимыми государствами, заявляющие о суверенитете на незначительной территории и в отношении малочисленного количества населения, при этом воспроизводят формальные атрибуты государственности (флаг, герб, гимн и др.), создают систему органов государственной власти, но не признаются мировым сообществом [2, c. 46].
Исследователь О. Галиева выделяет характерные признаки, которыми обладает почти каждое микрогосударство:
1) наличие территории и населения;
2) наличие атрибутов государственности;
3) наличие органов государственной власти;
4) непризнание мировым сообществом [2, c. 47-48].
Среди исследователей нет единого мнения по вопросу о том, какие из государств считать малыми, а какие - микрогосударствами. Большинство склоняется к тому, что критерием в данном случае может выступать количество населения: в одних случаях микрогосударствами считаются страны, население которых не превышает 1 млн. человек, в других эта цифра доходит до 2 млн. ЮНИТАР использовал в этом случае более сложный критерий определения величины, мощи и статуса государств, включающий анализ величин их площади, населения и валовой внутренний продукт. Б. Рассетт и X. Старр предложили учитывать также военный потенциал, продолжительность жизни населения, процент детской смертности, количество врачей и койко-мест в медицинских учреждениях на душу населения, его расовый состав, долю городских и сельских жителей и т.п. Однако в этом случае появляется риск утраты решающих критериев и, следовательно, риск утопить проблему в огромной массе важных, но все же не определяющих признаков [5, c. 99-101].
Общепризнанное определение понятия «микрогосударство» и других синонимических по содержанию понятий отсутствует и в науке международного права, и в международно-правовых актах. Более того, было не так много попыток осуществить такое определение, что значительно затрудняет понимание этого понятия и его использование в контексте международного права. Одну из попыток дать определение этому понятию сделал бывший Генеральный Секретарь ООН В. Тан. В своем докладе он определял «микрогосударства», как «единицы, исключительно малы по территории, населению, человеческим и экономическим ресурсом, которые в настоящее время получают независимость». Как видим, это определение основывается, в основном, на физико-географических условиях и содержит мало указаний для определения международно-правового статуса таких государств.
Проблема соотношения прав и интересов больших и малых государств в практике международных правоотношений поднималась достаточно давно. Например, на международных конференциях XIX в., В частности Венском конгрессе 1814-1815 гг. И Парижской мирной конференции 1856, отмечалось на значении «больших» государств в жизни «малых» государств [3, c. 55].
Вопрос микрогосударств или «малых наций» был поставлен и в Уставе ООН 1945 Так, в преамбуле Устава речь идет о «равенстве больших и малых наций» [6].
На современном этапе, особенно актуальной проблема реализации суверенного равенства «микрогосударств» из-за их право быть членами международных организаций, приобретает в контексте деятельности ООН и организаций, которые входят в ее систему. Очень часто эти государства могут нести такой же объем обязанностей, связанных с членством в организации (например, финансовые обязательства) и обеспечивать выполнение целей организации наравне с другими государствами.
Одним из первых случаев, когда этот вопрос был поднят в практике международных правоотношений, стала попытка трех европейских микрогосударств Лихтенштейна, Монако и Сан-Марино стать членами Лиги Наций. Секретариат Лиги Наций оставил без рассмотрения заявки Монако и Сан-Марино, что де-факто означало им отказ в поступлении в эту международную организацию. Хотя заявка Лихтенштейна была передана на рассмотрение в Пятый Комитет Лиги Наций. По результатам рассмотрения Пятый Комитет принял решение отказать этому государству в членстве в Лиге Наций. Мотивацией такого решения стало то, что из-за ограниченности территории, небольшое население и географическое положение Лихтенштейн был вынужден передать часть атрибутов суверенитета, а также неспособность Лихтенштейна выполнять все международные обязательства, которые будут на него возложены. Такое решение и его аргументация вызвали критику в науке международного права, поскольку ряд ученых отмечали, что такая аргументация отказа не является юридически обоснованной [3, c. 56].
После окончания Второй мировой войны и созданием Организации Объединенных Наций, проблема членства микрогосударств стала актуальной, в том числе, и для ООН и организаций, которые входят в ее структуру. Как отмечал советский ученый М.Б. Крылов: «Одним из актуальных вопросов членства в международных организациях системы ООН проблема микрогосударств». А британский юрист И. Броунли указывал на необходимость определения для таких государств критериев их членства в ООН [1, с. 213].
В процессе поиска ответа на этот вопрос высказывались различные идеи относительно возможных путей ее решения. Так, французский ученый Ж. Шапп указывает, что перечень возможных вариантов решения был чрезвычайно широк: от введения института ассоциированного членства в ООН для таких государств до приема нескольких таких государств в ООН как одного члена. В 1948 г.. Сан-Марино подала заявку на вступление в ВОЗ. По результатам рассмотрения заявки, ВОЗ постановила отказать этой Микрогосударства в членстве. В качестве обоснования этого были использованы не ссылки на географические или физические факторы, или проблемы, связанные с частичной передачей суверенитета, а льготные условия уплаты членских взносов, которые просил Сан-Марино в своей заявке. А потом, когда с аналогичной просьбой к ВОЗ обратились Маврикий и Монако, то им было разрешено платить членские взносы в специальном размере.
На первый взгляд, такой подход может показаться дискриминационным и нарушающим принцип суверенного равенства государств. Но, скорее всего, в этом случае имела место отсутствие соответствующей практики. По состоянию на 1948 практика международных организаций по особого статуса микрогосударств, которые являются их членами, еще не была достаточно наработанной. Соответственно, ВОЗ могла трактовать, что собственной просьбе Сан-Марино будет нарушение принципа суверенного равенства в отношении других государств-членов [3, c. 54].
Вопрос о членстве микрогосударств непосредственно в ООН активно поднимал в 1960-х гг. Тогдашний Генеральный секретарь ООН У. Тан. Как один из выходов из ситуации предлагалось ввести институт ассоциированного членства в ООН. Осознавая важность и актуальность решения этого вопроса, решением СБ ООН от 29 августа 1969 был создан Комитет экспертов по микрогосударств, в который вошли представители всех государств-членов СБ ООН. Именно на Комитет было положено необходимость изучения вопроса об особенностях международно-правового статуса такой категории государств и основных принципов этого статуса. Комитету поступило два предложения по этому поводу от США и Великобритании. В случае предложения США говорилось об установлении для «микрогосударств» ассоциированного членства в ООН. В этом проекте «ассоциированные члены» ООН должны были иметь такие права и нести такие обязанности, как:
1) пользования в ГА ООН правами полных членов, за исключением права голоса и права занимать должности;
2) пользоваться соответствующими правами в СБ ООН после принятия Радой соответствующего решения;
3) пользоваться соответствующими правами в ЭКОСОС, его региональных комиссиях и вспомогательных органах, после принятия ЭКОСОС соответствующего решения;
4) пользоваться помощью ООН в экономической и социальной сфере;
5) выполнять обязанности члена, за исключением обязательств платить финансовые взносы [4, c. 45].
Если проанализировать проект США, то можно констатировать, что он был направлен на максимальное закрепление как можно большего объема прав микрогосударств как ассоциированных членов ООН по сравнению с теми государствами, которые обладают полным членством в Организации.
Другой проект был предложен Великобританией. Его ключевой видмитнистю от американского проекта было отсутствие упоминания о «ассоциированное членство» микрогосударств, как форму их участия в деятельности ООН. Как и в случае проекта США, предусматривалось лишение их определенных прав, присущих «полным» членам ООН, а взамен им бы предоставлялись особые условия в некоторых случаях, в частности по финансовым обязательствам, связанным с их членством. Деятельность Комитета экспертов по микрогосударств осуществлялась до 1973 г.. После чего, он не возобновлял свою работу [4, c. 47].
В практике международных правоотношений имеют место и другие способы реализации Микрогосударства собственной правосубъектности, как в рамках членства в международных организаций, так и в других сферах международной жизни. Например, государства могут передавать реализацию отдельных своих суверенных функций, в частности во внешнеполитической и оборонной сфере. Так, Испания и Франция несут ответственность за оборону Андорры, Швейцария представляет на международной арене Лихтенштейн, в тех случаях, когда он не может самостоятельно обеспечить это, и тому подобное.
Несмотря на то, что в начале 1990-х гг. Большинство микрогосударств Европы вступили в ООН, проблема реализации принципа суверенного равенства в случае микрогосударств продолжает оставаться актуальной. Не отрицая право этих государств на формально-юридическое равенство с другими государствами, можно констатировать, что до сих пор не завершен поиск форм, в которых бы эти государства могли полноценно участвовать в международных правоотношениях.
Таким образом, на современном этапе развития международных отношений одну из ведущих ролей играют государства как субъект таких отношений. В научной литературе государства, как субъект международных отношений, разделяют на сверхдержавы и великие державы, средние государства, малые государства и микрогосударства. Несмотря на размеры таких стран, их перспективы на международной арене является чрезвычайно разнообразными. Понятие «микрогосударства», которое встречается в международно правовой литературе, противоречит принципу суверенного равенства государств. Однако его существование и применение обусловлено объективными реалиями международных отношений, в частности тем, что они не могут нести тот же объем обязанностей, и другие государства, и, во многих случаях, вынуждены отказываться от части своего суверенитета в пользу других государств. Поэтому можно констатировать, что проблема реализации принципа суверенного равенства в случае микрогосударств продолжает оставаться актуальной.
  
Список использованных источников:
 
1. Броунли Я. Международное право. В 2-х книгах: Перевод с английского // Кн. 1.; Под ред.: Тункин Г.И.; Пер.: Андрианов С.Н. М.: Прогресс, 1977. 535 с.
2. Галиева О.С. О сущности суверенного государства на примере анализа современных микрогосударств // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). Казань : Бук, 2016. С. 46-50.
3. Кирилюк Н.В. «Микрогосударства» и их правовое равенство в современном мире // Научный вестник Черновицкого университета. Черновцы, 2013. № 682. 54-58 с.
4. Крылов Н.Б. Принципы участия государств в системе ООН. М.: Международные отношения, 1986. 120 с.
5. Ризоев Б.М., Мирмаматова Р.А. Сущность и роль государства как первичного субъекта международных отношений // Вестник Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики. Серия гуманитарных наук. 2010. № 3. С. 99-105.
6. Устав ООН. Официальный веб-сайт Верховной Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/sections/un-charter/chapter-vi/index.html (Дата обращения: 10.1..2016).
7. John Ryan, George Dunford, Simon Sellars.Micronations. Lonely Planet, 2006.