Рейтинг@Mail.ru
Абазова Марьяна Вячеславовна, Бечелов Заур Шабасович Восстановительные меры в народном хозяйстве Кабардино-Балкарии в 1920-1925 гг.
ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ В 1920-1925 ГГ.
 
RECOVERY MEASURES IN THE NATIONAL ECONOMY OF KABARDINO-BALKARIA IN 1920-1925
 
Абазова Марьяна Вячеславовна,
кандидат экономических наук
Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет имени В.М. Кокова,
г. Нальчик, Россия
Abazova Mariana V.,
Ph.D. in Economics
Kabardino-Balkarian State Agrarian University named after V.M. Kokov,
Nalchik, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Бечелов Заур Шабасович,
кандидат исторических наук
Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет имени В.М. Кокова,
г. Нальчик, Россия
Bechelov Zaur S.,
Ph.D. in History
Kabardino-Balkarian State Agrarian University named after V.M. Kokov,
Nalchik, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 93
 
Аннотация: В статье рассматриваются некоторые особенности восстановительного периода в Кабардино-Балкарии. Упадок промышленности, транспорта, отсутствие свободного товарооборота в стране лишали крестьянство заинтересованности в расширении и улучшении своего хозяйства. Политика военного коммунизма, необходимая в условиях гражданской войны и иностранной военной интервенции, после их ликвидации стала помехой. Дальнейшее сохранение этой политики теперь угрожало политической стабильности.
Ключевые слова: разруха, восстановление экономики, промышленность, сельское хозяйство.
Abstract: In article some features of the recovery period in Kabardino-Balkaria are considered. Decline of the industry, transport, lack of free commodity turnover in the country deprived the peasantry of interest in expansion and improvement of the economy. The policy of military communism necessary in the conditions of civil war and foreign military intervention, after their elimination became a hindrance. Further preservation of this policy threatened political stability now.
Key words: ruin, economic revival, industry, agricultural industry.
 
Продукция всей промышленности в 1920 году не превышала 20% дореволюционного уровня России. Если же взять тяжёлую индустрию - сердцевину промышленности, - то она давала лишь около седьмой части продукции России в 1913 году. Из 212 национализированных металлургических заводов в 1920 году работало лишь 112; из 65 нефтеперегонных заводов 49 стояло, остальные работали с перебоями [8, c. 122].
В 1920 году удельный вес продукции тяжёлой промышленности Советской страны составил всего полпроцента мирового производства тяжёлой индустрии. Резко упала производительность труда. «Дело дошло до того, что в 1920 году чугуна в стране выплавлялось в два раза меньше, чем в 1862 году, угля добывалось немногим больше, чем в 1898 году, нефти - столько, сколько в 1890 году, а хлопчатобумажных тканей вырабатывалось примерно столько же, сколько производилось в крепостной России в 1857 году» [9, c. 17].
Из-за отсутствия топлива, сырья, из-за жестокого голода закрывались многие промышленные предприятия страны, шло сокращение численности рабочего класса. Если в 1913 году в России было 2400 тысяч промышленных рабочих, то за семь последних лет их количество сократилось до 1270 тысяч человек [10, c. 3].
Критическим было и положение сельского хозяйства страны. Общая продукция сельского хозяйства в 1920 году по сравнению с довоенным сократилась в два с половиной раза. Вследствие этого в 1921 году промышленные центры советского государства получили в три раза меньше хлеба, чем в дореволюционное время. Страна ощущала недостаток самого необходимого: хлеба, жиров, мяса и других сельскохозяйственных продуктов.
В полное расстройство пришла денежная система страны. Эквивалент рубля постоянно снижался и к концу 1920 года стоимость бумажного рубля по сравнению с 1913-1914 гг. упала почти в 13 тысяч раз [11, c. 171].
Упадок промышленности, транспорта, отсутствие свободного товарооборота в стране лишали крестьянство заинтересованности в расширении и улучшении своего хозяйства. Политика военного коммунизма, необходимая в условиях гражданской войны и иностранной интервенции, после их ликвидации стала помехой. Дальнейшее сохранение этой политики угрожало политической стабильности.
Кабардино-Балкария, как и вся страна, переживала эти трудности.
Посевная площадь здесь сократилась более чем в два раза. Пришла в упадок промышленность, носившая в основном полукустарный характер.
Чрезвычайная рассредоточенность небольшой промышленности по территории всей области создала дополнительные трудности в ее быстром восстановлении. Это не давало возможности с самого начала восстановительного периода сосредоточить материальные ресурсы и оборудование в одном или в нескольких местах и добиться сразу желаемых экономических и хозяйственных результатов. Более того, значительная часть рабочих, крепко привязанная к деревенскому укладу жизни, в годы гражданской войны, а также в годы жестокого голода, порвала с производством и ушла на работу в сельское хозяйство.
После завершения гражданской войны Кабардино-Балкария приступила к учёту материальных ресурсов, чтобы быстрее преодолеть разруху и подготовиться к решению крупных восстановительных проблем.
Выяснилось, что к концу 1920 г. в области насчитывалось до 413 мелких промышленных предприятий. Из них только 7 имели механические двигатели, остальные были кустарными. Причём в действующем состоянии находилась только одна Прималкинская паровая мельница с персоналом в 25 рабочих и служащих [1, л. 263; 2, л. 13].
Бездействовали крахмальный завод и паровая мельница в станице Александровская, деревообрабатывающие заводы «Чинар» и «Фанера», Аргуданский лесозавод, винокуренный завод на ж.-д. ст. Котляревская. Кустарная промышленность не полностью была свёрнута, кое-где работали черепично-кирпичные заводики, речные крупорушки и пр.
То есть становится очевидным, что для восстановления промышленности нужно, прежде всего, государственное руководство, а для этого необходимо было в первую очередь национализировать наиболее важные предприятия.
В результате из 413 мелких промышленных предприятий Кабардино-Балкарии были национализированы наиболее крупные. Среди них: деревообрабатывающие заводы «Чинар», «Фанера», Аргуданский лесозавод, Нальчикская типография, крахмальный завод и паровая мельница в ст. Александровской, винокуренный завод в ст. Котляревская, кожевенный завод, кирпично-черепичный завод в г. Нальчике и др.
Большую организующую роль в национализации наиболее крупных промышленных предприятий сыграл Нальчикский окружной совнархоз.
Для конкретного руководства восстановлением национализированной промышленности и скорейшего налаживания производства на промышленных предприятиях Кабардино-Балкарии при Нальчикском окружном совнархозе были созданы следующие отраслевые отделы:
Лесопромышленный - состоял из двух подотделов: лесных заготовок и обработки дерева. Первый подотдел призван был заниматься заготовкой сырья и учётом готовых лесоматериалов, а второй – деятельностью деревообрабатывающих заводов и вопросами дальнейшей эксплуатации лесов.
Текстильный – руководство работой показательной ткацкой: мастерской и мастерской по изготовлению валенок в г. Нальчике, пошивочными мастерскими, вопросами заготовки сырья (шерсти, меха и др.) для Главтекстиля страны.
Кожевенный – организация закупки кожсырья и ольховой коры для дубильно-красочных целей, контроль деятельности мастерских по выделке кож, пошивке и ремонту сапог.
Химический – руководство маслобойными заводами и производством железного купороса из местного сырья, сбор сырья для химической промышленности страны.
Кустарно-кооперативный – координация деятельности слесарных, бондарных, колёсных, колесо-каретных, столярных, кузнечных и других мастерских.
Топливный – снабжение жидким, минеральным и дровяным топливом промышленных предприятий округа.
Транспортный – планомерное обеспечение промышленных предприятий и новостроек округа крестьянским транспортом.
Отдел государственных сооружений – руководство дорожным, санитарно-техническим и гидротехническим строительством, а также возведением новых кирпично-черепичных, известковых и других заводов.
Учётно-статистический – учёт и контроль деятельности всех промышленных и кустарных предприятий, сырья и материалов, сельскохозяйственных машин и орудий.
Начало восстановления промышленности Кабардино-Балкарии, как и во многих других областях Юго-Восточного края, совпало с переходом от военного коммунизма к новой экономической политике.
Первый год новой экономической политики в Юго-Восточном крае России, как и во всей стране, ознаменовался усилением восстановления промышленности, началом работы по строительству социалистической экономики. Это было связано с первыми успехами новой экономической политики в области восстановления народного хозяйства страны и особенно сельского хозяйства, которое в 1922 году дало на 900 млн. пудов зерна больше, чем в 1921 году [3, л. 56].
В конце 1922 года два деревообрабатывающих завода Кабардино-Балкарского совнархоза были переданы в ведение краевых трестов: завод «Чинар» - Кавказскому лесострою и завод «Фанера» - промышленному бюро Юго-Восточного края России. Это дало возможность направить из краевого центра на восстановление этих заводов инженерно-технические силы и значительные денежные средства. Только один Всероссийский текстильный синдикат ассигновал 25 миллионов рублей на восстановление деревообрабатывающей промышленности Кабардино-Балкарии. Большие заказы, поступившие из Москвы, Ростова-на-Дону, Владикавказа и других городов, создавали определённый стимул к быстрому восстановлению и пуску деревообрабатывающих предприятий области.
Восстанавливались и реконструировались также черепичные, кирпичные, известковые и другие заводы, призванные удовлетворять строительные нужды государственных учреждений и трудящихся. Так, на кирпично-черепичном заводе в г. Нальчике было построено новое горно, ёмкостью в семь кубических саженей. Это горно в том же 1922 г. дало готовую продукцию на 400 тысяч рублей. На Баксанском кирпично-черепичном заводе был установлен новый глиномес и привод к черепичному прессу, подведена к заводу вода по канаве длиной свыше 900 саженей, были построены вспомогательные подсобные помещения и жилой дом для рабочих [2, л. 52].
В повышении производительности труда, в производственном обучении молодых рабочих из коренной национальности, только что пришедших на завод от крестьянской сохи, большую роль сыграли русские кадровые рабочие, присланные сюда из разных городов страны для восстановления промышленности Кабардино-Балкарии. На производственных конференциях и собраниях, в процессе самой работы кадровые рабочие делились своим опытом с молодыми рабочими - кабардинцами и балкарцами, вчерашними крестьянами-бедняками.
С переходом к новой экономической политике и переводом промышленных предприятий области на хозяйственный расчёт материальное положение рабочих постепенно улучшается. Прекратились массовые поездки рабочих в селения за продовольствием. В первой половине 1922 года была установлена твёрдая норма выдачи муки – рабочим 60 фунтов (24 кг), а служащим - 40 фунтов (16 кг) в месяц. Строго соблюдался принцип «нетрудящийся да не ест» [2, л. 57].
Подъем сельского хозяйства области стал возможным благодаря новой экономической политике и правительственной помощи, которая была оказана области в 1922 году для ликвидации последствий голода 1921-1922 гг. Помощь государства семенами, сельскохозяйственным инвентарём и денежными средствами, упорный труд крестьян привели к тому, что в 1922 г. по сравнению со многими районами Юго-Восточного края России Кабардино-Балкария получила относительно хороший урожай. Урожай 1922 года дал возможность окрепнуть крестьянским хозяйствам области, усилить обмен сельскохозяйственных продуктов на товары промышленного производства и увеличить посевную площадь в 1923 г. до 93 053 десятин против 56 027 десятин в 1920 году, а поголовье крупного и мелкого рогатого скота, и лошадей с 328 973 голов в 1920 г. до 488 265 голов в 1923 году. [14, с. 93].
Эти успехи были ещё скромны. Но они возвещали о начале экономического подъёма.
Важную роль в этом деле сыграло соотношение цен на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты.
Уровень цен фабрично-заводских изделий фактически решал вопрос о том, будет ли мелкий производитель-крестьянин расширять своё сельскохозяйственное производство, увеличивать его товарность, создавая сырьевую базу для промышленности и продовольственную – для рабочего класса.
В 1922 г. во многих областях Юго-Восточного края России определилось несоответствие цен на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты. В апреле 1922 г. в Горской республике один фунт кукурузного хлеба (денежными знаками 1922 г.) стоил 450 тыс. рублей, фунт мяса – 300 тыс. рублей, фунт картофеля - 100 тыс. рублей, 1 бутылка молока - 150 тыс. рублей на частном рынке [12, л. 52]. Подобное положение было и в Кабардино-Балкарии. При этом государственные закупочные цены на продукты сельского хозяйства были низкими, а отпускные цены на промышленные изделия высокими. Из магазинов и складов Кабардино-Балкарского потребительского союза, основного посредника в товарообмене между промышленностью и сельским хозяйством области, за пуд пшеницы отпускалось только четыре аршина хлопчатобумажной ткани, за пуд кукурузы в зерне - два аршина. Крестьянину стало более выгодно реализовать свои сельскохозяйственные продукты на рынке и приобретать у частника-торговца промышленные товары за деньги [4, л. 26].
В силу этого крестьяне кабардинцы и балкарцы начинают все более и более сокращать натуральный обмен продуктов сельского хозяйства на промышленные товары.
Несоответствие цен на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты особенно резко выявилось летом и осенью1923 года. Если за один пуд ржи крестьянин в 1913 г. мог купить 5,7 аршина ситца, или 0,16 пуда сахара, то в конце 1923 г. за это же количество ржи он мог купить только 1,5 аршина, или 0,06 пуда сахара [13, с. 88, 120]. В силу этого крестьяне фактически прекратили покупку городских товаров и повысили цены на сельскохозяйственные продукты.
Высокие цены на промышленные товары – результат упадка и изношенности оборудования промышленности, неналаженности снабжения промышленности сырьём и топливом, недостатка квалифицированных рабочих, а также высоких накладных расходов в промышленности и торговле. В повышении цен на промышленные товары отрицательную роль сыграло и то, что некоторые промышленные и торгующие организации, пользуясь большой потребностью населения в промышленных товарах, погнались за высокими прибылями.
Существование двух валют в стране также мешало налаживанию правильного товарооборота между промышленностью и сельским хозяйством. В силу того, что в деревне ещё имели хождение неустойчивые денежные знаки, крестьянин не всегда на свои сбережения мог приобрести промышленные товары в городе, где расчёты производились на основе твёрдого червонца.
Обострению кризиса сбыта способствовали: недостаточное развитие торговых отношений, политика высоких цен синдикатов, высота накладных расходов как в промышленности, так, особенно, и в области торговли, слабое развитие денежного хозяйства, а также система двух валют, при которой крестьянство наиболее страдало от обесценения совзнаков (Один рубль в новых деньгах был приравнен к 50 тыс. руб. денег образца 1923 г. и к 5 млн. руб. образца 1922 г.) [12, с. 787].
В создавшихся условиях в промышленности начался кризис сбыта. В результате этого промышленность лишилась возможности получать оборотные средства для закупки сырья и выдачи рабочим зарплаты. Создавалась угроза закрытия ряда заводов и фабрик и как следствие – сокращение количества рабочих. Среди рабочих возникло недовольство.
К середине 1924 года кризис сбыта промышленных товаров был ликвидирован. В том же 1924 г. была проведена денежная реформа. Вместо обесцененных бумажных знаков были выпущены червонцы с твёрдым золотым обеспечением. Все это дало возможность уделить значительно больше внимания восстановлению и дальнейшему развитию промышленности страны.
Серьёзное внимание центральных и местных властей было уделено и восстановлению промышленности Кабардино-Балкарии. По их заданиям краевые и местные органы ВСНХ и государственных банков изучали ход восстановления промышленности, выявляли её потребность в финансах для того, чтобы улучшать её кредитование. 23 февраля 1924 г. Госплан РСФСР для восстановления деревообрабатывающей промышленности Кабардино-Балкарии отпустил 60 тыс. рублей, крахмального завода и мельницы при нем - 25 тыс. рублей, винокуренного завода – 15 тыс. рублей.
В апреле 1924 г. краевое экономическое совещание (ЭКОСО) обследовало деятельность мукомольной промышленности Северо-Кавказского края. Из всех предприятий мукомольной промышленности края особое внимание было уделено 49 крупным национализированным мельницам. Среди них были первая и вторая государственные мельницы, входившие в состав промышленных предприятий Кабардино-Балкарского совнархоза. Кроме этих двух национализированных мельниц (первой и второй госмельниц), продукция которых хорошо была известна населению Москвы, Ленинграда и других городов страны, в Кабардино-Балкарии было 10 вальцовых мельниц, обслуживаемых 88 рабочими, и 183 водяных мельницы с общим количеством рабочих 335 человек [4, л. 26].
Преобладающее большинство мельниц имело только один каменный постав. Суточная производительность их колебалась от 1,5 до 40 пудов. Исключение составляли вальцовые мельницы в сел. Ст. Черек Урванского округа [5, л. 224], в пос. Гнаденбург (построена в 1900 году) и мельница около сел. Арик (построена в 1891 году) в Мало-Кабардинском округе. Эти мельницы имели пропускную способность до 250 пудов в сутки.
Низкая пропускная способность мельниц не удовлетворяла потребности населения области в обмолоте зерна. Крестьянину порою приходилось ожидать помола своего зерна двое-трое, а иногда и более суток. Большинство населения ещё не могло пользоваться вальцовыми мельницами, расположенными на территории Мало-Кабардинского округа, ввиду их отдалённости.
Поэтому большей части населения области часто приходилось пользоваться ручными мельницами первобытного образца.
Такое положение с мукомольной промышленностью было не только в одной Кабардино-Балкарии. Подобная картина наблюдалась и в других областях Северного Кавказа. Советское правительство, учитывая потребности населения в переработке зерна, и расширении посевной площади в целом по Северо-Кавказскому краю, приняло решение организовать, начиная с 1924 г., строительство на Северном Кавказе 41 новой мельницы и дооборудование 5 действовавших мельниц и выделило на это 755 тыс. рублей. Из этого количества мельниц на долю Кабардино-Балкарии приходилось 10 [5, л. 127].
Центральные и краевые организации принимали меры и в отношении деревообрабатывающей промышленности Кабардино-Балкарии, которая выпускала буковую клёпку для маслодельной промышленности страны. «Пуск клёпочного завода в Кабарде, – писал 17 декабря 1924 г. секретарь Юго-Восточного краевого комитета партии А. И. Микоян в краевую контору Российского торгово-промышленного банка, – очень важное дело для экспорта сибирского масла. Необходимо кредитовать это дело. Прошу ознакомиться с вопросом и открыть необходимый кредит на клёпочное производство в Кабарде» [5, л. 7].
Вскоре было выявлено, что для восстановления и реконструкции деревообрабатывающих заводов Кабардино-Балкарии требуются капиталовложения в виде кредита для Аргуданского лесозавода – 86 тыс. рублей, «Чинар» – 74 тыс. рублей и «Фанера» - 21 тыс. рублей. Общая потребность в кредите для восстановления крахмального и винокуренного заводов составила 1600 тыс. рублей [6, л. 9].
Для восстановления промышленности области были выделены деньги: постановлением крайисполкома от 17 января 1925 г. было отпущено 55 тыс. рублей, сельхозбанк открыл кредит на 45 тыс. рублей, кроме этих сумм, в соответствии с указаниями центральных органов в том же 1925 г. край отпустил области 175 тыс. рублей [6, л. 12; 5, л. 40; 7, с. 123].
Вместе с тем были решены важные организационные вопросы управления промышленностью. В конце 1924 года создаётся Кабардино-Балкарский объединённый трест деревообрабатывающей, мукомольной и крахмальной промышленности (Каббалктрест).
В состав треста вошли заводы «Фанера», «Чинар», лесозавод Аргуданский, Александровский крахмальный завод и Александровская мельница (Крахмальный завод и мельница при нем основаны в 1910 году братьями Прашель в ст. Александровской. Завод обслуживался паровой турбиной в 80 лошадиных сил и газогенератором в 40 лошадиных сил. Мельница бр. Прашель впоследствии была переименована в первую, а мельница Суздальцева (ст. Прималкинская) во вторую государственную мельницу), мельница и просорушка в Прималке и Котляревский винокуренный завод (Винокуренный завод построен Паченцевым (ст. Котляревская) в 1913 году. В год завод перерабатывал 30 тысяч пудов кукурузы и выгонял около 30 тысяч ведер 40-градусного спирта-сырца). Общий капитал всех промышленных предприятий, вошедших в состав «Каббалктреста», составил 680 918 руб. 78 копеек [7, с. 121].
«Каббалктрест» являлся членом Ростовской-на-Дону товарной биржи. Общее руководство трестом осуществляло краевое отделение ВСНХ через правление. Постоянным местопребыванием треста являлся г. Нальчик. «Каббалктресту» были предоставлены широкие права по реализации своей продукции не только на внутреннем, но и на внешнем рынке.
Из принятых трестом предприятий работали только первая и вторая государственные мельницы. Остальные предприятия находились в стадии восстановления, реконструкции и дооборудования.
 
Список использованных источников:
 
1. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 151, Оп. 1, Д. 75.
2. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 2, Oп. 1, Д. 40.
3. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 22, Оп. 1, Д. 62.
4. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 2, Oп. 1, Д. 5.
5. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 8. Oп. 1, Д. 55.
6. Центральный Государственный Архив Кабардино-Балкарской республики. Ф. 5, Oп. 1, Д. 186.
7. Отчёт Кабардино-Балкарского ЦИКа V областному съезду Советов за 1925 год. Нальчик, издательство «Карахалк», 1926.
8. Сборник статистических сведений по СССР за 1918-1920 гг. М., 1924.
9. Об ускорении развития химической промышленности и особенно производства синтетических материалов и изделий из них для удовлетворения потребностей населения и нужд народного хозяйства. М., Госполитиздат, 1957.
10. Промышленность за 10 лет (1917-1927 гг.). Статистический сборник, М., 1927.
11. Развитие советской экономики. Статистический сборник. М., 1946.
12. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., Госполитиздат, 1954.
13. Внутренняя торговля СССР в 22/23 и 23/24 операционных годах. Наркомвнуторг, М., 1924.
14. Краткий статистический справочник Кабардино-Балкарской автономной области. Нальчик, 1925.