Рейтинг@Mail.ru
Максимов Александр Александрович Содержание и особенности административной юрисдикции органов Федеральной службы безопасности России
СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
 
THE CONTENT AND FEATURES OF THE ADMINISTRATIVE JURISDICTION OF THE FEDERAL SECURITY SERVICE OF RUSSIA
 
Максимов Александр Александрович,
кандидат юридических наук
Северный институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России),
г. Петрозаводск, Россия
Maksimov Alexander A.,
PhD in law
Northern Institute (branch) of the All-Russian State University of
Justice (RPA of the Ministry of Justice of Russia) ,
Petrozavodsk, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 342
 
Аннотация: В статье рассматриваются содержание и особенности административной юрисдикции органов безопасности России. Дается подробный анализ понятию административной юрисдикции и ее правовому наполнению. Приводятся полномочия и пределы компетенции органов безопасности по рассмотрению административных дел по действующему КоАП РФ.
Ключевые слова: Федеральная служба безопасности России, КоАП РФ, административная юрисдикция, полномочия, рассмотрение административных дел, административные правонарушения.
Abstract: The article discusses the content and features of the administrative jurisdiction of the security agencies of Russia. A detailed analysis of the concept of administrative jurisdiction and its legal content is given. The powers and limits of the competence of the security authorities to review administrative cases under the current Administrative Code of the Russian Federation are given.
Key words: Federal Security Service of Russia, Administrative Code of the Russian Federation, administrative jurisdiction, powers, consideration of administrative cases, administrative offenses.
 
В сложившемся, традиционном понимании, юрисдикция - это «пределы компетенции или круг полномочий судебного или административного органа по правовой оценке конкретных юридических фактов, а также разрешения споров и применению предусмотренных нормами права санкций» [15, с. 1868].
В свою очередь, административная юрисдикция, сродни данному выше определению, представляет собой полномочия конкретных административных судебных и несудебных органов по оценке фактов, вытекающих из административных правоотношений, разрешению административно-правовых споров и применению санкций, предусмотренных нормами административного права.
Однако, с точки зрения теории административного права, понимание административной юрисдикции несколько иное - она определяется в качестве «административно-процессуальной деятельности, осуществляемая во внесудебном или судебном порядке с целью рассмотрения и разрешения административных правовых споров и применения административных принудительных мер» [7, с. 415].
В продолжение, рассматривая административную юрисдикцию как таковую, следует отметить, что до сего момента в науке административного права нет единообразного (единого) или основополагающего ее определения. Причиной этому в некоторой степени может служить тот факт, что понятие это не имеет нормативного закрепления, а является скорее догматическим, подтверждением чему выступает достаточно высокое внимание к данному термину ученых-административистов, как современных, так и «советского» периода.
О.В. Гречкина в своей статье, посвященной понятию административной юрисдикции, приводит сравнение подходов к данному термину различными специалистами в науке административного права. В своей работе О.В. Гречкина приходит к выводу о том, что «административная юрисдикция - установленная законодательными актами сфера государственной деятельности уполномоченных административных органов и должностных лиц, осуществляемая во внесудебном порядке, на основе административно-процессуальных норм с целью рассмотрения и разрешения административно-правовых споров или административных правонарушений и применения мер административно-процессуального принуждения» [9, с. 50-52].
В данном определении «выпадает» административная судебная юрисдикция, которая, по своей природе осуществляется в порядке административного судопроизводства и является частью правосудия.
Исходя из этого, административно-юрисдикционый процесс имеет своей целью и содержанием не позитивное управленческое регулирование, как это присуще административно-процедурной деятельности (процессу), а наоборот, направлено «на разрешение спорной ситуации либо применение санкций, связанных либо с негативными последствиями для одной из сторон спора либо с применением в отношении субъекта мер административной ответственности, других принудительных мер» [14, с. 7-10]. Таким образом административная юрисдикционная деятельность проявляет себя в ситуациях разрешения правовых споров, а также применения мер административного принуждения. В рамках административной юрисдикционной деятельности обычно применяются административного пресечения или принуждения (меры административной ответственности).
Исходя из приведенного выше определения, основными особенностями и чертами административной юрисдикции традиционно выделяют следующие.
Во-первых, административная юрисдикция является деятельностью по рассмотрению и разрешению индивидуальных (конкретных) административных дел, которые, как отмечалось выше, «представляют собой либо спор о праве, либо необходимость или возможность применения в отношении субъекта административного права мер административного принуждения».
Во-вторых, административно-юрисдикционная деятельность заключается, выражается и направлена на правовую оценку фактов, имеющих непосредственное отношение к административному делу.
В-третьих, субъектом административной юрисдикции деятельности всегда выступает орган государственной власти, наделенный соответствующей компетенцией.
В-четвертых, отношения участников административной юрисдикции имеет специфический процессуальный характер в связи с наделением участников такого процесса особыми правами и обязанностями.
В-пятых, правовым результатом (итогом) административной юрисдикции является принятое властно-правовое решение - непосредственное разрешение административного спора либо применение или отказ от применения мер административного принуждения.
В-шестых, целью административной юрисдикции выступает охрана административно-правовых отношений от каких-либо нарушений, а также защита основ правопорядка, установленных административных законодательством.
В связи с тем, что спектр дел, рассматриваемых в рамках административной юрисдикции достаточно обширен и многогранен, данный процесс подразделяется на несколько видов (административно-юрисдикционных производств).
Например, Ю.М.Козлов «в структуре административной юрисдикции выделяет производство по делам об административных правонарушениях, дисциплинарное производство и производство по жалобам» [12, с. 99-107]. В свою очередь, И.В. Панова разделяет «административную юрисдикцию на исполнительное производство, производство по применению мер административного принуждения, не являющихся мерами ответственности, дисциплинарное производство, производство по жалобам и производство по делам об административных правонарушениях» [8; 13, с. 8-9].
Из приведенных выше подходов очевидно явствует о более широкой и полной трактовке сущности административной юрисдикции у И.В. Пановой, так как учитывает такие своеобразные виды производств, как исполнительное и производство по применению мер принуждения, существенно отличающихся от мер административной ответственности.
Помимо неопределенности с понятием административной юрисдикции, аналогичная ситуация наблюдается и в вопросе о соотношении административной и судебной юрисдикции. По мнению И.В. Тимошенко, административная юрисдикция выступает разновидностью административно-процессуальной деятельности как таковой, которая осуществляется в целях разрешения административно-правовых споров и применения соответствующих административно-принудительных мер как в судебном, так и несудебном порядке [17, с. 140].
Несмотря на универсальность указанного подхода, наблюдается явная подмена понятий, выстроенная на единстве административных процедур, так как суды (причем как суды общей юрисдикции, так и мировые судьи), так и несудебные органы (которых перечислено в главе 23 КоАП РФ более шестидесяти) руководствуются едиными нормами КоАП РФ при рассмотрении дел об административных правонарушениях [10, с. 176-182; 11, с. 66-69].
По этому поводу Ю.Н. Старилов отмечает двойственность процессуально-правовой природы производства по делам об административных правонарушениях, так как в ней находят своей выражение и деятельность конкретных должностных лиц, и деятельность судебной власти [16, с. 13]. исходя из этого представляется целесообразным разделять категории «административная юрисдикция» и «административная судебная юрисдикция», причем не по процессуальным признакам, а исходя из особенностей органа, осуществляющего производство.
Спецификой административной юрисдикции, помимо прочего, является тот факт, что она охватывает сферу деятельности уполномоченных органов и их должностных лиц по применению мер административно-процессуального принуждения, не носящих характер административной ответственности, применение которых невозможно рассматривать в качестве формы юридической реакции на административно-правовые споры.
Применение принудительных мер обычно осуществляется административными органами в рамках осуществления правоохранительных функций в соответствии с федеральным законодательством и ведомственными нормативными правовыми актами - примером тому может служить Федеральная служба безопасности России. Осуществление указанной деятельности является прямой и непосредственной обязанностью соответствующих административных органов и не всегда завершается вынесением какого-либо юридически-обязательного решения, так как подобная деятельность не всегда регламентирована в праве.
В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 31.12.2015 N 683 [3] (далее - Стратегия), одним из приоритетов в обеспечении национальных интересов России осуществляется посредством государственной и общественной безопасности (п. 31 Стратегии). Как уже отмечалось выше, Федеральная служба безопасности в своей деятельности направлена на решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации (статья 1 Закона о ФСБ). Административная юрисдикция органов безопасности определена Положением о Федеральной службе безопасности Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 11.08.2003 N 960 [4], устанавливая в качестве одной из задач ФСБ России обеспечение производства по делам об административных правонарушениях, рассмотрение которых отнесено КоАП РФ к ведению органов безопасности.
Помимо прочего, Законом о ФСБ России предусмотрена обязанность органов безопасности «выявлять, предупреждать и пресекать административные правонарушения, возбуждение и (или) рассмотрение дел о которых отнесены КоАП РФ к ведению органов федеральной службы безопасности» и, соответствующее право «составлять протоколы об административных правонарушениях, выносить определения и постановления по делам об административных правонарушениях, назначать административные наказания по делам об административных правонарушениях, вносить представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, и осуществлять иные полномочия по делам об административных правонарушениях, отнесенным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению органов федеральной службы безопасности».
В дополнение к этому органы безопасности в качестве принудительных мер имеют право лично или в составе подразделения (группы) применять специальные средства или физическую силу.
Помимо указанного, административная деятельность органов безопасности России установлена и регулируется КоАП РФ, в котором в главе 23, статьях 23.10, 23.13, 23.45, 23.46 и 23.52 закреплена правосубъектность органов безопасности по рассмотрению дел об административных правонарушениях в соответствующей области, а также право на составление протоколов об административных правонарушениях, перечисленных в статье 28.2 КоАП РФ.
Указанная правосубъектность нашла свое нормативное развитие в Приказе ФСБ России от 11.12.2013 N 747 «Об утверждении Перечня должностных лиц органов федеральной службы безопасности, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, и о реализации отдельных положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в органах федеральной службы безопасности (далее - Перечень)» [5], где указанный перечень подробно дифференцирован по должностным лицам ФСБ России, должностным лицам территориальных органов безопасности и органам безопасности в войсках, а также должностным лицам пограничных органов, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях.
Административная юрисдикция органов безопасности сосредоточена на сферах, непосредственно входящих в круг их полномочий (компетенции) и решаемых задач. <.div>
Во-первых, сфера обеспечении охраны Государственной границы России, континентального шельфа и исключительной экономической зоны, которые регулируются главами 7, 8, 11, 18 и 19 КоАП РФ.
Административные правонарушения в области охраны собственности, которым посвящена 7 глава, входят в юрисдикцию органов безопасности только в части «уничтожения или о повреждении специальных информационных знаков, определяющих границы прибрежных защитных полос и водоохранных зон внутренних морских вод и территориального моря Российской Федерации, а также знаков, устанавливаемых пользователями животным миром или уполномоченными государственными органами по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания, зданий и других сооружений, принадлежащих указанным пользователям и органам» (часть 2 статьи 7.2 и часть 1 статьи 7.11).
Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования, закрепленные главой 8 КоАП РФ входят в юрисдикцию органов ФСБ частично - статьи 8.16 - 8.20, 8.33, 8.35, часть 2 статьи 8.37, статья 8.38 и в большой степени связаны с исключительным правом Российской Федерации на объекты животного и растительного мира.
Административные правонарушения на транспорте (глава 11 КоАП РФ) - лишь в части, касающейся нарушения правил плавания в акватории Северного морского пути [6].
Административные правонарушения в области защиты Государственной границы Российской Федерации и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории Российской Федерации (глава 18 КоАП РФ - статьи 18.1-18.7, 18.14) в большей степени входят в юрисдикцию пограничных органов ФСБ России, но по принципу соподчиненности входят в юрисдикцию ФСБ России как таковой.
Административные правонарушения против порядка управления (статья 19.4 главы 19 КоАП РФ) касаются исключительно неповиновению законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль.
Рассмотрение указанных административных дел помимо пограничных органов ФСБ (п. 2-13 части 2 статья 23.10) входит в компетенцию руководителя федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности, его заместителей (п. 1 части 2 статьи 23.10, п. 1 Перечня)
Во-вторых, сфера государственного санитарно-эпидимиологического надзора, которая осуществляется главными государственными санитарными врачами ФСБ России и ее территориальных органов (п. 6 и 7 части 2 статьи 23.13 КоАП РФ, п. 4 и 7 Перечня) в пределах своих полномочий по административным делам в сфере:
- административных правонарушений, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность (статьи 6.3-6.7, 6.24, 6.25 КоАП РФ);
- административные правонарушении в области охраны собственности, входят в юрисдикцию органов безопасности только в части «уничтожения или повреждения знаков санитарных (горно-санитарных) зон и округов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов)» (часть 2 статьи 7.2 КоАП РФ);
- административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования, закрепленные главой 8 КоАП РФ входят в юрисдикцию органов ФСБ в части несоблюдения экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами, сокрытия или искажение экологической информации в части информации о состоянии атмосферного воздуха, источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также о радиационной обстановке, а также нарушения специального режима использования зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения с нарушением ограничений, установленных санитарными правилами и нормами в соответствии с законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения (статьи 8.2, 8.5, часть 2 статьи 8.42 КоАП РФ);
- административные правонарушения в промышленности, строительстве и энергетике (глава 9 КоАП РФ) в части нарушение порядка полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, порядка ограничения и прекращения подачи тепловой энергии, правил ограничения подачи (поставки) и отбора газа либо порядка временного прекращения или ограничения водоснабжения, водоотведения, транспортировки воды и (или) сточных вод (часть 8 и 9 статьи 9.22 КоАП РФ);
- административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций в части недостоверного декларирования соответствия продукции, нарушения порядка реализации продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия и нарушения порядка маркировки продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия (статьи 14.44-14.46 КоАП РФ).
Рассмотрение указанных административных дел в первую очередь, относится к прерогативе главных государственных санитарных врачей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, по городам, районам, на транспорте, их заместителей (п. 1-3 части 2 статьи 23.13 КоАП РФ). ФСБ России и их территориальные органы, в свою очередь, осуществляют юрисдикцию по принципу подведомственности.
В-третьих, сфера государственной тайны, которая является исключительной прерогативой ФСБ России (статья 11.2. Закона о ФСБ и Закон от 21.07.1993 N 5485-1 «О Государственной тайне» [2]). В данной сфере административная юрисдикция ФСБ России (статья 23.45 КоАП РФ, п. 1, 2 и 6 Перечня) направлена на правонарушения в области защиты информации (части 3, 4, 7 статьи 13.12 КоАП РФ) и незаконной деятельности в области защиты информации (часть 2 статьи 13.13 КоАП РФ).
Рассмотрение указанных административных дел, помимо органов безопасности (для которых это является одной из первостепенных задач), осуществляется руководителями федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных в области обороны, внешней разведки, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации и их заместителями (п. 2, 4, 5 части 2 статьи 23.45 КоАП РФ).
В-четвертых, сфера обращения и защиты информации формально строится на аналогичных со сферой защиты государственной тайны правовых основах, однако касается всей иной информации, не входящей в предмет особой государственной охраны. Юрисдикция ФСБ России согласно п. 3 части 2 статьи 23.46 КоАП РФ касается правонарушений в области связи и информации (глава 13 КоАП РФ, части 3 и 4 статьи 13.5, статья 13.6, части 1, 2 и 6 статьи 13.12, часть 1 статьи 13.13, статья 13.17), а также административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность в части нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (статья 20.23 КоАП РФ) и незаконного использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в частной детективной или охранной деятельности (статья 20.24 КоАП РФ).
Рассмотрение указанных административных дел в свою очередь, относится к юрисдикции руководителя федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны, а также федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, (п. 1 и 2 части 2 статьи 23.46 КоАП РФ), с которыми органы безопасности пересекаются в административной юрисдикции в пределах рассматриваемой сферы.
И, наконец, в-пятых, сфера предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций и порядка управления (статья 23.52 КоАП РФ, п. 5, 7 и 8 Перечня) в части нарушения изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов, недостоверного декларирования соответствия продукции, нарушения порядка реализации продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия и нарушения порядка маркировки продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия (часть 1 и 2 статьи 14.43, статьи 14.44-14.46 КоАП РФ), а также нарушения законодательства об обеспечении единства измерений (статья 19.19 КоАП РФ).
Рассмотрение указанных административных дел относится к административной юрисдикции ФСБ России за счет распространительного толкования подведомственности рассматриваемых административных правонарушений.
Одновременно с этим, помимо рассмотрения дел об административных правонарушениях, органы безопасности вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, перечисленных в п. 14, 19, 56, 66 и 79 части второй и первом, втором и третьем абзаце части третьей статьи 28.3 КоАП РФ.
Среди мер административного наказания, применяемых к лицам, совершившим какое-либо из рассмотренных выше правонарушений органами безопасности, можно назвать:
- предупреждение, которое выражается в официальном порицании физического или юридического лица за совершение малозначительного правонарушения (часть 3 статьи 18.1, статьи 18.2, 18.3, часть 1 статьи 18.4, статья 8.33 КоАП РФ);
- штраф, который является самым распространенным видом наказания по рассматриваемым правонарушениям (присутствует повсеместно) и выражается в форме денежного взыскания;
- конфискация орудия или предмета совершения правонарушения, которая представляет собой «принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта Российской Федерации не изъятых из оборота вещей». Является достаточно распространенным видом наказания, так как носит сродни штрафу имущественный характер, но является дополнительным наказанием (статьи 8.17, 8.35, часть 2 статьи 8.37, часть 4 статьи 13.12, часть 2 статьи 12.13, статьи 13.6, 13.12, часть 1 статьи 13.13, статья 13.2, часть 1 статьи 14.43, статьи 20.23, 20.24 КоАП РФ и проч.);
- приостановление деятельности «заключается во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг» (статьи 6.3, 6.4 и 8.38 КоАП РФ);
- административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства является специфическим видом наказания (дополнительное наказание) и применяется, в основном, за нарушением правил перемещения через Государственную границу Российской Федерации (статьи 18.1,18.2,18.4 КоАП РФ).
Исходя из вышеизложенного, представляется, что ФСБ России как единая централизованная система органов безопасности осуществляет административную юрисдикционную деятельность с учетом присущих ей особенностей и специфик, в числе которых можно выделить следующие:
во-первых, административная юрисдикция ФСБ России реализуется только в строго ограниченной сфере административных правоотношений, находящихся в поле зрения органов безопасности в связи с реализуемыми ими задачами, а именно: пограничная сфера, государственная тайна и сфера обращения и защиты информации;
во-вторых, административная юрисдикция ФСБ России не исключительна, а сосуществует с административной юрисдикцией иных органов государственной власти;
в-третьих, административная юрисдикция неравномерна, так как перечень должностных лиц органов безопасности, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях зримо шире перечня пределе компетенции ФСБ России по рассмотрению дел об административных правонарушениях.
 
Список использованных источников:
 
1. Федеральный закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (ред. от 07.03.2018) // СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269.
2. Закон РФ «О государственной тайне» от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 08.03.2015) // СЗ РФ. 1997. N 41. Стр. 8220-8235.
3. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // СЗ РФ. 2016. N 1 (часть II). Ст. 212.
4. Указ Президента РФ «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» от 11.08.2003 N 960 (ред. от 07.12.2016) // СЗ РФ. 2003. N 33. Ст. 3254.
5. Приказ ФСБ России от 11.12.2013 N 747 «Об утверждении Перечня должностных лиц органов федеральной службы безопасности, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, и о реализации отдельных положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в органах федеральной службы безопасности» (ред. от 05.10.2015) // Российская газета. 2014. N 38.
6. Приказ Минтранса России от 17.01.2013 N 7 «Об утверждении Правил плавания в акватории Северного морского пути» // Российская газета. 2013. N 86.
7. Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова. М., 2015. 519 c.
8. Административно-процессуальное право России: монография / Панова И.В. М.: Норма, Инфра-М, 2012. 336 c.
9. Гречкина О.В. К вопросу о понятии административной юрисдикции // Российская юстиция. 2010. №3. С. 50-52.
10. Гречкина О.В. Административная юрисдикция: понятие, содержание и отграничение от судебной юрисдикции // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права. Материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.Д. Сорокина. 2010. С. 176-182.
11. Гречкина О.В. Тенденции формирования административной судебной юрисдикции в России на современном этапе // Евразийская адвокатура. 2014. №3(10). С. 66-69.
12. Козлов Ю.М. Административное право: учебник. М.: Юристъ,1999. С. 99-107.
13. Панова И.В. Актуальные проблемы административного процесса в Российской Федерации: автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000.
14. Родионова Е.В. Административно-юрисдикционные действия в административном процессе // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия Право. 2014. №2(16). С. 7-10.
15. Российский энциклопедический словарь: В 2 кн. / Гл. ред. А.М. Прохоров. М., 2001. 2015 c.
16. Старилов Ю.Н. Производство по делам об административных правонарушениях и административный процесс // Актуальные проблемы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (1 июня 2004 г.) / Под общ. ред. Ю.П. Соловья. Омск: Омский юридический институт, 2004.
17. Тимошенко И.В. Административная ответственность: учебное пособие. М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2004.



grani ligotip

perevod