Рейтинг@Mail.ru
Погромский Виктор Александрович
СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ 20-60-х гг. ХХ СТОЛЕТИЯ ПРО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРА (АМЕРИКАНСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ПОМОЩИ) НА ТЕРРИТОРИИ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И РЕСПУБЛИК СССР В 20-х гг. ХХ СТОЛЕТИЯ
 
SOVIET HISTORIOGRAPHY 20-60 YEARS XX CENTURY ABOUT THE ACTIVITIES THE ARA (AMERICAN RELIEF ADMINISTRATION) IN THE EASTERN EUROPE AND THE USSR REPUBLICS IN THE 20 YEARS OF XX CENTURY 
 
 Погромский Виктор Александрович,
кандидат исторических наук
Черноморский государственный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Pogromskiy Viktor A.,
Ph.D. in History
Petro Mohyla Black Sea State University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 930
 
Аннотация: Статья освещает проблему изучения работ советских историков 20-60-х гг. ХХ ст., посвященных деятельности Американской администрации помощи после Первой мировой войны в странах Восточной Европы, Советской России, а также на территориях подконтрольных большевикам бывшей Российской Империи.
Ключевые слова: советская историография, голод 1921-23 гг., Американская администрация помощи.
Abstract: The article is devoted to the study of the works of Soviet historians of 20-60 XX century, Dedicated to the American Relief Administration activities after the First World War in Eastern Europe, Soviet Russia and in the territories controlled by the Bolsheviks of the former Russian Empire.
Key words: Soviet historiography, the famine of 1921-23, American Relief Administration.
 
Начальный период советской истории ознаменовался ужасающим бедствием – голодом 1921-1923 гг. Необходимо акцентировать внимание на то, что и в других станах Восточной Европы наблюдались серьезные продовольственные проблемы, но они не были такими катастрофическими как на территориях подконтрольных советской власти. В 1919 г. для оказания помощи странам, пострадавшим от Первой мировой войны, была создана американская неправительственная гуманитарная организация – ARA (American Relief Administration) – Американская администрация помощи, широко известная на постсоветском пространстве как АРА. Её главой был Герберт Кларк Гувер, впоследствии 31-й президент США. Именно эта организация пришла на помощь разоренным войной государствам Европы, в том числе и Советской России. По своим объемам её поддержка превзошла всю другую зарубежную помощь, которая поступала большевистской России и другим подконтрольным советам территориям бывшей Российской Империи. В современных исторических кругах принято считать, что вопросам исследования деятельности АРА не уделялось должного внимания, особенно в советское время. Это не совсем соответствует действительности. Советские ученые активно изучали деятельность АРА, освещая в своих трудах разнообразные стороны деятельности этой гуманитарной организации, однако акценты изучения, подчас, не соответствовали современным представлениям об этой организации и стандартам научных исследований.
Основной задачей данной научной публикации являет критический анализ советского пласта исследований АРА начального периода советской историографии – 20-60-е гг. ХХ ст. Необходимо отметить, что несмотря на интенсификацию исследований, посвященных деятельности Американской администрации помощи на современном этапе, значительная часть рассматриваемых ниже научных трудов не была принята во внимание современными российскими исследователями АРА. Также небыли эти работы использованы и зарубежными учеными. Этот факт позволяет с высокой долей вероятности утверждать, что затронутая автором тема является достаточно актуальной и не освещенной в историческом сообществе.
Справедливости ради, необходимо отметить, что некоторые российские учёные обращали внимание на вопросы связанные с советской историографией голода 1921-1923 гг. Среди таких исследователей можно назвать В.А. Полякова [14], но автор акцентирует внимание на историографии голода 1921-23 гг. лишь контекстно касаясь деятельности АРА. Еще один российский ученый, которого по праву можно считать апологетом изучения АРА в современной российской исторической науке – Наиль Вакилович Усманов, в своих работах [17; 18; 22] также достаточно поверхностно освещает раннюю советскую историографию АРА. Нельзя обойти вниманием и работы видного украинского исследователя АРА Т. Михайловского [9, 10]. К сожалению его работы малоизвестны в российском историческом сообществе. Но и этот автор, изучая советскую историографию АРА, не уделил должного внимания проблеме изучения исследований советских историков 20-60-х гг. ХХ ст.
Что касается привлечения советских ученых к исследованию АРА, то в этой области научного познания страны советов есть ряд заметных работ. Еще во времена голода советская власть пыталась использовать его ужасы для достижения своих идеологических и политических целей. В 1922 г. вышла небольшая брошюра Михаила Горева «Голод» [3], в которой автор подробно описывает все беды голода, вместе с тем пытаясь полностью снять ответственность с большевистской власти России за развитие этого бедствия. Автор акцентирует внимание на недостаточную помощь со стороны иностранных гуманитарных организаций. Что касается помощи американцев, то в разделе под названием «Лицемерная помощь иностранных «друзей»» М. Горев отмечает: «Американское правительство тратит на питание одного ребенка в России около 1 доллара в день. Однако, то же самое правительство США тратило на содержание одного бойца белых армий более 4 долларов в день. Каждому должно быть ясно, что строить дело спасения Поволжья на лицемерной помощи иностранных банкиров мы не можем» [3, c. 16]. Но главной идеологической задачей этой работы было, на наш взгляд, не дискредитация деятельности иностранных организаций, а подготовка почвы для развертывания антирелигиозной компании и компании изъятия церковных ценностей. Последующие 30-40 гг. ХХ ст. характеризуются определенным ослаблением внимания советских историков к проблеме изучения и освещения деятельности АРА. В это время фактически отсутствуют заметные работы.
Начало 50-х годов характеризуется усилением научной активности в области изучения АРА. Выходит исследование А. В. Березкина «США – активный организатор и участник военной интервенции против Советской России (1918-1920 гг.) [2]. В этой работе автор занимается откровенным искажением фактов, извращением событий и процессов. Работа написана на основе классового подхода, на базе принципов марксизма-ленинизма. Так, А. В. Березкин утверждает: «АРА была задумана американским правительством как инструмент внешней политики США, как орудие подавления революции голодом и закабаления народов Европы капиталом Уолл-стрит». [2, с. 124]. Совсем не понятно на основании каких фактов автор пришел к выводу, что АРА подавляла кого-то голодом. Скорее всего, он просто озвучивал желаемое властью, идеологически «верное» видение деятельности Американской администрации помощи. Также советский историк заявляет: «Ставя под свой диктат европейские страны, правительство США стремилось направить их против Советского государства. Одним из главных средств в проведении этой империалистической политики и была АРА» [2, с. 125]. Все исследования просто пропитано ксенофобией, антиамериканизмом. События и факты извращены до неузнаваемости. Вполне логичным является тот факт, что именно за эту работу А.В. Березкин в 1950 г. получил «Сталинскую премию третьей степени». Не обошлось в этой книге и без стандартных обвинений АРА в шпионаже – «АРА имела огромный аппарат. Её агенты-разведчики засылались во все страны Европы. Только по официальным данным, в миссиях АРА в Европе были задействованы 903 человека. Это был широкий разветвленный аппарат, находившийся на службе интересов американских монополий, призванный осуществлять политику порабощения народов Европы» [2, с. 125]. Стоит отметить, что в американском издании 1943 г. «Организация американской помощи в Европе» [20] такое количество работников указано как общая, без распределения на специальность, принадлежность к военизированным или разведывательным органам. Обвинял автор этой книги Американскую администрацию и в подрывной работе: «Так называемая продовольственная «помощь» США сразу же оказалась орудием колонизаторской политики американского правительства», отмечает А. Березкин [2, с. 125]. Очень выразительно автор указанного произведения изображает Герберта Гувера: «Издеваясь над понятиями гуманности, Вильсон назначил руководителем АРА Герберта Гувера, ярого человеконенавистника, злобного врага трудящихся» [2, с. 127].
Наконец, советской историк А.В. Березкин вообще опровергает помощь АРА во время голода 1921-1923 гг., ограничившись следующей характеристикой ее деятельности: «Когда в 1921 г. вследствие недорода в ряде районов нашей страны, главным образом в районах Поволжья, возникли трудности с продовольствием, правящие круги США попытались использовать это обстоятельство в своих хищнических целях. Они подняли по радио и в прессе кампанию безудержной клеветы по отношению к Советской России, надеясь, что с помощью этой кампании лжи и клеветы они смогут опорочить Советское государство, ослабить симпатии к ней со стороны народов всего мира. Вместе с тем, под видом оказания помощи через АРА они стремились создать на советской территории многочисленный аппарат разведки и шпионажа, поддержать и сплотить враждебные Советской власти элементы с тем, чтобы потом изнутри подорвать Советское государство» [2, с. 127-128]. Фактически работа А. Березкина является одной из самых политизированных исследований советской эпохи. Автор пренебрегает историческими фактами, не принимает во внимание архивные документы, фактически занимается фальсификацией истории, ее искажением, подменой понятий. На сегодняшний момент считать это исследование научным нет оснований. Это всего лишь очередной продукт советской пропаганды. Однако, принимая во внимание время обнародования работы, она заложила определенные основы в восприятии деятельности Американской администрации помощи внутри исторической среды Советского Союза, сформировав определенные кальки и идиомы.
Советский историк украинского происхождения Андрей Васильевич Лихолат также приобщается к делу «раскрытия шпионских замыслов» американцев во время преодоления голода в России и республиках СССР. В 1954 году выходит его монография «Разгром националистической контрреволюции на Украине 1917-1922 гг.» [7]. Несмотря на то, что работа посвящена событиям в Украине, деятельность АРА здесь упоминается в более широком контексте, который выходит за рамки темы исследования и характеризует работу Американской администрации помощи на территории Восточной Европы. В целом деятельность Американской администрации помощи А.В. Лихолат характеризует следующим образом: «Герберт Гувер стал впоследствии президентом США. Он в 1919 г. возглавлял так называемую «американскую администрацию помощи голодающим» (АРА). Гувер поставлял продовольствие в огромных количествах белогвардейским армиям Юденича, Колчака и других царских генералов, отказывая в посылке продовольствия на советскую территорию, где тысячи людей умирали от голода. Зато, на советскую территорию он охотно посылал шпионов, диверсантов, заговорщиков и других врагов трудящихся» [7, с. 134-135]. Как видим, доктор исторических наук А.В. Лихолат вообще упустил факт помощи со стороны АРА Советской России, формируя у читателя своей монографии вполне ложное впечатление о помощи Американской администрации Г. Гувера. Также в этой работе подчеркивается, что Г. Гувер, используя АРА формировал антагонистический советской власти блок стран – Польша, Финляндия, Эстония, предоставляя им продовольственную, медицинскую и другую помощь, какую конкретно автор не уточняет [7, с. 352]. Характеризуя деятельность АРА в Польше А.В. Лихолат отмечал: «Глава польского правительства и его министры были послушными марионетками в руках доверенного лица американских империалистов, руководителя АРА – Гувера. При польском правительстве Гувер имел своих агентов в лице всевозможных советников» [7, с. 450]. Во всей работе нет ни одного упоминания о колоссальной помощи голодающим в России и других территориях СССР во времена голода 1921-23 гг. Освещение исторических событий и явлений имеет исключительно выборочный и выгодный с пропагандистской точки зрения характер. Исследование основывается на принципах классовой борьбы и марксистско-ленинской идеологии. Отсутствуют ссылки на архивные источники, особенно при освещении деятельности АРА. Автор нарушает базовые принципы исторического исследования – принцип историзма и объективности научного познания. Занимается компиляцией и жонглированием исторических событий. Монография А.В. Лихолата «Разгром националистической контрреволюции на Украине 1917-1922 гг.» Полностью лишена объективности в освещении деятельности АРА и является образцом псевдоисторической работы советских авторов эпохи холодной войны. Целью данного труда является пропаганда ксенофобии и доказательства существования теории «большого заговора» стран Запада в отношении СССР.
В 1957 г. издательство Академии наук УССР выдает монографию Дмитрия Николаевича Сташевского – «Провал антисоветской политики международного империализма (1917-1924)» [16]. В которой особое внимание уделено деятельности Американской администрации помощи. Фактически автор называет АРА главным спонсором антисоветской деятельности стран Запада. Так, Д.В. Сташевский обращает внимание на то, что по его представлению АРА оказывала прямую помощь восстановленной Польше, которая, по его словам, благодаря этой помощи активно готовилась к войне с большевистской Россией [16, с. 40]. Приводя в качестве аргумента польской враждебности слова Г. Гувера: «Если Польша погибнет от большевистского нашествия, как это недавно случилось в Южной России и Сибири, то это создаст угрозу для всей цивилизованной Европы» [16, с. 41]. Данный пример ярко демонстрирует жонглирование фактами со стороны советских ученых, представлявших защиту от большевистского нашествия как агрессию, сознательно подменяя понятия. Этот автор одним из первых в советской историографии выдвинул тезис о мотивах помощи США. Согласно его видению в США накопилось значительное количество продовольствия, которое портилось и не подлежало продаже, он утверждал что его утилизируют как топливо для печей. Что касается медикаментов, то как отмечал Д.М. Сташевский, они были непригодны к употреблению [16, с. 67]. Оперируя такими фактами автор не делает никаких ссылок на источники подобного рода информации. Согласиться с этими утверждениями нельзя. Ведь не было задокументировано ни одного случая отравления «некачественными» американскими продуктами. Что касается медикаментов, то эти «непригодные к употреблению» препараты фактически спасли миллионы людей от пандемических заболеваний в России и других контролируемых большевиками территориях. Еще одной инсинуацией Д.М. Сташевського было утверждение, что руководство АРА в России принимало в свой штат исключительно «контрреволюционные элементы» и распределяло продовольствие исключительно среди антисоветско настроенных граждан [16, с. 69]. Это не соответствует действительности.
Также автор, говоря о локализации голода на территории Поволжья и пытаясь уменьшить масштабы голода оговаривается о деятельности АРА на территории «почти всей советской России», [16, с. 70] бессознательно подтверждая реальные масштабы катастрофы 1921-23 гг. Кроме приведенных выше изложенных исторических фактов Д.М. Сташевский достаточно часто сам себе противоречит. Так, обвиняя сотрудников АРА в политической заангажированности, он, в то же время, отмечает, что во время открытия столовых сотрудники АРА заставляли представителей советской власти убирать из помещений портреты Ленина, Троицкого, Маркса. Что это, как ни свидетельство соблюдения соглашения о применении политического нейтралитета во время деятельности? В целом работа представляла откровенно политически заказной характер и имела целью дискредитировать помощь АРА. В ней активно отмечаются множества «негативных явлений», имевших место во время работы АРА, утверждается образ вредительства со стороны представителей США. Автор приходит в своих фальсификациях к тому, что утверждает будто бы АРА не предоставляла помощи в 1921-22 гг. советским республикам [16, с. 70-75]. Вместе с тем автор утверждает следующее: «Среди зарубежных организаций помощи АРА имела наибольшие ресурсы, и поэтому она могла ввезти в Россию наибольшее количество помощи [16, с. 83] Что касается деятельности железнодорожного транспорта в большевистской России, то и здесь есть откровенная ложь. Д.М. Сташевский утверждает, что АРА стремилась получить контроль над российской железной дорогой, выдвигала эти требования перед большевистским правительством, но оно отвергло их без рассмотрения и «американским империалистам ничего не осталось, как продолжить свою работу» [16, с. 77]. На самом деле, когда весной 1922 года в российские и украинские порты на Балтике и Черном море один за другим стали прибывать суда с американским зерном, возникли серьезные проблемы, которые едва не разрушили всю программу по доставке грузов с помощью железной дороги. Справиться с кризисом удалось благодаря вмешательству Ф. Дзержинского, в подчинении которого тогда находились не только органы госбезопасности, но и Наркомат путей сообщения. На железной дороге было фактически объявлено чрезвычайное положение, после чего грузы АРА пошли более интенсивно и организованно, их доставляли даже в пассажирских вагонах. Председатель АРА в России полковник Хаскела решил создать отдельный транспортный отдел в структуре Американской администрации помощи с региональными подразделениями. Основной задачей этого отдела стало планирование транспортировки грузов, надзор за соблюдением графика поставок со стороны железной дороги и других видов транспорта. В структуру отдела вошли транспортные диспетчеры, которые находились на узловых станциях железной дороги [11]. Фактически работа Д.М. Сташевского является эталоном исторической фальсификации и переписывания истории в русле политической целесообразности. Можно утверждать, что именно этот автор заложил основы «научного» исследования деятельности АРА в СССР. Постулаты, введенные им в оборот, были официальной позицией советской науки вплоть до распада СССР в 1991 г.
Чрезвычайно интересной с точки зрения исследования советской историографии деятельности АРА является работа Д.М. Сташевского «Экспансия США в Европе под видом «помощи» (1919-1923)» [15]. По нашему мнению, эта работа осталась без внимания современных ученых. Хотя по своему объему, фактологической нагрузке, географии исследования монография Д.М. Сташевского фактически стала советским ответом американской работе Гарольда Фишера «Голод в советской России (1919-1923)» [21].
Учитывая достаточную неординарность и объем исследования, вышеупомянутый труд засуживает отельного историографического исследования. Ввиду этого в данной научной статье детально рассматриваться не будет. Достаточно сказать, что это исследование обратило на себя внимание тогдашней исторической общественности, на него выходили научные рецензии [8].
Несколько изменилась риторика советской пропаганды в период хрущевской оттепели. Советский исследователь Н.Н. Иноземцев в своей работе «Внешняя политика СССР в эпоху империализма» [5] немного уменьшает резкость формулировок, признавая вклад АРА в преодолении голода 1921-1923 гг. Однако автор связывает эту организацию с деятельностью антисоветских, контрреволюционных сил. Также Н.Н. Иноземцев отмечает, что М.С. Хрущев высоко оценил деятельность американцев в деле преодоления голода в Советской России [5, с. 185.].
Еще одна работа советского историка Виктора Константиновича Фураева «Советско-американские отношения. 1917-1939 гг.» [19] также акцентирует внимание на деятельность АРА на территории России как одну из составляющих советско-американских отношений периода «непризнания». В этом исследовании автор пользуется определенными, уже сложившимися стереотипами о деятельности Американской администрации помощи. В частности, отмечает: «Первая встреча с представителем АРА показала стремление реакционных кругов США воспользоваться экономическими трудностями, чтобы навязать Советскому государству неприемлемые требования» [19, с. 77-78], но здесь автор не уточняет какие именно требования были неприемлемы и в чем конкретно заключался замысел «реакционных сил США». Оправдывая получения помощи от «классовых врагов» В.К. Фураев отмечал, что «гибкая политическая линия Советского государства привела к срыву планов создания единого фронта – империалистических государств против Советской России в связи с голодом» [19, с. 78]. В указанном тезисе также имеются определенные искажения реальных событий, ведь факта о создании любого антагонистического блока против Советской России, связанного с голодом, не было, наоборот, ряд ведущих стран мира на уровне официальных лиц, политических и общественных деятелей выступали за создание коалиции для оказания помощи голодающему населению России. Кроме АРА в эту коалицию помощи присоединились – Объединенный еврейский распределительный комитет «Джойнт», миссия Фритьофа Нансена, многочисленные религиозные организации, среди которых были американские меннониты, Красный крест, в том числе и американский, рабочие союзы различной политической окраски. Поэтому говорить о каком-то агрессивном блоке полностью безосновательно.
Кроме этого В.К. Фураев обвиняет АРА в разведывательной деятельности, в качестве аргумента приводя слова В. Чичерина: «Эта организация не может быть рассмотрена как аполитическая, и работа ее в пределах РСФСР не является лояльной» [19, с. 80]. Но и здесь можно увидеть искажения фактов. Термины «аполитичный» и «не лояльный» никак не могут быть синонимами слов «разведывательная» и «подрывная». Не секрет что американские сотрудники АРА в России с большим скепсисом относились к идеям большевизма. Тем более что они стали свидетелями результатов большевистских «реформ» и могли сравнить состояние населения в России по уровню жизни и Соединенных Штатах. Поэтому требовать от них лояльности было крайне трудно.
Еще одним негативным фактом, на котором настаивал В.К. Фураев, был заход в советские порты Черного моря американских военных кораблей эскадры адмирала Бристоля. Но и здесь не было большой крамолы, ведь по состоянию на 1921 г. почти все советские порты были в крайне разоренном состоянии, гражданских пароходов не хватало для большого объема гуманитарных грузов, поэтому АРА вынуждена была привлечь к доставке своего персонала и гуманитарной помощи в том числе и военный флот США. Эти аспекты деятельности АРА подробно исследованы в работах В.А. Погромского [12, 13], где на основании широкого круга англоязычных и русскоязычных источников освещено значение деятельности военного флота США в гуманитарной деятельности АРА в СССР во времена голода 1921-23 гг. и опровергнуто миф об отрицательном значении этого факта для большевистской России и подконтрольным ей территориям. Подытоживая анализируемую работу В.К. Фураева можно с уверенностью утверждать, что и этот советский автор не отошел от общей доктрины шельмования АРА в научных кругах Советского Союза.
В 1968 году на страницах достаточно авторитетного советского исторического издания «Вопросы истории» появляется статья И.М. Краснова «Американская буржуазная историография о советско-американских отношениях 1917-1933 гг.» [6]. В этой работе автор акцентирует внимание на исследования в основном американских авторов, занимавшихся изучением и освещением советско-американских отношений 20-х – начала 30-х гг. ХХ ст. Довольно интересно И.М. Краснов определяет недостатки американских авторов в освещении советско-американских отношений в исследуемый им период, утверждая: «Основное внимание буржуазной историографии США направлено на искажение истоков внешней политики СССР, в первую очередь ее основного принципа – мирного сосуществования [6, с. 23]. На сегодняшний момент этот тезис звучит достаточно полемически. Ведь «миролюбие СССР» было достаточно хорошо осознано странами запада: опираясь на «миролюбивые» замыслы большевиков разжечь мировую революцию, «миролюбивую» агрессию против Финляндии в 1939 г., «миролюбивый» пакт Молотова-Риббентропа, который распределил сферы влияния в Европе и фактически основал коалицию большевиков и национал-социалистов для уничтожения суверенитета Второй Речи Посполитой (1918-1939рр.). Всей западной общественности также был известен факт совместного советско-германского военного парада в Бресте 22 сентября 1939 г. [1]. Поэтому, утверждение советских историков и И.М. Краснова в частности, выглядят как откровенная ложь, которая не имеет ничего общего с реальными фактами. Автор полностью отрицает влияние бестолковой и антинародной политики большевистского правительства в развертывании голода 1921-23 г. Вместо аргументации И.М. Краснов просто ограничивается декларацией пропагандистских тезисов о мировом заговоре против СССР [6, с. 29]. Советский историк также отрицает объем помощи от АРА, указывая цифру в 11 миллионов спасенных людей и называя ее сомнительной. И.М. Краснов, не понимая элементарных основ рыночной экономики, в качестве аргумента в подтверждение антисоветской политики приводил тот факт, что Конгресс США, отправляя имеющиеся запасы продовольствия в голодающую Россию, преследовал собственные интересы стимулирования экономики и поддержки собственных фермеров страдающих от перепроизводства [6, с. 32]. К сожалению, в Советском Союзе 60-х гг. ХХ в. было трудно понять, что помощь нуждающимся странам можно осуществлять без ущерба собственному населению, а наоборот улучшая экономический климат в стране. Приводя в качестве источника стенограммы дискуссий в Конгрессе США по оказанию помощи России, И.М. Краснов пытается искажать факты, комментируя прямую речь документов с позиции классовой борьбы. Он пытается найти крамолу даже в однозначных утверждениях сенаторов США, пытаясь «читать контекст между строк» в выгодном для советской пропаганды свете [6, с. 31-32]. Побудительным фактором для оказания помощи со стороны США автор статьи считает «желание освободиться от малопригодных остатков медикаментов, не использованных во времена мировой войны и залежалых продовольственных товаров» [6, с. 32]. Данное утверждение вообще звучит кощунственно, ведь в России в то время не было в наличии даже такого продовольствия, народ употреблял в лучшем случае суррогаты, массовым явлением стало людоедство. Что касается «малопригодных» остатков медикаментов, то в большевистской России не было не то что медикаментов, но и элементарных дезинфицирующих средств, постельного белья в больницах, которые фактически превратились в хосписы. В целом, работа на сегодняшний момент имеет ценность только с точки зрения исследования советской пропаганды, большинство выводов и утверждений являются устаревшими и опровергнутым, автор не придерживался элементарных принципов историзма и объективности, выражая лишь официальное видение советской доктрины периода апогея холодной войны.
В 12 номере «Вопросов Истории» за 1968 год выходит статья Н.Ф. Городничего «Малоизвестная страница деятельности АРА в Советской России» [4]. Основной задачей своего исследования автор определяет следующее: «В статье делается попытка выявить направления подрывной деятельности американских разведчиков и агентов, внедренных в состав сотрудников АРА в Советской стране в 1921-1923 гг., показать ту огромную работу, которую выполнили советские чекисты в борьбе с этими явлениями » [4, с. 47]. Статья насыщена откровенным искажением фактов. Так, автор настаивает на том, что Г. Гувер первый обратился к М. Горькому с предложением помощи, а не наоборот. Еще одной откровенной ложью автора является утверждение того что АРА формируя свои отделения действовала и в тех регионах, где голода не было. К таким районов автор явно относит Украину, Беларусь и Крым [4, с. 49]. Также автор называет АРА не гуманитарной или филантропической организацией, а разведывательной структурой США. Н.Ф. Городничий настаивает на том, что АРА тщательно готовила своих сотрудников в качестве шпионов, как аргумент приводится тот факт, что они имели опыт работы в других странах Европы. Но, по нашему мнению, это достаточно спорное утверждение. В общем, статья насыщена шпиономанией, последовательно освещается только «разведывательная» деятельность АРА. Также, в подтверждение шпионской деятельности, Н.Ф. Городничий применяет следующий тезис: «Во время пребывания в той или иной местности сотрудники американской разведки интересовались вопросами, не входящими в компетенцию АРА, в частности статистическим данным о населении того или иного района, сведениями о возрасте советских граждан, о видах на урожай, о поголовье скота и т. д. ... Сбор сведений подобного характера нередко сопровождался вербовкой в агентурную сеть врагов Советской власти и неустойчивых элементов» [4, с. 50]. Хочется отметить, что такая практика была вполне естественной, ведь Американской администрации нужно понимать уровень трудностей населения и, исходя из этого, распределять имеющиеся ресурсы помощи. Стоит также обратить внимание, что власти СССР пыталась скрыть реальное положение в голодающих регионах для того, что бы осуществлять продажу сельскохозяйственной продукции за границу с целью получения иностранной валюты. Эти сделки продолжались даже во время апогея голода в стране, на что неоднократно обращали внимание сотрудники АРА. Также Н.Ф. Городничий обращает внимание на тот факт, что АРА во время набора персонала из числа местного населения предпочтение отдавала «контрреволюционным элементам, духовенству, представителям интеллигенции царских времен» – этот аргумент также нельзя считать убедительным. Представители советской власти того периода, особенно на местах, имели крайне низкий уровень образования, не владели иностранными языками и не имели опыта управления и делопроизводства. Этот факт не устраивал американцев, которые привыкли работать быстро и эффективно. Поэтому другой альтернативы, кроме привлечения специалистов имперского периода, у них просто не было. Обвиняет советский историк Н.Ф. Городничий сотрудников АРА в продаже своих товаров, спекуляции ими: «Сотрудники АРА проводили реализацию «излишков» продуктов на черном рынке через местных спекулянтов» [4, с. 53], обвиняет в шпионской деятельности и украинское отделение АРА: «Открытый в апреле 1922 г. украинский отдел АРА в Одессе во главе с полковником В.Г. Гров был своего рода резидентурой американской разведки. В Одесский порт прибывали американские пароходы с грузами, а обратно в Америку они вывозили данные разведывательного характера» [4, с. 53]. Также автор заявляет, что «помощь по линии АРА не была значительной» [4, с. 56], что также не соответствует действительности. Н.Ф. Городничий преувеличивает значение советской помощи, слишком идеализируя ее: «Советское правительство мобилизовало все имеющиеся ресурсы для борьбы с голодом» [4, с. 47] утверждает он. Но доказанным фактом является то, что большевики продолжали экспорт зерна даже в 1922 г., когда голод охватил крупнейшие площади территорий советских республик и распространился не только на Россию, но и на Украину, Беларусь, Крым, Бессарабию. С точки зрения исторической объективности работа Н.Ф. Городничего имеет не значительную цену, учитывая многочисленные инсинуации и искажения фактов. Она является фактическим источником исторической фальсификации, закладывала основы заблуждения не только рядового населения, но и представителей научных кругов. Однако с другой стороны, она является образцом советской пропаганды, эталоном применения классовой теории в научном познании. Вместе с тем, в статье присутствует ценная информация по кадровому составу отделений АРА на территории России и СССР с упоминанием конкретных фамилий и должностей сотрудников АРА в России.
У современных отечественных историков и историков постсоветского пространства существует тезис о недостаточном внимании советской исторической науки к деятельности АРА на территории республик бывшего СССР, однако с этим нельзя полностью согласиться. Вышеприведенные работы свидетельствуют о наличии исследований советских ученых, посвященных деятельности Американской администрации помощи в 1921-23 гг. Особенно активные всплески внимания были в 50-х-60-х гг. ХХ ст. По нашему мнению, справедливым можно считать отсутствие объективности в исторических исследованиях, которые в основном не учитывали документы, имеющие гриф секретности и рассекреченные только с распадом СССР.
Исследования историков советского периода имели слишком политизированные подходы к оценке деятельности АРА, которые базировались в советские времена на основе классовой борьбы и марксистско-ленинской идеологии. Еще одним фактором, влияющим на объективность советских ученых, было то, что США стали главным оппонентом в холодной войне, и признавать факт масштабной и разнообразной помощи со стороны врага было, с точки зрения политической целесообразности, невозможно.
  
Список использованных источников:
 
1. Бережков В.М. Просчет Сталина // Международная жизнь. 1989. № 8. С. 19.
2. Берёзкин А.В. США – активный организатор и участник военной интервенции против Советской России (1918-1920 гг.). М.: Государственное издательство политической литературы, 1952. 254 с.
3. Горев М. Голод. Ново-Николаевск: Политуправление Сибири и плитсекритариат ГПУ Сибири. Типография ГПУ по Сибири, 1922. 24 с.
4. Городничий Н. Ф. Малоизвестная страница деятельности АРА в Советской России // Вопросы истории. 1968. № 12. С. 47-58.
5. Иноземцев Н.Н. Внешняя политика США в эпоху империализма. М.: Наука, 1960. 760 с.
6. Краснов И.М. Американская буржуазная историография о советско-американских отношениях 1917-1933 гг. / И.М. Краснов // Вопросы истории. 1968. № 10. С. 22-40.
7. Лихолат А.В. Разгром националистической контрреволюции на Украине 1917-1922 гг. М.: Государственное издание политической литературы, 1954. 655 с.
8. Макаренко О.А. Сташевський Д.М. Експансія США в Європі під виглядом «допомоги» (1919-1923 рр.). К., 1960 (рецензія на монографію) // Український історичний журнал. Київ: Наукова думка, 1962. №1. С. 130-133.
9. Михайловський Т.О. АРА на Півдні України (1921-1923 рр.): історіографія проблеми // Емінак: науковий щоквартальник. 2009. №1-4 (4). С. 88-94.
10. Михайловський Т.О. Міжнародні організації на Півдні України у 20-х роках ХХ ст.: історіографія питання / Т.О. Михайловський // Науковий вісник / Миколаївський національний університет імені В.О. Сухомлинського: збірник наукових праць – Вип.3.35: історичні науки. – Миколаїв: МНУ імені В. О. Сухомлинського, 2013. С. 241-247.
11. Погромский В.А. Значение железнодорожного транспорта в работе АРА в России во времена голода 1921-1923 гг. // Современное общество и власть. Тамбов. 2016. №1(7). С. 5-8.
12. Погромський В.О. Значення порту м. Одеси у діяльності Американської адміністрації допомоги та Джойнт за часів голоду 1921-1923 рр. // Південь України: етноісторичний, мовний, культурний та релігійний виміри: зб. наук. праць V Міжнар. наук. конф., 24-25 квіт. 2015р., Одеса / відп. ред. М.І. Михайлуца. Одеса: ОНУ, 2015. С. 249-253.
13. Погромський В.О. Значення порту Новоросійськ під час діяльності закордонних гуманітарних організацій за часів голоду 1921-1923 рр. у радянській Росії // Емінак: науковий щоквартальник. 2015. №1-2(10). С. 60-65.
14. Поляков В.А. Поволжский голод начала 1920-х гг.: к историографии проблемы // Новый исторический вестник. Российский государственный гуманитарный университет. 2005. №1(12).
15. Сташевський Д. М. Експансiя США в Европi пiд виглядом «допомоги» (1919-1923). К.: Наукова думка, 1960. 192 c.
16. Сташевський Д.М. Провал антирадянської політики міжнародного імперіалізму (1917-1924). К.: Видавництво Академії наук УРСР, 1957. 135 с.
17. Усманов Н.В. К вопросу об американской помощи голодающим Советской России в 1921-1923 гг. // Дискуссионные вопросы российской истории: материалы IV науч.-практ. конф. Арзамас: Арзамасский гос. пед. институт, 2000. С. 197-202.
18. Усманов Н.В. Масштабы гуманитарной помощи Башкирии из-за рубежа в 1921-1923 гг. // Социальная история Южного Урала в новое и новейшее время: Мат-ы регион. научно-практ. конф. Уфа: Баш. гос. пед. университет, 2003. С. 57-60.
19. Фураев В.К. Советско-американские отношения. 1917-1939 гг. М.: Мысль, 1964. 319 с.
20. Bane S.L., Lutz R.H. Organisation of American Relief in Europe, 1918-1919 / S.L. Bane, R.H. Lutz:. California: Documents selected and edited by Suda Lorena Bane and Rulpt Haswell Lutz, 1943. 714 р.
21. Fisher H. The Famine in Soviet Russia (1919–1923), the operation of the American Relief Administration / Harold H. Fisher. New York: The Macmillan Company, 1927. 609 р.
22. Usmanov N. The Activity of the American Relief Administration in Bashkiria (1921-1923) // Western Social Science Association 38th Annual Conference. Abstracts. Reno, Nevada, 1996. P.172.



grani ligotip

perevod