Рейтинг@Mail.ru
Ахрамеева Ольга Владимировна Эволюция участия государства в сервисных отношениях в контексте содержания услуги

 ЭВОЛЮЦИЯ УЧАСТИЯ ГОСУДАРСТВА В СЕРВИСНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В КОНТЕКСТЕ СОДЕРЖАНИЯ УСЛУГИ (ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

 
EVOLUTION OF STATE PARTICIPATION IN THE SERVICE RELATIONSHIP IN THE CONTEXT OF THE CONTENT SERVICES (PUBLIC LAW ASPECT)
  
Ахрамеева Ольга Владимировна,
кандидат юридических наук
Северо-Кавказский федеральный университет,
г. Ставрополь, Россия
Akhrameeva Olga V.,
Ph.D. in Law
North-Caucasus Federal University,
Stavropol, Russia
E-mail: akhrameevaov@gmanagement.ru
 
УДК 35
 
Аннотация: В последние годы большое внимание исследователей уделяется анализу участия государства в сервисных отношениях. Авторами на основе анализа определений «услуга» рассматривается участие российского государства в сервисных отношениях с учетом постнеклассической теории публичных услуг. Итогом явилось формирование авторского определения «услуга» с учетом активной роли публичных органов власти, как государственных, так и муниципальных на основе ранее выработанного одним из соавторов определения «публичная услуга».
Ключевые слова: услуга, работа, труд, сервис, государство, публичные органы, экономическая теория, легальное определение, государственные услуги, муниципальные услуги.
Abstract: In recent years, much attention of researchers is paid to the analysis of state involvement in the service relationship. The authors on the basis of analysis of definitions of "service" is considered part of the Russian state service with regard to post-nonclassical theory of public services. The result was the formation of the author's definition of "service" given the active role of public authorities, both state and municipal, on the basis of previously developed by one of the authors of the definition of "public service".
Key words: service, work, labor, service, government, public bodies, economic theory, legal definition, state services, municipal services.
 
Становление современной России сопровождается преобразованиями системы власти, органов государственного управления, которые включают административную реформу, реформу финансово-бюджетной системы, изменение формы регионального управления и др. Эти преобразования в значительной степени направлены на расширение деятельности государства по предоставлению обществу и гражданам определенных услуг [7].
Такой подход к государству как к основному источнику предоставления услуг, либо как к основному источнику регулирования порядка предоставления услуг сформировался не сразу. Прежде всего, необходимо сказать, что объем содержания и значение понятия «услуга» формировался для каждой исторической эпохи. Так с зарождением промышленности возникла необходимость в услугах в транспортной сфере, а это не только непосредственно услуги по перемещению товаров, но также – услуги по хранению, гостиничные услуги, охранные услуги и пр. Последующее промышленное развитие привело к развитию услуг в финансовой сфере (банковские услуги, государственные полномочия в сфере налогообложения, таможенных сборов), торговой сфере (предоставление товаров, работ и услуг, хранение, аренда и пр.), страхование, сделки с недвижимостью и т.д. В эпоху постиндустриального развития стали необходимы услуги в сфере обслуживания населения («гуманитарные» услуги) в сфере: образования, здравоохранения и пр., которые повлекли преобразование экономики в «экономику услуг». «Услуги – это экономическая деятельность, непосредственно удовлетворяющая личные потребности членов общества, домашних хозяйств, потребности разного рода предприятий, объединений, организаций или потребности общества в целом, не воплощенные в материально-вещественной форме» [26].
В условиях постиндустриального развития большинства государств различен объем услуг и разнообразны сферы их предоставления, но при этом классификация услуг подчинена национальному законодательству, хотя и с учетом международных стандартов. Таким образом, получается, что с одной стороны виды необходимых услуг формируются в связи с практической необходимостью в условиях активных международных отношений, но сам порядок предоставления этих услуг формирует национальное законодательство, а именно: перечень субъектов, предоставляющих эти услуги, перечень самих услуг, условия финансирования и прочие условия осуществления услуг.
Однако не всегда заимствование новых форм правоотношений, к примеру, услуг быстро отображается в соответствующих нормативных актах, одновременно с их появлением в практике. То же самое касается и изменения их регулирования. В связи с чем правоприменительная практика сталкивается с множеством неурегулированных видов услуг, часть из которых подвергается обобщенному регулированию, путем отнесения новых видов услуг к различным классификациям без учета особенностей их появления и их реализации.
В связи с чем, проводимый нами анализ ставит цель проследить эволюционирование этой категории, особенности ее формирования, наполнение содержанием и сравнить последовательность этого наполнения со степенью участи государства в реализации услуг.
Как уже было сказано, услуга имеет экономическое основание, поскольку появилась в связи с развитием промышленности, соответственно и первичную характеристику понятия «услуга» дает именно экономическая наука, начиная от К. Маркса, А. Смита, Д. Рикардо, А. Маршалла, П. Самуэльсона, К.Р. Макконелла, С.А. Брю до М.В. Солодкова, Д.И. Правдина, А.Я. Кронрода, Е. Козака, Э.М. Агабабьяна и др., однако в различных толкованиях.
Так, А. Смит (так же как и в неоклассической теории) отмечает, что услуги – это блага [18], и для теории непроизводственной сферы услуга рассматривается как полезное действие, какое-либо дело, деятельность, процесс. К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривали услугу как нечто («потребительскую стоимость») воплощенную и в товаре, и в деятельности, но не имеющая материального воплощения («самостоятельного бытия») [24, с. 139–141, 147, 149, 404, 406–408, 410, 412–415]. Тем самым простое приравнивание услуги к благам трансформировалось в деятельность, причем, как нам представляется, в деятельность по созданию или предоставлению этого блага.
При этом анализ подходов к определению понятия услуга с точки зрения ученых-экономистов, иногда поддерживаемыми аналогичными подходами юристов-теоретиков, позволяет выделить следующие признаки рассматриваемого нами понятия. Так экономическая мысль второй половины XX века говорит об услуге как о полезном эффекте [4, с. 24–25] либо о деятельности, направленной на удовлетворение той или иной потребности [19] человека. В дальнейшем услуга рассматривалась как конкретный результат экономической деятельности [40] (т.е. продолжается развиваться мысль К. Маркса, Ф. Энгельса), причем результат проявляется либо в виде товара, либо в виде деятельности. Некоторые исследователи [19] добавляют к этому также и «неотделимость положительного эффекта от этой деятельности».
Однако параллельно с этим подходом также формируется отношение к услуге как к трудовой деятельности [17], которая представляет собой материальную (вещественную) характеристику результатов труда. Такое отношение также основывается на позиции К. Маркса, что услуга представляет собой процесс создания продукта, которым является труд, непосредственным образом связанный с предоставлением услуги. То есть труд неотделим от процесса его создания, он создаёт некоторый полезный эффект, потребляемый человеком, одновременно являясь носителем положительного эффекта, внешней оболочкой. Именно поэтому, услуга не может существовать вне своего носителя – труда.
В то же время в середине XX в. в Западной Европе распространяется постнеклассическая теория понимания публичных услуг, в соответствии с которой услуги включают в себя набор специальных «продуктов» и «благ», установленных государством, имеющих социальное значение и адресованных всем слоям населения. На государственном уровне этот подход впервые закреплен в Конституции ФРГ послевоенного времени. Согласно этой доктрине, во-первых, классический и неклассический критерий признания публичных услуг государством был заменен критерием подлинно публичной цели этих услуг. Во-вторых, тогда впервые официально была признана необходимость рыночного подхода к механизму регулирования публичных услуг, использования с этой целью не только публичных, но и частных финансов [20, c. 585]. В-третьих, адресатом публичных услуг провозглашается гражданское общество в целом, а не отдельные его слои.
Последующее развитие и экономической, и юридической науки по исследованию услуги также будет учитывать тот аспект, что она является деятельностью или результатом деятельности, направленный на удовлетворение потребностей человека, а в дальнейшем и всех субъектов права. Так в 80-х годах ХХ в. экономический взгляд на понятие услуги связан с пониманием ее как трудовой деятельностью [15, с. 82].
Однако, помимо трудовой характеристики услуги, использовалось и понимание услуги как результата взаимодействия [11, с. 245] между покупателем и обслуживающим персоналом, между производителем и потребителем. Сама услуга при этом рассматривалась как специфический товар [40] состоящий из согласованных действий участников, процесс включающий серию неосязаемых действий, неосязаемое действие, не приводящее к владению чем-либо. Таким образом, данный процесс не влечет возникновения материального объекта в качестве результата получения услуги, что на наш взгляд представляется спорным. Даже в результате получения такой государственной услуги как регистрация акта гражданского состояния, в результате мы получает материальный документ, а также перечень личных неимущественных и связанных с ними имущественных прав, обеспечивающих защиту имени, вплоть до материального возмещения вреда.
К примеру, А.П. Челенков [37; 38], представил такое обобщенное и обезличенное понимание: «Услуга – это согласованный процесс взаимодействия двух или более субъектов рынка, когда одни субъекты воздействуют на других в целях создания, расширения или воспроизводства возможностей последних в получении фундаментальной пользы (благ)», но без указания на такие характеристики как: материальная или нематериальная форма выражения, как овеществленное или неовеществлённое действие, осязаемый процесс или нет.
Также в теоретических исследованиях 90-х гг. ХХ века все еще сохраняется обобщенное, основанное на классических толковых словарях, упрощенное отношение к услуге как к полезному действию, действию, приносящему помощь, пользу другому [21]; услуга не вещь, а деятельность [28]; действие, которое приносит либо положительный эффект, либо изделие.
Таким образом, можно подвести промежуточный итог, что услуга изначально воспринималась исследователями и теоретиками как полезное действие, приносящее пользу другому лицу в виде положительного эффекта или изделия (об этом также говорят и классические толковые словари В. Даля [16, с. 512] и С. Ожегова [25, с. 736]). В дальнейшем это трансформировалось уже в согласованное действие и заказчика и поставщика услуги с целью создания, расширения или воспроизводства возможностей объектов воздействия (лица или предмета), и стала рассматриваться как деятельность поставщика услуги, иногда указывалось на неотделимость положительного эффекта от этой деятельности. Позднее к характеристике услуги стала добавляться отношение к услуге как к трудовой деятельности (что на наш взгляд связано с Западноевропейской теорией публичных услуг, когда на государство и государственных служащих возлагается обязанность по предоставлению услуг либо по обеспечению условий для получения самими гражданами необходимых благ).
Соответственно этому походу формировалось и государственное регулирование процесса оказания услуг, как деятельности, проносящей благо, пользу, помощь другому, происходящей из экономических отношений. А последние, как указывалось ранее, основывались на гражданско-правовом регулировании услуг. Соответственно государственное участие ограничивалось лишь законотворческой деятельностью для этой сферы (сферы оказания услуг), основанной на частноправовых началах, где основным принципами являются принцип автономности, свободы договора и невмешательства.
В дальнейшем, уже ближе к 90-м годам, в условиях активных глобализационных процессов, стирания границ между государствами и увеличением сервисных отношений, к которым стали привлекаться и государственные структуры, помимо трудовой характеристики услуги, стало использоваться понимание услуги как результата взаимодействия между покупателем и обслуживающим персоналом, между производителем и потребителем, причем сама услуга рассматривалась либо как специфический товар, либо процесс, либо неосязаемое действие.
Поскольку даже несмотря на примеры активного государственного участия в процессе оказания услуг или предоставления условий для получения благ населению, в Российской Федерации к услугам все еще относились как к частноправовой категории. Т.е., все еще сохранялось отношение к ней как элементу частной экономической деятельности, а не государственной, а поскольку экономика регулируется гражданским правом (и смежными с ним отраслями), то услуга также регулируется нормами гражданского права. А, следовательно, принципами гражданского права такими как: автономность воли сторон, имущественная самостоятельность, невмешательство третьих лиц (в том числе и государства) в эти отношения, диспозитивность регулирования. Причем, основываясь на последнем из нами указанного принципа, все отношения по поводу оказания услуги или получения блага могут быть урегулированы самими сторонами без участия государства. Участие последнего же возможно лишь при грубом нарушении прав, которые чаще всего приводит нарушению прав третьих лиц, а именно – при судебном рассмотрении споров.
Дальнейший анализ показывает, что ближе к новому тысячелетию, в связи с развитием рынка товаров и услуг, отношение к услуге несколько трансформируется с учетом такой зависимости рынка как заказ товара (услуги), запросы рынка товаров (услуг), стоимость. Причем, в отношении последней характеристики еще в 1970-х годах в Большой Советской Энциклопедии было указано на такую характеристику услуги как отсутствие цены, но наличие стоимости [11]. Аргументируется эта характеристика в советском государстве тем, что услуга, пусть и нематериальное явление, но предоставляется в результате чьего-либо труда, а всякий труд должен быть оплачен. Поэтому сама услуга, как нечто неовеществленное, нематериальное благо, безусловно, не имеет цены, но деятельность, которая оформляет предоставление этого блага, должна быть оплачена, должна быть установлена оплата любой деятельности, будь то: работа, труд, трудовая деятельность, служебная деятельность и т.д.
В конце ХХ века и в первом десятилетии ХХI века услугу прямо характеризуют как экономическое благо [9], нематериальное благо, но выступающее в качестве определенного действия, функций или операций [13], на которые имеется спрос и цена (т.е., уже подразумевается конкретная цена, а не только стоимость), потребляемое на месте и не передающееся другим лицам.
А с учетом развития в ХХI веке рынка услуг и товаров, этот перечень действий постоянно увеличивается, что влечет необходимость увеличения числа определений по всем сферам жизни общества. В связи с чем, иногда при слишком упрощенном подходе к раскрытию данного понятия в нем перечисляют лишь оказываемые виды деятельности. То есть определение понятия услуги дается через указание на конкретные действия, которыми являются содержание это услуги, что само по себе представляет замкнутый круг содержания понятия. Связано это, прежде всего с заимствованием отношений в условиях развивающихся международных связей, которые в отечественном законодательстве еще не регулируются.
В дальнейшем, словари этого тысячелетия вместе с указанием на такую характеристику услуги как «благо», уже добавляют и ее стоимостную характеристику (то, о чем было сказано в Большой Советской Энциклопедии, 1977 г.), в результате чего услуга рассматривается как любая оплаченная выгода [22, с. 14–15]. При этом постоянно указывается, что услуга – это: процесс, вид результата деятельности, непроизводственная деятельность, работа выполняемая на заказ. Таким образом, продолжается смешение понятий работа и услуга – указывается, что услуга – это работа, причем указывается, что услуга как работа не приводит к появлению нового самостоятельного продукта [12]. Однако по нашему мнению это спорная характеристика, которую можно использовать лишь при даче определения таким видам услуг (работ) как: транспортировка кого-либо или чего-либо, сдача имущества в найм (аренду), передача прав на использование авторских и патентных прав, лицензий, торговых марок (знаков) и иных объектов интеллектуальной собственности, выполнение обязательств не совершать чего-либо, подготовка товаров к продаже, хранение или охрана.
В указанном перечне, который на наш взгляд все же является услугами, а не работой (по классическому гражданско-правовому подходу, где работа не действия, направленные на получение материального результата), в результате деятельности действительно не производится ничего нового, а лишь используется уже готовый объект прав, который не претерпевает каких-либо изменений.
Однако в следующих действиях, на наш взгляд, в конечном итоге получается либо новая информация, либо дополнительные права, либо получение новой информации, либо обработанный товар: посреднические и представительские действия (новые права у представляемых), бытовые (получение блага), жилищно-коммунальные (получение блага), услуги связи (получение-передача информации), обработка информации (создание баз данных), рекламные (получение потребителями новых сведений о рекламном продукте), инновационные (усовершенствование, новый продукт), консультационные (предоставление информации в результате обработки имеющейся информации), информационное обеспечение (предоставление информации, средств связи, баз данных и пр.), подготовка товаров к продаже, включая дробление партии (новая форма товара), сортировка (новая форма товара), упаковка (новая форма товара), переупаковка (новая форма товара), производство товаров по заказу из давальческого материала (новый товар).
Так, если анализировать определения, данные в экономических словарях [8; 9; 13; 17; 23; 27, с. 718; 30-32; 36; 39] по большинству указанных в них видов услуг, можно сделать вывод, что определения состоят из логического круга, когда определение услуги дается через перечисление действий, которые являются предметом услуги; либо путем ограниченного указания характерных особенностей конкретной специфической услуги.
Вместе с тем, имеются в определениях и указания на особенности, которые не связаны со специфической деятельностью, но на наш взгляд, относимы ко всем услугам:
- направленность на удовлетворение потребностей человека как индивидуума или члена общества;
- непосредственное или опосредованное предоставление блага;
- способствование в осуществлении любого дела;
- нетоварная характеристика;
- результат выражается в полезном эффекте, который удовлетворяет запросы заказчиков услуги;
- новация качества уже имеющегося продукта;
- создание желаемого результата (целесообразность деятельности);
- прямое противопоставление деятельности, основанной на трудовых отношениях («… за исключением деятельности, основанной на трудовых отношениях»);
- мероприятия по реализации деятельности для сторонних объектов;
- организации деятельности по взаимодействию между заказчиком и реализатором заказа (перевозчиком);
- обеспечение материального или нематериального (интеллектуального) вклада при реализации заказа;
- оптимизация отдельных показателей объекта (предмета, продукта и т.д.);
- иногда специально указывается на платность услуги, как основную характеристику; платность деятельности связана с использованием собственных ресурсов исполнителя услуги;
- возмещение издержек при оказании услуг по удовлетворению общественных потребностей из государственного бюджета;
- перечисление субъектов-исполнителей: государственные или частные организации; различные организации или учреждения без указания на форму собственности; аппарат организации («аппарат страховой компании»); банки; и пр.;
- адресаты услуг: организации или физические лица; личные потребности населения (т.е., все общество в целом); отдельные категории – дети, престарелые и специальные категории лиц с ограниченными возможностями; и т.д.
Таким образом, чаще всего речь идет об узкоспециальной характеристике деятельности, как основного элемента в определении услуги.
Кроме такого подхода, основанного на указании деятельности, при характеристике определенного вида услуг указывают на «целесообразную деятельность», результат которой выражается в полезном эффекте [35]. Повторяется, что услугой является благо, предоставляемое в виде деятельности [33, с. 418]. Также повторяется и изначальная характеристика о потребляемости [29] услуги в процессе ее предоставления, а также о непроизводственном [30] характере деятельности при оказании услуг.
Таким образом, в первом десятилетии XXI века сервисные отношения можно охарактеризовать как период формирования уже публично-правового подхода к определению услуг, а не частноправового. Это влечет необходимость участия государства, прежде сего в процессе нормативной регламентации процесса их оказания. Кроме того, поскольку: в качестве адресатов услуг выступают слабозащищенные категории населения; предусматривается возмещение издержек государством при реализации общественно значимых потребностей и т.п., речь уже идет о заочном участии государства в этих сервисных отношениях через уполномоченные органы и организации. Т.е., в этот период в российском государстве пусть и не в полной мере¸ но реализуется постнеклассическая теория оказания публичных услуг [5].
Во втором десятилетии нашего века (2010-е гг.) отношение к услуге все еще строится на ее неосязаемости, несохраняемости и непостоянстве качества, отсутствии появления нового материально-вещественного продукта, неотделимости от источника. А, кроме того, – услуга, это все еще действия, направленные на потребителя, это деятельность поставщика или производителя, это взаимодействие заказчика и исполнителя, производителя и потребителя, причем это деятельность без материально выраженных результатов, которые тем не менее, реализуются и потребляются в результате получения услуги. Иногда к услуге относят товары, производство, передача и потребление которых, происходит одновременно, т.е. в процессе получения услуги (так вводится «потребляемость» как характеристика услуги).
Однако в экономических словарях со ссылкой на Налоговый кодекс РФ [1] уже даются определения, содержащие указание на результативность (хотя и не материальную): «Услугой, для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности».
Вместе с тем, если анализировать юридическую словарную литературу, то мы опять сталкиваемся с характеристикой услуги через специфические виды деятельности. В частности, указывается: деятельность, направленная на удовлетворение потребности в чем-либо [14]; деятельность по изготовлению чего-либо, созданию чего-либо [6]; продукт деятельности по созданию, перевозке, приеме, передачи, доставке, привлечение или использование и т.д. [14]. Причем в этих характеристиках речь идет уже не только о констатации процесса, о создании чего-либо нового, о материальном результате либо о материальном подтверждении полученного результата. Таким образом, услуга осязаема или неосязаема, несохраняема, неотделима от источника, которым выступает человек, синхронность оказания и получения; производственная или непроизводственная. В остальном же основные черты услуги как деятельности по предоставлению блага совпадают с ранее указанным анализом понятия услуги в экономической мысли.
Однако не все эти признаки услуги неоспоримы, особенно в области оказания услуг государственными и муниципальными органами неограниченному кругу лиц. Так, признак «любая услуга оказывается человеком», «услуга имеет признак эксклюзивности» [34, с. 51] не соответствует характеристике государственных (муниципальных) услуг, поскольку они предоставляются на основе стандартов содержания (т.е. – они должны быть одинаковы) и в соответствии с установленным регламентом процедуры.
Интересным представляется трансформация отношений по оказанию (совершению) государственных и муниципальных услуг по сравнению, к примеру с определением, данным в Законе о внешнеторговой деятельности [3], которое отражает общий подход к определению «услуга». Так, если в 90-е годы услуга, априори считалась антиподом работы, которая представляет собой основанную на трудовых отношениях деятельность, то в настоящее время отдельные служебные обязанности направлены именно на оказание (предоставление) услуг от имени органов власти в результате осуществления именно трудовых отношений, где исполнитель и является участником этих правоотношений, а заказчик (адресат услуги) – нет. Связано это с серией легальных определений¸ данных в отдельных нормативных актах, на государственном уровне регулирующих предоставление населению услуг, начиная с принятия в 2010 году Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» [2], в котором государственная услуга определена как «деятельность по реализации функций соответственно федерального органа исполнительной власти, государственного внебюджетного фонда, исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, а также органа местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, переданных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (далее – органы, предоставляющие государственные услуги), которая осуществляется по запросам заявителей в пределах, установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, полномочий органов, предоставляющих государственные услуги» [2]. Тем самым, начинается этап уже легального предопределения понятия услуги, несмотря на сохранение участия теоретических исследований данной области (что не является целью этого исследования).
Таким образом, подводя итог краткого анализа доктринальных и этимологических представлений предлагается следующее определение услуги с учетом постнеклассической теории публичных услуг [5], где основную роль в предоставлении благ населению должны играть публичные органы власти: санкционированная государством деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных служащих, государственных и муниципальных предприятий и учреждений, иных публичных негосударственных субъектов, уполномоченных на то государством через соответствующие законодательные нормы, по предоставлению населению благ в различных областях общественной жизни, по удовлетворению законных прав и интересов человека и гражданина, организаций всех форм собственности, и которая выражает реализацию функций государства, и которая влечет возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, на платной или бесплатной основе путем непосредственного и опосредованного взаимодействия.
В результате научно-технического прогресса 19-20 в.в. произошло изменение условий, при которых человек самостоятельно удовлетворяет свои потребности, для эффективности прибегая к возможностям третьих лиц. Проявляются эти изменения в расширении подобных возможностей (расширение пространства: времени, мест, способов и т.д.) и, наоборот, в сужении возможностей и необходимости для самостоятельно удовлетворения человеком своих потребностей при помощи своего труда, независимо от других.
В связи, с чем государство обязано обеспечить удовлетворение потребностей отдельного человека; осуществлять управления потреблением, производством и обменом объектов материального мира, предоставлять услуги, необходимые для современного человека, ведущего городской (ненатуральный) образ жизни. Государство, таким образом, должно обеспечить такое управление, которое бы обеспечило предоставление гражданам необходимого объема услуг в должном количестве, качестве и на том уровне, который бы позволил своевременное их получение заинтересованными лицами. Это реализуется государственным (нормативным) регламентированием соответствующих услуг, для чего необходима их четкая классификация. Однако как показал анализ словарной и энциклопедической литературы экономической и юридической направленности, неискоренимо широкое и многообразное понимание услуги, что отражает постоянную дискуссию ученых о четких критериях для определения услуги.
  
Список использованных источников:
 
1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 № 146-ФЗ // Российская газета. 06.08.1998. № 148-149.
2. Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» // Собрание законодательства РФ. 02.08.2010. № 31. Ст. 4179.
3. Федеральный закон от 13.10.1995 N 157-ФЗ (ред. от 10.02.1999) «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» // Российская газета. 24.10.1995. № 207 (утратил силу).
4. Агабабьян Э. М. Экономический анализ сферы услуг. М., 1968.
5. Ахрамеева О.В. Соотношение публично-правовых и частноправовых начал при оказании публичных услуг населению Российской Федерации (на примере адвокатуры и нотариата) / Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2011. 26 с.
6. Барихин А.Б. Большой юридический словарь М..: Инфра-М. 2010.
7. Барциц И.Н. Публичные услуги и административный регламент их оказания. (Аналитические обзоры Института научных исследований и информации Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации: Периодическое издание (открытая серия). № 1/2008.) М.: Изд-во РАГС, 2008. 54 с.
8. Бизнес : толковый словарь / Г. Бетс [и др.]; общ. ред. И.М. Осадчей. Москва, 1998.
9. Бизнес. Толковый словарь. М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Грэхэм Бетс, Барри Брайндли, С. Уильямс и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. 1998.
10. Бизнес. Толковый словарь. М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Грэхэм Бетс, Барри Брайндли, С. Уильямс и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. 1998.
11. Большая Советская Энциклопедия. Гл. ред. О.Ю. Шмидт. [1-е изд.]. Т. 26. М.: «Сов. энциклопедия». 1977. 
12. Большой словарь. М.: Институт новой экономики. А.Н. Азрилиян. 1997.
13. Большой экономический словарь. М.: Институт новой экономики. А.Н. Азрилиян. 1997.
14. Большой юридический словарь. М.: Инфра-М. А.Я. Сухарев, В.Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003.
15. Грушевая Е.П. Обязательства по предоставлению услуг в хозяйственных отношениях // Правоведение. 1982. № 1.
16. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В.И. Даль. М., 2005. Т. 4.
17. Ефимов С.Л. Энциклопедический словарь. Экономика и страхование. М. Церих-ПЭЛ. 1996. I-X. 528 с.
18. Иваненко Л.В. Кластерная экономика. Предоставление услуг //Вестник Самарского государственного университета. 2015. № 2 (124). С. 131-137.
19. Индюков Н. П. Услуга как объект гражданского правоотношения // Проблемы права социалистической государственности и его социального управления. Свердловск. 1978. С. 32–33.
20. Конституции государств Европы: В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. Т. 3. 
21. Котлер Ф. Основы маркетинга / Ф. Котлер, Г. Армстронг, Дж. Сондерс, В. Вонг. М., СПб., К.: Вильямс, 1999.
22. Кулибанова В. В. Маркетинг сервисных услуг. СПб. : Вектор. 2006. 
23. Лозовский Л. Ш. Универсальный бизнес-словарь / Лозовский Л.Ш., Райзберг Б.А., Ратковский А.А. М.: ИНФРА-М, 1997.
24. Маркс К. Сочинения / К. Маркс, Ф. Энгельс. Т. 26. Ч. I. 
25. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. Изд.: Оникс. 2008. 
26. Панкратьева Н.Н. Система статистических показателей сферы услуг как сектора экономики // Вопросы статистики. 1998. № 4.
27. Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия. М.: 2011. 
28. Свеженцева Е.И. Законодательство России о защите прав потребителей : учеб. пособие. Курск, 1996.
29. Сироткина А.А. Договор оказания медицинских услуг: особенности правового регулирования. М., 2004.
30. Словарь бизнес-терминов. Академик.ру. 2001.
31. Словарь современной экономической теории Макмиллана. М.: Инфра-М. 1997. 608 с.
32. Словарь: бухгалтерский учет, налоги, хозяйственное право. М.: СБИ. С.М. Джаарбеков. 2001.
33. Современный экономический словарь. М.: 2004.
34. Степанов Д.И. Услуги как объект гражданских прав. М. 2005.
35. Терминологический словарь библиотекаря по социально-экономической тематике. С.-Петербург: Российская национальная библиотека. 2011.
36. Финансы. Толковый словарь. 2-е изд. М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Грэхэм Бетс, Барри Брайндли, С. Уильямс и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. 2000.
37. Челенков А.П. Маркетинг услуг: макросреда индустрии сервиса // Маркетинг. № 2. 1997.
38. Челенков А. П. Маркетинг услуг: продукт // Маркетинг. № 6. 1997.
39. Экономика. Толковый словарь. М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Дж. Блэк. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. 2000.
40. Hill T. P. On Goods and Services // Review of Income and Wealth. 1977. 23 Dec. P. 315-338.