Рейтинг@Mail.ru
Краснослободцева Наталия Кузьминична Формы правотворческой деятельности президента РФ
ФОРМЫ ПРАВОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕЗИДЕНТА РФ
 
FORMS OF THE RIGHT-CREATIVE ACTIVITY OF THE PRESIDENT OF THE RUSSIAN FEDERATION
 
Краснослободцева Наталия Кузьминична,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Krasnoslobodtseva Natalia K.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 342.51
 
Аннотация: В статье проанализированы формы правотворческой деятельности Президента РФ, виды принимаемых им правовых актов, участие главы государства в законотворческом процессе.
Ключевые слова: правотворчество, правовые акты Президента РФ, законотворческий процесс.
Abstract: The article analyzes the forms of law-making activity of the President of the Russian Federation, the types of legal acts adopted by him, and the participation of the head of state in the legislative process.
Key words: Law-making, legal acts of the President of the Russian Federation, lawmaking process.
 
Правотворческий процесс в Российской Федерации характеризуется разнообразием форм и множественностью субъектов, в нём участвующих. Принципиальное теоретическое и практическое значение имеет ответ на вопрос: какое место в системе правотворчества занимает нормотворчество Президента РФ.
Анализ конституционных норм, которыми регламентируются статус Президента, показывает, что Президент РФ осуществляет свои правотворческие полномочия в двух формах: непосредственное и опосредованное правотворчество. Непосредственное правотворчество Президента РФ состоит в издании им указов и распоряжений в соответствии со ст. 90 Конституции РФ. С формально-юридической точки зрения акты Президента являются подзаконными, так как не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Подзаконность таких актов, как указы Президента РФ оценивается неоднозначно учёными. Во-первых, учёные-юристы ссылаются на «российскую специфику разделения властей», характеризующуюся «совершенно определённым приоритетом власти парламента и Президента по отношению к федеральной исполнительной власти», поэтому «было бы ошибкой квалифицировать акты Президента как обычные подзаконные акты» поскольку они обладают «явно более высокой юридической силой, чем постановления и распоряжения Правительства» [13, с. 102]. Во-вторых, Президент может осуществлять нормативное регулирование не только на основании закона, но и в его отсутствие. Это полномочие подтверждено Конституционным Судом, который указал, что «в соответствии со статьёй 80 Конституции РФ Президент РФ является гарантом Конституции РФ и обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. В силу этого не противоречит Конституции РФ издание им указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции РФ и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов» [1]. Представляется, что отказ от принципа подзаконности актов Президента РФ способен внести дисбаланс в устоявшуюся систему иерархии правовых актов.
Сделаем небольшой экскурс в историю, который ещё глубже позволит взглянуть на неоднозначную юридическую природу актов Президента РФ.
Право издавать указы и распоряжения Президент РФ получил с момента введения в России этого поста в 1991 г. При этом Съезд народных депутатов РСФСР имел право отменять акты Президента. Конституция РСФСР 1978 г. в последней редакции не указывала на обязательное противоречие актов Президента РСФСР Конституции РСФСР или законам, как основание их отмены. Президенту РФ дважды представлялись чрезвычайные полномочия по изданию указов законодательного характера. V Съезд народных депутатов России (1991 г.) предоставил Президенту РФ право издавать в течение года указы в сфере экономики, при этом они могли и не соответствовать закону, и подлежали утверждению на сессии Верховного Совета РСФСР [2]. Президент в полной мере воспользовался этим правом.
Второй раз дополнительные полномочия глава государства предоставил себе сам в связи с изданием Указа Президента РФ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ» от 21 сентября 1993 г. [5].
Своего апогея практика подмены законов указами Президента достигла в начале 90-х годов и в последующие годы. Пик «указного» нормотворчества пришёлся на 1993-1995 гг. Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 7 октября 1993 г. №1598 «О правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации»[6] до начала работы Федерального Собрания РФ правовое регулирование по отнесённым к компетенции Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ вопросам республиканского бюджета, федеральных налогов и сборов, банковской, внешнеэкономической и инвестиционной деятельности, валютно-финансового и таможенного регулирования, денежной эмиссии, земельной реформы, собственности, федеральной государственной службы и социальной защиты населения осуществлялось Президентом РФ в форме указов. Долгое время указами Президента РФ регламентировались вопросы государственной символики, право собственности на землю и некоторые другие. Столь широкое распространение указов Президента в правовой системе России обусловлен и социально-политической обстановкой того времени – после принятия Конституции РФ 1993 г. значительное число актов РСФСР противоречили Конституции РФ и не могли применяться. Для устранения правового вакуума, учитывая медлительность Государственной Думы, Президент РФ осуществлял собственное правовое регулирование по вопросам, требующего безотлагательного решения [10, с. 159]. С увеличением числа федеральных законов границы нормотворчества Президента РФ сузилась, и часть указов постепенно утратила силу.
По юридическим свойствам указы обычно являются нормативно-правовыми актами, а распоряжения носят индивидуальный характер. Однако правотворческая практика Президента показывает, что данный принцип соблюдается не всегда. Можно привести ряд примеров, характеризующих подобное несоответствие: распоряжением Президента РФ от 6 июля 1997 г. №276-рп утверждены Правила учёта нуждающихся в улучшении жилищных условий лиц, замещающих государственные должности РФ, федеральных государственных служащих, других работников федеральных органов государственной власти и иных государственных органов, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, и предоставления жилых помещений, находящихся в ведении Управления делами Президента РФ [8]; система мониторинга, лабораторного контроля и прогнозирования чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера была создана на основании распоряжения Президента от 23 марта 2000 г. №86-рп [9] - очевидно, что подобные решения должны оформляться в форме указов. В свою очередь решения о награждениях следует издавать не в форме указов, а в форме распоряжений.
В своей деятельности Президент РФ использует такой вид актов как письма. В форме писем Президент РФ реализует своё право законодательной инициативы и право вето (например, письмо Президента РФ от 3 января 2000 г. №Пр-8 «Об отклонении проекта федерального закона «Об основах статуса выборного лица местного самоуправления в Российской Федерации»»). Эти акты публикуются в Российской газете только выборочно и в основном не доступны большинству населения. Статус подобных актов не установлен, не ясна их юридическая сила. Однако в письмах, которыми налагается вето, излагаются мотивы такого действия Президента РФ, что имеет важное значение не только для Федерального Собрания. Представляется, что юридическая природа подобных актов также должна получить официальное закрепление в законодательстве.
Актуальным является вопрос о необходимости определения правового режима ежегодного послания Президента Федеральному Собранию РФ. Отдельные исследователи искусственно повышают авторитет послания, объявляют его конституционным актом, стоящим выше закона [12]. Но следует согласиться всё же с учёными, утверждающими, что послание не является нормативным актом, так как не содержит правовых норм, но имеет важное политическое значение, является источником правотворческих инициатив главы государства [10, с. 159.].
Опосредованная форма участия Президента РФ в правотворческой деятельности в свою очередь, может осуществляться в двух направлениях. Первое направление связано с осуществлением Президентом полномочий в области создания законов. Опосредованная форма, так как Президент РФ единолично законов не принимает, а участвует в процедурах их принятия и придания им соответствующей юридической силы [14, с. 5.].
Участие Президента в законодательном процессе заключается в следующих действиях:
1) внесение законопроекта по праву законодательной инициативы;
2) возможность постоянного участия в процессе законотворчества при обсуждении закона в палатах Федерального Собрания или согласительных комиссиях;
3) подписание и обнародование закона;
4) отклонение федерального закона (президентское вето).
Законодательная инициатива Президента имеет особую значимость. Процесс подготовки законопроектов, планируемых к внесению главой государства, определён Положением о порядке взаимодействия Президента РФ с палатами Федерального Собрания РФ, утверждённым Указом Президента [7]. Президент России обладает преимуществом перед прочими субъектами законодательной инициативы – его законодательные предложения могут быть заявлены в качестве первоочередных. Как показывает практика, парламентарии одобряют практически все инициативы Президента РФ.
В Конституции недостаточно правовых норм, регулирующих порядок, формы и методы взаимодействия Государственной Думы и Президента в процессе законотворчества. Статьей 107 и ч. 2 ст. 108 Конституции РФ лишь определяется порядок рассмотрения Президентом принятого Государственной Думой федерального закона и процедуры федеральных органов государственной власти в случае его отклонения Президентом. При возникновении разногласий в процессе законотворчества между Государственной Думой и Президентом правовой основой создания согласительных комиссий становится содержание ч.2 ст.80 Конституции РФ. Учитывая важность укрепления взаимодействия с Президентом как федеральным органом государственной власти, принимающим окончательное решение о вводе принятого закона в действие, Государственная Дума и Совет Федерации предусмотрели в своих Регламентах [4] возможность непосредственного участия представителя Президента РФ в обсуждении законопроекта в комитетах Государственной Думы и Совета Федерации.
Согласно п. 19 Положения о порядке взаимодействия Президента РФ с палатами Федерального Собрания РФ в законотворческом процессе федеральный закон, принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации, поступивший Президенту для подписания и обнародования, направляется в Государственно-правовое управление для подготовки предложений Президента о подписании и обнародовании федерального закона или его отклонении. Роль Государственно-правового управления в судьбе закона исключительно велика. Именно это подразделение Администрации Президента РФ рекомендует Президенту принять или отклонить федеральный закон.
Подписание и обнародование принятого федерального закона является конституционным полномочием Президента РФ. Согласно ч. 3 ст. 107 Конституции РФ, если Президент в течение 14 дней с момента поступления к нему федерального закона отклонит его, то Государственная Дума и Совет Федерации в установленном порядке вновь рассматривают данный закон. В этом случае Президент использует своё право «отлагательного вето». Конституция РФ не указывает перечня оснований для отклонения закона. Анализ практики отклонения федеральных законов Президентом РФ позволяет условно разделить основания отклонения законов на две группы: 1) основания, отражающие несогласие Президента с принятым законом или с каким-то из его положений; 2) основания правового характера, начиная от противоречий Конституции РФ и заканчивая нарушениями правил законодательной техники [11, с. 189]. Для решения проблемы неожиданных оснований отклонения тех или иных федеральных законов необходимо законодательное урегулирование данного вопроса. Такая попытка была предпринята депутатом Е.Б. Мизулиной, которая внесла проект Федерального закона «О праве «вето» Президента РФ». В данном законопроекте предусматривались два основания отклонения Федерального закона: 1) в случае нарушения Государственной Думой и (или) Советом Федерации процедуры рассмотрения и принятия федеральных законов, установленной регламентами палат, 2) в случае отклонения Государственной Думой предложений Президента РФ, высказанных им при рассмотрении проекта федерального закона в первом и втором чтениях.
В практике взаимоотношений парламента и Президента РФ имеют место случаи возвращение Президентом законов без рассмотрения. По этому вопросу Государственная Дума 20 марта 1996 г. приняла постановление «О некоторых федеральных законах, возвращенных Президентом РФ без рассмотрения» [3], в котором говорится о необходимости строгого соблюдения требований статьи Конституции РФ, устанавливающей, что Президент подписывает и обнародует федеральный закон либо отклоняет его; возвращение Президентом без рассмотрения федеральных законов Конституцией РФ не предусмотрено.
Второй формой опосредованного правотворчества Президента РФ является «негативное правотворчество» или, охранительное. В данном случае Президент РФ не создаёт правовые нормы, а наоборот, ограничивает, приостанавливает действие норм уже существующих. Эта форма проявляется в следующих случаях: 1) направлении им запросов на основании ст.25 Конституции в Конституционный Суд РФ о соответствии нормативных правовых актов Российской Федерации и её субъектов Конституции РФ. Поднимая вопрос о соответствии того или иного акта Конституции, Президент, как правило, стремится доказать противоречие этого акта Основному закону, добиться признания его несоответствующим Конституции; 2) при использовании Президентом РФ право отмены им актов Правительства РФ в случае противоречия их федеральному законодательству и указам Президента (ч. 3 ст. 115 Конституции РФ); 3) реализация правомочия Президента приостановить действие актов исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации до решения спора в судебном порядке в случае их противоречия их федеральному законодательству, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 85 Конституции РФ) [14, с. 6].
В качестве дополнительной формы участия Президента РФ в правотворчестве отдельные учёные называют подписание Президентом РФ международных договоров и договоров о разграничении полномочий и предметов ведения между РФ и её субъектами [14, с. 7].
Представляется, что Закон о нормативно-правовых актах (так называемый Закон о законах) и специальный Закон «О порядке принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов», о необходимости принятия которых говорят как учёные, так и законодатели, внесут большую стройность в систему законодательства, обозначив юридическую природу и место правовых актов Президента в правовой системе, а также более чётко обозначат объём его прав и обязанностей в правотворческой деятельности.
  
Список использованных источников:
 
1. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. № 11-п «По делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента РФ от 3 октября 1994 г. №1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и пункта 2.3. Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации края, утверждённого названным указом» // Собрание законодательства РФ. 1996. №19. Ст. 2320.
2. Постановление Съезда народных депутатов РСФСР «О правовом обеспечении экономической реформы» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1456.
3. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 20.03.1996 г. №172-II ГД «О некоторых законах, возвращенных Президентом РФ без рассмотрения» // Собрание законодательства РФ. 1996. №13. Ст. 1290.
4. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. № 2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1998. N 7. Ст.801.
5. Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации (ред. от 10.01.2003) // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1993. №39. Ст. 3597.
6. Указ Президента РФ от 7 октября 1993 г. № 1598 // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1993. №41. Ст. 3919.
7. Указ Президента РФ от 13 апреля 1996 г. №549 «Об утверждении Положения о порядке взаимодействия Президента Российской Федерации с палатами Федерального собрания Российской Федерации в законотворческом процессе» // Собрание законодательства РФ. 1996. №16. Ст. 1842.
8. Распоряжение Президента РФ от 6 июля 1997 г. №276-рп «О правилах учёта нуждающихся в улучшении жилищных условий лиц, замещающих государственные должности РФ, федеральных государственных служащих, других работников федеральных органов государственной власти и иных государственных органов, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, и предоставления жилых помещений, находящихся в ведении Управления делами Президента РФ» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 28. Ст. 3424.
9. Распоряжение Президента РФ от 23 марта 2000 г. №86-рп «О создании системы мониторинга, лабораторного контроля и прогнозирования чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» // Собрание законодательства РФ. 2000. №13. Ст. 1364.
10. Авдеенкова М.П., Дмитриев Ю.А. Конституционное право в Российской Федерации: Курс лекций: В 9 тт. Т. 1. Основы теории конституционного права. М., 2005.
11. Дёгтев Г.В. Становление и развитие института президентства в России: теоретико-правовые и конституционные основы. М., 2005.
12. Кочетков Э.Г. Послание Президента как атрибут государственной власти // Независимая газета. 1997. 13 февр.
13. Окуньков Л.А. Президент Российской Федерации. Конституция и политическая политика. М., 1996.
14. Прокофьев Г., Скуратов Д. Проблемы классификации форм участия Президента в правотворческом процессе // Конституционное и муниципальное право. 2001. №3.