Рейтинг@Mail.ru
Карпова Юлия Витальевна Вопросы по классификации криминалистических экспертиз при расследовании преступлений против собственности
ВОПРОСЫ ПО КЛАССИФИКАЦИИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
 
QUESTIONS ON THE CLASSIFICATION OF FORENSIC EXAMINATIONS IN THE INVESTIGATION OF CRIMES AGAINST PROPERTY
 
Карпова Юлия Витальевна,
магистрант
Тамбовский государственный технический университет,
Россия, Тамбов
Karpova Yuliya V.,
Master’s degree student
Tambov State Technical University,
Russia, Tambov
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343.148
 
Аннотация: В рамках данной статьи автор проводит анализ содержания различных понятий по классификации экспертиз, которые назначаются при расследовании преступлений.
Ключевые слова: криминалистическая экспертиза, предварительное расследование, преступления против собственности, заключение эксперта.
Abstract: In this article, the author analyzes the content of various concepts on the classification of examinations that are appointed during the investigation of crimes.
Key words: forensic examination, preliminary investigation, crimes against property, expert opinion.
 
«Современный этап формирования российского общества неразрывно связан с процессами становления правового государства, которые немыслимы без осознанной уголовно-правовой и социально-экономической политики, нацеленной на обеспечение защищенности личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности» [1, c. 74]. Поэтому, при расследовании таковых преступлений, существенное внимание следует обращать на поиск доказательств, который являются наиболее верными при установлении предмета доказывания. Среди подобных доказательств выделяются сведения, изложенные в экспертных заключениях. Отметим и тот факт, что криминалистические экспертизы – представляют собой наиболее значимые виды доказательств в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе и против собственности. Их формирование неразрывно связано со становлением криминалистики. Экспертные исследования следов от орудий преступлений, почерка, предметов хищения основаны на методах, разработанных в рамках специальных методик. Однако в литературе и на практике применения возникают обоснованные вопросы, какие экспертизы следует отнести к расследованию преступлений против собственности и не затрагивают ли они пограничную область знаний, не относящуюся к криминалистике? В литературе правильно указано, «что все сферы жизнедеятельности человека в той или иной мере связаны с возможностью владеть, пользоваться или распоряжаться собственностью» [2, c. 62].
Проблемные аспекты, возникающие по экспертизам, проводимым по уголовным делам о преступлениях против собственности, заставляют нас обращаться к различных видам отраслевых знаний. Основания выделения этих экспертиз в класс криминалистических очень спорные. Научная классификация судебных экспертиз предполагает деление на классы по областям научного знания, которое лежит в основе экспертных исследований. Деление на классы по тем отраслям знаний (наукам), которые востребованы при их производстве, вполне логично (медицина, биология, искусствоведение и т.д.).
Существуют различные основания отнесения таких экспертиз к криминалистическим видам. Очевидно, что для криминалистических экспертиз основными являются криминалистические знания, а точнее знания специальных методов криминалистики, которые разрабатывались и используются для расследования и раскрытия преступлений. По такому принципу построено обучение экспертов-криминалистов в рамках вузов МВД России, где слушатели получают по окончании право производства традиционных экспертиз, не требующих фундаментальной подготовки в области других наук.
Однако отнесение к классу криминалистических иных экспертиз (экспертиз материалов, веществ и изделий), одорологической, автороведческой, видеофонографической экспертиз, как «нетрадиционных в криминалистике» вызывает обоснованные возражения со стороны таких авторов, как А.Г. Филиппова [10], В.М. Плескачевского [8], Т.Ф. Моисеевой [6].
Следует особо выделить «возможность проведения в рамках этих экспертиз индивидуальной идентификации как отличительного признака криминалистической экспертизы» [9, c. 517].
На основе этих и другим мнений, предлагаем считать, что проводимая в рамках экспертиз идентификация должна быть основана на специальных знаниях. В свою очередь при исследовании объектов, где затрагиваются вопросы различных отраслей знания, но в целом это самостоятельные экспертизы, важно учитывать момент того, что: «эффективность процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства во многом зависит от наличия соответствующей доказательственной базы» [3, c. 94].
В связи с изложенным, интересна позиция А. Г. Филиппова, по которой «основанием отнесения экспертиз к классу криминалистических следует считать используемые при их проведении специальные методы, разработанные в криминалистике. Эти экспертизы могут выполнять эксперты-криминалисты, получающие специальное экспертное образование в высших учебных заведениях МВД России. Указанные выше «нетрадиционные криминалистические» экспертизы проводят эксперты с высшим естественнонаучным, техническим или лингвистическим образованием» [10, c. 223].
Однако современный период развития поиска доказательств, свидетельствует о состоявшейся тенденции о расширении класса криминалистических экспертиз. В настоящее время в учебниках криминалистики речь идет о традиционных и нетрадиционных видах криминалистических экспертиз, которое ничем логическим объяснить нельзя. Ведь «не создав соответствующих систем обеспечения защиты, нельзя гарантировать и эффективность расследования этих преступлений» [4, c. 85].
Обратим внимание и на практическую составляющую данной деятельности. Например, в ходе раскрытия и расследования преступлений против собственности в Тамбовской области назначаются и проводятся следующие традиционные криминалистические экспертизы:
«Во-первых, трассологическая экспертиза, которая проводится с целью исследования: следов ног человека (для идентификации обуви, чулок, носков и определения их диагностических свойств), одежды человека, животных (ног); орудий взлома и инструментов; замков; пломб; целого по частям; узлов и петель.
Во-вторых, товароведческие экспертизы: промышленных товаров (одежды, мебели, ковровых изделий, хозяйственных товаров, обуви и аксессуаров, культтоваров, ювелирных изделий, оргтехники, компьютеров, строительных товаров) и продовольственных товаров с целью определения: стоимости; родовой и видовой принадлежности; качественного изменения и их причин.
В-третьих, экспертиза электронной и бытовой техники с целью определения стоимости, исправности, работоспособности, причин выхода из строя, комплектности, соответствия ГОСТам и т. п.» [7].
С учетом теоретических и практических вопросов возникающих при назначении этих экспертиз нами предлагается следующая классификация, в зависимости от которой и должен строить следователь свой план расследования преступлений против собственности:
– экспертизы, назначаемые при расследовании краж – криминалистические традиционные (трасологическая, дактилоскопическая, почерковедческая) и нетрадиционные – судебно-товароведческая, судебная компьтерно-техническая, КИМВИ, одорологическая и другие;
– экспертизы, назначаемые при расследовании мошенничества криминалистические традиционные (трасологическая, дактилоскопическая, почерковедческая) и нетрадиционные – судебно-товароведческая, судебно-бухгалтерская, судебно-финансовая, судебно-экономическая, судебная компьтерно-техническая, КИМВИ, одорологическая и другие;
– экспертизы, назначаемые при расследовании грабежей и разбойных нападений – нетрадиционные криминалистические – судебно-медицинская, КИМВИ, судебно-почвоведческая и ботаническая экспертиза, и криминалистические традиционные – трасологическая, дактилоскопическая, экспертиза холодного оружия, судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств; а также комплексные экспертизы, например: судебная психолого-психиатрическая экспертиза, комплексная криминалистическая и судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств (анализ следов на орудие преступления, которое было применено при совершении разбойного нападения и обнаруженных на месте происшествия), комплексная медико-криминалистическая экспертиза (выявление в кожных ранах, причиненных ножом или другим орудием частиц материала, краски, лака и т.д.);
– экспертизы, назначаемые при расследовании вымогательства – нетрадиционные криминалистические – судебно-фоноскопическая, КИМВИ, криминалистические традиционные – трасологическая, дактилоскопическая, почерковедческая, криминалистическое исследование документов, судебно-баллистическая, экспертиза холодного оружия.
Подводя итог, необходимо отметить, что криминалистические и нетрадиционно криминалистические экспертизы представляют собой развивающуюся систему, которая совершенствуется с развитием прогресса и техники, при этом, учитывая фундаментальные положения криминалистической науки. Но всегда следует помнить о том, что: «обеспечение защищенности, в прямом смысле слова, направлено на создание соответствующей инфраструктуры необходимых предпосылок и возможностей для становления, развития, реализации и функционирования мероприятий по защите объектов собственности от корыстной опасности» [5, c. 123]. Поэтому совершенствование методики расследования имеет прямую зависимость, в том числе и от разработки новых знаний применяемых при расследовании преступлений против собственности.
 
Список использованных источников:
 
1. Желудков М.А. Обоснование реализации системных защитных мер в механизме предупреждения корыстной преступности // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2014. №4 (31). С. 47-51.
2. Желудков М.А. Содержание дефиниций «собственность», «право собственности» и «имущество» в аспекте выявления объекта защиты от корыстных преступлений против собственности // Современное право. 2010. № 11. С. 62-65.
3. Желудков М.А. Особенности уголовно-процессуальной деятельности потерпевших в досудебном производстве по уголовному делу // Уголовное право. 2008. № 1. С. 94-97.
4. Желудков М.А. Общее понятие об объекте уголовно-правовых отношений при обеспечении защиты собственности // Современное право. 2017. № 7. С. 85-91.
5. Желудков М.А. Криминологическое обеспечение защиты права собственности от корыстной преступности // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 11. С. 121-124.
6. Моисеева Т.Ф. Классификации судебных экспертиз: необходимость унификации // Вестник экономической безопасности. 2016. № 4. С. 68-72.
7. Научно-технический профиль деятельности федерального бюджетного учреждения Тамбовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции России // URL: http://do.gendocs.ru/docs/index-294006.html (Дата обращения: 29.11.2017).
8. Плескачевский В.М. К проблеме упорядочения классификаций криминалистических экспертиз // Судебная экспертиза: дидактика, теория, практика. Сборник научных трудов. М.: Моск. ун-т МВД России, 2007, Вып. 3. С. 15-21.
9. Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов / под ред.: Т. В. Аверьяновой, В. Ф. Статкуса. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2017. 724 с.
10. Филиппов А.Г. Криминалистика учебник для вузов. М.: Юрайт, 2017. 466 с.



grani ligotip

perevod