Рейтинг@Mail.ru
Дворецкий Предупреждение преступности посредством эффективной реализации исправительных работ и ограничения по военной службе - видов формы привлечения виновного к уголовной ответственности – наказания
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ПОСРЕДСТВОМ ЭФФЕКТИВНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ И ОГРАНИЧЕНИЯ ПО ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ -  ВИДОВ ФОРМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ – НАКАЗАНИЯ
 
PREVENTION OF CRIME BY MEANS OF EFFECTIVE IMPLEMENTATION OF CORRECTIVE WORKS AND LIMITATIONS ON MILITARY SERVICE - TYPES OF FORM OF ATTRIBUTION OF GUILTY TO CRIMINAL RESPONSIBILITY - PUNISHMENT
 
Дворецкий Михаил Юрьевич,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Dvoretskiy Mikhail Yu.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343
 
Аннотация: Автором рассматривается оптимизация предупреждения преступности посредством эффективной реализации исправительных работ и ограничения по военной службе – вида формы привлечения виновного к уголовной ответственности – наказания.  Предметом исследования выступает комплекс теоретических и практических аспектов, связанных с назначения исправительных работ и ограничения по военной службе.
Ключевые слова: уголовная ответственность, проблемы теории и правоприменительной практики, уголовно-правовые отношения, оптимизация предупреждения преступности, эффективная реализация исправительных работ и ограничения по военной службе, вид формы привлечения к уголовной ответственности, наказание.
Abstract: The author considers the optimization of crime prevention through the effective implementation of correctional work and restrictions on military service - a form of bringing the perpetrator to criminal responsibility - punishment. The subject of the research is a set of theoretical and practical aspects related to the appointment of correctional work and restrictions on military service.
Key words: criminal liability, problems of theory and law enforcement, criminal law relations, optimization of crime prevention, effective implementation of corrective labor and restrictions on military service, type of criminal prosecution, punishment.
 
Наказанием, фактически не предполагающим ограничивать либо лишать свободу осужденного, представлено исправительными работами, то их содержание непосредственно состоит реально в следующем:
1) правовые ограничения, возлагаемые на приговоренного связанные с, трудовыми, а также экономическими правами, которые предполагают сроки их реализации, устанавливаемая согласно приговору суда, вступившему в законную силу;
2) удержания зафиксированной в приговоре суда части его официального заработка, который поступает в государственный бюджет;
3) наличие постоянного запрета увольняться с работы исходя из собственного желания приговоренного;
4) гарантия предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью не более восемнадцати рабочих дней;
5) наличие ряда других ограничений осужденного лица.
Поскольку также приговоренный, будучи не лишенным либо не ограниченным на полную свободу может заниматься трудовой деятельностью с сохранением имеющихся социально полезных связей, соответственно на протяжении всего советского периода наказанию - «Исправительные работы» в уголовном законодательстве традиционно отводилось приоритетное место в отечественной системе наказаний и практике их применения. Именно поэтому по сравнении с другими видами по удельному весу он долго был представительным по числу и стабильным по величинам. В свою очередь, вследствие смены общественно-экономического строя, изменения приоритетных уголовно-правовых направлений фактически происходило постепенное сокращение количества субъектов, которые непосредственно были осуждены в постсоветский период. На сегодняшний день «Исправительные работы» назначаются судами Российской Федерации редко, несмотря на их безусловные достоинства и преимущества. Поэтому законодатель Федеральным законом 8 декабря 2003 года положения данного наказания существенным образом скорректировал. Так, исходя из положений части 1 ст. 50 Уголовного кодекса оно на сегодняшний день реализуется в отношении осужденных, не имеющих постоянного места работы, и отбывающих, после их определения должностными лицами органов местного самоуправления, согласующих данные решения с должностными лицами уголовно-исполнительных инспекций субъектов Российской Федерации. Именно данное обстоятельство фактически должно быть критически оценено законодателем и правоохранителями, так как непосредственно достаточно проблематичным образом, будет искать работу осужденным к наказанию «Исправительные работы», трудоустроив этих приговоренных в реальной действительности Российской Федерации. На наш взгляд, следовательно, с изменением их первоначальной сущностной особенности они все меньше применяются судебными инстанциями, потенциально не реализуя свои превентивные возможности. Поэтому данный институт в первоначальном его содержании, которое было первоначально закреплено разработчиками до дальнейших его корреляций в Уголовном кодексе, фактически требовал непосредственно существенного реформирования в сложившейся реальной действительности Российской Федерации. Например, вид наказания «Исправительные работы» первоначально предусматривались отечественным законодателем только в положениях 96 санкций Уголовного кодекса, составив 15,7 % от общего числа сформулированных вообще. А, конкретно за содеянное, целенаправленно посягающее на объекты в виде здоровья, чести и достоинства, персонифицированных отдельной личностью, конституционных прав и свобод, семьи и несовершеннолетних, экономической сферы, экологии, общественного порядка и общественной безопасности, ряда составов содеянного, которые посягают на здоровье населения; правосудие, порядок управления. Фактически же данные обстоятельства не воспроизводятся законодателем реально в положениях санкций за «Транспортные преступления», общественно-опасные деяния, посягающие на основы конституционного строя Российской Федерации, снижая общий превентивный потенциал наказания.
Как нам представляется, вид наказания «Исправительные работы» следует в настоящее время включить законодателем фактически в содержание санкций уголовно-правовых норм, которые имеются в Уголовном кодексе, непосредственно устанавливающих ответственность за совершение деяний, относящихся к категории небольшой и средней тяжести. Поскольку скорейшие направления по их дальнейшей оптимизации связаны с появлением в Уголовном кодексе наказания «Исправительные работы», уже известного УК РСФСР 1960 года, то есть в тех иных местах, которые определяются государственными органами, ведающими их исполнением, но находящиеся в пределах района постоянного места жительства, приговоренного к ним осужденного. Нам необходимо констатировать, что именно данное пожелание было фактически озвучено несколькими отечественными учеными [1], а одновременно способно, непосредственно при его исполнении вызвать осложнение экономической ситуации в реальной действительности Российской Федерации. Вследствие того, что актуальные проблемы, которые связаны с их исполнением при смене прежних общественно-экономических формаций, появляются, если осужденные выступают в качестве собственников или владельцев предприятий, индивидуальных предпринимателей, фермеров, и исчислить проценты из их доходной части прибыли или зарплаты объективно затруднено, то, в этих ситуациях проблема фиксировать какую-либо конкретную сумму денег. И, соответственно, фактически впоследствии непосредственно проблематично определить ту сумму денег, которые следует удержать в реальной действительности. По нашему мнению, именно эта ситуация и выступает, как первопричина игнорирования судами Российской Федерации именно данной разновидности посредством частоты назначаемых иных государственно-принудительных видов.
Фактически именно согласно сложившейся обстановки, некоторые исследователи предлагают непосредственно отредактировать положения Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов, относящихся к процессу производства удержания. А.С. Михлин и В.Н. Казакова констатируют: «Необходимо фактически разрешить суду непосредственно назначать удержания реально не только в процентах к заработку…, но и в виде суммы, соответствующей… МРОТ (напр., от половины до десяти). В таком случае осужденный в действительности будет вносить ежемесячно … установленную… сумму» [2, с. 12]. На основании же позиции И.Г. Кыдыякова: «… производить удержания… следует соответствующим образом, по результатам работы за год (это касается индивидуальных предпринимателей, фермеров, членов крестьянских хозяйств и других, приравненных к ним лиц)» [3, с. 8]. Именно данные предложения ученых необходимо фактически учесть законодателю, кроме вывода ряда авторов непосредственно о возможности реально увеличить процентные удержания из зарплаты приговоренных. К примеру, П.Г. Пономарев делает вывод «об увеличении размера от 15 до 30 %» [4, с. 74], а В.Н. Орлов говорит «об увеличении размера от 10 до 50 %» [5, с. 148]. На наш взгляд, возражения могут вполне объективно аргументироваться в первую очередь, статистическими данными о фактических показателях доходной части большего числа осужденных, которые непосредственно были приговорены. То есть, гипотетически удерживая из заработков заключенных, будучи ощутимым материальным бременем как для приговоренных, так и для их семей, родственников и близких в современной социально-экономической ситуации. Нам необходимо констатировать, что данные обстоятельства позволяют возражать алогичной позиции, сформулированной И.Г. Кыдыяковым: «О необходимости предоставления суду права фактически производить непосредственно полное или частичное реально сложение… размеров удержаний соответствующим образом из заработка при совокупности преступлений до 25 %, а при совокупности приговоров – до 30 %» [6, с. 7]. Так как именно они сформулированы, прежде всего, за совершение преступлений, относящихся к категориям небольшой и средней тяжести, соответственно при их применении по совокупности преступлений фактически используется принцип «Поглощения», где производимые процентные удержания вместе не складываются вообще. Вследствие того, что на основании статистических данных судебные инстанции Российской Федерации фактически редко назначают «Исправительные работы», то непосредственно на это имеется ряд объективных причин, которые взаимосвязанные с массовой безработицей и безработными, также и ряд субъективных факторов, которые состоят в доминировании негативных стереотипов восприятий реальной обстановки. Констатируем, тогда, когда положения санкции в виде исправительных работ содержит посредством норм состава содеянного, отнесенного к категории небольшая либо средняя тяжесть, где судебная инстанция правомерна вынося приговор, оценить, возможности применения именно этого вида, а не какой-либо другой. Таким образом, именно в настоящее время, фактически имеется непосредственно необходимость нормативно оптимизировать, с условием реально концептуально вернуться к положениям предыдущей отредактированной части 1 статьи 50 Уголовного кодекса, то есть: отбытие исправительных работ по месту работы приговоренного к ним.
Впервые посредством положений Уголовного кодекса разработчики предусмотрели новеллу – разновидность – «Ограничение по военной службе», позиционируясь, по сути, в качестве исправительных работ в отношении осужденных имеющих статус военнослужащего, соответственно их содержание состоит в следующих ограничениях:
- фактически посредством производимых фиксированных удержаний денежных сумм, составляющих довольствие приговоренного направляемых в доходную часть Российской Федерации, размеры которых определены в судебным приговоре, вступившем в законную силу, и не более 20 %;
- при отбытии именно данного вида приговоренный военнослужащий непосредственно не повышается в должности и в воинском звании;
- назначенный срок реально не может быть засчитан в сроки необходимой выслуги лет в целях присвоить очередное воинское звание военнослужащему.
А.В. Наумов констатирует: «Введение данного наказания в систему фактически обусловлено непосредственно стремлением законодателя реально дать возможность военнослужащим, в действительности совершившим нетяжкие составы преступлений, соответствующим образом, оставаться на военной службе. Особенно, когда речь идет о назначении наказания высококвалифицированным специалистам в той или иной области военного дела» [7, с. 381]. Поскольку в настоящее время структура Уголовного кодекса фактически включает положения 22 статей, которые предусматривают наступление ответственности за посягательства на военную службу, непосредственно воспроизводящих 45 санкции, исходя из положений 20 санкций, которые реально составляют 44 %, то именно данная разновидность имеет первостепенное значение, тем самым отражает концептуальный подход разработчиков. Однако, В.А. Уткин алогично признает его изначально неэффективным видом, и обосновывает свой вывод следующим образом: «Не превратятся ли фактически Вооруженные Силы… непосредственно в некий «Дисциплинарный батальон» для офицеров, прапорщиков и военнослужащих по контракту? Ведь уверенность в том, что все равно реально не выгонят с военной службы даже в случае совершения уголовно наказуемого деяния, в действительности может отрицательно сказаться на дисциплине и, соответствующим образом, состояние правопорядка в воинских коллективах» [8, с. 45]. Именно этот вывод недостаточно аргументирован, так как «Ограничение по военной службе» потенциально и реально выступает в качестве высокоэффективного вида по отношению к определенной социальной категории, то есть сфера его применения профессиональные военнослужащие, которые осуждены за совершение деяний, относящихся к категориям небольшой и средней тяжести. Соответственно, лицам, которые фактически имеют гарантированные государством возможности непосредственного сохранения прежнего общественно-полезного социально-правовой статус в реальной действительности. В свою очередь, посредством последующего погашения либо снятия судимости и восстановления ограниченного статуса в полно объёмном формате. Помимо этого, на основании положений статьи 146 Уголовно-исполнительного кодекса с осужденным военнослужащим командиром воинской части фактически должна непосредственно ведется социально-воспитательная целенаправленная деятельность в отношении этой их категории «Альтернативные меры наказания» действующий Уголовный кодекс РФ не предусматривает в реальной действительности. Нам необходимо констатировать, что не назначать вид наказания «Ограничения свободы…», соответственно в качестве безальтернативной меры принуждения останется «Лишение свободы на определенный срок», чье применение за содеянное, классифицируемое категориями небольшой либо средней тяжести априори не оптимально. Именно в настоящее время в большей степени, отечественному законодателю не оптимально распространять и не высокоэффективное для реализации уголовной ответственности.
 
Список использованных источников:
 
1. Милюков С.Ф. Российская система наказаний. СПб., 1998.
2. Михлин А.С., Казакова В.Н. Исправительные работы: перспективы развития // Советская юстиция. 1993. № 14.
3. Кыдыяков И.Г. Применение уголовного наказания в виде исправительных работ: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Красноярск, 2002.
4. Пономарев П.Г. Возможности оптимизации системы наказаний // Проблемы реформы уголовного законодательства РФ. М., 1992.
5. Орлов В.Н. Проблемы назначения и исполнения исправительных работ: дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000.
6. Кыдыяков И.Г. Применение уголовного наказания в виде исправительных работ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2002.
7. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996.
8. Уткин В.А. По военной службе ограничен // Законность. 1997. № 8.



grani ligotip

perevod