Рейтинг@Mail.ru
Гацко Роль «мягкой силы» в обеспечении национальной безопасности современной России
РОЛЬ «МЯГКОЙ СИЛЫ» В  ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ  СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
 
THE ROLE OF «SOFT POWER» IN NATIONAL SECURITY OF MODERN RUSSIA
 
Гацко Михаил Федорович,
кандидат философских наук
Международный юридический институт,
г. Москва, Россия
Gacko Michael F.,
Ph.D. in Philosophy
International Law Institute,
Moscow, Russia
E-mail: gackomf@gmanagement.ru
 
УДК 32
 
Аннотация: Статья посвящена рассмотрению сущности  концепции "мягкой силы",  автор анализирует инструменты реализации политики «мягкой силы»  современной России.
Ключевые слова: мягкая сила,  концепция, безопасность.
Abstract: The article is devoted to the essence of the concept of "soft power", the author analyzes the instruments for implementing the policy of "soft power" of modern Russia.
Key words: soft power, concept, safety.
 
«Мягкая сила» — одна из актуальных внешнеполитических концепций современности. Ее предложил в 1990 году профессор Гарвардского университета США Джозеф Най. «Государства, — отмечал Най, — могут достигать собственные цели в мировой политике за счет того, что другие страны хотят того же или согласны с ситуацией, приводящей к желаемому исходу».«Мягкую силу» он характеризовал как «способность добиваться желаемых результатов в отношениях с другими государствами за счет привлекательности, а не принуждения или подкупа» [14].
Хотя сам термин «мягкая сила» был введен политический оборот сравнительно недавно, подобная концепция была известна ещё в древнем Китае. Так, древний китайский трактат «Искусство войны», написанный более двух тысяч лет назад воином и философом Сунь Цзы и являющийся классическим руководством по стратегии поведения в конфликтах любого уровня - от психологического соперничества до военных действий, содержит следующее умозаключение: «Одержать сто побед в ста битвах — это не вершина воинского искусства. Повергнуть врага без сражения — вот вершина» [12].
Современное определение рассматриваемому явлению, на наш взгляд, наиболее полное и точное дает доцент факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова А.О. Наумов. По его мнению, «мягкая сила» — это способность достигать целей на внешнеполитической арене путем убеждения и привлечения симпатий других акторов. Это особый тип внешнеполитической деятельности, связанный с распространением влияния одного государства на другие через средства массовой коммуникации, популярную и высокую культуру, предоставление услуг образования, благоприятную экономическую среду, распространение привлекательных гуманитарных и политических идеалов, собственной оригинальной системы ценностей, которую хотели бы импортировать другие субъекты международных отношений [9].
В настоящее время применение концепция «мягкой силы» приобретает для Российской Федерации особую значимость. События 2014-2016 годов – воссоединение Крыма с Российской Федерацией, конфликт в Новороссии, активное участие России в боевых действиях в Сирии – свидетельствуют, что «жесткая сила» (военные инструменты) способны обеспечить реализацию внешнеполитических целей только в крайних случаях, когда оказываются исчерпанными иные (невоенные) инструменты. Кроме того «жёсткая сила» применима лишь в краткосрочной перспективе, поскольку связана с применением военной силы или угрозы её применения, что в XXI веке перестает считаться нормой межгосударственного общения. Для долгосрочного взаимовыгодного международного партнерства необходимы другие механизмы, в том числе политика «мягкой силы», которая дает возможность активизировать те ресурсы внешнего влияния, которые могут оказаться более действенными в современном мире.
В 2001 году в российском внешнеполитическом ведомстве был разработан концептуальный документ в области развития международного культурного сотрудничества – «Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей с зарубежными странами», который можно считать первым отечественным нормативным актом в рамках создаваемого механизма «мягкой силы» [6]. Однако сам термин «мягкая сила» тогда ещё в Российских концептуальных документах не использовался.
Официально термин «мягкая сила» в Российской Федерации был использован на высшем политическом уровне только 9 июля 2012 года, когда на Совещании послов Президент России В. В. Путин впервые на официальном уровне заявил о том, что Россия недостаточно эффективно использует так называемую политику «мягкой силы».
В 2013 году понятие «мягкой силы» было официально внесено в Концепцию внешней политики Российской Федерации, где указывалось, что «неотъемлемой составляющей современной международной политики становится «мягкая сила» - комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии».
Аналогичные положения закреплены в п. 9 Концепции внешней политики Российской Федерации 2016 года: «неотъемлемой составляющей современной международной политики становится использование для решения внешнеполитических задач инструментов «мягкой силы», прежде всего возможностей гражданского общества, информационно-коммуникационных, гуманитарных и других методов и технологий, в дополнение к традиционным дипломатическим методам» [5].
В п. 13 Концепции государственной поддержки и продвижения русского языка за рубежом говорится, что деятельность по поддержке и продвижению русского языка за рубежом «позволит Российской Федерации активизировать использование инструментов «мягкой силы» на международной арене» [3].
В Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года указывается, что «важнейшим условием успешности «мягкой силы» российского гуманитарного влияния за рубежом является осуществление действенной культурной политики» [7].
Важным элементом отечественной доктрины «мягкой силы» стала «Концепция участия Российской Федерации в содействии международному развитию» [4], утверждённая Указом Президента Российской Федерации от 20 апреля 2014 г. № 259 и скорректированная Указом Президента Российской Федерации от 24 мая 2016 года № 248.
Таким образом, концепция «мягкой силы» получила нормативно-правовое закрепление в официальных внешнеполитических документах: Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, Концепции внешней политики Российской Федерации (2013 и 2016 гг.), Концепции государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию (2014 г.), Концепции государственной поддержки и продвижения русского языка за рубежом (2015 г.),а также в документах Министерства иностранных дел и Россотрудничества, таких как: План деятельности МИД на период до 2018 года, План мероприятий по активизации деятельности в сфере содействия международному развитию и гуманитарного сотрудничества на базе российских центров науки и культуры за рубежом на 2014-2016 годы, отчеты о деятельности Россотрудничества, фонда «Русский мир» и других.
Оценки российской «мягкой силы» в экспертном сообществе расходятся: часть специалистов выступает с критикой российской модели, в то же время ряд аналитиков признает существенный прогресс в наращивании российским руководством «мягкой силы».
По данным рейтинга «мягкой силы», разрабатываемого британским Институтом управления совместно с аналитическим журналом «Монокль», Россия в 2014 году не вошла даже в число первых двадцати пяти стран. Индекс национальных брендов С. Анхольта в 2013 г. поставил Россию на 22-е место; Индекс страновых брендов Future Brand в 2014 г. – на 16-е место; Индекс хороших стран (The Good Country Index) 2014 года определил Россию на 95-ю позицию. В 2014 году службой «Globe Scan» при Би-Би-Си было проведено исследование, в ходе которого Россия оказалась на 13-м месте из 17 возможных. Преимущественно негативные отзывы дали 45% респондентов, преимущественно позитивные – только 31%. Глобальный индекс миролюбия 2014 (Global PeaceI ndex 2014), поместил Россию на 152-е место в рейтинге 162 стран мира, она была указана одной из 11 самых наиболее «воинственных» государств.
Только в 2016 году Россия впервые вошла в рейтинг «мягкой силы» государств мира под названием The Soft Power 30, где заняла 27-е место. Первое место заняли США, на второе - Великобритания, а третье – ФРГ [13].
Оценка «мягкой силы» агентства Portland в рамках исследования The Soft Power 30 проводится на основании 65 показателей, распределенных по семи основным категориям. В их числе шесть объективных критериев (культура, образование, деловой климат, стандарты государственного управления, распространенность цифровых технологий, отношения с другими странами), а также данные социологических опросов. Так, по распространенности цифровых технологий Россия оказалась на 11-м месте, по культурному влиянию – на 14-м, по международным отношениям – на восьмом, а по качеству образования – на 20-м. Наиболее низкие оценки получили деловой климат (27-е место) и система госуправления (30-е место). Сильными сторонами России агентство называет ее влияние на другие государства при помощи СМИ, а также высокий уровень ее дипломатов. К слабым сторонам относят высокий уровень коррупции и дискриминацию меньшинств в стране [13].
Прорыв России на фоне предшествующего периода авторы исследования связывают с угасанием активной фазы конфликта на юго-востоке Украины и обязательства, принятые на себя Москвой в рамках борьбы против «Исламского государства» в Сирии. По их мнению, борьба против ИГ «положительно сказалась на восприятии России в мире» [8].
Главным органом в реализации политики мягкой силы России является Министерство иностранных дел. Однако непосредственно рассматриваемые нами механизмы применяются такими организациями, как Россотрудничество, Русский мир, Русский век, Институты Пушкина. Среди негосударственных организаций действуют такие проекты, как программа Transcript от Фонда Прохорова и Читай Россию \ Read Russia – премия Института перевода. Также одной из наиболее крупных организаций, вовлеченных в продвижение народной дипломатии, является Российская Ассоциация Международного Сотрудничества, которая объединяет 96 обществ дружбы с зарубежными странами.
Важным институтом продвижения мягкой силы является Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному сотрудничеству (Россотрудничество) которое было создано в сентябре 2008 года в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 6 сентября 2008 года № 1315.
Россотрудничество подведомственно Министерству иностранных дел Российской Федерации. Деятельность Россотрудничества и его загранучреждений направлена на реализацию государственной политики международного гуманитарного сотрудничества, содействие распространению за рубежом объективного представления о современной России. В настоящее время Россотрудничество представлено в 80 странах мира 95 представительствами: 72 российских центров науки и культуры в 62 странах, 23 представителя Агентства в составе посольств в 21 стране.
Происходящие в мире процессы глобализации и интернационализации вызвали резкую активизацию мобильности населения во многих странах и регионах. В результате этого, а также вследствие распада СССР существенно выросло число российских граждан и соотечественников, проживающих в настоящее время за пределами Российской Федерации. По оценкам МИДа России, только в странах Содружества Независимых Государств сейчас проживает около 17 млн. российских граждан и соотечественников, из них на Украине - около 7 млн., в Казахстане - около 5 млн., в Белоруссии - более 1 млн., в Узбекистане - около 1 млн., в остальных странах и регионах мира - более 12,5 млн. человек. Основными странами компактного проживания российских граждан и соотечественников являются: Германия - около 4 млн. человек, США - более 3 млн., Израиль - более 1,5 млн., Латвия - около 750 тыс., Эстония - около 400 тыс., Канада - около 400 тыс., Греция - более 350 тыс., Аргентина - более 300 тыс., Литва - около 220 тыс., Австралия - более 200 тыс., Великобритания - около 200 тыс., Иордания - около 120 тыс. человек. По оценкам экспертов, общее количество владеющих русским языком составляет более 260 млн. человек, по этому показателю русский язык занимает пятое место в мире.
Россотрудничество непосредственно занимается системой поддержки русского языка за рубежом. Стратегическим инструментом реализации политики в области русского языка является Федеральная целевая программа «Русский язык» на 2016-2020 годы. Ведется активная работа по продвижению российских образовательных услуг и расширению сотрудничества между образовательными учреждениями стран партнеров. Представительства Россотрудничества способствуют набору иностранных студентов в российские вузы. Уделяется большое внимание и работе с выпускниками российских (советских) вузов, которых по всему миру насчитывается более 500 тысяч.
Важным направлением деятельности Россотрудничества является работа с соотечественниками за рубежом. Так, агентство принимает непосредственное участие в реализации планов Правительственной комиссии по работе с соотечественниками за рубежом, содействует добровольному переселению соотечественников в Российскую Федерацию.
Россотрудничество уделяет особое внимание работе с молодежью, оно является государственным заказчиком-координатором Программы краткосрочных ознакомительных поездок в Российскую Федерацию молодых представителей политических, общественных, научных и деловых кругов иностранных государств «Новое поколение», утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 19 октября 2011 года № 1394.
В 2012 году в статье «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить» В. В. Путин написал: «По большому счету то, с чем сегодня сталкивается мир, — это серьезный системный кризис, тектонический процесс глобальной трансформации. Это зримое проявление перехода в новую культурную, экономическую, технологическую, геополитическую эпоху. Мир вступает в зону турбулентности. И, безусловно, этот период будет длительным и болезненным. Здесь не надо питать иллюзий» [10].
Стратегии непрямых действий и «мягкой силы» по-прежнему являются наиболее эффективными средствами ведения геополитической борьбы между государствами, которые правящие круги Соединенных Штатов активно используют в целях разгрома или ослабления своих реальных и потенциальных государств-противников на международной арене.
В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что «практика свержения легитимных политических режимов, провоцирования внутригосударственных нестабильности и конфликтов получает все более широкое распространение. Наряду с сохраняющимися очагами напряженности на Ближнем и Среднем Востоке, в Африке, Южной Азии, на Корейском полуострове появляются новые «горячие точки», расширяются зоны, не контролируемые властями каких-либо государств. Территории вооруженных конфликтов становятся базой для распространения терроризма, межнациональной розни, религиозной вражды, иных проявлений экстремизма» [1].
Инструментом реализации политики «мягкой силы» стали технологии «управляемого хаоса» и «цветных революций», разработанные соответственно Стивеном Манном и Дж. Шарпом. Этот механизм был в полной мере задействован на постсоветском пространстве и на Ближнем и Среднем Востоке.
В ходе «цветных революций» осуществляется дестабилизация обстановки в странах путём инициирования протестных настроений, культивируемых в различных слоях общества с целью подрыва легитимности существующего политического режима. Зачастую инициирование смены власти осуществляется путём оспаривания результатов выборов (нередко ещё до окончания подсчёта голосов) и организации актов гражданского неповиновения. Так было в Украине, Грузии, Киргизии. Аналогичная попытка дестабилизации политического режима наблюдалась в России в связи с массовыми акциями в декабре 2011 года на Болотной площади. Особенно уязвимой по отношению к применению технологии «цветных революций» является молодёжь, подвергающаяся массированной информационной атаке со стороны СМИ и через социальные сети.
22 июля 2014 года Президент России В. В. Путин провел заседание Совета безопасности. Он заявил, что прямой военной угрозы суверенитету и территориальной целостности России сейчас нет, а попытки ослабления государства предпринимаются посредством «мягкой силы», противопоставить которой можно гражданское общество. Глава государства отметил, что Россия будет адекватно реагировать на попытки извне ослабить ее позиции на международной арене. По его словам, такие попытки осуществляются с помощью спецслужб, «карманных НКО» и других методов. «Мы должны адекватно реагировать на эти вызовы, а главное, работать системно, решать проблемы, которые содержат потенциальные риски для единства нашей страны и общества», - сказал В. В. Путин [11].
В настоящее время актуальными являются следующие вызовы и угрозы против Российской Федерации с применением «мягкой силы»:
- деятельность радикальных общественных объединений и группировок, использующих националистическую и религиозно-экстремистскую идеологию, иностранных и международных неправительственных организаций, финансовых и экономических структур, а также частных лиц, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране, включая инспирирование «цветных революций», разрушение традиционных российских духовно-нравственных ценностей;
- действия других стран, направленные на подрыв и сдерживание интеграционных процессов в рамках ОДКБ, СНГ, ШОС, ослабление связей Российской Федерации со странами Центральной, Восточной Европы и Балтии, а также с другими государствами в районах традиционного сотрудничества;
- попытки использования правозащитных концепций в качестве инструмента политического давления и вмешательства во внутренние дела государств, в том числе в целях их дестабилизации и смены законных правительств;
- обострение борьбы за культурное влияние между основными игроками на международной арене, усиление попыток расколоть мир по цивилизационному признаку, вызовы культурной самобытности стран и народов, принадлежащих к православной цивилизации и тяготеющих к «Русскому миру»;
- фальсификации истории, интерпретации исторических событий в угоду политической конъюнктуре и антироссийской пропаганде, разжигание антироссийских настроений, идеологические кампании под лозунгом «сдерживания» России, формирование в СМИ негативного образа России;
- использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности Российской Федерации и государств СНГ;
- деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан Российской Федерации, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций;
- нарушение прав и свобод русскоязычного населения и граждан России, проживающих в сопредельных государствах и в дальнем зарубежье, что приводит к нарастанию напряженности, в том числе в отдельных районах России, и неуправляемым миграционным процессам;
- провоцирование межнациональной и социальной напряженности, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды;
- тенденции снижения интереса к русскому языку и сужения сфер его применения в ряде стран и регионов, в том числе и там, где для значительной части населения он является родным.
Вышеизложенное обусловливает необходимость выработки в Российской Федерации механизмов противодействия зарубежным стратегиям «мягкой силы».
Во-первых, противодействовать «мягкой силе» и «цветным революциям», которые являются инструментами гибридных войн, можно такими же гибридными методами. Зная технологию «мягкой силы», ее можно предотвратить адекватными методами противоборства.
Во-вторых, следует формировать действенную национальную идеологию. Чем мощнее и привлекательнее национальная идеология, тем менее общество будет подвержено влиянию внешних проявлений «мягкой силы».
В-третьих, минимизация последствий от воздействия «мягкой силы» возможна путём модернизации политической системы, построения гражданского общества, реформ в области образования, социального обеспечения и др. с целью внедрения в сознание народа уверенности в движении общества по пути прогресса. В стране со стабильным режимом «цветные революции» не имеют шансов.
В-четвёртых, необходима активизация дипломатических ресурсов в рамках Содружества независимых государств и Евразийского таможенного союза по поводу выработки единой линии, касающихся международного финансирования НКО. Приоритетным для Российской Федерации направлением целенаправленного и акцентированного использования инструментов «мягкой силы» остается территория постсоветского пространства. Формирование глобального потенциала российской «мягкой силы» невозможно без эффективной реализации культурно-информационной политики, прежде всего в странах ближнего зарубежья.
В-пятых, в Российской Федерации необходимо создать центр по повышению квалификации представителей гражданского общества стран СНГ, обучая их основам правозащитной деятельности, в соответствии с универсальными правовыми стандартами по правам человека, с учетом традиционных ценностей и национальных особенностей.
В-шестых, необходимо создание собственных сетевых структур, охватывающих идеологическую, информационную и конфессиональную сферы общества, контроль деятельности в которых необходимо возложить на соответствующие органы исполнительной власти.
В-седьмых, противодействие «мягкой силе» извне возможно путём широкого и оперативного распространении достоверной информации о положении дел в России, как внутри государства, так и за его пределами.
  
Список использованных источников:
 
1. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 4 января 2016 г. № 1 (часть II). ст. 212.
2. Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 2016 г. № 640 "Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 5 декабря 2016 г. № 49. ст. 6886.
3. Концепция государственной поддержки и продвижения русского языка за рубежом (утв. Президентом Российской Федерации 3 ноября 2015 г. № Пр-2283) // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (Дата обращения: 10.10.2017).
4. Концепция государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 17. ст. 2036.
5. Концепция внешней политики Российской Федерации, утверждена Президентом Российской Федерации 12 февраля 2013 г., утратила силу // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (Дата обращения: 10.10.2017).
6. Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей с зарубежными странами (Утверждены министром иностранных дел Российской Федерации 23 февраля 2001 года). // Дипломатический вестник. № 5. 2001.
7. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 февраля 2016 г. № 326-р. «Об утверждении Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. 14 марта 2016. № 11. ст. 1552.
8. Кузнецова О. Россия вошла в топ-30 самых влиятельных стран по критерию «мягкой силы» // Коммерсантъ. 14 июня 2016 г.
9. Наумов А.«Мягкая сила» и «умная сила». Внешнеполитический опыт США // Стратегия России. №1. 2016. С. 57-64.
10. Путин В. В. Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить // Известия. 16 января 2012 г.
11. Путин В. В. Прямой угрозы территориальной целостности России - нет // Известия. 22 июля 2014 г.
12. Сунь Цзы. Искусство войны. М.: Издательство «София», 2016.
13. The Soft Power 30. A Global Ranking of Soft Power 2016. Portland. URL: http://softpower30.portland-communications.com/ranking. (Дата обращения: 10.10.2017).
14. Nye J. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power // N.Y.: Basic Books, 1990.