Рейтинг@Mail.ru
Евгажукова Алина Юрьевна Современное состояние и тенденции развития сельских территорий Северо-Кавказского федерального округа
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНО-ГО ОКРУГА (СКФО)
 
THE CURRENT STATUS AND TRENDS OF THE RURAL DEVELOPMENT OF THE NORTH-CAUCASUS FEDERAL DISTRICT (NCFD)
 
Евгажукова Алина Юрьевна,
магистрант
Кабардино-балкарский государственный аграрный университет им. В.М. Кокова,
г. Нальчик, Россия
Evgazhukova Alina Yu.,
Master's Degree Studen
Kabardino-Balkarian state agricultural university of V.M. Kokov,
Nalchik, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Абазова Марьяна Вячеславовна,
кандидат экономических наук
Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет им. В.М. Кокова,
г. Нальчик, Россия
Abazova Maryana V.,
Ph.D. in Economy
Kabardino-Balkarian state agricultural university of V.M. Kokov,
Nalchik, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 338.2
 
Аннотация: В данной статье рассмотрены концепции устойчивого развития сельских территорий.
Ключевые слова: сельские территории, эффективность, сельскохозяйственная продукция, сельское хозяйство, агропромышленный комплекс.
Abstract: In this article, the concepts of sustainable development of rural areas.
Key words: rural areas, efficiency, agricultural products, agriculture, agro-industrial complex.
 
Состояние любого объекта – будь то природный или же социальный, естественный или искусственный, индивидуальный или коллективный – определяют его динамика, основные структурные и динамические тенденции. Для оценки состояния устойчивого развития сельских территорий СКФО можно использовать натуральные и стоимостные показатели, индивидуальные и агрегированные, единичные или первичные и относительные или вторичные [2]. Исходя из существующей практики оценки и описания состояния развития сельских территорий наиболее часто используют следующие показатели: валовая продукция сельского хозяйства, доля продукции сельского хозяйства в ВРП, численность населения проживающего в сельской местности, численность занятых в сельском хозяйстве, душевые доходы населения проживающего в сельской местности, площадь сельскохозяйственных угодий, площадь пашни, сенокосов и проч., стоимость основных производственных фондов, сосредоточенных в сельской местности, их отраслевая и предметная структуры и т.д.
Земельные ресурсы – основные ресурсы сельских территорий и поэтому от эффективности их использования зависит динамика развития самих сельских территорий. Внутри земельных ресурсов основными системообразующими выступают посевные площади. Поэтому динамика и структура посевных площадей характеризует эффективность использования основного ресурса сельских территорий [6].
Одна из основных тенденций, которую мы наблюдаем в последние десятилетия – снижение удельного веса занятых в сельском хозяйстве. Это связано как с научно-техническим прогрессом, в результате которого происходит высвобождение рабочей силы из сельскохозяйственного производства и др. отраслей экономики и переброска её в новые, обусловленные научно-технической революцией и социальным прогрессом по отраслям и видам деятельности, так и снижением удельного веса сельского хозяйства в национальном хозяйстве. В то же время следует заметить, что первая тенденция все же оказывает более сильное влияние, чем вторая.
Доля занятых в сельском хозяйстве СКФО оказывается более чем в два раза выше, чем в среднем по РФ. Последнее объясняется рядом причин. Прежде всего, низким уровнем развития производительных сил на территории округа. Кроме того, традиционным укладом жизни в субъектах СКФО. Не менее важное значение имеет система жизнедеятельности и институциональная система организации производства. По-видимому, все это в совокупности, а также ряд других факторов и условий обусловили более высокий в округе удельный вес занятых в сельском хозяйстве, чем в среднем по России [5].
Наряду с упомянутыми научным, техническим и социальным прогрессом важным источником выступает численность сельского населения и миграция. Последние два фактора выступают абсолютными источниками пополнения/снижения численности занятых в сельском хозяйстве [3].
По-видимому, упомянутые тенденции не могли не сказаться так или иначе на динамике численности занятых в сельском хозяйстве, а через это также и на эффективности развития сельских территорий исследуемого макрорегиона. Однако, если мы признаем, что численность сельского населения оказывает влияние (причём это влияние может оказаться как позитивным, так и негативным в зависимости от размера численности сельского населения) на развитие сельских территорий, то следует рассмотреть такой важный источник прироста сельского населения территорий как миграция. Миграция, наряду с естественным приростом/снижением (смертностью) является в развитых странах важным источником формирования рабочей силы. В России миграционный фактор стал проявлять себя в полную силу ещё в 90-е годы. Но не менее значимо его участие в формировании текущих, и в особенности средне и долгосрочных тенденций развития территорий в 2000-е годы.
Прирост численности сельского населения и снижение доли занятых в сельском хозяйстве субъектов СКФО можно квалифицировать как две противоположные или разнонаправленные тенденции, которые имеют для развития сельских территорий важное значение [7]. Объяснить эти две тенденции можно следующим образом. По-видимому, происходит рост численности неработающих (пенсионеров и людей нетрудоспособного возраста) в сельской местности СКФО; на что указывает рост численности пенсионеров и рост рождаемости среди сельского населения СКФО. Но этого недостаточно. Другим направлением снижения численности занятых в сельском хозяйстве является рост численности занятых вне сельского хозяйства: в сфере услуг, культуры, государственном и муниципальном управлении и т.п. Эти предположения подтверждаются статистическими данными. Речь идёт о процессе диверсификации экономики сельских территорий. За последние годы на территории СКФО, в связи с активным развитием туризма и отдыха стали активно развиваться сектора сельской экономики, связанные с обслуживанием туристов и отдыхающих. На селе стали формироваться целые кластеры производств, связанные с облуживанием отдыхающих. Широкое распространение получили предприятия торговли сувенирами, общественное питание, ремесла и т.п. Однако, в связи с мероприятиями сочинской олимпиады, а также частые контртеррористические операции негативно сказались на динамике индустрии отдыха и туризма в субъектах СКФО. Все это стимулировало миграцию как внутри регионов, так и за их пределы. Поэтому если до 2010 г. в СКФО наблюдался прирост мигрантов, который хотя и уступал в целом по РФ, но имел положительное сальдо, хотя и со снижающей динамикой, то уже с 2011 г. происходит абсолютное снижение миграционного коэффициента. Прирост вырождается оттоком. Причём имеет тенденцию роста. Другое дело, что эта отрицательная миграция сказывается преимущественно на городской экономике и городском населении. Но при этом в силу наличия гравитационных связей между городской и сельской экономиками в региональных системах, она же негативно отзывается на отдельных параметрах сельской экономики. В частности, образовавшиеся вакансии в городах становятся центрами притяжения сельского населения и в первую очередь рабочей силы. В результате сельская экономика недосчитывается необходимых объёмов рабочей силы [5]. (Полагаем, что это становится одной из основных причин снижения доли занятых в сельском хозяйстве).
Транспортные коммуникации по общему признанию выступают одним из основных факторов развития территорий. Более того, опыт показывает, что сельские территории проигрывают городским именно в силу отсутствия эффективных коммуникаций и в первую очередь транспорта. С появлением железных дорог, которые, собственно, и ознаменовали утрату сельскими территориями доминирования и гегемонию городских территорий, интенсивность городских территорий стала выше, а с нею повысилась также и эффективность этих территорий. Согласно многим исследованиям, уровень развития сельских территорий находится в прямо пропорциональной зависимости от состояния транспортных коммуникаций и в частности железных дорог. Поэтому плотность железных дорог выступает своеобразным критерием уровня развития территорий. В целом ситуация с плотностью железных дорог остаётся достаточно низкой [8]. По данному показателю Россия уступает развитым странам и многим развивающимся (Китаю, Индии, Турции и др.). На сегодня плотность железных дорог в России составляет 50 км на 10000 кв. км. Причём эта цифра не менялась с 2000 г. В СКФО плотность железных дорог выше чем в среднем по РФ в 2,5 раза. Нo при этом следует указать на неустойчивую динамику. Так если в 2000 г. плотность составляла 125 км на 10000 кв. км, то в 2012 г. 123, т.е. оказывается ниже почти на 1,5%. При этом следует указать на то, что прироста железных дорог не производилось в макрорегионе с 2005 г. Внутри макрорегиона ситуация ещё более пёстрая. Наиболее обеспеченной с точки зрения железных дорог в СКФО выступает Чеченская республика – 195 км на 10000 кв. км территории. Причём следует указать на то, что в 2000 г. этот показатель составлял 178 км, т.е. прирост составляет 109%. Плотность железных дорог в Чеченской Республике выше, чем в среднем по России почти в 4 раза (по данному показателю ЧР находится на 26 месте среди субъектов РФ) и выше, чем в среднем по СКФО более чем в 1,6 раза. На втором месте по плотности железных дорог в СКФО находится РСО-Алания с плотность 180 км. Причём следует указать, что в отличие от Чеченской республики в Осетии плотность не менялась с 2000 г. На третьем месте находится Ставропольский край – 139 км. Но здесь плотность в 2012 г. оказалась ниже чем в 2000 г. почти 2,1%. Все остальные регионы СКФО имели плотность ниже, чем в среднем по СКФО. Наиболее низкой плотность железных дорог остаётся в КЧР – 35 км на 10000 кв. км. Плотность железных дорог в Карачаево-Черкессии оказывается в 1,5 ниже, чем в среднем о РФ и почти в 3 раза ниже, чем в среднем по СКФО.
Исходя из имеющихся данных, а также исследований можно предположить в качестве одной из причин низкого уровня развития региональных экономик СКФО, и в первую очередь сельских территорий, низкую плотность железных дорог. Оторванность больших массивов населения, территорий от рынков сбыта сырья, рабочей силы и продукции, слабые транспортные коммуникации оказываю определённую (а порой решающую) роль при формировании динамики развития сельских территорий.
Автомобильный транспорт отличается большей мобильностью и своеобразной демократичностью по сравнению с железными дорогами и воздушным транспортом. И в этом смысле он оказывает более непосредственное влияние на динамику территорий и в особенности сельских территорий [2]. Это относится в полной мере к субъектам СКФО, расположенным в горной местности и содержащих в своём составе высокий удельный вес гор и горных территорий, в которых невозможно или же накладно использовать железнодорожный транспорт. По общему показателю плотности автомобильных дорог общего пользования с твёрдым покрытием субъекты СКФО опережают среднероссийский показатель более чем в 6 раз. Наиболее худшее положение в данном макрорегионе наблюдается в Ставропольском крае – плотность 222 км на 1000 кв. км территории. По данному показателю Ставропольский край занимает 33 место в РФ. Следующим по данному показателю Карачаево-Черкессия – 297 км, что ниже среднего по СКФО почти в 1,4 раза и занимает КЧР 23 место среди субъектов РФ. Наилучшее положение в Республике Северной Осетии-Алании – 663 км, что выше среднероссийского показателя почти в 12 раз и лучше среднего по СКФО почти в 2 раза. Общее место среди субъектов РФ – 4. На один пункт от РСО-Алания отстаёт Республика Ингушетия и на четыре пункта Кабардино-Балкарская Республика.
Конечно использование ресурсов сельских территорий – посевных площадей, рабочей силы, населения, основных фондов, транспортных и иных коммуникаций и проч. – важный аспект оценки состояния развития сельских территорий и сельской экономики, но требуется знать также и другой аспект, связанный с восстановлением потенциала с тем, чтобы оценить возможности данной системы [1]. Это направление многопланово, имеет различные индикаторы. Для своего измерения требует использование различных методик и показателей. Однако, не углубляясь в нюансы данного аспекта, можно заметить, что он может быть достаточно адекватно выражен через инвестиции в сельское хозяйство как основную отрасль сельской экономики и основной профиль сельской местности. Таким образом, что сельские территории и сельское хозяйство в субъектах СКФО недоинвестированно, можно утверждать достаточно уверено. Последнее делается на основании сопоставления, во-первых, лучших в макрорегионе региональных АПК, которые с увеличением инвестиций в сельское хозяйство увеличивают отдачу (например, Ставропольский край, КБР и др.), во-вторых, сравнивая лучшие региональные АПК страны (например, Белгородской, Липецкой, Московской, Новосибирской областей, Краснодарского и Алтайского краёв), не говоря о мировом опыте. Опыт перечисленных субъектов показывает, что с ростом инвестиций в сельское хозяйство и в сельские территории стимулируется рост АПК и региональной экономики. Сдерживание в инвестициях и тем более недоинвестирование сельских территорий ведёт к низким показателям не только сельского хозяйства, но и в целом региональной экономики [4].
 
Список использованных источников:
 
1. Абазова М.В., Татуева Ф.Б. Рыночная система хозяйствования: преимущества и недостатки // Terra Economicus. 2012. Т. 10. № 3-3. С. 21-24.
2. Балкизов М.Х., Дзанайты Х.Г., Уртаев З.М. Технический потенциал аграрного производства: состояние и перспективы развития // Международные научные исследования. 2016. № 3 (28). С. 335-342.
3. Боготов Х.Л. Организационно-экономический механизм функционирования и государственного регулирования АПК регионов // Известия Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета им. В.М. Кокова. 2016. № 4 (14). С. 104-109.
4. Буздов З.З. Направления институциональных преобразований в аграрном секторе экономики // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2006. № 1. С. 100-102.
5. Гайдук В.И., Микитаева И.Р., Формирование трудовых ресурсов в аграрной сфере // Экономика сельского хозяйства России. 2016. № 9. С. 26-29.
6. Гятов А.В., Кушхова Б.А. Формирование институциональных факторов роста региональных экономик // Конкурентоспособность в глобальном мире: экономика, наука, технологии. 2016. № 2. С. 52-56.
7. Тогузаев Т.Х., Кушхова Б.А., Макитова З.Т. Государственная поддержка сельского хозяйства в регионах с помощью субсидий // Конкурентоспособность в глобальном мире: экономика, наука, технологии. 2017. № 4-1 (37). С. 162-166.
8. Шогенов Б.А., Кушхов А.П. Исследование закономерностей трансформаций и развития регионов Северо-Кавказского федерального округа // Фундаментальные исследования. 2015. № 7-1. С. 222-226.