Рейтинг@Mail.ru
Дворецкий Основание уголовной ответственности виновного в контексте его вменяемости
ОСНОВАНИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВИНОВНОГО В КОНТЕКСТЕ ЕГО ВМЕНЯЕМОСТИ
 
THE BASIS OF THE CRIMINAL RESPONSIBILITY OF THE GUILTY IN THE CONTEXT OF ITS ACCEPTABILITY
 
Дворецкий Николай Михайлович,
магистрант
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина,
г. Тамбов, Россия
Dvoretskiy Nikolai M.,
Master's Degree Student
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Научный руководитель:
Стромов Владимир Юрьевич,
кандидат юридических наук
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина,
г. Тамбов, Россия
Scientific adviser:
Stromov Vladimir Yu.,
Ph.D. in Law
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343
 
Аннотация: Автором рассматривается основание уголовной ответственности в контексте вменяемости субъекта преступления. В публикации анализируется развитие понятийно-терминологического аппарата в решении вопросов теории и правоприменительной практики.
Ключевые слова: вменяемость, уголовная ответственность, проблемы теории и правоприменительной практики.
Abstract: The author considers the basis of criminal responsibility in the context of the responsibility of the subject of the crime. The publication analyzes the development of the conceptual and terminological apparatus in solving problems of theory and law enforcement.
Key words: responsibility, criminal liability, problems of theory and law enforcement.
 
По нашему мнению, обоснованным является вывод, высказанный Л.С. Белогриц-Котляревским, который указывал, что основание вменяемости «заключается в том, что нравственные поступки человека, представляющиеся результатом его нормальных психологических сил, не суть нечто стихийно-неизбежное, безусловное; они суть продукт борьбы психических мотивов, на исход которой имеет обыкновенно решающее влияние запас полезных для общежития сведений и характер человека, и так как эти последние существенно зависят от самого человека, то он и должен подлежать ответственности за свои преступные действия как результат участия психических сил» [1, с. 113]. Предложенное понимание обоснования ответственности остается значимым также и в настоящее время. Несение ответственности априори презюмируется свободным выбором индивида как повести себя в конкретной ситуации, отдавая предпочтение какому-либо варианту. Так, М.Д. Шаргородским констатировалось: «Ответственность может иметь место только в том случае, когда есть возможность выбора, т.е. когда объективно существует более чем один вариант возможного поведения, и из них субъект выбирает. Нет выбора и выбор детерминирован - это вовсе не одно и то же. Нет выбора - это значит, что воля и разум человека не принимают участия в детерминации конкретного события. Детерминирован же любой совершаемый поступок, любой акт поведения» [2, с. 354].
Поскольку человеческое поведение основывается на определенных мотивах, вызванных витальными, социальными, духовными потребностями осмысляемого это индивида, то именно мотив – это активная, побуждающая сила поведения, направляющая его к целенаправленному достижению определенной задачи, когда находятся и возможности удовлетворить потребности. Все составляющие столь мотивированного поведения в процессе реализации задуманного являются максимально детерминированными, причем в этом комплексно взаимодействуют социальная среда и отдельная личность. Исследованием опосредования объективных и субъективных факторов противоправного поведения занимается криминология при исследовании механизма индивидуального преступного поведения, в силу чего вопрос об основании ответственности тесно связан с криминологическим учением о причинах преступного поведения отдельного лица. Первопричиной всякого содеянного общественно-опасного деяния позиционируется наличием антисоциального явления, опосредованного двумя самостоятельными факторами при одновременном наличии вследствие определенных условий все оканчивается преступным актом виновного, отражающим, во-первых, противоречием человеческих потребностей с возможностью удовлетворять данные замыслы в витальной, социальной и идеальной действительности; во-вторых, личной аморальностью и правовой ущербностью индивида. Вследствие их взаимосвязанности, обусловленности и опосредованности, то имеющееся несоответствие человеческих потребностей с возможностью удовлетворить нужду фактически изменяют морально-правовое сознание индивида, непосредственно приводя его к конфликтному состоянию по отношению к правомерным способам их удовлетворить законным способом в реальной действительности. Констатируем совокупное формирование посредством данных факторов принципиально нового качественного самостоятельного образования, объединяющего как объективные, так и субъективные характеристики – предварительная криминальная ситуация. По нашему мнению, генезис именно данной детерминанты происходит, когда фактически имеются по сути негативно-стимулирующие и негативно-провоцирующие факторы, которые при наличии также и антикриминальных факторов непосредственно объективизируют человеческое поведение в реальной действительности.
Представляется, процесс осознанно удовлетворить потребности связан с выбором вариантов в виде сохранения перманентного состояния неудовлетворенности желаемого, с сохранением противоречия имеющейся нужды с возможностью удовлетворить эту данность, либо в виде удовлетворения потребности, посредством снятия имеющегося противоречия. Констатируем, у всякого человека имеются два способа, как повести себя, в виде правомерного, предполагающего проведение внутренней системной перестройки индивидуальных взаимоотношений, при одновременном изменении внешне обусловленных факторов, находясь в правовом поле, или в виде противоправного поведения, которое изначально сориентировано лишь изменить внешний ход дел, подчинив их своему криминальному волеизъявлению. Поскольку сам вариант осуществляемого выбора, фактически представленной антагонистическими человеческими поведенческими моделями непосредственно опосредован за счет конкретной личности, представленной в реальной действительности ее социально-психологической и биологической характеристикой. Констатируем свое несогласие с имеющейся позицией в отношении личности виновного в содеянном преступлении, как вполне обычной личности, лишь оказавшейся в необычной, экстраординарной для первоначально законопослушного индивида обстановке – «криминогенная ситуация», представленную непреодолимым воздействием на него отрицательных факторов окружающей среды, парализующих волю, которые определяются наличием общественных, и, наконец производственных отношений [3, с. 39]. Вследствие достоверной статистики преступные личности как правило, фактически представлены необычными индивидами, непосредственно несоответствующие требованиям социума, посредством гипертрофированного наличия у них целого ряда отрицательных нравственных, этических, антиобщественных качеств, в реальной действительности способных объяснить содеянное, соответственно данные характерные особенности предполагают взаимодействие с физиологическими признаками. По нашему мнению, поэтому вполне обоснована позиция Т. Селлина, когда именно «биологические свойства лица устанавливают границы развития личности, определяют характер процессов восприятия и адаптации, в результате которых элементы культуры превращаются в элементы личности и влияют на проявление элементов личности в социальной деятельности человека» [4, с. 33]. Констатируем фактическую детерминированность человеческого поведения объективными и субъективными факторами, когда непосредственно первые всегда опосредуются сознанием человека, а его внутренняя побудительно-качественная мотивация производна, прежде всего, за счет реальной действительности, что позволяет говорить о тесной обусловленности именно этими факторами, приводящем к сознательно детерминированному человеческому поведению [5, с. 88]. На наш взгляд, виновный содеянного осознанно и свободно выбирая именно преступное поведение проанализировав варианты либо спонтанно ситуативно удовлетворяя потребности априори служит в качестве обоснования ответить, прежде всего, за совершения преступления.
 
Список использованных источников:
 
1. Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Общая и Особенная части. Киев, 1903.
2. Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву: детерминизм и ответственность. СПб., 2003.
3. Совершенствование уголовно-правовой системы мер борьбы с правонарушениями несовершеннолетних / Под ред. М.А. Ефимова. Минск, 1990.
4. Селлин Т. Социологический подход к изучению причин преступности. М., 1966.
5. Дворецкий М.Ю., Пестов Д.А. Понятие невменяемости в уголовном праве в контексте оптимизации уголовной ответственности // Журнал «Вестник ТГУ им Г. Р. Державина» (г. Тамбов) № 1 (81), 2010.



grani ligotip

perevod