Рейтинг@Mail.ru
Богданова Эльвира Юрьевна Участие прокурора в защите семейных прав и интересов детей: правовые основы
УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В ЗАЩИТЕ СЕМЕЙНЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ДЕТЕЙ: ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
 
PARTICIPATION OF THE PROSECUTOR IN PROTECTION OF FAMILY RIGHTS AND INTERESTS OF CHILDREN: LEGAL BASES
 
Баранова Наталья Сергеевна,
магистрант
Тамбовский государственный технический университет,
Тамбов, Россия
Baranova Natalya S.,
Master's Degree Student
Tambov State Technical University,
Tambov, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 34
 
Аннотация: В процессе написания данной статьи были рассмотрены некоторые особенности норм семейного права, а также сложившаяся традиция, согласно которой процессуальный порядок разбирательства семейных дел, как и многих других категорий дел, регулируется и в гражданском процессуальном, и в семейном законодательстве.
Ключевые слова: дети, законность, интересы детей, семья, судебное разбирательство, опека, попечительство, прокуратура, прокурор, ребенок, родительские права, усыновление.
Abstract: In the process of writing this article, some features of the norms of family law were considered, as well as the established tradition, according to which the procedural order of family cases, as well as many other categories of cases, is regulated in civil procedural and family law.
Key words: children, law, interests of children, family, court proceedings, custody, guardianship, prosecutor's office, prosecutor, child, parental rights, adoption.
 
Защита семейных прав и интересов детей реализуется через представительскую функцию прокуратуры, в которой закреплено право прокуратуры представлять интереса гражданина или государства в суде, в случаях, предусмотренных законом.
В юридической литературе достаточно широко освещены вопросы, связанные с представительской функцией прокурора в гражданском процессе, однако до сих пор данный вопрос является дискуссионным. [12, c. 67]
Важным является вопрос определения функции представительства прокурора в суде. В научной литературе имеется мнение, что под функцией представительства в суде следует понимать деятельность прокурора, которая соединяется с его участием в судебном рассмотрении гражданских, хозяйственных дел и дел об администравных правонарушениях с целью защиты прав и законных интересов отдельного лица, граждан, государства, а также подготовкой и направлением в суд заявлений и иных материалов, принятием иных мер по восстановлению нарушенного права отдельного человека, граждан, государства.
Особое место имеет правовое основание участие прокурора в защите семейных прав и интересов детей.
Прокурор участвует в следующих делах, возникающих из семейно-правовых отношений: об усыновлении ребенка (ст. 273 ГПК РФ); о лишении родительских прав (ст. 70 СК РФ); об ограничении родительских прав (ст. 73 СК РФ).
В современном семейном законодательстве РФ обеспечение интересов детей является основной целью, осуществлению которой способствуют все нормы института усыновления. В их числе особое место занимают нормы, устанавливающие порядок усыновления. Соблюдение строго определенного порядка усыновления позволяет выяснить, будет ли усыновление соответствовать интересам ребенка, не нарушит ли оно чьих-либо прав. Устанавливая определенный порядок усыновления, включающий требования, предъявляемые к форме, месту и времени совершения семейно-правового акта, законодатель подчеркивает социальную значимость усыновления и юридические последствия, порождаемые им. Фактическое принятие в семью на воспитание не является усыновлением, предусмотренным законом. [8, с. 302]
Установление порядка усыновления необходимо для того, чтобы не были нарушены права заинтересованных лиц и, главное, интересы ребенка, чтобы были обеспечены гарантии законности при производстве усыновления.
Отнесение СК РФ дел об усыновлении к судебной подведомственности потребовало введения специальных процессуальных правил, регулирующих судебный порядок их рассмотрения.
По таким делам, как известно, нет спора о праве, а речь идет об установлении факта, касающегося статуса физических лиц (усыновляемого ребенка и усыновителя), поэтому названные дела представляют собой одну из новых категорий дел особого производства.
Очевидно, что рациональная, по сути, идея, заложенная в СК РФ, об организации местного, регионального и федерального учета детей, подлежащих усыновлению, на практике превратилась в сугубо формальную статистическую процедуру. Должностные лица образовательных, лечебных учреждений и учреждений социальной защиты населения направляют сведения о таких детях в органы опеки и попечительства несвоевременно, в результате тысячи детей длительное время содержатся в больницах, приютах, домах ребенка в ненадлежащих условиях. [11, c. 42]
При таком положении дел совершенно недопустимо бездействие прокуроров по применению мер административного воздействия к должностным лицам, когда выявляются нарушения порядка и сроков представления сведений о несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей.
К сожалению, на практике нередки случаи, когда усыновители брали на усыновление ребенка, не вникая в тонкости медицинского диагноза, вследствие чего усыновление было отменено. Необходимо отметить, что кандидаты в усыновители вправе провести независимое медицинское обследование по отношению к основному для уточнения диагноза ребенка.
В этом случае все расходы, связанные с дополнительным обследованием, несет кандидат в усыновители. Информация, предоставленная Генеральной прокуратурой РФ, подтверждает, что независимое медицинское обследование ребенка, передаваемого на усыновление, нужно проводить в обязательном порядке, поскольку имеют место факты так называемой избыточной медицинской диагностики. [9, c. 17]
Анализируя процедуру усыновления, нельзя не сказать о таком праве кандидатов в усыновители, как право на обжалование решений. Так, отрицательное заключение и основанный на нем отказ в постановке на учет в качестве кандидатов в усыновители муниципальный орган управления образования обязан довести до сведения заявителя в 5-дневный срок с момента вынесения заключения. Одновременно с этим заявителю возвращаются все документы и разъясняется порядок обжалования решения. Данное решение может быть обжаловано в суд, как неправомерное, нарушающее права и свободы граждан. Кроме того, лица, которым муниципальным органом управления образования было выдано заключение об отказе в постановке на учет в качестве кандидатов в усыновители, могут подать в прокуратуру жалобу.
Дела об усыновлении рассматриваются судом с участием органов опеки и попечительства (п. 1 ст. 125 СК РФ). Очевидно, законодатель исходит из того, что орган опеки и попечительства в обязательном порядке должен участвовать в процессе, поскольку именно он проводит основную работу по подготовке дел об усыновлении и все материалы об усыновлении сосредоточены прежде всего в нем.
Судья единолично рассматривает эти дела, но закон (ст. 263 ГПК РФ) предусматривает обязательное участие в процессе самого заявителя, представителя органа опеки и попечительства и прокурора.
Привлечение этих лиц служит дополнительной гарантией для правильного разрешения дел данной категории, затрагивающих существенные права и интересы как детей, так и государства. Однако вопреки требованиям ст. 125 СК РФ и ст. 263 ГПК РФ многие дела об усыновлении рассматриваются судами без участия представителя органа опеки и попечительства, прокурора. [7, c. 23]
Особенностью рассмотрения дел о лишении родительских прав является обязательное участие в них прокурора и органа опеки и попечительства, что является дополнительной процессуальной гарантией соблюдения прав как родителей, так и детей. Орган опеки и попечительства дает заключение по существу заявленного искового требования, то есть целесообразно или нет лишать родительских прав конкретное лицо (лиц). Если суд не соглашается с заключением органа опеки и попечительства, то он должен мотивировать свое решение.
Как установлено п. 4 статьи 70 СК РФ, обязанностью суда является уведомление прокурора об обнаружении при рассмотрении дела о лишении родительских прав в действиях родителей (одного из них) признаков уголовно наказуемого деяния.
Помимо лишения родительских прав СК предусматривает в качестве самостоятельной формы защиты прав и законных интересов ребенка также ограничение родительских прав. Ограничение родительских прав представляет собой отобрание ребенка у родителей без лишения их родительских прав. Ограничение родительских прав в случае виновного противоправного поведения родителей (одного из них) может выступать в качестве меры их семейно-правовой ответственности.
Ограничение родительских прав возможно при условии, что родители не лишены родительских прав, поскольку последнее обязательно предполагает отобрание у них ребенка. Вопрос об ограничении родительских прав решается в судебном порядке. [5, c. 316]
Дела данной категории рассматриваются в соответствии с гражданским процессуальным законодательством в порядке, аналогичном лишению родительских прав, то есть в порядке искового производства, с обязательным участием прокурора и органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 73 СК РФ). Орган опеки и попечительства проводит обследование условий жизни ребенка и представляет суду заключение о целесообразности ограничения родительских прав. [10, c. 42]
Стоит отметить, что вступивший в силу с 1 февраля 2003 года Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации во многом по-новому урегулировал участие прокурора в гражданском процессе.
Во-первых, формы участия прокурора приобрели большую определенность по сравнению с Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.
Во-вторых, возможности участия прокурора в судопроизводстве по гражданским делам значительно ограничены по сравнению с ранее действовавшим законодательством.
В-третьих, закон связывает приобретение прокурором статуса лица, участвующего в деле, с его вступлением в процесс для дачи заключения по делу. Соответственно прокурор, не вступивший в процесс, не является лицом, участвующим в деле, не наделен его правами и не несет его обязанностей. Однако содержание «вступления в процесс» в тексте Кодекса не раскрывается. Прокурор может вступить в процесс только посредством совершения какого-либо процессуального действия, будь то подача заявления о вступлении в процесс или явка непосредственно в судебное заседание.
В-четвертых, вступлением в процесс, безусловно, можно считать принесение апелляционного или кассационного представлений, каковые являются самыми что ни на есть активными действиями. Но наличие этого права, как уже отмечалось, связывается законодателем именно с участием прокурора в деле, а не с его потенциальной возможностью, которая следует из извещения о наличии в производстве суда дела, о времени и месте судебного разбирательства.
В-пятых, прокурор, как нам представляется, может вступить в процесс в предусмотренных законом случаях для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а также на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу (а если совсем строго, то до дачи заключения государственными и муниципальными органами, если они участвуют в деле). [13, c. 76]
Проведенный анализ участия прокурора в рассмотрении отдельных категорий дел позволяет утверждать, что такое участие является довольно эффективным. Однако иногда все-таки встречается пренебрежение прокурорами своими полномочиями или неактивное их использование.
 
Список использованных источников:
 
1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ): офиц. текст // Российская газета. 1993. № 237. 25 декабря.
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. №46. Ст. 4532. 3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (с изм. и доп. от 29.12.2017 г. № 438-ФЗ) // Собр. законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
4. Абрамов Д.Н. История развития законодательства, регулирующего участие прокурора в гражданском судопроизводстве // Конституционные основы гражданского судопроизводства: современное состояние и пути совершенствования: Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции студентов и аспирантов, посвященной 80-летию Сарат. гос. акад. права (Саратов . Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратов. гос. академия права", 2017. С. 196-200.
5. Алиева И.Д. Защита гражданских прав прокурором и иными уполномоченными органами. М., 2015. 231 с.
6. Антокольская М.В. Семейное право. М.: Проспект, 2016. 615 с.
7. Артамонова Е.М. Новый ГПК: статус прокурора // Законность. 2017. № 3. С. 22-24.
8. Власов А.А. Гражданский процесс: учебник. М., 2018. 422 с.
9. Гуреева О.А. Проблемы определения правового статуса прокурора в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 8. С. 16-18.
10. Дудко Д.А. Гражданско-процессуальный статус прокурора // Проблемы юридической науки в условиях современного социально-экономического развития России: Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов, молодых ученых, аспирантов, преподавателей. Ростов-на-Дону: РИНХ, 2016. С. 41-43.
11. Ибрагимова М.М. Особенности прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве // Доклады. Секция: Международное морское право, тема: «Прокурорский надзор». Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2016. С. 42-48.
12. Малешин Д.Я. Участие прокурора в гражданском процессе: сравнительно-правовой и социокультурный анализ // Российское правосудие. М.: РАП, 2016, № 8 (52). С. 61-67.
13. Петрунева А.Н. Отдельные аспекты участия прокурора в гражданском процессе // Российское право: опыт, проблемы и перспективы: сборник материалов VII Межрегиональной научно-практической конференции. Киров: Кировский филиал МГЭИ, 2018. С. 74-77.



grani ligotip

perevod