Рейтинг@Mail.ru
Акулова Ирина Сергеевна Современные подходы к философскому осмыслению конечности исторического процесса
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ФИЛОСОФСКОМУ ОСМЫСЛЕНИЮ КОНЕЧНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
 
MODERN APPROACHES TO THE PHILOSOPHICAL UNDERSTANDING OF THE LIMIT OF THE HISTORICAL PROCESS
 
Акулова Ирина Сергеевна,
кандидат философских наук
Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова,
г. Магнитогорск, Россия
Akulova Irina S.,
Ph.D. in Philosophy
Nosov Magnitogorsk State Technical University,
Magnitogorsk, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Хакова Галина Сергеевна,
кандидат философских наук
Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова,
г. Магнитогорск, Россия
Akulova Irina S.,
Ph.D. in Philosophy
Nosov Magnitogorsk State Technical University,
Magnitogorsk, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 1 (091)
 
Аннотация: В статье затронута проблема некоторых аспектов осмысления развития человеческой истории, а конкретно такой  проблемы как «конец истории». Например, в начале постсоветского периода в нашей стране практически не было философской литературы по эсхатологии. Поэтому приходилось буквально «по крупицам», используя герменевтический и семиотический методы, выискивать эсхатологические мотивы в трудах философов-классиков. Также, людям всех эпох, при осмыслении истории практически невозможно уйти от антроморфических основ своего сознания.
Ключевые слова: философия, история, герменевтика, семиотика, эсхатология, мифология, религия, концепт «конец истории», антропоморфизм.
Abstract: The article touches upon the problem of some aspects of understanding the development of human history, specifically such a problem as the "end of history". For example, at the beginning of the post-Soviet period there was practically no philosophical literature on eschatology in our country. Therefore, it was necessary literally" bit by bit", using hermeneutic and semiotic methods, to seek out eschatological motives in the works of classical philosophers. Also, people of all ages, when understanding the history is almost impossible to get away from the anthropomorphic foundations of their consciousness.
Key words: philosophy, history, hermeneutics, semiotics, eschatology, mythology, religion, concept "end of history", anthropomorphism.
 
Философское осмысление истории является достаточно сложным процессом. Так как история как наука сама по себе представляет «живое», динамично развивающееся явление. Часто некоторые исторические факты и их значение кардинально пересматриваются. И в этой ситуации совершенно необходимо обращаться к философской герменевтике как искусству «вживания» в исторический текст. Совершенно прав Ф. Шлейермахер, который стал основателем так называемой «свободной герменевтики», который считал, что исследователь может порой понять чужой текст даже лучше, чем сам автор.
В философии присутствуют различные концепции по поводу объяснения предмета и функций философии истории. По сути, философия истории как попытка осмысления значения и сути развития человечества, его идеалов и целей, начала формироваться еще в античную эпоху и сопряжена с именами Геродота, Фукидида, Полибия, Плутарха. В последующие столетия проблемой развития такого феномена как история, интересовались А. Аврелий, Г. Лейбниц, Ш. Монтескье, Г. Гегель, А. Шопенгауэр, О. Шпенглер, А. Тойнби, Ф. Фукуяма и другие мыслители. Практически все они осуществляли попытки вычленить и философски обосновать какой-то один ведущий фактор исторического развития или взаимосвязанную систему таких факторов. Некоторые из них, при философском осмыслении истории, использовали герменевтический метод (наиболее глубокое проникновение в суть исторических документов текстов) и семиотический метод (попытки понять некую внутреннюю логику развития истории в процессе исследования исторических текстов как знаковых систем).
Авторы данной статьи также на протяжении довольно длительного времени занимаются осмыслением философии истории и, прежде всего, ее эсхатологического ракурса [1; 2; 3; 8]. Еще несколько лет назад трудность изучения истории с эсхатологической точки зрения заключалась в том, что в годы советской власти, эсхатология, как впрочем, и другие религиозные проблемы, в нашей стране практически не исследовалась. Выходившие в то время немногочисленные статьи и работы по этой теме, носили откровенно атеистический характер и содержали критику эсхатологических учения на примере библейского Апокалипсиса. Немногочисленные зарубежные религиоведы также были представлены только теми авторами, которые подходили под формат серии «Библиотека атеистической литературы», хотя это никак не умаляет их труды. Так работы З. Косидовского «Сказания евангелистов» и Г. Гече «Библейские истории» и сегодня остаются достаточно популярными в нашей стране. В результате кардинального слома советской идеологии, интерес к религии в России серьезно возрос. Не осталась в стороне от данного процесса и отечественная философия. Именно в последние полтора десятилетия появились серьезные работы, в которых рассматривается проблематика христианской эсхатологии. Здесь необходимо назвать статьи С.В. Лёзова [5] и С.В. Тищенко [6].
При этом известно, что с самой глубокой древности мыслители задумывались над такими вопросами, как: Для чего создан мир и куда он движется? Есть ли у этого движения определенная направленность или оно бессмысленно? Именно наличие такого интереса «к миру», его развитию и фундировало в дальнейшем формирование в человеческой культуре не только материальной ее части, но и величайшей духовной составляющей. Люди не могут по своему желанию остановить работу своего сознания в плане осмысления, как своего индивидуального бытия, так и бытийственности универсума вообще. Д. Фрезер указывает, что человек уже начиная с самого раннего этапа своей истории, оказался вовлечен в поиск универсальных объективных принципов, с помощью которых можно обратить себе на пользу порядок природных явлений [7, с. 58].
Размышляя о смысле, развитии и целесообразности универсума, люди с самых древних времен пытались представить это самое развитие в виде какого-то системного концепта. И практически во всех попытках «проследить» движение мироздания вообще, и исторического процесса в частности, возникали эсхатологические мотивы. При этом необходимо различать индивидуальную эсхатологию, то есть учение о загробной жизни личной души конкретного индивида, и всемирную эсхатологию, как системное учение о цели универсума и истории, об их окончании и о том, что за этим следует. Авторов данной работы интересует именно «всемирная эсхатология» и еще конкретнее, такая ее часть, как «учение о цели истории и ее конце». В этом плане имеет смысл рассматривать «конец истории» как субстанциональный мирообъясняющий концепт, некую предельно устойчивую и в некотором смысле мало изменчивую мифологему, необходимую для объяснения объективных законов различных социально-исторических процессов. Истоки данного концепта следует искать в эсхатологическом миропонимании древности. Сегодня же можно смело утверждать, что «конец истории» является совершенно атрибутивным элементом представлений человека о развитии всемирной истории, во многом фундирующем для него нравственные императивы и детерминирующим его поведение.
В эпоху «осевого времени»» жизненные циклы человека и социума были практически полностью определяемы повторяющимися погодно-климатическими изменениями. На этом этапе развития социума даже эсхатология (неизбежная для любого древнего общества, поскольку является в определяющей степени выражением страха древних людей перед необъяснимой силой природных стихий), носила цикличный характер. И в этом смысле достаточно убедителен древнеегипетский миф об Осирисе, мотивы которого мы можем встретить в намного позже сформированной христианской догматике. Осирис является богом растительности, символом циклично умирающей и воскресающей живой природы. А его смерть и последующее воскрешение представляются не просто рядовым земледельческим праздником, но одной из первых, дошедших до нас, эсхатологий циклического типа. Аналогом мифа об Осирисе является древнегреческий миф о Деметре и Персефоне.
Если же говорить о влиянии эсхатологии на осмысление человеческой истории, то оно становится все более очевидным с переходом от цикличного восприятия социально-исторического процесса к векторному. Этот подход, в большей степени характерный для цивилизаций постосевого времени, не только повлиял на формирование значимых философских концепций последующих эпох, но и обеспечил переход к новому типу мышления, на фундаменте которого появились выдающие религиозно-этические учения, в основе которых лежит все то же эсхатологическое миропонимание.
Даже поверхностный взгляд на историческое течение жизни человечества позволяет (и в мифологии, и в религии, и в философии) проследить устойчивый и периодически усиливающийся интерес к концепту «конца истории». При этом представления о конце мироздания зачастую дополнялись идеей вечного возвращения. Концепт вечного возвращения – камень абсурдности деятельности Сизифа у А. Камю – означает определенную перспективу, где суть вещей, явлений и деятельности предстают в совершенно ином свете, без облегчающих факторов своей быстротечности. Сходную перспективу «возвращения» имеет в своем фундаменте и проблема «конца истории», дошедшая до наших времен в легендах и мифах (гибель Атлантиды, Великий потоп), античных космогониях (борьба Хаоса и Порядка), эсхатологических теоретических воззрениях, которые затем дополнились научными концепциями (коллапс вселенной). Мифы разных народов, так или иначе генерирующие проблему «конца истории», являют собой запечатленное в абстрактных образах понимание неизбежности конечности существования универсума во всем ужасе и неизбежности. Архетипичность идеи «конца истории» является тем основанием, которое позволяет устойчиво передавать последующим поколениям людей понимание целостности и смысла истории. Получается, что понятие «конца истории» является необходимым элементом философского мировоззрения как попытка осмысления развития во времени исторического процесса.
Основанием того, что люди пытаются представить развитие истории как некий процесс, который имеет начало, существование во времени и конец, заключаются в таком атрибутивном свойстве человеческого сознания, как антропоморфизм. При этом ошибочно считать, что антропоморфизм присущ только формам сознания древних людей. Антропоморфизм наличествует в мышлении людей всех эпох. Существование развитой науки, техники, систем коммуникаций и информационных технологий вовсе не заместило в человеческом мировоззрении понятия антропоморфизма. И древние, и современные люди неизменно «очеловечивают» все происходящие вокруг них процессы и явления. Это ярко проявляется и в отношении исторического процесса. Человеческое сознание, при всей его сложности, ограниченно. Оно может лишь пытаться «выйти» за свои пределы, но этого не происходит.
Если человек о чем-то пытается мыслить или желает объяснить какой-то процесс, он неизбежно, пользуется ресурсами своего сознания. Примеры этому мы находим уже на самых древних этапах развития человечества, в примитивных попытках объяснить строение и развития мира. Д. Фрезер указывает, что дикарь оправдывает стихийные силы природы действиями сверхъестественных существ. Например, если живое существо живет и двигается, то это фундируется тем, что внутри его материальной сущности наличествует человек или зверек, который им движет. В человеке это – деятельная душа [7, с. 193].
Затем, на более поздних этапах развития социума, когда люди пытались понять и объяснить универсум посредством уже стройных религиозных систем, априорно они не могли уйти от антропоморфизма. Древние греки, формируя свои космогонические мифы и религиозные воззрения, действовали опять же по принципу антропоморфизма. Боги ими были созданы по образу и подобию людей. У богов, как и у людей, есть государство. Боги живут в красивых домах и устраивают пиры. У них такие же страсти и понятия, как у людей. Более того, у них даже есть плоть и кровь: они едят, спят, пьют и могут страдать от голода или от усталости [4, с. 217]. По сути, эллины в образе богов воплотили свои самые лучшие представления о жизни, как о сугубо частной, так и о государственной. В греческой мифологии и религии также наблюдается слияние в образе одного бога таких понятий, как «начало» и «конец». Например, Аполлон одновременно олицетворял солнечный свет, жизнь и смерть. Ведь солнечная энергия может, как помочь в процессе выращивания урожая, так и иссушить и погубить посевы.
В более поздние эпохи Ж. Кондорсе заложил основания теории исторического прогресса. Собственно из заглавия его основного философского труда – «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума» – видно, как он понимал развитие истории в целом, и то, в чем он видел собственно «двигатель» данного процесса. Прогресс истории имеет строго поступательный характер. В целом, человечество осуществляет генезис от некоторого несовершенного состояния ко все более совершенным фазам социума. Наиболее объективным критерием прогрессивного движения истории является явное усложнение человеческого сознания. Вся мировая история в таком понимании оказывается неким строго субстанциональным процессом совершенствования этого сознания. Все сферы социума оцениваются мыслителем в зависимости от степени их разумности. Прогресс истории есть все большая рационализация бытия человечества. А идеальное будущее человечества видится в его объединении – один этнос, одно государство, одно правительство, один язык. Но в самых оптимистичных прогрессистских теориях о развитии истории можно проследить эсхатологические мотивы. У Кондорсе они видны в том, что он определил некую конечную цель истории – объединение человечества. Даже если гипотетически предположить, что это воплотиться в реальность, то далее истории развиваться просто некуда и не к чему. Поэтому любая (даже самая оптимистичная) конкретная цель истории предполагает ее окончание.
Эсхатологические воззрения присущи и ведущим социальным философским теориям европейской мысли конца XIX – начала XX века. Определяется это многими кризисными моментами, присутствовавшими в то время в обществе. В этот период европейский мир кардинально менялся: во многих странах происходило нарастание революционных, анархических и нигилистических настроений. Затем Первая мировая война показала всю нестабильность политического мироустройства. Довершила процесс социалистическая революция 1917 г. в России, в процессе которой произошла кардинальная ломка общества на огромном евразийском пространстве. Все эти факторы не могли не найти отражения в европейской философии истории того времени.
Ни один общественный строй, ни одна формация не длятся вечно. Социум постоянно динамично развивается. Даже очень длительное по времени традиционное общество все равно рано или поздно сменяется на индустриальное, а то в свою очередь – на постиндустриальное. Мы сейчас не будем затрагивать проблему того, прогрессирует или регрессирует ли общество. Это – тема отдельного исследования. Но то, что история постоянно «движется», сегодня не оспаривается никем. И в этом движении современные и обыватели, и значимые мыслители явно усматривают некоторые эсхатологические моменты. Технические и технологические инновации за короткое время развились так стремительно, что могут в любой момент выйти из-под человеческого контроля. Поэтому и у людей XXI века наличествуют все основания для эсхатологических настроений. Может быть их даже больше, чем раньше. Ведь если в прежние эпохи люди целыми поколениями жили практически в мало изменяющемся аграрном социуме, сохраняли и передавали устойчивые традиции следующим поколениям, то сегодня этого не происходит. Все современные резкие социальные изменения, плюс, накопленные человечеством глобальные проблемы, не дают оснований смотреть на развитие исторического процесса слишком оптимистично.
 
Список использованных источников:
 
1. Акулова И.С. Актуальность эсхатологических парадигм в современных философских концептах // Международный научно-исследовательский журнал. 2015. № 1-3 (32). С. 40-41.
2. Акулова И.С. Возрастание эсхатологических настроений в современной российской культуре // Традиционные национально-культурные и духовные ценности как фундамент инновационного развития России. 2015. № 2. С. 69-70.
3. Акулова И.С. Онтологические и гносеологические основания эсхатологических представлений в процессе философского осмысления истории // Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук / Магнитогорский государственный университет. Магнитогорск, 2008. 146 с.
4. Гиро П. Частная и общественная жизнь греков. С-Пб.: АЛЕТЕЙЯ, 1995. 468 с.
5. Лёзов С.В. Основные мотивы интерпретации Евангелия по Марку // Канонические Евангелия / Альманах «Альфа и Омега». № 2. 1994.
6. Тищенко С.В. Основные мотивы интерпретации Евангелия по Иоанну // Канонические Евангелия / Альманах «Альфа и Омега». № 2. 1994.
7. Фрезер Д. Золотая ветвь. М.: АСТ, 1998. 784 с.
8. Хакова Г.С. Актуальность проблемы «конца истории» в современной философии // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2017. № 1-3. С. 158-159.



grani ligotip

perevod