Рейтинг@Mail.ru
Агеева Ирина Евгеньевна Анализ кластеризации региональной инновационной системы России
АНАЛИЗ КЛАСТЕРИЗАЦИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
 
ANALYSIS OF CLUSTERING OF THE REGIONAL INNOVATION SYSTEM OF RUSSIA
 
Агеева Ирина Евгеньевна,
магистрант
Саратовский национальный исследовательский
государственный университет имени Н.Г.Чернышевского,
г. Саратов, Россия
Ageeva Irina Evgenievna,
graduate student
Saratov National Research University named after N.G. Chernyshevsky,
Saratov, Russia
E-mail: ageevaie@gmanagement.ru
 
УДК 33
 
Аннотация: В статье проведено сравнение зарубежных исследований с данными России и отмечено доминирование государствнного финансирования над частным. Результаты исследования свидетельствуют о том, что в нашей стране доля малого и среднего бизнеса гораздо меньше, чем за рубежом, в нынешних экономических условиях продолжают действовать преимущественно негативные тенденции развития российских региональных инновационных систем.
Ключевые слова: инновации, инновационная система, региональная инновационная система, кластеры, развитие инноваций.
Abstract: The article compared foreign research with the data of Russia and noted the dominance of state funding over private. The results of the research show that in our country the share of small and medium business is much lower than abroad, in the current economic conditions, the predominantly negative trends in the development of Russian regional innovation systems continue to operate.
Key words: innovation, innovation system, regional innovation system, clusters, innovation development.
 
Частная инициатива является решающим фактором успеха кластера. Даже в тех случаях, когда успешные кластеры, созданные на базе университета или исследовательского центра, охватывают большое количество различных организаций, без ведущей роли предприятий в деятельности таких организаций какие-либо серьезные перспективы развития невозможны. По мнению экспертов, стабильное развитие кластеров происходит из-за преобладания участников бизнес-сообщества в высших эшелонах руководства. Таким образом, европейская система оценки качества управления кластером основана, среди прочего, на соотношении производственных предприятий и сервисных компаний в общем количестве участников, и эта доля должна быть более 50% [1, с. 48]. По меньшей мере десять российских экспериментальных кластеров не соответствуют этому критерию.
Во многих российских кластерах доминируют государственные компании, а также их дочерние и зависимые организации. Существует явный дефицит инициатив частного сектора, который служит индикатором эффективности кластеров. Роль бизнеса только возрастает, если инициатива кластера возникла в результате организованного государством конкурса с соответствующими мерами поддержки. С 2013 года в России наблюдается резкий рост влияния региональных администраций на управленческие структуры в экспериментальных кластерах. В подавляющем большинстве случаев они были учредителями специализированных организаций, созданных для координации сотрудничества между участниками, осуществления совместных проектов и т.д.
Следует различать специализированную кластерную организацию, кластерный комитет, а также иные формы высших коллегиальных исполнительных органов, функционирующих на безвозмездной основе. Специализированная организация - это подразделение оперативного управления, в котором есть участники, основной задачей которых является создание кластера. Эти участники несут персональную ответственность за конкретные направления, в которых развивается кластер, как выполняются его проекты. Примерно половина из этих организаций была сформирована как надстройка над верхней частью существующих административных органов.
Хотя региональные власти в России находятся в зависимости от законодательно установленных Правительством РФ правил, в некоторых областях имеют место «двойственные правила». Это относится, в частности, к кластерам в Москве и Московской области, Томской и Новосибирской областях. Данный фактор может ослабить легитимность официальных специализированных организаций, вызвать разногласия и еще больше дестабилизировать партнерские отношения.
Единственным средством, с помощью которого участники могут влиять на специализированную кластерную организацию, является общее собрание. Однако этот статус более формален и неэффективен, когда речь идет о принятии решений по оперативным вопросам. Таким образом, мнения участников кластера и высших коллегиальных органов управления (наблюдательного совета и прочих) редко принимаются во внимание при назначении менеджеров и других сотрудников в специализированные организации.
Международные исследования отражают совершенно противоположную ситуацию: доля частного сектора в высших органах управления кластеров, которым подотчетен исполнительный директор специализированной организации, составляет более половины. Другими словами, позиция этой категории участников является решающей [2, с. 31].
Преобладание государства в управлении российскими кластерами подкрепляется его статусом основного источника финансирования (рис. 1).
 
Рисунок 1
 
Источники финансирования деятельности специализированных пилотных региональных инновационных кластерных организаций в России, (%)
 
geevs 
 
Слабо разработанный механизм выплаты ежегодных членских взносов является признаком слабого влияния членов кластера на деятельность специализированных организаций. Из четырех респондентов, отметивших членские взносы в качестве источника пополнения бюджета, две некоммерческие организации не являются специализированными организациями в своих кластерах. В двух других случаях Дубна (кластер ядерной физики и нанотехнологий в Дубне) и Камский инновационный региональный производственный кластер (Республика Татарстан) классифицируются как некоммерческие партнерства. В то же время отсутствует информация о том, действительно ли собраны указанные членские взносы и какая доля данных взносов учитываются в бюджетной структуре специализированных организаций.
В отличие от России, в других странах структура финансирования более диверсифицирована: наибольшая доля частных средств поступает из членских взносов, а остальная часть - из дополнительных платных услуг (рисунок 2).
 
Рисунок 2
 
Мировая структура финансирования специализированных кластерных организаций, (%)
 
geefg
 
Одним из ключевых критериев, лежащих в основе влияния бизнес-сообщества, является доля малого и среднего бизнеса (МСБ) в общем количестве участников кластера. В рамках так называемой европейской модели они обычно доминируют и являются основными бенефициарами государственной поддержки. Показатели для МСБ были включены в систему критериев отбора пилотных кластеров России. Выяснилось, что доля таких компаний в общем количестве участников значительно отстает от европейских уровней. Наибольшее значение наблюдалось в кластерах ИКТ, однако, если не брать в расчет эти данные, то доля таких организаций падает с 34% до 19% [3, с. 73].
Кроме того, участие как таковое, с технической точки зрения, не означает наличия реального вклада в совместные проекты, финансируемые государством. Анализ программ, представленных Минэкономразвития России в 2012 году, показывает, что в большинстве случаев проекты малого и среднего бизнеса составляют малую долю от общего количества или отсутствуют вовсе. В российских кластерах доминируют крупные компании и государственные органы.
Способность кластера продемонстрировать развитие частных инициатив означала бы существенную трансформацию, которая позволила бы кластеру отправиться на путь самоподдерживающегося развития. Такие учреждения смогут продолжить развиваться и после того, как государственная поддержка закончится, станут движущей силой экономического роста в соответствующих регионах. В России данный фактор является в большей или меньшей степени явным недостатком региональных инновационных систем. Поэтому их стратегия развития и меры государственной поддержки требуют корректировки.
  
Список использованных источников:
 
1. Линдквист Г., Кетелс К., Кластерная инициатива Greenbook 2.0. 2013. Стокгольм
2. Маскайкин Е.П. Понятие, содержание и модель региональной инновационной системы // Креативная экономика. 2009. № 8 (32). С. 66-74.
3. Хагенауэр С., Кергел Х. Минимальные требования для кластерных организаций. Европейская инициатива по повышению кластерного потенциала.URL:http://www.cluster-excellence.eu/fileadmin/_cluster-excellence/grafiken/20111128_European_Cluster_Excellence_BASELINE_web.pdf (Дата обращения 15.10.2017).