Рейтинг@Mail.ru
Тимофеева О начальных этапах формирования регионального опыта противодействия коррупции
О НАЧАЛЬНЫХ ЭТАПАХ ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ОПЫТА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
 
ON THE INITIAL STAGES OF THE FORMATION OF THE REGIONAL EXPERIENCE OF COMBATING CORRUPTION
 
 Тимофеева Мария Николаевна,
магистрант
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина,
г. Тамбов, Россия
Timofeeva Maria N.,
Master's Degree Student
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
E-mail: timofeevamn@gmanagement.ru
 
УДК 35
 
Аннотация: В статье рассмотрены некоторые аспекты формирования системы противодействия коррупции.
Ключевые слова: противодействие коррупции, коррупция, орган государственной власти.
Abstract: In the article some aspects of the formation of the anti-corruption system are considered.
Key words: anti-corruption initiatives, corruption, public authority.
 
Одним из первых субъектов Российской Федерации, предпринявшим попытку создать собственную систему антикоррупционной политики стала Республика Башкортостан, в которой впервые в России ещё в 1994 году был принят закон «О борьбе с коррупцией» [1], в последующем замененный другим более совершенным антикоррупционным законом [2]. Однако, не получив поддержку федерального центра и других субъектов Российской Федерации в этом регионе антикоррупционные меры, предусмотренные республиканским законом стали носить декларативный характер и не повлияли на интенсивность распространения коррупции. Аналогичные попытки создания собственных инструментов противодействия коррупции в конце ХХ века происходили и в других субъектах Российской Федерации. Так, летом 1999 года в Нижегородской области была принята комплексная программа мер по предотвращению коррупции [3]. Антикоррупционные инициативы субъектов Российской Федерации и отдельных муниципальных образований конца ХХ века не носили системного характера, они чаще напоминали скоротечные предвыборные пиар – кампании, цели которых были диаметрально противоположны целям последовательной антикоррупционной политики. Лишь только в начале ХХI века в субъектах Российской Федерации высшие должностные лица стали относиться к антикоррупционной деятельности не как к разовой краткосрочной политической кампании, а одному из важнейших направлений региональной государственной политики. По мнению современных исследователей, предпосылками такого отношения к противодействию коррупции и формированию региональной антикоррупционной политики в отдельных субъектах Российской Федерации явились: а) увеличение распространения коррупции в органах социального управления и осознание её общественной опасности правящей политической элитой; б) объективная оценка и описание состояния и общественной опасности коррупции представителями научного сообщества; в) активная позиция правозащитных организаций и средств массовой коммуникации в изобличении коррупционного поведения в обществе и адекватная интерпретация ими результатов противодействия коррупции.
Здесь необходимо оговориться, что антикоррупционные инициативы в большинстве субъектов Российской Федерации исходили от их высших должностных лиц или органов государственной власти. Например, в Республике Татарстан с инициативой по разработке стратегии антикоррупционной политики выступил её первый Президент М.Ш. Шаймиев. Президентом Республики Татарстан была создана специальная комиссия для разработки стратегии антикоррупционной политики в Республике Татарстан, в которую вошли не только представители органов государственной власти, но и исследователи проблем коррупции. После истечения небольшого промежутка времени эта комиссия разработала Стратегию антикоррупционной политики в Республике Татарстан.
Опыт формирования и реализации региональной антикоррупционной политики в Республике Татарстан был положительно оценен представителями федеральных органов исполнительной власти и стал распространяться официальными должностными лицами, вовлеченными в процесс её реализации на федеральном уровне и в материалах региональных научно-практических конференций, семинаров и «круглых столов».
С незначительными отклонениями от опыта Республики Татарстан разрабатывались и реализовывались организационные и правовые механизмы региональной антикоррупционной политики и в других субъектах Российской Федерации. Эти отклонения были вызваны стремительностью развития регионального антикоррупционного законодательства. Региональные законодатели, стремясь не отстать от соседних регионов, разрабатывали и принимали антикоррупционное законодательство без предварительной разработки стратегии антикоррупционной политики, подменяя их региональными среднесрочными программами противодействия коррупции. Вслед за Татарстаном только в Приволжском федеральном округе были приняты региональные законы о противодействии коррупции в Удмуртии, Чувашии, Мордовии, Республике Марий-Эл, Саратовской, Нижегородской, Пензенской и Ульяновской областях и ряде других субъектах Российской Федерации.
Вслед за принятием регионального антикоррупционного законодательства или одновременно с ним, формировались и специализированные органы, направленные на создание эффективной региональной системы противодействия коррупции целью которых являлись координация деятельности различных субъектов антикоррупционной политики, контроль за реализации мер по противодействию коррупции и вовлечение институтов гражданского общества в антикоррупционную деятельность.
Активная правотворческая и организационно-правовая антикоррупционная деятельность субъектов Российской Федерации, наравне с взятыми Российской Федерацией на себя обязательствами перед международными организациями по противодействию коррупции и другими факторами способствовала принятию сначала Национального плана противодействия коррупции, а затем, в декабре 2008 года Федерального закона «О противодействии коррупции». С другой стороны, принятие федерального антикоррупционного законодательства для одних субъектов потребовало корректировки собственного регионального антикоррупционного законодательства, а для других – скорейшее принятие такового для формирования собственной региональной антикоррупционной политики.
Анализ регионального антикоррупционного законодательства, подзаконных нормативных правовых актов, региональной практики противодействия коррупции позволяет выделить основные направления формирования и реализации региональной антикоррупционной политики. На наш взгляд, к ним следует отнести следующие взаимосвязанные между собой направления.
Во-первых, создание собственной региональной правовой базы по противодействию коррупции в виде регионального законодательства и целостной системы подзаконных нормативных правовых актов, направленных на его последовательную реализацию и обеспечение социального контроля за формированием и реализацией антикоррупционной политики.
Во-вторых, создание специализированных государственных региональных органов по формированию и реализации антикоррупционной политики в составе органов исполнительной власти. В Ульяновской области таким органам стал Уполномоченный по противодействию коррупции в этом субъекте Российской Федерации и его аппарат. Правительство Саратовской области создало специальный отдел по противодействию коррупции с аналогичными функциями. В других субъектах Российской Федерации аналогичные функции выполняют подразделения региональных органов власти по противодействию коррупции, в задачи которых входят, как правило, сотрудничество со всеми субъектами антикоррупционной политики и обеспечение деятельности коллегиальных, экспертных или совещательных органов по формированию и реализации региональной антикоррупционной политики, а также контролю за эффективностью мер противодействия коррупции.
В-третьих, формирование специализированных совещательных, координационных и экспертных советов и комиссий при главе субъекта Российской Федерации. В одних субъектах эти органы состоят лишь из представителей региональных органов государственных органов власти [4; 5], в других – в состав специализированного совета или комиссии входят представители различных органов государственной власти и органов местного самоуправления, общественных организации и средств массовой коммуникации [6].
В-четвертых, создание эффективных многоуровневых инструментов и механизмов противодействия коррупции на региональном уровне.
Достаточно сложно обстоят дела в большинстве субъектов Российской Федерации с вовлечения населения и институтов гражданского общества в реализацию региональной антикоррупционной политики. Такое вовлечение, как правило, практикуется в нескольких формах: а) участие представителей институтов гражданского общества в работе региональных, муниципальных и ведомственных совещательных, координационных и экспертных советов и антикоррупционных комиссий; б) участие в осуществлении общественной или независимой антикоррупционной экспертизы региональных и муниципальных нормативных правовых актов и их проектов; в) участие в совместных мероприятиях с органами государственной власти в осуществлении антикоррупционного аудита и контроля за ходом и результатами реализации региональной антикоррупционной политики; г) создание специализированных антикоррупционных общественных организаций, например, таких как «Антикоррупционный совет Омской области».
Обеспечение постоянного действенного государственного (парламентского, президентского, ведомственного, межведомственного) муниципального и общественного контроля за ходом и реализацией региональной антикоррупционной политики в субъектах Российской Федерации осуществляется, в основном, путем добровольного обнародования результатов антикоррупционной деятельности субъектов антикоррупционной политики. В одних субъектах Российской Федерации (Республика Татарстан, Республика Марий-Эл, Удмуртская Республика, Саратовская, Ростовская, Калужская, Пензенская, Новгородская, Кемеровская и Ульяновская области) эти документы именуются ежегодными сводными отчетами. В других регионах подобные документы называются специальными докладами (Ленинградская и Волгоградская области), а в третьих – ежегодными информационными сообщениями (Нижегородская и Липецкая области, Республика Алтай).
В рамках проведения административной реформы региональных органов государственной власти общесоциальным механизмам противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации уделяется последовательное внимание. Путем введения дополнительных ограничений и запретов для региональных государственных гражданских служащих и муниципальных служащих, а также внедрения контроля за их соблюдением [7; 8].
Однако, не взирая на явные разночтения в противодействии коррупции на региональном уровне, изложенное выше позволяет предположить, что в субъектах Российской Федерации с разной степенью интенсивности и успешности происходит институционализация отдельных инструментов и механизмов противодействия коррупции. Относительно успешно развивается антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов, постоянно реализуются и корректируются целевые среднесрочные программы противодействия коррупции, происходит вовлечение институтов гражданского общества и населения в реализацию антикоррупционной политики, создаются институты государственного и общественного контроля за ходом и результатами региональной и муниципальной антикоррупционной политики. Менее успешно используются такие инструменты региональной антикоррупционной политики как антикоррупционный мониторинг, антикоррупционное образование (воспитание) и антикоррупционная пропаганда.
Таким образом, на современном этапе формирования и реализации антикоррупционной политики России в значительной доле субъектов Российской Федерации созданы эффективные системы противодействия коррупции, которые нуждаются в постоянной корректировке и оценке их эффективности. Процесс завершения создания эффективных организационно-правовых основ противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации может занять еще несколько лет, а на уровне муниципальных образований еще несколько лет и то лишь при интенсивной поддержке федеральных органов власти.
  
Список использованных источников:
 
1. О борьбе с коррупцией: Закон Республики Башкортостан от 13 октября 1994 года ВС-25/36 // Ведомости Верховного Совета и Правительства Республики Башкортостан. 1995. №2 (32). Ст.37.
2. О противодействии коррупции в Республике Башкортостан: Закон Республики Башкортостан от 13 июля 2009 года №145-З // Республика Башкортостан. 2009. 17 июля.
3. О комплексной программе мер по предотвращению коррупции в Нижегородской области: Постановление Администрации Нижегородской области от 11 июня 1999 года // Нижегородские новости. 1999. 21 июля.
4. О создании Совета при Мэре Москвы по противодействию коррупции: Указ Мэра Москвы от 12 декабря 2008 года №101-УМ // Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2008. 19 декаб.
5. Об образовании Комиссии по предупреждению и противодействию коррупции в Ленинградской области: Постановление Губернатора Ленинградской области от 30 сентября 2008 года №196 // Вестник Правительства Ленинградской области. 2008. 14 нояб.
6. О Межведомственном совете по противодействию коррупции в исполнительных органах власти Санкт-Петербурга: Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 17 февраля 2009 года №2034 // Петербургский дневник. 2009. 16 марта.
7. О порядке предоставления гражданином, претендующим на замещение государственной должности Удмуртской Республики, лицом, замещающим государственную должность Удмуртской Республики, сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов своей семьи: Указ Президента Удмуртской Республики от 27 августа 2009 года №232 // Известия Удмуртской Республики. 2009 29 сентяб.
8. О представлении гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Республики Татарстан, и лицами, замещающими государственные должности Республики Татарстан, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера: Указ Президента Республики Татарстан от 11 января 2010 года №УП-4 // Республика Татарстан. 2010. 15 янв.