Рейтинг@Mail.ru
Анапольская Алина Игоревна Механизм следообразования при совершении преступлений в сфере компьютерной информации
МЕХАНИЗМ СЛЕДООБРАЗОВАНИЯ ПРИ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ
 
THE MECHANISM SLEDOOBRAZOVANIYA IN THE COMMISSION OF CRIMES IN THE SPHERE OF COMPUTER INFORMATION
 
Анапольская Алина Игоревна,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Anapolskaya Alina I.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Захарова Ольга Владимировна,
студент
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Zakharova Olga V.,
student
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343.9
 
Аннотация: В статье выделены и подробно проанализированы материальные следы (следы-отображения, следы-вещества, следы-предметы), идеальные следы и электронные-цифровые следы компьютерных преступлений. На основании анализа практики расследования указанных преступлений автором определены места поиска следов таких преступлений. Сделан вывод, что большинство следов компьютерных преступлений проявляются в виде информации. Такой вид следов авторы предлагают именовать электронными-цифровыми следами, и понимают под ними сведения (сообщения, данные), зафиксированные на материальном носителе и объективно выраженные в виде отображения информации временного и идентификационного характера в автоматизированных информационных системах, образующихся в компьютере в результате электромагнитного взаимодействия, связанного с событием преступления.
Ключевые слова: следы-отображения, следы-вещества, следы-предметы, компьютерные преступления, электронный-цифровой след.
Abstract: The article identifies and analyzes in detail material traces (traces-mappings, traces-substances, traces-objects), ideal traces and electronic-digital traces of computer crimes. On the basis of the analysis of practice of investigation of the specified crimes the author defines places of search of traces of such crimes. It is concluded that most traces of computer crimes are manifested in the form of information. This type of traces the authors propose to call electronic-digital traces, and understand them as information (messages, data) recorded on a material carrier and objectively expressed in the form of display of information of a temporary and identification nature in automated information systems formed in the computer as a result of electromagnetic interaction associated with the event of a crime.
Key words: traces-displays, traces-substances, traces-objects, computer crimes, electronic-digital trace.
 
Совершение лицом противоправных действий, связанных со сферой компьютерных технологий приводит к возникновению определенных следов, в том числе и специфических, присущих только указанной категории преступлений. Знание этих данных является необходимым условием обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. В связи с этим, В.Я. Колдин отметил: «следы преступления в широком смысле - это различные изменения обстановки, образующие в результате совершения преступленияту информацию, которая может быть использована для установления объектов, связанных с расследованием событий» [5, с. 131].
Традиционным для криминалистических исследований является разделение следов на материальные и идеальные следы. Между тем, в наш век высоких технологий, когда преступная среда все активнее начала проникать в использования цифровых информационных технологий, возникла необходимость введения ещё одной формы, которая бы смогла объективно представить понятие механизма следообразования в виртуально-информационной сфере [8, с. 148]. Речь идет о «виртуальных следах», которые формируются в автоматизированных информационных системах и обладают свойствами как идеальных, так и материальных следов.
Материальные следы преступления представляют собою результат материального отражения свойств материальных объектов, которые взаимодействуют между собой в ходе преступной деятельности. В процессе их исследования формируется доказательственная информация об отдельных обстоятельствах совершенного преступления [7, с. 263]. В традиционном представлении все материальные следы принято разделять на следы-отображения, следы-предметы и следы-вещества.
Наибольшее распространение в трасологии получили следы-отображения, формирующиеся в процессе контактного взаимодействия двух материальных объектов, когда особенности одного материального объекта в различных формах отображаются на другом. Вместе с тем, специфической чертой следовой картины компьютерных преступлений является то, что материальные следы-отображения в их классическом понимании, в виде следов рук, ног, инструментов, приспособлений и т. п., безусловно, должны выявляться, однако, их значимость не имеет первостепенного значения. Такой вид следов может быть обнаружен на месте совершения преступления, может присутствовать на материальных объектах, которые используются в процессе хранения информации. По изучаемой нами категории преступлений, наиболее вероятными местами обнаружения материальных следов являются:
- технические средства управления, применяемые в процессе совершения преступления (клавиатура, мышь, стилус, сенсорный экран);
- поверхностное строение самих технических средств: как рабочее, так и наружное и внутреннее. Особую значимость информация о строении технического устройства приобретает при обнаружении признаков модификации;
- упаковочный материал;
- места проведения креплений технических средств, место присоединения к подаче сигнала Интернет-соединения;
- средства подачи энергии либо ее отключения (кнопка включения / выключения, электророзетка, аккумулятор, блок питания, блок бесперебойного питания и т.д.).
Количество найденных на месте совершения преступления следов-отображений зависит от того, на сколько контактным был выбранный преступниками способ получения информации.
Следы-предметы, в свою очередь, могут быть представлены в виде специального технического средства получения и обработки информации, иметь вид компьютерной техники, периферийного устройства, носителя информации, других предметов, а также их отдельных частей. В случае их обнаружения необходимо решить вопрос с их изъятием.
Наибольшая вероятность обнаружения следов-веществ возникает при распространении печатных изданий средств массовой информации. В частности, красители, которые используются в полиграфии, могут исследоваться на предмет установления соответствия с оригиналом печатной продукции.
В практической деятельности встречается достаточно много проблем и сложностей с обнаружением, изъятием и фиксацией материально фиксированных следов. Данное обстоятельство обусловлено, прежде всего, тем, что один персональный компьютер может одновременно использоваться неограниченным числом пользователей. Указанное обстоятельство зачастую становится причиной обнаружения на различных частях компьютера большого количества отпечатков пальцев, микрочастиц на клавиатуре, дисководах, принтере, прочих следов, принадлежащих нескольким людям. Кроме того, материальные следы компьютерных преступлений могут быть представлены в виде различных рукописных записей, распечаток и других материальных носителей, свидетельствующих о приготовлении и совершении преступления. При этом, следует помнить, что материальные следы могут остаться как на самой вычислительной технике, так и на магнитных носителях, CDROM дисках, предметах мебели и одежды.
Идеальные следы, в свою очередь, могут быть представлены в виде образов событий и обстоятельств совершения преступления, зафиксированных в памяти человека. О.Я. Баев, называл такие следы интеллектуальными, или памятными следами, и относил к ним определенные отпечатки события, которые запечатлелись в сознании, памяти людей, совершивших преступление и (или) к нему прикосновенных (например, лиц, которые укрывали преступников и т.п.), потерпевших от преступления, очевидцев, других свидетелей и т.д. [1]
Типичными идеальными следами, нашедшими отражение в их памяти, следует относить сведения: 1) которые составляют личную или семейную тайну; 2) какова форма представления информации; 3) какова оценка достоверности информации; 4) какова конфиденциальность информации; 5) меры, принимаемые для защиты информации; 6) лица, которые имеют доступ к информации; 7) каковы обстоятельствах совершения преступления; 8) каков характер дальнейших действий с информацией.
В процессе выявления и расследования преступлений, совершаемых с использованием телекоммуникационных сетей, значительное внимание отводится изучению характерных особенностей, которые присущи виртуальному пространству. В большинстве случаев, они состоят в отсутствии внешнего строения взаимодействующих в нем объектов (файлы данных и программ), участвующих в процессе следообразования. В работе с такими следами все накопленные криминалистикой методы и средства работы со следами, оказывается бесполезным. Не нашли надлежащего закрепления приемы обращения с виртуальными следами и в действующем Уголовно-процессуальном кодексе РФ, фигурируя лишь в виде отдельных криминалистических рекомендаций [2, с. 78].
Специфика механизма образования компьютерных следов определяется киберсредой, следообразующим объектом - программно-техническим средством, и следовоспринимающим объектом - компьютерной информацией. Такого рода следы согласно позиции, высказанной В.А. Мещеряковым, следует именовать «виртуальными», которые представляют собою любые изменения состояния автоматизированной информационной системы (образованного ею «кибернетического пространства»), связаны с событием преступления и зафиксированы в виде компьютерной информации (т.е. в виде, который пригоден для машинной обработки) на материальном носителе, в т.ч. на электронно-магнитном поле» [6, с. 104]. По мнению ученого, такие следы находятся на стыке идеальных и материальных следов, занимают промежуточное положение. По большей части, они приближены к материальным следам, существуют на вполне реальном материальном носителе. Поскольку виртуальные следы не могут быть восприняты непосредственно, их обнаружение и изъятие производится с использованием программно-технических средств. Вместе с тем, они не могут быть отнесены и к материальным следам, в связи с тем, что в них существует доля субъективной природы. Зависят они от способа считывания информации, не имеют жесткой связи с устройством, на которое осуществлялась запись, и являются весьма неустойчивыми. Именно это свойство приближает данные следы к идеальным. Но, и к этой группе следов виртуальные не могут быть отнесены, поскольку хранятся не в памяти человека, а на материальных объектах.
Противоположной, и, по нашему мнению, наиболее полной точки зрения придерживается В.Б. Вехов [3, с. 84]. В своих работах он указал на ошибочность употребляемого В.А. Мещеряковым термина «виртуальный», обосновав это тем, что он произошел от латинского слова virtualis - «не имеет физического воплощения; воспринимается иначе, чем в действительности». Более того, по мнению В.Б. Вехова с криминалистических позиций «виртуальных следов» не может быть в принципе.
Одновременно В.Б. Вехов предлагает ввести в число криминалистических категорий новое понятие «электронно-цифровой след», и понимать его, как «любую криминалистически значимую компьютерную информацию, т.е. сведения (сообщения, данные), находящиеся в электронно-цифровой форме, зафиксированные на материальном носителе с помощью электромагнитных взаимодействий, либо передающиеся по каналам связи посредством электромагнитных сигналов» [3, с. 94]. Указанную точку зрения мы считаем наиболее целесообразной и аргументированной.
Электронные цифровые следы могут быть образованы в результате определенного воздействия на компьютерную информацию, в виде ее уничтожения, модификации, копирования, блокирования, путем доступа к ней, изменения, иных действий, связанных с событием преступления. Они остаются на машинных носителях и отражают изменения в хранящейся в них информации. Данное сравнение производится в соотношении с исходным состоянием. Речь идет о следах модификации данных (программ, текстовых файлов), находящихся на жестких дисках ЭВМ, лазерных и магнито-оптических дисках, в мобильном устройстве, в электронных почтовых ящиках, а так же в очень распространенных мессенджерах Skype, Viber, ICQ, WhatsApp и т.д.
Кроме того, на магнитных носителях могут быть обнаружены следы уничтожения информации, выраженное, например, в удалении из каталогов имен файлов, стирания или добавления отдельных записей, физического разрушения или размагничивания носителей. Указанными следами являются результаты работы антивирусных и тестовых программ, выявленные при изучении компьютерного оборудования, рабочих записей программистов, протоколов работы антивирусных программ, программного обеспечения. В выявлении подобных следов большое внимание отводится участию специалистов [4, с. 87].
Информационные следы могут оставаться и при опосредованном (удаленном) доступе через компьютерные сети, например, через Интернет. Их возникновение обусловлено тем, что система, через которую производится доступ, обладает некоторой информацией, запрашиваемой у лица, которое пытается соединиться с другим компьютером. Эта система позволяет определить электронный адрес, используемое программное обеспечение и его версию. При реализации доступа в сеть, для контроля обращений на сервер, обычно запрашивается логин и пароль, которые позволяют провайдеру идентифицировать личность обратившегося. К таким следам могут быть отнесены: переименованные каталоги и файлы; изменения в размерах и содержимом файлов; изменения в стандартных реквизитах файлов, дате и времени их создания; появление новых каталогов, файлов и пр.
При выявлении неправомерного доступа к компьютерной информации может быть обнаружено и изменение в ранее заданной конфигурации компьютера, обусловленное изменением «обоев» рабочего стола и цвета экрана при его включении; изменением порядка взаимодействия с периферийным оборудованием (принтером, модемом и др.); появлением новых и удалением прежних сетевых устройств.
О неправомерном доступе к компьютерной информации могут свидетельствовать и необычные проявления в работе ЭВМ: замедление или неправильная загрузка операционной системы; замедление реакции ЭВМ на ввод с клавиатуры; замедление работы с дисковыми накопителями при записи и считывании информации; неадекватная реакция машины на команды пользователя; появление на экране нестандартных символов, знаков и пр.
В заключение отметим, что указанные следы необходимо оценивать в совокупности, логической связи между собою и другими фактами и обстоятельствами. Взятые изолированно, они не могут однозначно расцениваться как результат преступных действий. Совокупность следов, появившихся в процессе реализации преступных действий, являются базовым источником информации о способе совершения преступления в сфере компьютерных технологий, предоставляют возможность установить, каким образом действовал преступник и учитывать эту информацию при планировании расследования.
 
Список использованных источников:
 
1. Баев О.Я. Уголовно-процессуальное доказательство: атрибутивные признаки и качество // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 233-242.
2. Бутырцева И.В. Актуальные проблемы выявления и расследования преступлений, связанных с незаконным сбытом запрещенных к обороту веществ, совершаемых с использованием средств массовой информации, либо электронных или информационных телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет» // Мир юридической науки. 2016. № 1-2. С. 76-80.
3. Вехов В.Б. Основы криминалистического учения об исследовании и использовании компьютерной информации и средств ее обработки. Волгоград: ВА МВД России, 2008.
4. Ковалев С.А. К вопросу о следообразовании при расследовании преступлений, совершенных в сфере компьютерной информации // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. С. 86-89.
5. Колдин В.Я. Задачи, объекты и этапы судебной идентификации // Правоведение. 1967. №3.
6. Мещеряков В.А. Основы методики расследования преступлений в сфере компьютерной информации: дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 2001.
7. Мороз А.В. Понятие «материальные следы преступления» // Общество и право. 2010. №5 (32).
8. Мочагин П.В. Виртуально-информационный и невербальный процесс отражения следообразований как новое направление в криминалистике и судебной экспертизе // Вестн. Удм. ун-та. Сер. Экономика и право. 2013. Вып. 2.



grani ligotip

perevod