Рейтинг@Mail.ru
Райымбаев Чаткалбай Кенейбаевич Проблемы формирования современной системы финансирования социального обеспечения в Кыргызской Республике
ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
 
PROBLEMS OF FORMATION THE MODERN SYSTEM OF FINANCING SOCIAL SECURITY IN THE KYRGYZ REPUBLIC
 
Райымбаев Чаткалбай Кенейбаевич,
кандидат экономических наук
Кыргызско-Узбекский университет,
г. Ош, Кыргызстан
Rayymbaev Chatkalbai K.,
Ph.D. in Economics
Kyrgyz-Uzbek University,
Osh, Kyrgyzstan
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 364.013
 
Аннотация: В данной статье рассмотрены экономико-правовые основы социального обеспечения, а также источники и методы финансирования социальной сферы Кыргызской Республики с учетом региональных особенностей.
Ключевые слова: социальное обеспечение, внебюджетные фонды, государственная политика, социальная защита, местное самоуправление.
Abstract: This article examines the economic and legal basis of social security, as well as the sources and methods of financing the social sphere of the Kyrgyz Republic, taking into account regional characteristics.
Key words: social security, extra-budgetary funds, state policy, social protection, local self-government.
 
Экономические трудности, связанные с противоречиями переходного периода, тесно переплетены с обострением проблем развития социального обеспечения. Ключевую роль среди последних играют финансовые проблемы, определяющиеся состоянием и возможностями источников ее финансирования, а также эффективностью использования имеющихся финансовых ресурсов [1-2]. В социальной сфере эти проблемы приобретают острый характер, поскольку приходится увеличивать средства (инвестиции) для населения, а также в объекты для того, чтобы удовлетворить растущий спрос на социальные нужды [3-4].
На современном этапе решение многих задач, в том числе в социально¬культурной сфере осуществляется на базе использования математических методов и вычислительной техники.
Разумеется, что использование экономико-математической модели предусматривает использование ограничителей по широкому спектру показателей, к числу которых можно отнести лимиты инвестиций и материально-технических организаций, сроки строительства и другие, а также выбор критерия решения задач.
Определенное значение имеет также характер труда. Долгое время, согласно установившемуся в экономической теории стереотипу труд в отраслях сферы услуг в целом (за исключением услуг транспорта, торговли, бытовых жилищно-коммунальных услуг) рассматривался как непроизводительный. Его практическое значение состояло в том, что им, по существу, оправдывался остаточный принцип финансирования этой сферы, преимущественно за счет бюджетных ассигнований.
На самом деле, истина состоит в том, что некоторые отрасли социальной сферы (образование, здравоохранение, культура, спорт и др.) являются производителями образовательных, медицинских и др. услуг, которые также как любой товар продаются и покупаются [5-6]. Труд работников отраслей социальной сферы является производительным, а услуги, произведенные в них имеют ценность и по¬требительную стоимость.
В добавление к тому, что сказано выше, можно утверждать, что отрасли социальной сферы, будучи идентичными, производственной функции подчиняются общим закономерностям экономических процессов. Это означает, что преобладание государственных форм финансирования социальной инфраструктуры при всей своей неоднозначности наталкивается на ожесточающиеся ресурсные ограничения в нынешней кризисной экономической ситуации. Кроме этого актуальной остается проблема повышения отдачи ресурсов и их эффективного использования. То, что направлено, сегодня, на осуществление социальных программ не только не достаточно, но и во многом не понятны источники и каналы их поступления.
В социальной сфере ныне введено платное обслуживание, например, платное медицинское обслуживание, платные образовательные услуги и др. [7-8].
Казалось бы, выход найден, но начатое дело до логического завершения не доведено.
Говоря об эффективных путях управления развитием социальной сферы, следует сказать, прежде всего, о выборе более рациональных приоритетов социального обеспечения, в особенности на региональном уровне [9-10], переориентировав систему социально-культурного обслуживания от решения преимущественно ведомственных задач на удовлетворение интересов конкретных потребителей. Равный доступ населения к предоставляемым услугам может быть реально гарантирован только в рамках определенной территории, что предполагает делегирование функций развития социальной сферы местным органам управления на подведомственной им территории [11-12].
Определяющими предложениями развития этого процесса являются расширение полномочий и усиление ответственности местных органов власти в решении социально-экономических задач [13-14].
Но, до сих пор, на практике не увязано состояние экономической и финансовой базы органов местного самоуправления с результатами хозяйственной деятельности всех предприятий (организаций), расположенных на данной территории. Поэтому руководители предприятий не заинтересованы в комплексном развитии территории, а местная власть в развитии предприятий. Кроме этого, сейчас трудно формировать самостоятельные местные бюджеты, которые соответствовали бы целям и задачам социально-экономического развития территории.
Меняются и представления о ресурсах самоуправления. Новые отношения собственности и взаимоотношения с бюджетом ориентируют местные органы власти на поиск и создание собственных средств, в отличие от прежних ориентиров на вышестоящие органы. В частности это подкреплено тем, что органы самоуправления вправе создавать хозяйствующие субъекты для осуществления хозяйственной деятельности. Другими словами, теперь органы местного самоуправления могут заниматься собственной экономической деятельностью в т. ч. и на коммерческой основе. Однако в реальности задача создания собственной экономической базы сталкивается с трудностями.
Нынешний порядок социального обеспечения построен по довольно сложной схеме. В ней определенную долю составляют выплаты и льготы, которые населения получают от общественных фондов потребления. Эти выплаты и льготы одинаковы для всей территории Кыргызской Республики. Это и верно, поскольку в основу предоставления их, местные условия никакой роли не играют.
Удельный вес местных бюджетов в совокупности всех бюджетов составляет небольшую долю, кроме этого, средства местных бюджетов должны быть расширены. На наш взгляд, как органы государственной власти соответствующей территории, местные органы должны обладать значительными финансовыми ресурсами в виде бюджетных и внебюджетных средств, прежде всего, для целей развития социальной сферы и решения ряда, других проблем. Причем их роль и значение должны постепенно увеличиваться, доводя централизованные ассигнования на социальное развитие территорий для минимальных размеров.
Основная идея здесь заключается в том, чтобы усилить зависимость местных бюджетов от уровня экономического развития соответствующих территорий и обеспечивать относительную стабильность в удовлетворении финансовых потребностей местных органов управления.
Разумеется, решить эту проблему возможно путем определения налоговых доходов, полностью зачисленных в бюджет первичного уровня местного самоуправления, перечня местных налогов и сборов и пошлин, которые вправе устанавливать местные органы управления, а также тех, которые частично, в виде отчислений, распределяются между ними.
Однако, в этом случае, нам бы пришлось иметь дело с разными нормами налоговых поступлений в различных территориях, что еще более запутало бы налоговую политику и способствовало бы «местническому беспределу».
В силу того, что социально-экономическое развитие регионов происходит неравномерно, формирование финансовых ресурсов для удовлетворения потребностей своего населения в социальных благах, в особенности в той части, где источником финансирования являются местные бюджеты, существенно отличается. Меньше из них просто не могут обеспечить за счет собственных и закрепленных доходов финансирование учреждений социальных сфер.
Таким образом, в финансировании социальной сферы наблюдается две тенденции и обе не самые лучшие. С одной стороны, наблюдается диктат центральных (республиканских) ветвей власти в определении, распределении финансовых ресурсов и их нормативов, что не может не порождать иждивенческие настроения, а также некоторую обезличку. С другой стороны, объективно нельзя использовать существенную часть финансирования социальной сферы на местные бюджеты, поскольку в силу заметных их различий в различных территориях они не могут гарантировать нормальное и стабильное социальное обеспечение.
Поэтому существующий порядок социального обеспечения, когда законодательством гарантировано удовлетворение ряда потребностей, любому гражданину независимо от возможностей бюджета того или иного органа местного самоуправления в какой-то мере можно оправдать.
Более того, различия социально-экономического развития территорий также компенсируются и регулируются, путем передачи местным бюджетам части общереспубликанских налогов, сборов и платежей, исходя из соответствующих социально-экономических нормативов бюджетной обеспеченности населения устанавливаемых законодательным органом республики.
Однако, указанный порядок, составляя так называемый минимальный размер бюджетов и местный источник доходов, на наш взгляд, следует усовершенствовать. Поскольку согласно действующему порядку отсутствует четкое определение по составу нормативов бюджетной обеспеченности населения территории, ограничивается ли он расходами по текущему содержанию социально-культурной сферы и другой деятельности в пределах бюджетного года, или должен включить в себя и суммы, необходимые для осуществления капитального строительства.
Поэтому, на наш взгляд, при определении расходов, которые местные органы управления производят населению в области социального и медицинского обеспечения необходимо [15-20]:
- увеличить удельный вес расходов, покрываемых за счет органов местного самоуправления, средств предприятий и организаций данной территории и централизованных поступлений, делегированных местным органам управления;
- полнее учитывать направления ассигнований: текущее содержание учреждений социальной сферы;
- поощрять дополнительное финансирование социальной сферы за счет резервов органов местного самоуправления.
В свою очередь резервы могут быть образованы различными путями на законной основе (за счет предпринимательской деятельности территории, удачного изучения и использования конъюнктуры рынка и т.д.). При этом такие резервы обязательно должны быть отражены в балансах общих ресурсов на территории.
В обобщенном виде модель свободного финансового баланса социаль¬ной сферы территории можно представить следующим образом:
Э= Б+Вф+К+Ао+Сн+Сс / Вп -> мах,
где Э - степень обеспеченности финансовыми ресурсами социальной сферы, отчасти определяемой степень удовлетворения потребностей в услугах;
Б - бюджетные средства всех уровней, включая местные бюджеты;
Вф - внебюджетные фонды;
К - кредитные ресурсы (коммерческие банки);
Ао - средства акционерных обществ и предприятий местных органов управления;
Сн - средства населения;
Сс - собственные средства предприятий социальной сферы, в том числе социальной инфраструктуры;
Bп - верхний предел финансирования, норматив ресурсов, необходи-мых для удовлетворения научно-обоснованной потребности в данном виде услуг.
Из указанной формулы видно, что бюджетное финансирование является только частью ресурсов, а остальная часть зависит от финансовых отношений местных органов управления и предприятий, кредитных ресурсов, а также собственных ресурсов. Чем выше степень развитости, тем больше ресурсов для финансирования социальной сферы и тем больше степень экономической самостоятельности территорий в обеспечении социальной сферы и шансов повышения уровня и качества жизни населения.
Из сказанного также следует вывод о том, что объединение усилий и средств предприятий и органов местного самоуправления в развитии социальной сферы на соответствующей территории является чрезвычайно важным и в этом имеется резон [21-22].
Ведь работники любого предприятия, вне зависимости от его подчинения, являются жителями определенной территории, они и члены их семей пользуются, в частности, услугами социальной инфраструктуры (транспорта, здравоохранения, учреждения образования, культуры и т.п.). Поэтому нужны надежные меры по развитию предприятий, расположенных на данной территории, обеспечению взаимодействий их с местными органами управления для финансирования социальной сферы.
Безусловно, нужно добиться тесных взаимоотношений всех заинтересованных физических и юридических лиц в развитии социальной сферы [23-24]. Расширение прав и полномочий органов местного самоуправления положительно способствует в развитии социальной сферы. Но в то же время это не должно уменьшить экономические интересы хозяйствующих субъектов.
Другими словами, взаимоотношения предприятий и органов местного самоуправления должны строиться на взаимовыгодной основе, на принципах взаимной ответственности [25-26].
К сожалению, из-за ухудшения экономического положения территорий и предприятий, расположенных на той или иной территории после советский период разрушились старые схемы их взаимодействия, а новые появляются медленно.
Именно в этих условиях возможно проведение жизнеспособной системы экономических рычагов и использование нормативных методов.
Переход же на нормативное отношение предприятий и территорий означает избавление от внеэкономических методов привлечения средств и груда на оказание социальных услуг. Закон "О местном самоуправлении и местной государственной организации” Кыргызской Республики допускает формирование финансирование социальной сферы и за счет отчислений в местный бюджет от прибыли предприятий независимо от форм собственности отраслевой принадлежности или ведомственной подчиненности.
С целью повышения обоснованности всех платежей на развитие социальной сферы возможно применение разработок связанных с определением индексов развития территорий. Индексный метод сам по себе используется для характеристики многих социальных и экономических процессов.
Индекс развития территорий фиксирует состояние социального развития территориальной системы относительно ее республиканского уровня.
Понятно, что если какая-то территория сильно отстает в своем социальном развитии, то данная территория нуждается во внимании. Однако при предоставлении дотаций или дополнительных финансовых вливаний необходимо объективно оценить состояние дел. На наш взгляд, это должно быть в исключительных случаях (чрезвычайные ситуации горные труднодоступные местности природные катаклизмы и др.).
Безусловно, в рыночных условиях первостепенную роль играют отношения собственности. Применительно к объектам социально-культурной сферы это может быть арендный рынок, развитие разного рода структур коллективной акционерной собственности, привлечение населения путем передачи части страховых средств, создание нормальных условий для функционирования организаций с любой формой собственности и др.
Вместе с тем эффективность функционирования объектов социально-культурной сферы может быть обеспечена только на рыночной основе. В этой связи необходимо и дальше продолжить отмену уравнительного принципа обеспечения социальных услуг, переводив этот процесс к адресному оказанию услуг, поскольку только конкретность и адресность, а также децентрализация многих сторон социального обеспечения дать конкретные результаты [27-28].
Для того чтобы оказать конкретную социальную помощь нужно иметь достаточную информацию. К числу такой информации относится так называемая "карта" бедности, которая могла бы пояснить адресность оказания помощи [5; 16; 18].
Адресную помощь можно организовать рационально только на местах, так как местные органы власти и организации находятся гораздо ближе к нуждающимся. Еще одна сторона этой проблемы заключается в том, что оказание помощи на местах (если такая помощь справедливая) сплачивает людей, примеряет конфликтующие интересы различных категорий населения. Помимо прочего, адресная помощь способствует, с одной стороны, обеспечению социальной справедливости путем выделения помощи всем нуждающимся, с другой, сокращению бедности.
Необходимо отметить, что из всех видов социального обеспечения наиболее гарантированной и относительно стабильной остается та часть, которая финансируется из бюджетов, существенную долю которых составляют налоги. В свою очередь, налоги также относительно стабильны, хотя их размер также подвергается изменению.
Менее предсказуемой остается величина пособий по безработице и болезни, поскольку как безработица, так и болезнь зависят от многих факторов, многие из которых нельзя заблаговременно предвидеть. Однако, оба случая связаны с бедностью.
Известную неопределенность представляет предоставление помощи многодетным семьям, поскольку не все многодетные семьи могут относиться к категории бедных, и наоборот, не все одинокие или малосемейные могут быть состоятельными. Поэтому только на местах возможно определить границу оказания социальной помощи.
Довольно специфические особенности имеют сферы культуры дошкольного воспитания, народное образование, в которых нужен общегосударственный подход, чем местный. Дело в том, что деятельность отраслей социально-культурной сферы обладает социальной значимостью гораздо более высокого уровня для всего общества, чем с позиций отдельного потребителя. Другими словами, эти отрасли более нуждаются в государственной поддержке, чем другие. Тем не менее, и здесь использование нормативно-бюджетного финансирования может рассматриваться как минимальная сумма средств.
В структуре источников финансирования социального обеспечения и обслуживания можно выделить доходы от продажи товаров и услуг, субсидии Правительства страны, добровольные взносы и пожертвования предприятий и частных лиц, гранты, добровольный благотворительный труд, членские взносы, все¬возможные сборы. Разумеется, что размеры и состав поступлений средств различны в разных регионах. Многое здесь зависит от местностей, уровня их экономики и инициативы, а также традиций жителей. По мере улучшения благосостояния населения и появления обеспеченных людей, возможно, появятся, и расшириться сет учреждений, оказывающих за символические цены или бесплатно социальные услуги в области здравоохранения, образования и культуры.
В облегчении финансового положения местных органов заметную роль играют также самообслуживание, например, в такой сфере как организация досуга, отдыха, туризма, занятия спортом и др. [6; 10; 29].
Большую пользу дает характер организации социального обслуживания. Во многих зарубежных странах все инициативы, касающиеся социального обслуживания, оформляют в виде проектов. Особенно это распространено в сельской местности. Сельские проекты социальной программы включают подробную информацию об уровне обеспеченности, основные направления оказания социальной помощи, исполнители и сроки, а также финансовое обеспечение. Многие проекты могут претендовать на получение грантов или льготных кредитов, если установить связи с международными организациями и если проекты отвечают их требованиям.
Имеет значение, также структура выполняемой функции "местных органов". Данный орган выполняет двойную функцию, с одной стороны, они являются представителями исполнительной власти, то есть сельских и городских государственных администраций путем выполнения делегированных к ним государством функций, с другой, выражают волю местного населения, поскольку в Кыргызской Республике местного Кенеша выбирает население, а местный Кенеш выбирает глава местного самоуправления. В этом заключается еще одна значимая роль органов местных самоуправлений, которая сводится к тому, что ныне, когда произошла резкая дифференциация людей по имущественно доходным признакам, только местное управления находясь ближе к населению, может более объективно определить адресность социальной помощи.
Для системы социального обеспечения имеет значение также тип расселения людей. Нынешнее кризисное положение в экономике, хотя и характерно для всех местностей, но, тем не менее, острота его в сельской местности ощущается в гораздо большей степени, чем в городах. Происходит это в силу того, что в сельских районах, чем в городах более быстрыми темпами и основательно разрушился прежний порядок гарантированной занятости. В результате образовалась дифференциация доходов. Разница в доходах ныне труднее компенсировать, поскольку ранее существовал так называемый «уравнительный» принцип имел огромный недостаток, никак не отвечающий рыночным методам. Но, оказывается людям дела; до этого, нет. Они преимущества или недостатки отношений судят по тому, что за короткий период небольшая группа баснословно разбогатела и строит дворцы, а остальные как раньше нищенствовали, так и продолжают сейчас. Поэтому нам сейчас как никогда нужно более строгое научное обоснование принимаемых мер социального обеспечения для того, чтобы не оставить нуждающихся без помощи.
  
Список использованных источников:
 
1. Грибанов С.В. Роль государства в урегулировании социальных конфликтов // Вестник Волжской государственной академии водного транспорта. 2008. № 24. С. 35-37.
2. Савинов Т.Х. Управление кадровым ресурсом системы здравоохранения // Экономика и предпринимательство. 2016. № 6 (71). С. 705-709.
3. Жирнов В.А., Зубарева Н.А. Реализация факторов направленного риска у часто болеющих детей // Практическая медицина. 2008. № 6 (30). С. 42.
4. Омшанова Э.А. Государственные внебюджетные фонды // В книге: Финансы и кредит Балихина Н.В., Косов М.Е., Иванова Я.Я., Чалова А.Ю., Омшанова Э.А., Паушева Т.Е., Дорофеев М.Л. Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки «Экономика». Москва, 2017. С. 139-170.
5. Куликова Н.Г., Минаев А.Б., Симонова Л.П. К вопросу о качестве жизни больных с онко-гинекологической патологией в инволюционном периоде // Медицинский вестник Северного Кавказа. 2006. Т. 3. № 3. С. 21-22.
6. Сизова Т.В., Шиповалов А.Г. Анализ эффективности стратегий оказания специализированных медицинских услуг в регионах России // Стратегии бизнеса. 2013. № 2 (2). С. 68-71.
7. Боголепова И.Н., Иллариошкин С.Н., Свешников А.В., Ловчицкая А.О. Гендерные особенности строения гиппокампа мозга мужчин и женщин // Журнал анатомии и гистопатологии. 2016. Т. 5. № 1 (17). С. 15-19.
8. Лялина Е.А., Баранов Ш.Б., Керимкулова Н.В. Современные возможности диагностики илечения женского бесплодия // Вестник Ивановской медицинской академии. 2010. Т. 15. № 1. С. 45-50.
9. Воронов В.В., Лавриненко О.Я., Сташане Я.В. Оценка динамики межрегиональных различий (европейский опыт) // Социологические исследования. 2014. № 1 (357). С. 29-39.
10. Попов С.И. Особенности механизмов взаимодействия институтов государственной власти и органов местного самоуправления в городе Москве // Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Москва, 2010. 184 с.
11. Новиков А.В. Качество жизни населения российских городов // Право и образование. 2015. № 2. С. 105-112.
12. Попов С.И. Особенности механизмов взаимодействия институтов государственной власти и органов местного самоуправления в городе Москве // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Москва, 2010. 22 с.
13. Воронов В.В., Лавриненко О.Я. Доходы населения Латвии: уровень, дифференциация, динамика // Социологические исследования. 2011. № 9. С. 47-53.
14. Сизова Т.В., Сизова Д.А., Трушина Ю.В. Трансформация федеральной бюджетно-налоговой политики США за период 2008-2014 годы // В сборнике: Финансовые центры в мировой системе Международная научно-практическая конференция. 2015. С. 153-159.
15. Бабичев В.И., Марова Е.И., Кузнецова Т.А., Адамская Е.И., Кадашев Б.А., Астафьева Л.И., Яцишина О.Н., Шкарубо А.Н. Рецепторы половых гормонов в пролактиномах гипофиза у больных разного пола // Проблемы эндокринологии. 2007. Т. 53. № 1. С. 42-46.
16. Вербина Г.Г. Психология семьи. Чебоксары, 2006. 237 с.
17. Грибова О.Е., Батяева С.В. К проблеме определения понятия «тяжелые нарушения речи» // Образование. Наука. Инновации: Южное измерение. 2015. № 1 (39). С. 59-74.
18. Жирнов В.А., Балашова Е.А. Эндогенные факторы риска хронической бронхолегочной патологии у детей самарской области // Справочник врача общей практики. 2012. № 8. С. 48-54.
19. Калинин П.Л., Фомичев Д.В., Кутин М.А., Кадашев Б.А., Астафьева Л.И., Шкарубо А.Н., Алексеев С.Н., Фомочкина Л.А. Эндоскопическая эндоназальная хирургия аденом гипофиза (опыт 1700 операций) // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2012. Т. 76. № 3. С. 26-33.
20. Савинов Т.Х. Амбулаторно-поликлиническое учреждение как объект управления // Вестник Евразийской академии административных наук. 2017. № 1 (38). С. 85-88.
21. Грачев М.Н., Попов С.И. Изменение тенденции развития местного самоуправления в Москве после присоединения новых территорий // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Государственное и муниципальное управление. 2015. № 1. С. 46-67.
22. Егорова Е.Н. Правовое регулирование трудовых отношений в европейском союзе и Совете Европы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 12. С. 65-71.
23. Беляева Е.А., Ларионова Н.Б. Роль культурно-исторического наследия в условиях глобализации // Вестник ТИСБИ. 2012. № 4. С. 18-23.
24. Вербина Г.Г. Психология семьеведения. Чебоксары, 2011. 417 с.
25. Егорова Е.Н. О применении в России опыта германии в правовом регулировании социальной сферы // Закон и право. 2013. № 3. С. 86-89.
26. Попов С.И. Правовые основы и принципы местного самоуправления. Москва, 2007. 115 с.
27. Новиков А.В., Барковская Е.В. Об оказании медицинских услуг, реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих незаконное потребление наркотических средств и психотропных веществ, и больных наркоманией в условиях сложившейся наркоситуации // Право и образование. 2016. № 10. С. 76-84.
28. Савинов Т.Х. Зависимость укомплектованности государственного медицинского учреждения от организации трудового процесса // Экономика и предпринимательство. 2016. № 3-1 (68-1). С. 652-656.
29. Грибанов С.В. Социальные конфликты в гражданском обществе // Вестник Волжской государственной академии водного транспорта. 2006. № 19. С. 80-83.



grani ligotip

perevod