Рейтинг@Mail.ru
Стромов Владимир Юрьевич Предложения по решению проблем правильной квалификации и назначения справедливого наказания за мошенничество
ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ ПРАВИЛЬНОЙ КВАЛИФИКАЦИИ И НАЗНАЧЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОГО НАКАЗАНИЯ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ
 
PROPOSALS TO ADDRESS THE PROBLEMS OF PROPER QUALIFICATION AND THE APPOINTMENT OF A FAIR PUNISHMENT FOR FRAUD IN THE FIELD OF COMPUTER INFORMATION
 
Стромов Владимир Юрьевич,
кандидат юридических наук
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина,
г. Тамбов, Россия
Stromov Vladimir Yu.,
Ph.D. in Law
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
Е-mail: stromovvyu@gmanagement.ru
 
УДК 34
 
Аннотация: Автором вносятся предложения по решению проблем правильной квалификации и назначения справедливого наказания за мошенничество в сфере компьютерной информации.
Ключевые слова: проблемы правильной квалификации и назначения справедливого наказания, мошенничество в сфере компьютерной информации.
Abstract: The author makes proposals on the solution of the problems of proper qualification and appointment of a fair punishment for fraud in the sphere of computer information.
Key words: problems of correct qualification and appointment of fair punishment, fraud in the field of computer information.
 
Отечественный законодатель положениями Федерального закона № 207-ФЗ [1] фактически существенно скорректировал структуру и содержание главы 21 УК непосредственно сформулировав первоначально шесть новых составов преступлений, в том числе и статью 159. Именно эта уголовно-правовая норма целенаправленна в реальной действительности на охрану отношений собственности, имущественных интересов от посягательств совершаемых посредством данной разновидности хищения чужих имущественных ценностей (ввод, удаление, блокирование, модификация компьютерной информации), достижения данного результата иным вмешательством, посягающим на нормально функционирующие средства хранения, на обработку или на ее распространение в информационно-телекоммуникационных сетях. Формализация данного мошеннического посягательства закономерный шаг, подтверждающий интеграцию отечественного уголовного закона, целенаправленного стремления оптимизировать борьбу с новыми криминальными вызовами согласно имеющимся высокоэффективным положениям национального и международного законодательств.
Первоначально отечественный законодатель основную работу по уголовно-правовой охране осуществлял в соответствии с требованиями статьи 272-274 Уголовного кодекса. Именно поэтому фактически похожи по конструкции объективная сторона деяния, предусмотренного статьей 1596 и объективная сторона содеянного, уголовная ответственность за совершения, которого предусмотрена частью 2 статьи 272 Уголовного кодекса, фактически осуществимая посредством неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации корыстно мотивированного виновного. Хотя, содеянное в виде мошенничества квалифицируют манипуляции, осуществленные при вводе, удалении, блокировании, модифицировании, или ином вмешательстве, оцениваемые в качестве способов данного общественно-опасного деяния, а, в свою очередь, согласно смысла диспозиции статьи 272 Уголовного кодекса неправомерные действия, приведшие к уничтожению, блокированию, модификации, копированию компьютерной информации оцениваются, как обязательные негативные последствия. Исходя же из положений международно-правового акта в виде пункта 166 резолюции десятого Венского Конгресса Организации Объединенных Наций «Предупреждение преступности и обращение с правонарушителями»: «Если компьютерные данные поддаются идентификации и контролю по конкретному носителю данных, то с юридической точки зрения они могут рассматриваться как единый и ощутимый материальный предмет».
Поскольку состав преступления, который предусмотрен частью 1 статьи 1596 Уголовного кодекса отнесен к категории преступлений небольшой степени тяжести, а составы преступлений, предусмотренные частями 2 и 3 к категории преступлений средней тяжести, то состав общественно-опасного деяния, предусмотренный частью 4 отнесен к категории тяжкого. В соответствии с анализом состава преступления, уголовная ответственность за совершение, которого предусмотрена статьей 1596 Уголовного кодекса позволяет нам констатировать наличие следующих обстоятельств. Так, прежде всего, отечественный законодатель, фактически включив мошенничество именно в данной сфере жизнедеятельности общества – компьютерная информация непосредственно в состав главы 21 Уголовного кодекса определил видовым объектом отношения собственности, а в качестве непосредственного объекта предусмотрел, как чужое имущество, так и (или) права на него. Вследствие того, что объективная сторона данного хищения выражается в похищении чужих имущественных ценностей либо приобретения правомочий на них, то в качестве способов содеянного в реальной действительности могут вариативно выступать следующие манипуляции в виде ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации, либо фактически иного вмешательства виновного непосредственно приводящего к не функционированию ее средств хранения, обработки или передачи или информационно-телекоммуникационной сети.
Отечественный законодатель определяет субъекта содеянного, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 1596, как общего, а в соответствии с частью 3, как специального. В свою очередь, к квалифицирующим признакам, повышающим характер и степень общественной опасности данного состава преступления им, было воспроизведено фактическое обстоятельство в виде совершения данного мошеннического посягательства в составе группы лиц, имеющей предварительный сговор на содеянное, или в составе организованной группы похитителей. Положения субъективной стороны содеянного предполагают наличие у виновного прямого умысла, когда злоумышленник фактически осознает, непосредственно завладевая чужими имущественными ценностями либо правомочиями на них, осуществленное вводом, удалением, блокированием, модификацией компьютерной информации, или в реальной действительности иным вмешательством, приводящим к не функционированию ее средств хранения, обработки или передачи либо определенной информационно-телекоммуникационных сетей.
Вследствие того, что состав преступления, который описан законодателем в статье 1596 Уголовного кодекса выступает дважды в качестве и специального, и основного, во-первых, в отношении состава статьи 159, а, во-вторых, основной состав, сформулированный в части 1 статьи 1596, конкурируя с содеянным, сформулированным в качестве основных составов, которые предусмотрены в части 1 ст. 272 и в части 1 ст. 273 соответственно. По нашему мнению, алогично у разработчиков фактически отсутствует системность законодательства, непосредственно проявляемая в разнообразных подходах в установлении вида назначаемой санкции за содеянное, которое заключалось в незаконном использовании компьютерной информации, в реальной же действительности при содеянном, не имеющем аналогичные признаки – хищение. Так, нам необходимо констатировать, что содеянное в виде мошенничества, предусмотренное частью 1 ст. 1596, приведшее к наступлению ущерба для потерпевшего - до 2,5 тыс. руб., наказывается менее строго, по сравнению с санкцией, предусмотренной частью 1 статьи 172 и частью 1 статьи 173. Также, в свою очередь, мошенничество, предусмотренное частью 2 ст. 1596, причинившее ущерб от 2,5 тысяч рублей до 1 миллиона рублей, наказывается несравненно строже по сравнению с содеянным, предусмотренным ч. 1 ст. 272, будучи соразмерным с общественно-опасным деянием, сформулированным положениями ч. 2 ст. 273 Уголовного кодекса. Представляется, что фактически именно данная коллизия является наиболее острой, непосредственно тогда, когда преступление еще не окончено, и целенаправленность умысла виновного что-либо похитить сложно оценить реальной действительности и правильно квалифицировать содеянное посягательство.
Помимо этого, существует чрезвычайно актуальная проблема, связанная c конкуренцией в применении уголовно-правовых норм, которые предусматривают квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки. Прежде всего, при совершении состава преступления, который сформулирован в ч. 3 ст. 272 Уголовного кодекса, посредством соучастия в виде группы лиц, имеющих предварительный сговор на причинение значительного ущерба в отношении потерпевшего (до 2,5 тысяч рублей), корыстно замышлённого, оцениваемого, как хищение – квалифицированное мошенничество, квалифицируемое по ч. 2 ст. 1596.
Поскольку согласно общественно-опасным последствиям этот состав преступления, предусмотренный статьей 1596 Уголовного кодекса сконструирован законодателем, как материальный, где в качестве обязательного условия, содеянного должны быть похищены чужие имущественные ценности либо приобретены правомочия на них, то актуализируется проблемы правильной квалификации, взаимосвязанная с необходимостью конкретизации похищенного в результате совершения именно данного состава общественно-опасного деяния в виде денег, информации, правомочий либо чего-нибудь другого. По нашему мнению, особо актуальна проблема компьютерной информации в качестве вещей, имущественных ценностей.
Вследствие того, что информация фактически была в 2008 году изъята из разновидностей-объекты гражданско- правовых отношений, то непосредственно в соответствии с ее свойствами у нее нет в реальной действительности собственника, а только обладатель, и именно данное обстоятельство нашло свое отражение в ряде законов информационной отрасли отечественного права. На наш взгляд, применив понятие «Информационный объект», «Информационная вещь», нам следует иметь в виду, что информация, безусловно обладая определенным стоимостным эквивалентом, фактически не является непосредственно в качестве имущества, определяемого его совокупностью. Следовательно, проблема квалификации информации-вещи, оцениваемой, как предмет мошеннического посягательства, на сегодняшний день не может решаться однозначно и нуждается в дальнейшей концептуальной проработке в отечественной уголовно-правовой теории. По нашему мнению, фактически формализованное отнесение общественно-опасных деяний данной категории к преступлениям против собственности неминуемо непосредственно породит в реальной действительности правовые коллизии в связи с невозможностью правоохранительных органов, расследующих содеянное и суда, дающего окончательную квалификацию определить следующие обстоятельства: 1) собственника информации; 2) размер ущерба; 3) имущественные характеристики компьютерной информации; 4) взаимосвязь правомерных действий (ввод, удаление, блокирование, модификация компьютерной информации) и общественно-опасного последствия – хищение чужого имущества либо приобретение правомочия на него; 5) разграничение между статьей 1596 и смежными составами преступлений.
Нам необходимо констатировать, что на сегодняшний день диспозиция ст. 1596 Уголовного кодекса оптимально не учитывает целый ряд особенностей гражданско-правового урегулирования информационных отношений, прежде всего, проигнорировано само понимание феномена информации, тем самым объективно приводя к сложностям в правоприменительной практике, делая неэффективным привлечение к уголовной ответственности виновного в совершении данного мошеннического посягательства на собственность. На наш взгляд, отечественному законодателю следует в Особенной части Уголовного кодекса структурно сформулировать положения отдельного раздела, который должен включать следующие составы преступлений, посягающие на сферу компьютерной информации, использование компьютерных технологий, конфиденциальную информацию. Именно для этого целесообразно выделить видовые объекты, тем самым значительно упростив концептуальное понимание сущностных особенностей данной категории, системы и систематизации составов общественно-опасных деяний, дальнейших совершенствований и расширений, возможностей эффективной правоприменительной практики. В свою очередь, содержание диспозиции статьи 1596 Уголовного кодекса при учете генезиса, состояния и перспектив отечественного информационного законодательства должно позиционировать данное хищение в форме мошенничества, фактически использующего информационно-коммуникационные технологии или компьютерную информацию как непосредственно похищение чужих имущественных ценностей либо приобретения правомочий на них, совершением неправомерных действий, которые в реальной действительности осуществляются при ее вводе, удалении, блокировании, модификации, или посредством иного неправомерного вмешательства в нормальное функционирование, которое затрагивает средства хранения, обработку или передачу либо определенные информационно-телекоммуникационные сети.
  
Список использованных источников:
 
1. Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. N 278. 03.12.2012.