Рейтинг@Mail.ru
Степанова Виктория Михайловна Проблема чувства одиночества и виртуальной коммуникации
ПРОБЛЕМА ЧУВСТВА ОДИНОЧЕСТВА И ВИРТУАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ
 
THE PROBLEMа OF LONELINESS AND VIRTUAL COMMUNICATION
 
Степанова Виктория Михайловна,
магистрант
НОУ ВО «Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов»,
г. Санкт-Петербург, Россия
Stepanova Viktoria M.,
Master's Degree Student
St. Petersburg University of the Humanities and Social Sciences,
St. Petersburg, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 159.9
 
Аннотация: В статье рассматриваются теоретические аспекты исследования чувства одиночества и виртуальной коммуникации как социально-психологических феноменов. Подчеркивается актуальность изучения данных феноменов в молодежной среде.
Ключевые слова: одиночество, виртуальная коммуникация, молодые люди.
Abstract: The article deals with the theoretical aspects of research the problem of loneliness and virtual communication as a socio-psychological phenomena. It is emphasized the relevance of studying these phenomena among young people.
Key words: loneliness, virtual communication, young people.
 
Общение является неотъемлемой частью жизни человека. В настоящее время часть людей, помимо непосредственного общения лицом к лицу, достаточно активно общается при помощи сети Интернет – виртуально. Именно посредством виртуальных коммуникаций осуществляются многие виды профессиональной и социальной деятельности. Виртуальные коммуникации расширили возможности социализации, усложнили механизмы формирования идентичности и конструирования мировоззрения. Коммуникативная активность в сети Интернет может превалировать над непосредственным общением, потому что общение в виртуальном пространстве имеет множество положительных особенностей для коммуникантов по сравнению с реальным общением: расширение возможностей и границ коммуникации, возможность анонимности контактов, добровольность вступления и завершения коммуникации, мобильность, быстрота, преодоление языковых барьеров, новые возможности образования с помощью общения в сети, возможность получать объемную современную информацию. Данная тема становится все более актуальной в последнее время, так как технические средства не стоят на месте и постоянно развиваются: в сети появляется все больше возможностей для своевременного и удобного общения, что включает в себя появление новых мессенджеров и расширение функциональных возможностей уже существующих и завоевавших доверие пользователей приложений и программ для общения, как делового, так и самоценного.
В свою очередь, основной возрастной группой пользователей является молодежь. По опросу ВЦИОМ, проведенному в декабре 2017 года, наиболее вовлеченными в социальные сети являются молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет – 91% молодых людей почти ежедневно пользуются социальными сетями, и 90% в группе до 25 лет пользуются мессенджерами для виртуального общения [9]. Данная статистика может говорить о том, что виртуальная коммуникация среди молодых людей является очень популярным каналом коммуникации.
Исследователи дают следующие определения данного периода. И.С. Кон определяет молодежь как социально-демографическую группу, которая выделяется совокупностью возрастных характеристик, специфики социального положения, а также обусловленными этими особенностями социально-психологическими свойствами [6, с. 63].
Основная теория, которую мы берем в основу нашего исследования – концепция психосоциального эпигенетического развития Э. Эриксона. В соответствии с этой теорией, развитие и формирование личности является процессом, обусловленным прохождением человеком нормативных кризисов, в ходе которого формируются новые качества личности.
В базисе данной теории лежит понятие «идентичность» [14, с. 28], которая понимается Эриксоном как «субъективное вдохновенное ощущение тождества и целостности». Идентичность личности – это совокупность индивидуальных черт, которая делает человека тождественным себе и отличным от других, это ядро личности. От успешности формирования идентичности зависит все дальнейшее формирование личности. На протяжении всей жизни каждый человек проходит восемь стадий развития, на каждой из которых его ожидает кризис – поворотный момент социального развития, который, при успешном его разрешении, адаптирует личность к изменившимся условиям, а также включает в структуру Эго новое позитивное качество, соответствующее данному этапу. При неблагоприятном разрешении кризиса, в структуру встраивается аналогичным образом негативный компонент, а нерешенная задача, выдвинутая личности на данной стадии развития, переносится на следующую, где ее решение будет осложнено уже следующим кризисом [11, с. 74-75].
На шестой стадии развития решается задача интимности-изоляции. Интимность – не столько сексуальная, как психологическая – основа общения с другими людьми. Основное противоречие этой стадии развития заключается в том, что молодой человек пребывает в состоянии неустойчивости формирующейся идентичности, что дополняется кризисом интимности. Как пишет Эриксон: «Ново¬испеченный взрослый, появившийся в результате поисков и упорного отстаивания собственной идентичности, полон же¬лания и готов слить свою идентичность с идентичностью дру¬гих. Он готов к близости или, по-другому, способен связывать себя именованными отношениями интимного и товарищеско¬го уровня и проявлять нравственную силу, оставаясь верным таким отношениям, даже если они могут потребовать значи¬тельных жертв и компромиссов» [10, с. 233-234]. Другой стороной интимности является изоляция – стремление человека дистанцироваться от людей, даже если это близкие отношения [13, с. 142].
Так как молодой человек стремится одновременно и к близости с окружающими, и к автономности своей идентичности, сохранению личных границ и дистанции, то данные противоречивые переживания порождают определенные трудности в установлении межличностных отношений. Кризис интимности и изоляции может породить затруднения в удовлетворении потребности человека в близких отношениях, и, как следствие, возникает субъективное ощущение одиночества, переживаемое как негативное.
Л.А. Регуш отмечает, что при условии успешного разрешения данных противоречий, молодой человек может научиться построению удовлетворяющих межличностных отношений [10, с. 234].
В возрастной психологии молодые люди рассматриваются как вступившие в стадию ранней взрослости. На данной возрастной фазе человек заканчивает учебную и вступает в профессиональную деятельность, заключает брак, заводит детей, а также в целом выстраивает общий стиль жизни и планы на будущее. На этом же этапе молодой человек устанавливает круг друзей и близких отношений, корректирует ценностные ориентации в связи с новыми жизненными обстоятельствами вступления в статус взрослого человека.
Исследователи отмечают, что ранняя взрослость, как и юность, отличается высоким стремлением к общению. Данное утверждение связано с тем, что результатом перехода к взрослости является развитие самосознания, которое непременно связано с социальным окружением: каждый социальный контакт трансформирует и усложняет представление человека о самом себе.
В вопросах связи одиночества и общения, мы придерживаемся концепции М. Бубера, согласно которой существует два вида общения: ««Я» – «Ты» и «Я-Оно». «Оно» – это вещь, предмет, объект, общение в форме «Я-Оно» не проникает в душу, а человек не получает подлинного удовлетворения своей потребности в общении и выполняет только функции познания и использования. Мы полагаем, что именно отношения типа «Я-Оно» характеризуют виртуальное общение, где нет подлинной субъектности, а, следовательно, может ощущаться глубинное одиночество. С другой стороны, отношение «Я»-«Ты» подразумевает обращение к Другому как к уникальной сущности, что соответствует субъект-субъектному общению, которое предполагает внутреннее, духовное отношение [5]. Желая приблизиться к идеальной модели взаимодействия – то есть субъект-субъектному общению, в котором каждый воспринимается как неповторимая личность – мы можем столкнуться с несоответствием по сравнению с достигнутым нами уровнем близости и социального взаимодействия, столкнуться с чувством одиночества.
Исследование проблемы коммуникации именно в молодежной среде актуально еще и потому, что в этом возрасте сознание человека наиболее восприимчиво к переработке и усвоению огромного потока информации. Следовательно, именно молодежь в большей степени склонна к виртуализации своей коммуникативной активности. Ж. Бодрийяр, говоря о виртуализации современного общества, отмечает процесс развеществления – то есть когда отношения между людьми уподобляются отношениям между вещами. Человек начинает взаимодействовать не с реальностью, а с ее симуляцией, когда «карта предшествует территории и порождает ее» [2], когда виртуальный мир не является порожденным реальным, а виртуальность – копия без оригинала, как заместитель [3, с. 6]. Из этого следует, что общение в виртуальном пространстве порождается субъектом на основе символов и образов, и основано на замещении реальных объектов симулятивными, а конечный субъект виртуального пространства, согласно представлению А. Крокера и М. Вэйнстейна, превращается в «wiredbody» (подключенное тело), у которого есть лишь биологическая оболочка и нервная система; таким образом, виртуальность отчуждает человека от его глубинных переживаний, сознания, наконец, души [7].
Одиночество является многогранной проблемой, исследуемой разными науками и подходами. Так, экзистенциалисты понимают под одиночеством непреодолимый разрыв между «Я» и Другим, который обусловлен пропастью между «Я» и миром: по мере того, как человек создает собственный мир, он отделяется от окружающего и от других людей [15, с. 231]. В психоаналитическом подходе одиночество рассматривается как деструктивный феномен, истоки которого следует искать в раннем детстве: для Г. Салливана и Ф. Фромм-Рейхман значимым для возникновения в дальнейшем чувства одиночества является преждевременное отлучение ребенка от материнской ласки [12, с. 166].
Эрих Фромм отмечает отдаленность современного человека от природы и других людей вследствие самосознания: осознание своей отделенности порождает экзистенциальные дихотомии: человек как часть природы и как создатель культуры; ощущение неуместности в мире и стремление к воссоединению и гармонии в нем; осознание смертности человека и наличие вечных идеалов и ценностей; одиночество отдельного человека и стремление к сопричастности [4, с. 485].
Согласно социологическому подходу (Боумен, Рисмен), увеличению силы одиночества способствуют: ослабление связей в семейной системе, рост семейной и в целом социальной мобильности (в том числе и феномен трудовой миграции). Рисмен же говорит о такой направленности современного человека, как «ориентация вовне», когда люди постоянно хотят нравиться, зависимы от мнения других. «Одинокая толпа», как называет таких людей социолог, отчуждена от себя и от своих чувств, в результате чего такие люди постоянно обеспокоены удовлетворением потребности в пристальном внимании к себе, которая никогда полностью не удовлетворяется [8, с. 157-158] .
Таким образом, существуют разные подходы к определению одиночества, его причин и сущности, однако необходимо разделять одиночество как чувство, переживаемое человеком вследствие таких причин как потеря или недостаток значимых привязанностей, несоответствие между желаемым и достигнутым уровнем социальных контактов, и одиночество как социальную изоляцию человека, как физическую дистанцированность от других. Необходимо отметить, что важную роль в определении чувства одиночества играет собственное осознание субъектом своей отделенности, опустошенности, глубинного чувство потерянности в мире.
Л.В. Баева, сопоставляя одиночество и виртуальную реальность, отмечает, что большая часть интернет-пользователей постоянно передает и получает информацию в социальных сетях, беспрерывно находится в информационном потоке новостей и сообщений. Предпосылкой виртуализации общества Баева считает возрастающее чувство одиночества в современных городах. Кроме этого, она определяет такие проблемы в социальных отношениях, которые могут стать причиной постоянного «нахождения» в сети Интернет: «разрушение института семьи, оторванность детей от родителей, отчуждением человека от реальной коммуникации в силу специфики тех или иных профессий, связанных с компьютерными технологиями». Автор также обозначает последствие увеличения количества таких отношений – номофобию (стремление избежать реального общения) [1].
Скотт Е. Каплан исследуя данную проблему, отмечает, что испытывающие одиночество предпочитают виртуальное взаимодействие реальному, а чрезмерная увлеченность виртуальным общением приводит к ухудшению проблем в реальном мире: дома, в школе и на работе [16].
Таким образом, согласно исследованиям, в современном информационном обществе остро стоит проблема одиночества и виртуальной коммуникации среди молодых людей.
 
Список использованных источников:
 
1. Баева Л.В. Виртуальная коммуникация: классификация и специфика // Изв. Сарат. ун-та Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2014. №4-1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/virtualnaya-kommunikatsiya-klassifikatsiya-i-spetsifika (Дата обращения: 21.04.2018).
2. Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляции. пер. с фр. A. Качалов. URL: http://lit.lib.ru/k/kachalow_a/simulacres_et_simulation.shtml (Дата обращения: 22.02.2019).
3. Бодрийяр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 2001. 220 с.
4. Гриненко Г.В. История философии: Учебник. М.: Юрайт-Издат, 2004. 688 с.
5. Длугач Т.Б. Диалог в современном мире // Историко-философский ежегодник. 2015. № 2015. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/dialog-v-sovremennom-mire-m-buber-m-bahtin-v-bibler (Дата обращения: 10.04.2018).
6. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. 256 с.
7. Лобанков И.Д. Современные концепции виртуальной реальности // Вестник ПАГС. 2015. №1 (46). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-kontseptsii-virtualnoy-realnosti (Дата обращения: 17.02.2019).
8. Перельман Д., Пепло Э. Теоретические подходы к одиночеству // Лабиринты одиночества / Сост., общ. ред. и предисл. Н.Е. Покровского. М., 1989. С. 152-168.
9. Пресс-выпуск № 3577. Каждому возрасту - свои сети // Всероссийский центр изучения общественного мнения: [сайт]. М., 2000-2018. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116691 (Дата обращения 26.02.2018).
10. Регуш Л.А. Проблемы психического развития и их предупреждение (от рождения до пожилого возраста). СПб.: Речь, 2006. 320 с.
11. Шаповаленко И.В. Возрастная психология (Психология развития и возрастная психология). М.: Гардарики, 2005. 349 с.
12. Шелехов И.Л., Федчишина Е.С. Внутриличностный конфликт и одиночество // Вестник томского государственного педагогического университета. 2013. № 6 (134). С. 164-170.
13. Эриксон Э. Детство и общество / пер. с англ. и науч. ред. А.А. Алексеев. СПб.: Летний сад, 2000. 416 с.
14. Эриксон. Э. Идентичность: юность и кризис: пер. с англ. / Э. Эриксон; общ. ред. и предисл. А.В. Толстых. 2-е изд. М.: Флинта: МПСИ: Прогресс, 2006. 352 с.
15. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999. 576 с.
16. Caplan Scott E. Preference for Online Social Interaction: A Theory of Problematic Internet Use and Psychosocial Well-Being // Communication Research, vol. 30, no. 6, Dec. 2003, pp. 625–648.



grani ligotip

perevod