Рейтинг@Mail.ru
Щербаков Виктор Петрович Недостатки современного уголовно–правового регулирования ответственности за кражу и меры по их устранению
НЕДОСТАТКИ СОВРЕМЕННОГО УГОЛОВНО–ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРАЖУ И МЕРЫ ПО ИХ УСТРАНЕНИЮ
 
DISADVANTAGES OF CONTEMPORARY CRIMINAL AND LEGAL REGULATION OF LIABILITY FOR THE CRAFT AND MEASURES FOR THEIR REMOVAL
 
Щербаков Виктор Петрович,
аспирант
Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина,
г. Тамбов, Россия
Shcherbakov Viktor P.,
graduate student
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343
 
Аннотация: В статье автор обосновывает ряд теоретических выводов  по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за кражу.
Ключевые слова: кража, имущество, закон.
Abstract: In the article the author substantiates a number of theoretical conclusions on the improvement of the criminal law norms on liability for theft.
Key words: theft, property, law.
 
Эффективность уголовно-правовой нормы можно повысить за счет совершенствования диспозиции, достоверно отражающей социальные потребности общества, так и путем обоснованности санкции за совершенное преступление. Санкция - это часть уголовно-правовой нормы, в которой содержатся вид и размер наказания, назначаемого за совершение деяния, описанного в диспозиции [1, с. 48; 2]. По нашему мнению, необходимо, рассмотреть те вопросы оптимизации ответственности за кражу, верное решение которых могло бы повысить результативность обозначенной уголовно-правовой нормы в целом.
Поскольку основной объект кражи - это отношения собственности, а ее предмет - движимое имущество, перемещаемое в пространстве без нанесения соразмерного ущерба для его назначения и вещи, прямо не определенные законодательно как недвижимые, то с целью уточнения предмета кражи, мы предлагаем отечественному законодателю внести изменения в диспозицию части 1 ст. 158 УК РФ изложив в следующей редакции:
«Статья 158. Кража 1. Кража, то есть тайное хищение личного движимого имущества…».
На наш взгляд, для устранения существующей в настоящее время коллизии уголовного законодательства с положениями ст. 8 Конституции РФ, согласно которой государство одинаково охраняет все формы собственности, целесообразно внести изменения в пункт «в» части 2 ст. 158 УК РФ «Кража с причинением значительного ущерба гражданину». Законодатель в квалифицирующем признаке закрепляет обстоятельство причинения ущерба гражданину, обеспечивая приоритетность уголовно-правовой охраны данной формы собственности. Поэтому нам видится рациональным заменить рассматриваемый квалифицирующий признак кражи, наиболее, по своей сути, наиболее удачным: «кража, совершенная в значительном размере».
Проведенный нами анализ современной судебно-следственной практики, позволил сделать вывод, что количество краж личного имущества совершенные группой лиц без предварительного сговора составляет 10 % от общего количества совершенного тайного хищения чужого имущества, т.е. достаточно велико и заслуживает особого внимания. Поэтому считаем необходимым дополнить часть 2 ст. 158 УК РФ квалифицирующим признаком «а) группой лиц». Ныне предусмотренный квалифицирующий признак «Группой лиц по предварительному сговору» следует воспроизвести в ч. 3 ст. 158 УК уже в качестве особо квалифицирующего обстоятельства.
Вследствие того, что дополнительно, в современных экономических условиях, фактически переосмыслить непосредственно следует именно понятие корыстной цели, как основополагающего элемента, составляющего в реальной действительности содержание понятия «кража личного имущества». Поскольку нравственный аспект понятия корысти и уголовно-правовой не являются тождественными, так как исходя из нравственной составляющей, корыстью признается всякое стремление человека, направленное на извлечение материальных благ, то концептуально сверхзадача должна осуществляться исходя прежде всего, из изменившихся экономических условий за счет установления табуированных правовых и моральных пределов.
Вследствие того, в нашей стране, фактически обладающей значительной территорией, большой численностью и неравномерностью расселения населения, достаточно высоким экономическим потенциалом, также периодически происходят чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных разнообразных бедствий, часто сопровождающихся крупномасштабными разрушениями и многочисленными человеческими жертвами, где тоже имеются потерпевшие и причиняется ощутимый материальный ущерб, то всякое совершение виновным в этих условиях похищения чужого имущества тайно должно быть отнесено законодателем к категории особо тяжких преступлений, непосредственно представляя повышенную общественную опасность, исходя из обстоятельств данной чрезвычайной ситуации, будучи именно в данной реальной действительности крайне цинично-аморальным деянием. Поэтому отечественному законодателю целесообразно расширить сферу уголовно-правовой защиты собственников или владельцев имущества, дополнив положения ч. 4 ст. 158 УК РФ отдельным пунктом «в», предусматривающим особо квалифицирующий признак данной формы хищения: «В условиях чрезвычайного положения», что вполне логично и адекватно уже имеющимся угрозам столь значимой сферы жизнедеятельности современного общества.
Поскольку все вышеперечисленные предложения по корреляции действующего уголовного законодательства недостаточно для эффективной борьбы с кражами, то государство должно прежде всего, развивать здоровую, благоприятную, социально-ориентированную экономику. Так же, на наш взгляд, необходимо повышать уровень правосознания граждан России. Таким образом, указанные меры призваны сократить количественный и упростить качественный показатели такого преступления как кража: сдержать негативные тенденции преступности. Уголовный кодекс РФ, не лишен отдельных недостатков, а потому сохраняет в своем содержании определенный ресурс для его дальнейшего развития.
Проведенный нами анализ позволяет сделать ряд теоретических выводов и предложить рекомендации по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за кражу.
1. Изучение отечественной истории показало, что кража всегда признавалась одним из наиболее опасных преступлений. Характерной чертой уголовного законодательства об ответственности за кражу в России являлась дифференциация ответственности за данное преступление по форме собственности на имущество, ставшим предметом кражи; стоимости похищенного имущества; повторности или систематичности действий виновного, а также значимость имущества для потерпевшего.
2. В результате исследования выявлено, что родовым объектом тайного хищения чужого имущества являются общественные отношения, возникающие в результате нормального функционирования российской экономики. Видовой объект - отношения собственности, непосредственный – общественные отношения по поводу конкретного вида собственности. Предметом кражи выступает имущество, то есть предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением. Похищено может быть, как движимое, так и недвижимое имущество. Объективная сторона данного преступления заключается в действиях виновного, направленных на незаконное изъятие чужого имущества и обращение его в свою пользу либо в пользу других лиц. Субъект кражи – вменяемое физическое лицо, достигшее 14 лет. Наличие прямого умысла характеризует субъективную сторону рассматриваемого преступления.
3. Анализ уголовно-правовой нормы показал, что квалифицированные и особо квалифицированные составы кражи предусмотрены ч. 2, 3 и 4 ст. 158 УК РФ. Для обеспечения дифференциации ответственности законодателем задействованы 9 квалифицирующих обстоятельств, позволяющие дать возможность назначить наиболее справедливое наказание в зависимости от направления умысла виновного при тайном хищении чужого имущества.
Однако, мы считаем, что в применении данных обстоятельств, существуют проблемы. Так, например, отсутствует единообразная практика по применению п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, довольно часто встречаются случаи, когда правоприменитель явно необоснованно квалифицирует кражу по названному признаку, т.е учитывает лишь критерий нижнего предела стоимости имущества, без наличия признака существенного ухудшения имущественного положения индивида.
4. Разграничение уголовно-наказуемой кражи и мелкого хищения, а также определение кражи малозначительной должно происходить в зависимости от размера МРОТ, который установлен законодательно, либо от размера прожиточного минимума на момент совершения кражи.
5. Содержание в Уголовном кодексе РФ статьи об угоне, на наш взгляд, вступает в коллизию как с учением о составе преступления, так и с понятием хищения. Поэтому данная статья должна быть исключена из уголовного закона, а случаи незаконного завладения чужим транспортным средством надлежит квалифицировать как кражу, грабеж или разбой, в зависимости от способа завладения транспортным средством.
6. В целях уточнения предмета кражи нами предлагается внести изменения диспозицию основного состава ст. 158 УК РФ, а именно определить кражу как - тайное хищение личного движимого имущества.
7. Для устранения существующей коллизии УК РФ со ст. 8 Конституции РФ, в соответствии с которой государство одинаково охраняет все формы собственности, следует внести изменения в пункт «в» части 2 ст. 158 УК РФ «Кража с причинением значительного ущерба гражданину», заменив указанный признак на «Кражу, совершенную в значительном размере».
8. В целях оптимизации уголовной ответственности за кражу, считаем необходимым дополнить часть 2 ст. 158 УК РФ квалифицирующим признаком «группой лиц».
9. В наше время не редки случаи стихийных бедствий, массовые общественные беспорядки, сопряженные с уничтожением имущества, а также с хищением. Указанное обстоятельство характеризуется повышенной общественной опасностью. Поэтому нам видится целесообразным в ч.4 ст. 158 УК РФ предусмотреть повышенную уголовную ответственность за кражу, «… совершенную в условиях чрезвычайного положения».
  
Список использованных источников:
 
1. Тузлуков А.М. Кража как форма хищения (вопросы теории и квалификации преступления). Рязань: Академия права и УФСИН, 2015.
2. Дворецкий М.Ю. Штраф по уголовному законодательству Российской Федерации и ФРГ и повышение эффективности его реализации при назначении за преступления в сфере экономики. Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт: материалы совместного российско-германского круглого стола, Москва, 19 ноября 2013 г. Отв. ред. А.И. Рарог, И.А. Клепицкий. М.: Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2014. Сборник «Материалов совместного российско-германского круглого стола». С. 196-202.



grani ligotip

perevod