Рейтинг@Mail.ru
Сусаева С.А., Москвина А.В. Особенности работы с семьей, имеющей ребенка - инвалида
ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С СЕМЬЕЙ, ИМЕЮЩЕЙ РЕБЕНКА - ИНВАЛИДА
 
FEATURES OF WORK WITH FAMILIES THAT HAVE A DISABLED CHILD
 
Сусаева С.А.,
студент
Оренбургский государственный педагогический университет,
г. Оренбург, Россия
Susaeva S.A.,
student
Orenburg State Pedagogical University Public Administration,
Orenburg, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Москвина А.В.,
студент
Оренбургский государственный педагогический университет,
г. Оренбург, Россия
Moskvina A.V.,
student
Orenburg State Pedagogical University Public Administration,
Orenburg, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 376.2
 
Аннотация: В статье отражаются важные аспекты работы с семьей, имеющей ребенка – инвалида: дана характеристика понятия «семья - воспитывающая ребенка с ОВЗ», выделены особенности, структура и содержание отношения семьи к ребенку с ОВЗ, основы консультирования семьи, анализируется опыт работы реабилитационных учреждений, обоснован потенциал инклюзивного обучения в аспекте психолого-педагогического сопровождения семьи, имеющей ребенка-инвалида.
Ключевые слова: семья, ребенок-инвалид, справка МСЭ, социализация, адаптация, реабилитация, инклюзивное образовательное пространство.
Abstract: This article reflects the important aspects of working with families that have a disabled child. There are the characteristic of the concept of "family raising children with disabilities", highlighted features, the structure and content of family relations with a disabled child, the basis of counseling families, the analysis of the experience of rehabilitation institutes, the potential of inclusive education in the aspect of psychological and pedagogical support of families with a disabled child.
Key words: family, disabled child, help MSE, socialization, adaptation, rehabilitation, inclusive education space.
 
Если я чем-то на тебя не похож,
Я этим вовсе не оскорбляю тебя,
А, напротив, одаряю.
 
Антуан де Сент-Экзюпери
 
На сегодняшний день, к сожалению, немало семей, которые воспитывают детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). В настоящее время абсолютное число детей с ограниченными возможностями превысило полумиллионную отметку. Здесь необходимо остановиться и дать определение ребенок с ОВЗ и «ребенок - инвалид». Эти понятия отличаются и сейчас мы это увидим в сравнении.
Термин «инвалид» - выражает результат экспертной оценки состояния здоровья и жизнедеятельности человека, проведенной с применением специальной процедуры, определенной нормативными правовыми актами и зафиксированной в документе установленной формы (справки о признании лица инвалидом) [3].
Понятие «лицо с ограниченными возможностями здоровья» - более широкое и общее, включающее не только лиц, имеющих статус инвалида, но и граждан с ограничениями, которые не всегда устанавливаются специалистами в области медицины [3].
Анализ понятий дает возможность сделать вывод, что ребенок с ОВЗ более обширное понятие, которое не всегда подразумевает то, что данное лицо - инвалид.
По оценке Минздравсоцразвития РФ, в ближайшие годы прогнозируется дальнейший рост этого показателя на фоне снижения численности населения, показателей его здоровья, неблагополучной социальной ситуации в большинстве российских семей [4]. Такие семьи сталкиваются с серьезными проблемами, которые носят комплексный характер: восприятие отклонений в развитии ребенка как трагедии всей жизни, стойкий конфликт между ожиданиями и реальной ситуацией, комплекс психоэмоциональных проблем семьи в целом, общая семейная неудовлетворенность, комплексы неполноценности, снижение самооценки и т.д.
У родителей возникает комплекс вины по отношению к собственному ребенку, имеющему психофизическое отклонение в развитии. На этой основе зачастую формируется определенный стиль родительского отношения – гиперопека, либо чрезмерное требование к ребенку, которому зачастую непосильно выполнение каких-либо действий, движений, и т.п. Такие родители ограждают ребенка от возможных проблем, потакают его прихотям и желаниям или же в силу эмоциональной напряженности, требуют от ребенка «невозможного», в силу его основного заболевания. В результате возникает искажение личностного развития ребенка (эгоизм, эгоцентрические установки), или же замкнутость и испуганность от ожидания давления на себя со стороны кого- либо из родителей.
В некоторых семьях (как правило- в сельской местности- в глубинке), если и имеется в семье ребенок с небольшими, а иногда, и явными отставаниями в развитии, он не имеет справки МСЭ (Медико-социальная экспертиза (мсэ) – это определение потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма) [2]. В данном случае признание такого факта связано с незнанием закона и собственных прав.
Тем не менее, и в городе – есть семьи, в которых ребенок с ОВЗ с явными отставаниями не имеет справки МСЭ, из-за так называемых «предрассудков родителей». Здесь просто необходима работа грамотного психолога с семьей, который помогает принять и понять ситуацию, а самое главное, помогает определиться в правах и обязанностях данной семьи. Психолог, работая с семьей, имеющей ребенка-инвалида, либо ребенка с ОВЗ направляет родителей, при необходимости, к юристу (за разъяснением прав в различных вопросах: санаторно-курортное лечение, обеспечение СТР, реабилитационные аспекты, и многое другое).
Предыдущий анализ предполагает необходимость расшифровать понятие- «семья- воспитывающая ребенка с ОВЗ» [3].
Семья – микросоциум, в котором не только протекает жизнь ребенка, но и формируются его нравственные качества, отношение к людям, представления о характере межличностных связей. В современных исследованиях выявлена прямая зависимость особенностей развития ребенка от семейного фактора: чем сильнее проявляется семейное неблагополучие, тем более выражены нарушения развития у ребенка [3].
Современный подход к семье, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), рассматривает ее как реабилитационную структуру, изначально обладающую потенциальными возможностями к созданию максимально благоприятных условий для развития и воспитания ребенка (С.Д. Забрамная, И.Ю. Левченко, Э.И. Леонгард, Н.В. Мазурова, Г.А. Мишина, Е.М. Мастюкова, Л.И. Солнцева, В.В. Ткачёва и др.). Семья рассматривается как системообразующая детерминанта в социально-культурном статусе ребенка, предопределяющая его дальнейшее психофизическое и социальное развитие.
Семья, воспитывающая ребенка с ОВЗ, – реабилитационная структура, обладающая потенциальными возможностями к созданию благоприятных условий для развития и воспитания ребенка [3].
Под специальной коррекционно-развивающей средой в семье понимаются внутрисемейные условия, которые создаются родителями и обеспечивают оптимальное развитие ребенка с психофизическими недостатками. При этом особое внимание уделяется положительному влиянию близких на ребенка с проблемами в развитии, созданию адекватных условий для его обучения не только в специальном учреждении, но и в образовательной организации общего профиля. Внутрисемейная атмосфера рассматривается как коррекционная среда, которая своим гармоничным воздействием развивает ребенка, формирует в нем положительные нравственные качества, доброе отношение к миру. Далее, необходимо рассмотреть типы семейных отношений [9].
Следует отметить, что появление в семье больного всегда изменяет сложившуюся структуру отношений. Американский исследователь К. Теркельсон предложила концепцию «трех уровней вовлечения», описывающую типичную ситуацию в семье с появлением больного ребенка. В результате этих изменений семья как малая группа делится на три слоя, окружающих больного человека [6].
Первый слой (внутренний). В него входят сам больной и один из членов семьи, берущий на себя заботу о больном. Чаще всего таким главным опекуном становится мать, привычная жизнь которой полностью меняется и переключается на удовлетворение потребностей больного. Через этого человека больной связан с внешним миром.
Второй слой (внутрисемейный). Этот слой образуют другие члены семьи, в меньшей степени задействованные в уходе и опеке. У представителей второго слоя в связи с появлением в семье хронического больного может появиться стремление найти более важные дела, чтобы отгородиться от контактов с больным (например, начать усиленно заниматься профессиональной карьерой и т. п.). Между ними и главным опекуном может нарастать отчуждение, что приводит к разрушению былой семейной сплоченности.
Третий слой (наружный). К нему относятся близкие и дальние родственники этой семьи. Они могут интересоваться самочувствием и состоянием дел больного, не вступая с ним в постоянный контакт. Представители третьего слоя пытаются предлагать свои способы лечения больного, порою наивные и неадекватные. Они часто начинают обвинять главного опекуна в неправильном поведении и методах воспитания, которые, по их мнению, и явились причиной болезни. Обвиняя главного опекуна, они тем самым маскируют свою беспомощность перед сложившейся ситуацией. Их действия могут разрушать внутрисемейные отношения за счет усиления чувства вины представителей первого и второго слоев.
При оказании долговременной психологической помощи такой семье психолог может ориентироваться на следующее:
1. Супружеская субсистема: «Муж – жена» – супружеские отношения либо разрушаются (исчезают близость и любовь), либо их содержание подменяется –«отец – мать».
2. Родительская субсистема «отец – мать» - образуется вертикальная коалиция-«диада» – «Мать – ребенок с ОВЗ». Отец может дистанцироваться от диады – объединяясь со здоровым ребенком.
3. Детская субсистема. «Здоровый ребенок – ребенок с ОВЗ». Дети включены в коалиции, разобраны родителями, разобщены. Здоровый ребенок – может стыдиться родного брата или сестру.
4. Здесь идет объединение п.2 и п. 3 – «Коалиция – ребенок с ОВЗ).
Основное стратегическое направление, которого должен придерживаться психолог в процессе консультирования семьи – побуждать развитие структуры семьи, искать для этого соответствующие способы воздействия. В случае консультирования семьи с ребенком с ОВЗ – необходимо работать на восстановление супружеских отношений, на психологическое «возвращение» дистанцированного отца и разрушение коалиции «мать - больной ребенок» как симбиотического слияния.
Воспитателю в процессе сотрудничества с такими родителями необходимо обращать их внимание на наличие больших возможностей развития ребенка (несмотря на диагноз), создавать для них соответствующие педагогические установки. Родители должны знать, что их ребенку в данный момент посильно, а что без посторонней помощи он сделать не сможет. И, конечно же, призывать к адекватности восприятия ситуации в целом [10].
Еще один тип родительского отношения к детям с проблемами в развитии – неприятие ребенка (открытое или скрытое). Это приводит к невротическим реакциям ребенка, отягощая тем самым имеющийся у него психофизический дефект. Таких родителей нужно убеждать в том, что необходимым условием эффективного продвижения ребенка в развитии является их любовь, ласка и внимание к нему. Во всех случаях, несомненно, необходимо активно работать прежде всего с родителями, и именно родительский эмоциональный фон приводить в соответствие (в норму) [8].
Наиболее продуктивным стилем родительского отношения к ребенку с отклонениями в развитии является стиль, когда родители принимают своего ребенка таким, какой он есть. Но, бывают случаи, когда родителям, имеющим ребенка с ОВЗ (физическими либо психическими), трудно признать это фактом. Некоторые родители объективно оценивают своего ребенка, не завышая и не занижая требований к нему. Но это лишь малая часть… Принимать ребенка именно таким, каким он есть, каким он родился со своими тонкостями в развитии - именно это будет способствовать формированию его адекватной самооценки, личностных установок, в том числе прогнозов на будущее [9].
Таким образом, взаимоотношения ребенка с родителями, родительская позиция по отношению к нему оказывают существенное влияние на развитие личности ребенка. В этой связи огромное значение приобретает целенаправленная работа педагога по оптимизации отношений родителей и детей.
В соприкосновении с теоретическими аспектами неотъемлемой частью является практика, где фактически можно сравнить и сопоставить реальное и фактическое с теорией. Итак, практический пример. В благополучной семье появляется запланированный долгожданный ребенок. Появление ребенка, несомненно, радость и счастье! Но, к сожалению, нежданно, возникли непредвиденные обстоятельства, которые в значительной степени осложнили жизнь ребенку и семье в целом. Малышу, появившемся на свет по роковому стечению обстоятельств, на 27 недели беременности, была сделана вакцина АКДС очень рано - в 5 месяцев. Семья ребенка через 2 недели обратила внимание на отсутствие достигнутых навыков (у ребенка изменился взгляд, ручки ребенка перестали держать игрушки, гуление ребенка "ушло", в руках и ногах появился тонус....). И тут все началось - психическое расстройство мамы! Именно, мама ребёнка, т.к. она себя стала считать виновницей произошедшего... По началу, очень много было беспорядочных нелогичных действий! И бесконечных слез! Поликлиника, семья, родные, друзья, и Муж - оказались в стороне. Психологическая поддержка на первом важном этапе - Отсутствовала! А почему? Это первый начальный этап, где нужно объединиться и действовать как единое целое.
В данном случае - было потеряно время, ведь до года можно при правильном сопровождении свести к минимуму все имеющие дефекты у ребенка, а в некоторых случаях - 100% разрешить. Так вот эта семья, услышала в 8 месяцев ребенка диагноз - ППЦНС, угроза ДЦП.- Стресс! Паника! Немедленно устранить эту проблему! «Где выход? Кто поможет? Почему со мной и с моим ребенком это вдруг произошло?”- без конца задавала себе эти и подобные вопросы - мать. И одно безразличие вокруг …).
На комиссии, где дают эту «злощастную» справку МСЭ, сидят абсолютно бездушные люди (конечно, у каждого из них нет подобной ситуации). Именно на этой ступени должна быть психологическая поддержка. И что же вписали в данном случае ребенку в индивидуальную программу реабилитации (ИПР)? Абсолютно не то, что нужно для восстановления и активной реабилитации. А то, что говорит само за себя - Смиритесь …, в данном случае только бережный уход и осторожность в обращении. Прямым текстом - не жизнь, а проживание отведенного времени на этом свете. Где психологи, где поддержка, где вселение веры, надежды? “Каменная мимика” абсолютно у всех, сидящих в этом кабинете. Что доказывает только одно - квалифицированного комплексного центра реабилитации у нас нет, куда они бы не сомневаясь, отправили. Есть реабилитационные центры, где лишь поддерживают состояние. А разработанной комплексной программы, которая охватывала бы достижение физических навыков и установление психо-эмоционального фона, нет. Хотелось бы поделиться и выделить центр, находящийся в Самарской области. Этот центр не только помог семье психологически справиться с ситуацией, но и вселил веру, надежду в жизнь. А результаты не заставили себя ждать!
Очень хороший опыт в восстановлении ребенка был получен в Тольяттинском лечебно- реабилитационном центре «Ариадна». Этот центр комплексно сочетает в себе и медицинскую, и физиотерапевтическую, и мощную реабилитационную базу в целом. Тольяттинский лечебно- реабилитационный центр «Ариадна» - городское специализированное медицинское учреждение. В этом центре опробована и внедрена венгерская методика реабилитации детей, разработанная педагогом и врачом А. Пете, на основе кондуктивной педагогики [11]. Данная методика не только раскрепощает детей, но и помогает приобрести двигательные навыки, которые с успехом закрепляются на ее же основании в комплексном реабилитационном сочетании. По рекомендациям знакомых впервые в этом центре (в марте 2014 года) данный ребенок удачно прошел реабилитацию с диагнозом – ДЦП Спастический тетрапарез (девочке- 3 года). Прохождение первого курса, было большим испытанием как для мамы, так и для ребенка.
Во-первых, ребенок перед реабилитационными мероприятиями должен был мужественно вынести все необходимые обследования, которые помогают установить объективную картину маленького пациента. Во-вторых, влиться в формируемый в момент начала курса, коллектив. В- третьих, собирая все свои внутренних резервы, выдержать основную программу, назначенную неврологом, и это – помимо дополнительных занятий, назначаемых индивидуально – поэтапно. И, конечно же, немаловажную роль в этих реабилитационных моментах, играет нервное, психическое, да и физическое состояния мамы [7].
Но результат не заставил себя ждать. По возвращению домой, ребенок, через некоторое время, стал открываться – прежде всего, психологически - ушла зажатость и пугливость, появились минимальные навыки движения. В реабилитационных моментах у ребенка присутствовал полный комплекс услуг (и медицинских, и физиотерапевтических, и педагогических, и социальных), поэтому была заметна положительная динамика. Это сподвигло поехать в г. Тольятти еще раз. И вот, пройдя 5 курсов комплексной реабилитации, девочка ползает диагонально (правда очень медленно, в силу сильной спастичности мышц). Но, несмотря на это, ребенок освоил тактику ползания. Девочка может встать у опоры, ходит в ходунках. При этом, у ребенка выравнился психо-эмоциональный фон благодаря групповым занятиям с психологом, музыкальным занятиям, а также театрализованным постановкам с участием самих деток. Сейчас девочке 6 лет, она «догнала» своих сверстников в психо-речевом развитии и уже успешно складывает буквы в слоги, а слоги в слова и читает небольшие предложения, благодаря занятиям по методу М. Монтессори. А также мама ребенка была обучена правильным каждодневным упражнениям, очень необходимым для ее ребенка. И с успехом до сих пор использует полученные знания в ежедневных лечебно-физкультурных домашних занятиях.
Проходя несколько курсов реабилитации и соприкасаясь с другими детьми, был виден результат у многих пациентов. Несомненно, результат выше, если между реабилитациями, родители детей все полученные знания и приобретенные ребенком движения, закрепляют в домашних условиях, и, конечно же, в социальной среде (желательно – инклюзивной среде). Что для многих семей является больным вопросом. У нас в каждом районе города выделен один сад, в каждом из которых, всего одна группа для детей с ОВЗ…. Это очень мало, так как желающих посещать ДОУ, значительно больше. Отсюда вытекает еще одна глобальная задача - пересмотр правил создания специализированных садов (их оснащения и функционирования, и переподготовку кадров), в том числе садов с инклюзивными группами. Согласно ФЗ «Об образовании» № 273 от 29.12.2012г. с дополнениями и изменениями, мы должны создать максимально комфортные условия для детей с ОВЗ, воспитывать, обучать в общей среде, а не интегрировано, как это было в Советское время [1]. После внесения дополнений в данный закон, мы – общество, должны начать менять сложившиеся стереотипы (взгляды), свое отношение к людям с ОВЗ. Не сопереживать, не сочувствовать, не жалеть, а жить и общаться на равных – не заостряя внимания на дефекты в развитии той или иной сферы нарушения у человека. Именно это и будет называться инклюзивной средой.
Само понятие инклюзии «не как изменения или исправление отдельного ребенка, а адаптация учебной и социальной среды, к возможностям данного ребенка», нам позволяет понять и осмыслить саму суть формулировки» (проф. Ульф Янсон) подразумевает под собой следующее – мы не запираем ребенка в четырех стенах дома и не живем от одной реабилитации до другой, а между реабилитациями активно вовлекаем в общественную жизнь, совершенствуя и закрепляя достигнутые физические и интеллектуальные навыки[5]. Это дает дополнительный стимул к следующим значительным, и иногда очень трудным шагам, ребенка с ОВЗ. Таким образом, максимально социализируя детей с ОВЗ, применяя различные методики в реабилитационных моментах, мы вселяем дополнительную веру в себя! Ребенок психологически становится крепче, становится стрессово - устойчивым от многочисленного воздействия на его личность. И, несомненно, у ребенка появляется вера в жизнь [10]!
Проблемы, возникающие по работе с семьями, имеющими детей - инвалидов, многогранны, и на путях решения возникающих проблем важнейшим является создание инклюзивного образовательного пространства. В Законе «Об образовании» также прописано, что происходящие сегодня в сфере образования изменения, направлены, прежде всего, на улучшение его качества. Оно, в свою очередь, во многом зависит от согласованности действий семьи и образовательных учреждений [1].
Одним из условий эффективности инклюзивного образования детей с ОВЗ в общеразвивающей группе является организация тесного взаимодействия педагогов с родителями ребёнка. Именно родители должны быть вовлечены в непосредственный процесс обучения и воспитания, стать не просто заказчиками образовательных услуг, а активными участниками службы индивидуального коррекционно-развивающего сопровождения ребёнка с проблемами. Поэтому целью взаимодействия с родителями является, прежде всего - осознание родителями особенностей своего ребёнка и их активное включение в процесс воспитательной и коррекционно-развивающей работы [5].
Итак, работа с родителями воспитанников с ОВЗ включает несколько направлений [8]:
1. Изучение педагогами группы условий семейного воспитания детей и отношения родителей к дефекту ребёнка. На практике нередко приходится сталкиваться с тем, что родители не видят проблем у своего ребёнка, необъективно относятся к состоянию его психического развития. И это важный момент, с которого нужно начинать.
2. Предоставление родителям в индивидуальном порядке данных о результатах диагностики, содержание индивидуально-образовательного маршрута и динамики развития их ребёнка.
3. Грамотное педагогическое просвещение родителей по вопросам воспитательной и коррекционно-развивающей работы с детьми с ОВЗ.
Рассматривая эти три направления, родители должны оценить возможности ребенка с ОВЗ и его успехи, заметить прогресс (пусть незначительный, а не думать, что, взрослея, он сам всему научится). Успешная реабилитация детей с ограниченными возможностями зависит от тесного взаимодействия с семьёй. Только совместная работа специалистов и семьи пойдет ребенку на пользу и, конечно же, приведет к положительным результатам.
Крайне важно, чтобы родители понимали, что их выбор в пользу обучения детей с ОВЗ не в специализированной, а в общеразвивающей группе предполагает принятие ими на себя дополнительных обязательств по созданию и обеспечению определенных условий воспитания и развития детей в семье. На родителей ложится ответственность за постоянный, активный и плодотворный контакт с педагогами и специалистами, выполнение всех заданий и рекомендаций по созданию развивающей микросоциальной бытовой среды, среды постоянного и полноценного общения с ребенком [9].
Отметим, что работа с родителями ребёнка с проблемами в развитии – процесс очень тонкий, деликатный. Необходимо создать очень доверительную атмосферу в ходе работы с родителями, которая будет позволять разрешать многие трудные вопросы до того, как они перерастут в неразрешимые проблемы и конфликты.
Еще хочется обратить внимание на тот факт, что помимо работы с родителями ребёнка с нарушениями в развитии, не менее важно организовать работу с родителями обычных детей, которая будет направлена на формирование толерантного отношения к особым детям и их семьям, безусловного принятия человека с особыми образовательными потребностями, уважение к различиям между людьми, изменение стереотипного взгляда на детей с нарушениями в развитии. К сожалению, в нашем обществе эта категория людей воспринимается как нечто необычное и инородное. Такое положение вещей складывалось годами, и изменить его за короткий срок очень трудно, но начинать все же следует [5].
Большинство родителей (54%) допускает, что проблема социальной адаптации детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) может быть решена путём их включения в совместное воспитание со здоровыми детьми. 25%- это те родители, которые являются категорическими противниками идеи совместного воспитания (это может относиться к детям тяжелыми формами и видами заболевания). Анализируя отношение родителей к детям с ОВЗ, можно сделать вывод, что большинство ответов показали положительное отношение к данной категории детей: «доброжелательно, с состраданием – 40%, как к обычному ребёнку – 22%, с жалостью – 18% [4]. Опрошенные родители в основном считают приемлемым совместные игры во дворе, общение в кружках и секциях. Однако проявилась особенность социального восприятия детей с умственными ограничениями. Родители высказывались чаще против общения здорового ребёнка именно с этой группой проблемных детей. В качестве совместных видов деятельности с такими детьми родители называли случайное общение, воспитание в одном учреждении, но в разных группах… Тогда как с детьми с нарушениями речи, зрения, слуха и опорно-двигательного аппарата они допускали не только воспитание в одной группе, но даже близкая дружба. При этом почти треть родителей (31%) считают, что совместное обучение здоровых детей с детьми с ОВЗ приведёт к уменьшению внимания к нормально развивающимся детям, а 22% считают, что это снизит темп развития здоровых детей.
Поэтому, учитывая все выше сказанное, наряду с выстраиванием системы инклюзивного образования необходимо менять отношение родителей к возможности совместного обучения детей с нарушениями в развитии в условиях общеобразовательных учреждениях. Эффективными в этом плане могут быть формы, которые будут направлены на преодоление негативного восприятия ребенка с ОВЗ, презентацию его положительных сторон. Наряду с общими приёмами формирования толерантного отношения к детям с проблемами в развитии (социальная реклама, проведение совместных мероприятий для детей с нормой развития и ОВЗ) все-таки эффективны такие формы как: оформление персональных выставок, включение номеров в театрализованной деятельности, например, в исполнении детей с ОВЗ в утренники [5].
Организованное таким образом, взаимодействие с родителями воспитанников с ОВЗ и общеобразовательных групп позволяет достичь поставленных целей эффективного обучения и воспитания «особых» детей.
  
Список использованных источников:
 
1. Федеральный закон «Об образовании в РФ» от 29.12.2012 № 273 // Российская газета. № 303. 31.12.2012.
2. Федеральный закон от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» // Российская газета. № 234. 02.12.1995.
3. Бим-Бад Б.М. Педагогический энциклопедический словарь (Золотой фонд). М.: Большая Российская Энциклопедия, 2008. 528 с.
4. Статистический ежегодник Оренбургской области. 2015: Стат.сб. / Оренбургстат. Оренбург, 2015.
5. Мир особого ребенка. Сборник материалов I городской научно-практической конференции. СПб.: Речь, 2003. 400 с.
6. Основы психологии семьи и семейного консультирования / под общ. ред. Н. Н. Посысоева. М., 2004. 328 с.
7. Савина Е.А., Чарова О.Б. Особенности материнских установок по отношению к детям с нарушениями в развитии // Вопросы психологии. № 6. 2002. С. 15-23.
8. Строгова Н.А., Магарычева Е.А. Проблема психологической помощи родителям, имеющим детей с отклонениями в развитии // Школьный логопед. № 1(16). 2007. С. 56-59.
9. Ткачева В.В. Пути социальной адаптации семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. Практикум по социальной адаптации. М.: Издат. ГНОМиД, 2000.
10. Ткачева В.В. Семья ребенка с ограниченными возможностями здоровья: диагностика и консультирование. М.: Национальный книжный центр, 2014. 160 с.
11. Финк А. Кондуктивная педагогика А. Пете: Практика развития детей с нарушением опорно-двигательного аппарата. М.: Академия. 2003. 136 с.



grani ligotip

perevod