Рейтинг@Mail.ru
Клюкина Репрезентация архетипа
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ АРХЕТИПА «ПРАВИТЕЛЬ» В УГОЛОВНОМ ЖАРГОНЕ
 
REPRESENTATION OF ARCHITECT "GOVERNOR" IN CRIMINAL JARGON
 
Клюкина Юлия Викторовна,
кандидат филологических наук
Тамбовский государственный технический университет,
Тамбов, Россия
Klyukina Yuliya V.,
Ph.D. in Philology
Tambov State Technical University,
Tambov, Russia
E-mail: klyukinayv@gmanagement.ru
 
УДК 80
 
Аннотация: Данная статья посвящена анализу особенностей репрезентации архетипа «правитель» в уголовном жаргоне. Целью данной статьи является изучение взаимосвязей между архетипами и социальными концептами. На основе изучения дефиниций жаргонизмов установлено, что структура ряда социальных концептов, включает признаки архетипа «правитель» и дополнительные признаки, содержащие указание на контингент управления. Авторы приходят к выводу, что архетип «правитель» широко представлен в  уголовном жаргоне, и, в этой связи, может считаться одним из основных элементов формирования социальной картины мира.
Ключевые слова: когниция, концепт, концептуализация, язык, дефиниция, архетип, жаргон.
Abstract: The article is devoted to the analysis of the archetype «ruler» representation in the criminal jargon. The purpose of the article is to study the links between the archetypes and the social concepts. The authors focus on mapping out the social concepts having similar features with the archetype «ruler». The study of the jargon definitions proves that in the structure of the social concepts includes the «ruler» archetype features and additional characteristics containing information on the circle of persons being ruled. The authors come to conclusion that the archetype «ruler» is widely represented in the criminal jargon, so it can be considered a major element in the social worldview building.
Key words: cognition, concept, conceptualization, language, definition, archetype, jargon.
 
В настоящий момент одним из наиболее популярных направлений исследований в области когнитивной лингвистики является изучение репрезентации архетипов на уровне национальных и социальных картин мира, что представляется возможным благодаря способности концепта сочетать в себе универсальные, национальные и социальные компоненты [10].
В данной статье под «картиной мира», вслед за С.Г. Тер-Минасовой, мы будем понимать «отражение реальной картины мира через призму понятий, полученных с помощью органов чувств и прошедших через сознание как коллективное, так и индивидуальное» [14, с. 39], состоящее из ментальных единиц – концептов. В свою очередь концепт, как единица картины мира, является «объектом из мира «Идеальное», имеющим имя и отражающим культурно обусловленное представление человека о мире «Действительность» [16, с. 3].
Следует заметить, что не все концепты равны. «Существует довольно глубокий пласт нашей психики, содержащий концепты общие для всех людей которые несут сильный эмоциональный заряд [13, с.9] и представляют собой некие универсальные образы коллективного бессознательного. Данный род концептов был назван К. Юнгом архетипом [19]. Со временем термин вышел за рамки психологии и стал распознаваться в лингвистике, социологии, культурологии и т.д.
В психологии и брендинге архетип «правитель» выделяют в качестве одного из основных. Так, согласно М. Марк и К. Пирсон, архетип «правитель», он же управленец, босс, лидер, аристократ, король, монарх, политик, организатор, обладает такими качествами как эффективность, продуктивность, уверенность, ответственность. Его желанием является создать преуспевающую успешную компанию, процветающее общество, чего он и добивается через организацию и управление. Он устанавливает порядок в своем государстве и сам олицетворяет гарантию исполнения принятых в нем законов. Помимо статуса и власти, «правитель» получает ответственность за судьбы людей, которыми управляет [9].
Обращаясь к нашим предыдущим исследованиям в данной области, следует отметить, что архетип «правитель» содержит такие концептуальные признаки как «высокий статус в социальной иерархии», «руководящая роль», «наличие ответственности», «попытка контролировать все происходящее» [3].
Одним из наиболее популярных направлений в когнитивной лингвистике является исследование вербализации архетипов на уровне социальных картин мира. Как мы отмечали ранее, существует ряд архетипов («свой – чужой», «отец – мать», «статус»), которые можно выделить в качестве когнитивных векторов формирования социальных картин мира, репрезентируемых жаргонами и являющиеся первичной областью-источником при метафорическом переносе в область цели, репрезентируемую жаргоном [3,4,5,6].
Для выявления особенностей вербализации архетипа в социальной картине мира, помимо изучения метафоры [6,17], можно также обратиться непосредственно к дефинициям жаргонизмов.
В качестве материала исследования мы выбрали криминальный жаргон, в силу обширности созданных словарей.
Важно отметить, что жаргон как «разновидность речи, используемой в общении отдельной относительно устойчивой социальной группой, объединяющей людей по признаку профессии, положения в обществе, интересов или возраста» отражает картину мира социума, который постоянно воспроизводит и пополняет его. «Соотношение лексики разговорного происхождения, а также характер её переосмысления в жаргоне зависят от ценностной ориентации и характера социальной группы: носит она открытый или замкнутый характер, органически входит в общество или противопоставляет себя ему. В открытых группах (молодёжь) жаргон – это «коллективная игра». В замкнутых группах жаргон – также сигнал, различающий «своего» и «чужого», а иногда – средство конспирации» [20, c. 151].
Учитывая взаимосвязь языковой картины мира и когнитивной следует сделать вывод о том, что криминальный жаргон отражает социальную картину мира преступников.
Исследование дефиниций жаргонизмов, репрезентирующих криминальную картину мира, выявило наличие множества социальных концептов с признаками, совпадающими с признаками архетипа «правитель». Рассмотрим примеры.
1. Авторитет (т) - представитель высшей группы в неформальной иерархии заключенных (см. блатной, вор в законе). В тюремном жаргоне слово используется, как правило, во множественном числе: «авторитеты»[1].
2. Бардым – карточный король[1].
3. Барин – ….2. лагерный авторитет [1].
4. Басило – «вор в законе», имеющий власть над другими осуждёнными [1].
5. Батя – …. 4. человек, пользующийся авторитетом среди преступников [1].
6. Баур – главарь шайки спекулянтов [1].
7. Блатной (т) - представитель высшей по статусу группы в неформальной иерархии заключенных [1].
8. Вор, вор в законе (т) - элита преступного и тюремного мира, его лидеры, своего рода посвященные. Воры занимают высшее положение в неформальной иерархии заключенных [1].
9. Майонез – авторитетный вор; главный в камере [1].
10. Иван – псевдоним главаря преступной группы [1].
11. Яма – 1. главарь преступной гpуппы; … [1].
Как можно заметить, в дефинициях выше перечисленных жаргонизмов присутствуют слова, которые указывают на высокое социальное положение (представитель высшей группы в неформальной иерархии, авторитет, имеющий власть, человек, пользующийся авторитетом, представитель высшей по статусу группы, элита преступного и тюремного мира, высшее положение в неформальной иерархии), а также управленческие функции (главарь, король, лидеры главный), что позволяет говорить о тесной взаимосвязи концептов, репрезентируемых данными жаргонизмами, с архетипом «правитель».
Структура социального концепта, таким образом, выглядит следующим образом: признаки архетипа «правитель» + дополнительные социальные признаки, актуализирующие, как мы можем наблюдать в дефинициях, общество которым руководят (заключенных, шайки спекулянтов, преступной гpуппы).
Интересные наблюдения были сделаны нами в ходе анализа происхождения жаргонизмов, образованных в результате метафоризации.
Исследователи в области когнитивной лингвистики справедливо считают метафору одним из наиболее эффективных средств изучения процессов категоризации. В данном исследовании мы понимаем под метафорой «одну из форм концептуализации, когнитивный процесс, который выражает и формирует новые понятия … и может рассматриваться как видение одного объекта через другой и в этом смысле является одним из способов репрезентации знания в языковой форме» [7, с. 55].
Так, например, криминальный жаргонизмом барин отражает результат метафорического переноса из области источника, представленного концептом барин национальной картины мира в одноименный концепт социальной картины мира.
Согласно толковому словарю В.И. Даля «барином в дореволюционной России назывался человек из привилегированных классов (помещик) человек высшего сословия; дворянин; иногда всякий, на кого другой служит, в противоположность слуге» [15, с. 142]. Барин правит слугами, как король подданными.
Таким образом, можно заключить, что основанием для метафорического переноса послужила общность таких концептуальных признаков как обладание высоким статусом в иерархии, и руководящая роль.
Тот же признак входит в состав архетипа «правитель», из чего можно сделать вывод о наличии метафорического переноса из архетипа «правитель» с помощью взаимосвязанного с ним концепта национальной картины мира.
В исследовании роли метафоры в репрезентации влияния архетипа «отец» на социальные картины мира мы заметили, что идея патронажа перекликается со сложившимся стереотипом внутрисемейных отношений, в которых отец является главой семьи и вносит вклад воспитание детей, их интеллектуальное развитие и дисциплину. Как можно наблюдать, именно эти признаки концепта «отец» легли в основу метафорического переноса из области источника, репрезентируемой архетипом «отец», в область цели, вербализуемую жаргонизмом «батя» [5, с. 89].
Исходя из особенности русской ментальности видеть в правителе отца народа [8], можно говорить об опосредованной взаимосвязи концепта социальной картины мира батя и архетипа «правитель».
Интересную этимологию имеет жаргонизм короновать, возникший в результате метафоризации. Сравним определение жаргонизма и общеупотребительного слова.
Короновать - совершать торжественный обряд возведения на престол [15, с. 2432].
Короновать - возвести в ранг вора в законе [1].
При сравнении дефиниций легко обнаруживается сходство содержания концептов социальной и национальной картин мира, т.к. и в том и в другом примере речь идет о присвоении некому индивиду (король, вор) наивысшего положения в обществе и руководящей роли. Таким образом, можно сделать вывод о наличии метафорического переноса из области источника – концепта национальной картины мира, в область цели – концепт криминальной картины мира. Данный фактор позволяет проведение аналогии архетипа «правитель» концептом «вор в законе», на основании, что в рамках преступного и тюремного мира человек, называемый подобным образом, занимает высшее положение в неформальной иерархии, являясь, по сути, правителем.
Суммируя наблюдения, можно сделать вывод, что в криминальном жаргоне существует множество лексических единиц, репрезентирующих концепты с признаками «высокое социальное положение» и «руководящая роль» сходными с признаками архетипа «правитель». Структуру социальных концептов, при таком подходе, можно представить как комбинацию из признаков архетипа «правитель» и дополнительных признаков, актуализирующих указание криминальный контингент для управления. Взаимосвязь ряда концептов криминальной картины мира с архетипом «правитель» прямо или же косвенно подчеркивается также на уровне номинации, т.к. некоторые из концептов криминальной картины мира возникли в результате метафорического переноса из области цели – архетипа «правитель». Данные факторы позволяют заключить, что архетип «правитель» оказывает непосредственное влияние на формирование криминальной картины мира.
  
Список использованных источников:
 
1. Викисловарь. Приложение: Уголовный жаргон https://ru.wiktionary.org/wiki/
%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5:%D0%A3%D0%B3%D0%BE%D0%
BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B6%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%BD
2. Гунина Н.А., Шиповская А.А. Репрезентация категории «человек» в англоязычном и русскоязычном сетевом жаргоне // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2006. Т. 12. № 1. С. 275-278.
3. Клюкина Ю.В., Шиповская А.А. Репрезентация архетипа «статус» в жаргонах социальных групп//Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015. № 12-3 (54). С. 91-95.
4. Клюкина Ю.В., Шиповская А.А. Репрезентация архетипического противопоставления «свой – чужой» в жаргонах социальных групп (на примере жаргона программистов, уголовного и медицинского жаргонов // Новая наука: Проблемы и перспективы. 2015. № 5-2. С. 137-140.
5. Клюкина Ю.В., Шиповская А.А. Репрезентация архетипов «отец» и «мать» в социальных картинах мира // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015. № 11. С. 88.
6. Клюкина Ю.В., Шиповская А.А. Репрезентация метафоры «воин» в сетевом жаргоне // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015. № 9-2. С. 102-105.
7. Краткий словарь когнитивных терминов. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996. 248 с.
8. Лубский Р.А. Политический менталитет: Методологические проблемы изучения и российские реалии диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук / Ростов-на-Дону, 1999. 206 с.
9. Марк М. Пирсон К. Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов. СПб.: Питер, 2005. 336 с.
10. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира Воронеж: Истоки, 2007. 61 с.
11. Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г.Г. Слышкин. М.: Academia, 2000. 128 c.
12. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. 824 с.
13. Стюарт В. Работа с образами и символами в психологическом. консультировании / Пер. с англ. Н.А. Хмелик. М.: Независимая фирма «Класс» 1998, 306 с.
14. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие для студ. и аспирантов / С.Г. Тер-Минасова. М.: Слово, 2000. 261 c.
15. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В.И. Даль. 2-е изд. СПб.: Типография М. О. Вольфа, 1880–1882.
16. Фрумкина Р.М. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога (концепт, категория, прототип) / Фрумкина Р.М. // Научно-техническая инф-я. Серия 2: Инф. процессы и системы 1992. №3. C. 1-7.
17. Шиповская А.А. Репрезентация архетипической категории «магия» в сетевом жаргоне // Современное общество и власть. 2016. № 3 (9). С. 450-466.
18. Шиповская А.А. Репрезентация категории «человек» в сетевом жаргоне (на материале английского и русского языков) диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук / Тамбовский государственный технический университет. Тамбов, 2006. 168 с.
19. Юнг К. Г. Архетип и символ. М.: Renaissance, 1991. 304с.
20. Языкознание: Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. 2е (репринт) изд.1990г. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 685 с.