Рейтинг@Mail.ru
Овруцкая Гульнора Каримовна Культурная безопасность на примере миграционных процессов в Республике Польша
КУЛЬТУРНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА ПРИМЕРЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РЕСПУБЛИКЕ ПОЛЬША
 
CULTURAL SECURITY ON THE EXAMPLE OF MIGRATION PROCESSES IN THE REPUBLIC OF POLAND
 
Овруцкая Гульнора Каримовна,
кандидат политических наук
Южный Федеральный университет, Институт социологии и регионоведения,
г. Ростов-на-Дону, Россия
Ovrutskaya Gulnora K.,
Ph.D. in Political Sciences
South Federal University,
Rostov-on-Don, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Овруцкая Антонина Александровна,
студент
Санкт-Петербургский государственный университет,
г. Санкт-Петербург, Россия
Ovrutskaya Antonina A.,
student
Saint-Petersburg State University,
Saint-Petersburg, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 325
 
Аннотация: В статье рассматриваются новые подходы к исследованию культурной безопасности. Предлагается рассмотреть этот феномен и его механизмы на примере миграционной ситуации в Польше.
Ключевые слова: культурная безопасность, культура, культурная идентичность, миграция, Польша, польская культура.
Abstract: The article considers new approaches to research cultural security. It offers to consider this phenomenon and its mechanisms on the example of the migration situation in Poland.
Key words: cultural security, culture, cultural identity, migration, Poland, polish culture.
 
Термин «Культурная безопасность» является инвариантом более устойчивого и разработанного понятия – «безопасность». Практически все мыслители, начиная с Аристотеля, рассматривали проблему безопасности прежде всего потому, что она является «краеугольной» как для отдельного индивида, так и для человечества в целом. В период Великих географических открытий, расширения территорий, революционных событий безопасность как таковая провозглашается особой витальной ценностью и вплоть до ХХ в. понимается, в первую очередь, как военно-политическая, физически-телесная, ресурсная, распределительная и т.д. Согласно ФЗ от 28.12.2010 N 390-ФЗ, безопасность – это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.
На сегодняшний день, в результате расширения палитры социально-политических рисков, все чаще в контекст понятия безопасности начинает входить психологическая, культурная, информационная, этническая, религиозная и иные сферы.
Термин «культурная безопасность» сегодня прочно вошел в научный оборот и используется для анализа целого ряда проблем: от сохранения культурного наследия и защиты его от фальсификации и уничтожения до сохранения культурной идентичности. Разные исследователи по-разному определяют понятие «культурной безопасности», однако, в целом, это способность общества сохранить специфические характеристики, несмотря на изменяющиеся условия и угрозы. Речь идет о постоянстве традиционных схем языка, культуры, идентичности, сообществ, национальных или религиозных обычаев, оставляющих для изменения все, что должно быть исключено [2]. Таким образом, вопросы и проблемы обеспечения национальной безопасности разных стран в современных условиях не ограничиваются лишь политической, экономической, информационной, экологической сферами, но и требуют выхода на качественно новый, социокультурный уровень своего осмысления.
В этом контексте чрезвычайно интересно исследовать, как понимается, выстраивается и реализуется концепция культурной безопасности в разных странах, подвергающихся перманентным угрозам и рискам как глобального, так и локального уровней. В данном случае для анализа ситуации в сфере культурной безопасности была выбрана республика Польша с ее уникальным опытом сохранения роли церкви в жизни общества. Речь идет о «польской исключительности», выходящей за рамки общемировых тенденций развития религиозности, требующей своего глубокого изучения и понимания. Рассмотрим польский опыт управления проблемами культурной безопасности на примере миграционных процессов.
Республика Польша с 2004 года является членом Европейского Союза. Это событие стало причиной серьезных изменений и вызовов в контексте необходимости выстраивания адекватной стратегии национальной безопасности. Открылись границы, потоки товаров хлынули на рынки, началось бурное развитие экономики. Поляки отправились искать работу и лучшую жизнь, стремясь остаться в наиболее развитых странах Евросоюза.
Большинство стран мира регулируют миграционные потоки исходя из своих национальных интересов. Как правило, для этого создаются специальные государственные структуры и принимаются нормативно- законодательные акты, т.е. создается система регулирования миграции и реализуется национальная миграционная политика в рамках общей стратегии безопасности. Под миграционной политикой понимается комплекс законодательных, организационных и иных мер, направленных на регулирование миграционных потоков в национальных интересах. Регулированию могут подвергаться въезд и выезд из страны, процедуры предоставления гражданства и иных статусов, процесс использования иностранной рабочей силы, процедуры предоставления социальной защиты мигрантам, вопросы предоставления убежища.
Существуют различные модели миграционной политики, некоторые из которых появились благодаря исторически сложившимся обстоятельствам. Как правило, выделяют следующие модели: 1. Политика ассимиляции; 2. Политика мультикультурализма; 3. Политика социальной интеграции и культурно-языковой адаптации [2].
Говоря о миграционной политике Польши, следует отметить, что поляки в массовом порядке столкнулись с миграционными процессами начиная примерно с 1989 года, когда ослабло влияние СССР, и республика, как и другие восточноевропейские страны, погрузилась в длительный социально-экономический и политический кризис. Самыми важными проблемами этого периода, по мнению польских экспертов, явились: скачок «рабочей» (т.е. в поисках работы) эмиграции в связи с экономическими проблемами 90-х; наплыв эмигрантов из восточных стран; роль Польши как транзитной страны для эмигрантов; массовая «рабочая» эмиграция после вхождения Польши в состав Европейского Союза; эмиграция выпускников высших учебных заведений; уменьшение контроля над некоторыми границами (вхождение в зону Шенген); проблема репатриации; правовые проблемы в сфере браков и разводов между гражданами разных государств. Эти и многие другие проблемы инициировали процесс формирования правовой системы, регулирующей миграционные вопросы.
Вторая волна миграционных проблем была вызвана присоединением Польши к Шенгенской зоне 21 декабря 2007 года. По данным Управления по делам иностранцев, в этот период произошел значительный рост заявлений о предоставление статуса беженца [6]. По сравнению с 2006 годом рост количества поданных заявлений составил 45%, а количество обратившихся с ходатайством о предоставление статуса беженца возросло на 41%. Поэтому Польша была вынуждена вести тщательный контроль граждан третьих стран, въезжающих через польскую границу, ведь, защищая свои границы, она отвечает за границы всей Шенгенской зоны. Именно поэтому Польша вынуждена активно сотрудничать с восточными соседями, в первую очередь с Украиной, граница с которой составляет 535 км.
Третья волна миграционных проблем связана с кризисом в Украине. Каждый год, начиная с 2013 г., число украинцев в Польше бьет рекорды. Так, например, в первом полугодии 2015 г. в республике трудоустроились 411 тысяч трудовых мигрантов из Украины [5]. Это число более чем вдвое превышает показатель прошлого года, который также был рекордным. В одном из кадровых агентств Польши утверждают, что ежедневно направляют на работу 1200-1300 украинцев. При этом в Польше ожидают и дальнейшего роста количества рабочих из Украины [5].
Наконец, еще один вызов – это европейский миграционный кризис. Тысячи мигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки стремятся в европейские страны, которые вынуждены срочно пересматривать и корректировать свои миграционную политику. Однако Польшу пока эти миграционные потоки обходят стороной. И здесь есть потенциально серьезные конфликтные факторы, связанные с двумя национальными особенностями Польши: этнической гомогенностью и религиозной унификацией. Согласно переписи населения 2011 г., численность поляков составляет 91, 56% всего населения [4].
Получается, самый безмятежный период для Польши, с точки зрения миграционных процессов, был во время существования социалистического лагеря. Как отмечает Станислав Чесек, посол Республики Польша в СССР в 1989-1996 гг., именно тогда в Польше сложилось «абсолютно единое общество» [1]. По его мнению, в этом заключается большая проблема, проблема «отвыкания от мультикультурности».
Таким образом, острота миграционных рисков и вызовов в республике Польша нарастают год от года. Однако сегодня ситуация требует соблюдения векторов, обозначенных общей концепцией безопасности стран ЕС. Другими словами, Польша обязана идти на некоторые уступки, если она остается членом Европейского Союза. Последние события в республике показали, насколько велики такие уступки. Имеется в виду вопрос о приеме беженцев в рамках квот ЕС для стран-членов ЕС и имевшие место многочисленные акции протеста, марши и шествия во всех регионах Польши. Следует также учитывать и тот факт, что Польша не сталкивалась с этническим и религиозным разнообразием и не имеет такого, например, как Германия или Россия, опыта в регулировании миграционных вопросов и исторического опыта совместного проживания представителей различных национальностей и вероисповеданий.
Итак, вычленим механизмы обеспечения культурной безопасности в Польше в контексте вышеперечисленных миграционных процессов в республике.
Во-первых, принятие в 2007 г. закона о «Карте поляка». Документ дает право на льготы этническим полякам, проживающим в странах Восточной Европы: свободное пересечение польской границы, доступ к учебе в польских учебных заведениях, получение государственной стипендии, право на официальное трудоустройство и ведение хозяйственной деятельности в Польше. Обязательное условие для получения Карты - прохождение собеседования на польском языке, составление в присутствии консула письменной декларации о принадлежности к польскому народу, а также знание истории и культуры Польши.
Также, введение в 2016 г. Сеймом льгот для владельцев «Карты поляка»: с 2017 г. новые польские граждане будут получать 6 тысяч злотых (более 100 000 руб.) на языковые курсы или программы повышения квалификации или частичную компенсацию аренды жилья.
Следует отметить, что в Польше придается особое внимание отслеживанию состояния общественного мнения, проводится мониторинг восприятия мигрантов, беженцев, отношения к другим странам и национальностям. Польша отличается на фоне других европейских стран, когда речь идет об отношении к мигрантам. К иностранцам, которые в Польше находятся больше года, поляки относятся положительно, как к соседям и сотрудникам – отмечает научный сотрудник Варшавского университета Павел Качмарек, комментируя на страницах «Gazety Wyborczej» результаты опроса, проведенного институтом IPSOS по заказу Международной организации по миграции. Из соцопроса, проведенного в начале июня 2015 г. явствует, что поляки наиболее доброжелательно относятся к жителям стран Западной Европы, а также США и Канады. Такого мнения придерживается более 60 % опрошенных. 45 % симпатизирует мигрантам из стран Литинской Америки, 40 % – украинцам. Причем негативное отношение к соседям с Востока декларирует каждый третий опрошенный. Среди наиболее негативно оцениваемых мигрантов первое место занимают арабы. 55 % опрошенных поляков считает, что они могут представлять угрозу национальной безопасности Польши. Примечательно, что каждый третий участник опроса с одобрением относится к культивированию иммигрантами в Польше своей национальной культуры и обычаев. «Gazeta Wyborcza» также обращает внимание, что в прошлом году лишь каждый пятый поляк лично встречался с иностранцами. Это означает, что мнение насчет иностранцев в Польше зачастую формулируется на основании стереотипов и общих представлений [3].
Материализацией подобных массовых представлений выступили события 11 ноября 2015 г. В этот день – День независимости Польши – в стране повсеместно прошли «Марши независимости» под лозунгом «Польша для поляков, поляки для Польши». В ходе этих мероприятий были выражены массовые протесты против исламизации Польши, приема в республике беженцев из Сирии и других регионов Ближнего Востока и Африки, против диктатуры Евросоюза.
Логическим продолжением этих событий стала жесткая политика отказа со стороны польского руководства от принятия квот мигрантов и лоббирование решения, принятого в ноябре 2015 г. на саммите ЕС-Турция об урегулировании миграционного кризиса и сдерживании волны мигрантов в ЕС, согласно которому Анкара взяла на себя обязательства приостановить поток мигрантов, у которых нет права на получение статуса беженца. Для реализации этой программы Евросоюз должен предоставить Турции финансовую помощь для урегулирования этой проблемы в размере 3 млрд евро, из которых доля Польши составит ориентировочно 71,2 млн евро.
Также следует упомянуть недавно принятую программу репатриации «Возвращение домой» для этнических поляков, проживающих на территории стран бывшего СССР (с 2015 по 2020 гг.). Здесь же следует отметить и принятие правительственной программы для репатриации 106 лиц польского происхождения и членов их семей, проживающих в г. Мариуполе и прилегающих к нему районах. В рамках этой программы для репатриантов был разработан адаптационный пакет: изучение польского языка, а также возможность совместно с местной властью поиска работы и жилья.
В заключении следует остановиться на одном из важнейших, как уже было сказано, составляющих факторов культурной безопасности Польши. Это традиционно сильное влияние религии на частную и публичную сферы жизни польской республики, опыт которой служит ярким примером реализации, пользуясь терминологией Бергера, «инстинкта трансцендентности». Для Польши характерна традиционно важная роль религиозных организаций в процессах социализации, включения человека в общество. С самого раннего возраста религия занимает существенное место в жизни поляков. Многие семьи стараются как можно чаще приводить своих детей в костел, а также отдавать их в воскресные школы; дети, как правило, принимают активное участие в религиозных праздниках. В польских школах в число обязательных предметов входит религиоведение, которое чаще всего преподают католические священники. В высшей школе уже нет обязательного предмета по религиоведению, однако в костелах на воскресной мессе можно встретить большое количество молодых людей. Высокий уровень религиозности и клерикализации студенчества Польши подчеркивают исследователи, пишущие на русском языке [4; 6].
Корни этой культурной особенности Польши уходят далеко в историю. Однако, наиболее важные условия созревают в конце XVIII в. В этот период произошел раскол Речи Посполитой между Пруссией, Австрией и Россией, которые настаивали на ассимиляции польского народа. Был введен запрет на школьное обучение на польском языке и публичное его использование. Поляки ответили на это созданием параллельных образовательных программ, участием в культурной деятельности и выпуском книг, посвящённых польской истории, стала развиваться идеология польского национализма. В этот период, как указывают исследователи, значительно возросла роль религии. Большую часть XIX века, как указывают эксперты, во время гонений и притеснений польских элит, скромные приходские священники часто были единственными образованными людьми в сельской местности. Они давали советы и учили детей, а церковь стала одним из немногих мест, где можно было говорить и петь на польском. Католическая Церковь стала опорой и троянским конём польского сопротивления. Эту роль она играла и позже, в периоды 1939–1945 и с 1945 по 1989 годы [7].
Таким образом, республика Польша на сегодняшний момент переживает сложный период поиска и выбора механизмов согласования и нахождения общих интересов, в первую очередь, в сфере культурной безопасности. Для поляков жизненно важными выступают проблемы упадка духовности, развитие культурного самосознания, защиты культуры от угроз и одновременно создание условий для ее гармоничного развития, поддержание наработанных культурных паттернов. То, как поляки достигают своих целей, их отчаянные действия, как на государственном, так и уровне гражданского общества, заслуживают самого пристального исследовательского внимания.
  
Список использованных источников:
 
1. Миграционный кризис в Европе: готовы ли поляки впустить в свою страну более 7 тысяч беженцев? URL: http://www.ctv.by/migracionnyy-krizis-v-evrope-gotovy-li-polyaki-vpustit-v-svoyu-stranu-bolee-7-tysyach-bezhencev (Дата обращения: 01.12.2016).
2. Сунгуров А.Ю. Миграционная политика: сравнительный анализ зарубежного опыта и некоторые рекомендации для России. URL: http://www.hse.ru/pubs/share/direct/document/71542548 (Дата обращения: 01.12.2016).
3. Поляки опасаются арабских мигрантов. URL: http://radiopolsha.pl/6/172/Artykul/214982 (Дата обращения: 01.12.2016).
4. Główny Urząd Statystyczny. URL: http://stat.gov.pl/index.php (Дата обращения: 01.12.2016).
5. Kaczmarczyk P., Okólski M. Polityka migracyjna jako instrument promocji zatrudnienia i ograniczenia bezrobocia. URL: http://www.migracje.uw.edu.pl/publ/191/ (Дата обращения: 01.12.2016).
6. Ministerstwo Spraw Wewnętrznych i Administracji URL: https://www.msw.gov.pl/pl/bezpieczenstwo/obywatelstwo-i-repatri/repatriacja (Дата обращения: 01.12.2016).
7. Zamoyski A. The Problem With Poland’s New Nationalism. URL: http://foreignpolicy.com/2016/01/27/the-problem-with-polands-new-nationalism/ (Дата обращения: 01.08.2016).