Рейтинг@Mail.ru
Васильчиков Приемные семьи для граждан пожилого возраста
ПРИЁМНЫЕ СЕМЬИ ДЛЯ ГРАЖДАН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА И ИНВАЛИДОВ: ВОПРОСЫ ТЕРМИНОЛОГИИ И ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
 
FOSTER FAMILIES FOR ELDERLY AND DISABLED PEOPLE: ISSUES OF TERMINOLOGY AND LEGAL REGULATION
 
Васильчиков Владимир Михайлович,
кандидат медицинских наук
Кубанский институт менеджмента, предпринимательства и маркетинга,
г. Краснодар, Россия
Vasilchikov Vladimir M.,
Ph.D. in Medicine
Kuban Institute of Management, Entrepreneurship and Marketing,
Krasnodar, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Чикарина Людмила Яковлевна,
кандидат социологических наук, доктор политических наук
Кубанский государственный университет,
г. Краснодар, Россия
Chikarina Lyudmila Y.,
Ph.D. in Sociology,
Doctor in Political Science
Kuban State University,
Krasnodar, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 316
 
Аннотация: Рассмотрены вопросы терминологии и правового регулирования организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов на федеральном и региональном уровне.
Ключевые слова: гражданин пожилого возраста, инвалид, семья, приемная семья, социальная семья, социальный институт, социальное обслуживание, форма, технология, социальное сопровождение, патронаж, опека и попечительство, жизнеустройство, стандарты, правовое регулирование, федеральное законодательство, региональная практика.
Abstract: Questions of terminology and legal regulation of the organization of foster families for citizens of the elderly and disabled at the federal and regional levels are considered.
Key words: elderly citizen, disabled person, family, foster family, social family, social institution, social service, form, technology, social support, patronage, custody and guardianship, life support, standards, legal regulation, federal legislation, regional practice.
 
Прежде чем рассматривать проблемы организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в России, будет правильным обратиться к «семейной» терминологии, используемой в научной и справочной литературе.
Пожалуй, самое лаконичное определение термина «семья» дано в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова – «группа живущих вместе близких родственников» [15, с. 710].
В современной «Большой иллюстрированной энциклопедии» представлено уже развернутое определение: «Семья – основанная на браке, кровном родстве или усыновлении малая социальная группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной и правовой ответственностью за воспитание детей, отношениями взаимопомощи» [20, с. 122].
Википедия характеризует семью как социальный институт, базовую ячейку общества со следующими признаками:
- добровольность вступления в брачные отношения;
- связанность членов семьи общностью быта;
- стремление к рождению, социализации и воспитанию детей [29].
Что касается понятия «приемная семья», то в многочисленных научных и справочных изданиях можно встретить разные терминологические интерпретации: фостерная семья, патронатная семья, замещающая семья и др., что, впрочем, не меняет его сути, так как все они имеют одно и то же содержание.
Первые фостерные семьи появились в середине XIX века в Великобритании и США. Их название произошло от английских слов «Foster care» (помощь в воспитании, забота о воспитании, патронажное воспитание). Этот термин используется и в настоящее время (в основном, в странах Запада) при передаче несовершеннолетних, нуждающихся в опеке, для воспитания в приемную семью или семейный детский дом на платной основе (за счет государства или местных органов власти). От усыновления данный вид помощи детям отличается тем, что приемные родители за услуги по воспитанию получают вознаграждение, но при этом не получают полных прав на ребенка и подконтрольны органам опеки.
В современной отечественной практике чаще используются понятия приемная или замещающая семья, которые трактуются как «форма временного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без родительской опеки, в семьи, если в биологических семьях нарушены семейные связи и потеряна родительская опека над детьми» [23, с. 713-714].
Как показывает анализ литературных источников, исследователи, уделяют внимание, главным образом, семьям с детьми, а проблемы семей, состоящих из одних только пожилых людей, в теоретическом плане изучаются явно недостаточно. Их даже не всегда считают семьями, особенно в практике социальной работы, и зачастую называют по-другому – одинокими супружескими парами.
Нет и общепринятого понятия «приемные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов». Из относительно редких теоретических разработок в этом направлении, на наш взгляд, наиболее приемлемым является следующее определение, касающееся такой семьи, данное И.Н. Бондаренко: «…приемная семья – это социально эффективная экономическая и технологическая модель продления пребывания в семейной обстановке одиноких (одиноко проживающих) граждан пожилого возраста и инвалидов, нуждающихся в социальной поддержке и постороннем уходе родственного типа вследствие ограниченной способности к самообслуживанию и (или) передвижению» [13].
В нашей стране проблема создания приемных семей для пожилых людей и взрослых инвалидов обсуждается на научно-практических конференциях и в специальной литературе уже на протяжении двух десятилетий. При этом отражаются не только «плюсы» и положительный опыт ряда регионов, но и «минусы», которые вызывают определенные затруднения при решении данной проблемы.
К положительным моментам обычно относят:
- снятие проблемы жизнеустройства одиноких пожилых граждан и обеспечение им постоянного ухода;
- снижение очередности на стационарное обслуживание;
- оказание поддержки семьям, принявшим пожилого человека (возможность получения дополнительного дохода особенно важна для сельских жителей) [28].
Серьезными «минусами» (то есть препятствиями) в решении рассматриваемой проблемы является как отсутствие до настоящего времени полной терминологической ясности, так и правового статуса приемной семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов (четко не определены условия помещения пожилого человека или инвалида в приемную семью, вознаграждения принимающей стороны и контроля за качеством проживания в семье, вопросы распоряжения жилой площадью человека, принимаемого в семью, и др.).
И то, и другое связано, прежде всего, с отсутствием необходимого федерального и несовершенством действующего регионального законодательства.
Анализ соответствующей правовой базы следует начать с Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ), положения которого ориентированы, прежде всего, на защиту семей с детьми. Глава 21 данного Кодекса посвящена приемной семье, но при этом исключительно только в отношении устройства детей: «Приемной семьей признается опека или попечительство над ребенком или детьми, которые осуществляются по договору о приемной семье, заключаемому между органом опеки и попечительства и приемными родителями или приемным родителем, на срок, указанный в этом договоре» (статья 152) [2]. О приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов в указанной главе нет даже упоминания.
Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» касается данного вопроса вскользь: допускает установление опеки или попечительства по договору о приемной семье либо в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, по договору о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании) [3], то есть, по сути, повторяет и несколько детализирует положения статьи 152 Семейного кодекса РФ. Но и в этом Законе приемная семья для граждан пожилого возраста и инвалидов также никоим образом не обозначена.
Нет упоминаний о такой семье и в постановлении Правительства РФ от 17 ноября 2010 г. № 927 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан» [5], проект которого разрабатывало Министерство здравоохранения и социального развития РФ, в чьем ведении в то время находились вопросы выработки государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан. А при этом на местах, между прочим, оформление граждан пожилого возраста и инвалидов для проживания в приемные семьи осуществляется через органы опеки и попечительства.
В Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) понятие о приемной семье и, в частности о приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов, вообще отсутствует, хотя содержание его 41-й статьи «Патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами» (первоначально эта статья называлась «Попечительство в форме патронажа») в какой-то степени к нему приближено. Согласно данной статье совершеннолетнему дееспособному гражданину органом опеки и попечительства назначается так называемый «помощник», который не может быть работником организации, осуществляющей социальное обслуживание этого гражданина [1].
Таким образом, по Гражданскому кодексу РФ патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами не является социальным обслуживанием. Кроме того, его установление вовсе не означает обязательное переселение пожилого человека в семью «помощника», то есть в приемную семью (пожилой человек, находящийся под патронажем, может оставаться жить в привычных домашних условиях).
Кстати, когда после внесения в 2008 году поправок в статью 41 ГК РФ патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами перестал быть формой попечительства, он, тем самым, формально «выпал» из-под эгиды Минтруда России, по положению осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере опеки и попечительства в отношении совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан [6].
Авторы комментария к Гражданскому кодексу РФ к задаче патронажа относят обеспечение имущественных прав дееспособного гражданина путем совершения, как правило, юридических действий на основании договора поручения или доверительного управления имуществом. Ввиду того, что на «помощника» возлагается далеко не весь груз ответственности за патронируемого, патронаж невозможно отнести к формам устройства граждан [17].
Исторически сложилось так, что статья 41 в ранних редакциях части первой ГК РФ (с 1994 по 2008 год) не содержала положения о невозможности назначения «помощником» совершеннолетнего дееспособного гражданина, нуждающегося в установлении над ним патронажа, работника организации, осуществляющей социальное обслуживание, а первые федеральные законы о социальном обслуживании, в которых не оговаривалась такая ситуация, появились в 1995 году. В результате, когда стали появляться первые публикации о приемных семьях для пожилых людей и инвалидов (конец 1990-х годов, например, статья И.Н. Бондаренко «Приемная семья для пожилого человека. Право на существование» [12, с. 7-9]), а затем и первые такие семьи (после 2000 года – в Новосибирской, Владимирской, Вологодской, Курганской, Самарской областях и некоторых других субъектах РФ), ни у кого даже не возникало сомнений, что ими должны заниматься уже готовые и успешно работающие с «социальным контингентом» службы (органы социальной защиты населения, учреждения социального обслуживания), тем более, что инициатором создания этих приемных семей в большинстве случаев были именно социальные службы.
А так ли это однозначно отождествление приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов с оказанием им социальных услуг? Ведь известно, что далеко не все из принятых в приемные семьи граждан нуждаются в узаконенном надомном социальном обслуживании, они могут нуждаться только в патронаже.
Тем не менее, многие авторы публикаций (Ю.Н. Понькина [16]; А.Б. Золотарева [14]; Е.И. Антипова, Н.Д. Лапшина [10]; Л.А. Швачкина [24]; Ю.Н. Рюмина [18] и др.), а также органы власти в некоторых регионах до настоящего времени упорно продолжают считать создание приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов одной из форм или технологий социального обслуживания: инновационной, эффективной, альтернативной, стационарозамещающей и т.д.
В Курганской области, например, даже было принято специальное постановление областной Администрации (Правительства) от 10 июля 2007 г. № 279 «Об утверждении Положения о социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов в приемной семье социального работника», которое в нарушение ГК РФ действовало на протяжении аж почти десяти лет (утратило силу только с 20.08.2016 г.).
Пожалуй, Министерство здравоохранения и социального развития РФ на первых порах было озабочено «разбродом и шатанием» в плане создания приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов, поскольку еще в 2003 году высокопоставленным представителем этого Министерства на одной из межрегиональных научно-практических конференций сложившаяся ситуация была названа проблемой, требующей разрешения на федеральном уровне [22]. То есть получается, что в Минздравсоцразвития России все же понимали, что легитимное существование такой семьи возможно только при условии законодательной регламентации на федеральном уровне всех действий договаривающихся сторон и контроля со стороны уполномоченных на то государственных органов.
Вместе с тем, указанное Министерство даже попытки каких-либо реальных оперативных действий в этом направлении не предпринимало. Лишь спустя пять лет, в 2008 году, некоторые «министерские» подвижки все же произошли – региональным органам социальной защиты населения было направлено письмо Минздравсоцразвития России «О практике приемных семей для граждан пожилого возраста». Данным письмом запрашивалась информация о распространении в субъектах РФ практики создания приемных семей для граждан пожилого возраста с целью последующего обсуждения ее на совещаниях в 2008 году и подготовки согласованных предложений по внесению соответствующих изменений в законодательство [7]. Однако только сбором информации все это и закончилось.
Министерство труда и социальной защиты РФ, как преемник Минздравсоцразвития России, могло «расставить точки над i» при разработке нового федерального закона о социальном обслуживании, но, к сожалению, этого не произошло.
Прежде всего, отметим, что сформировавшийся за многие годы стереотип восприятия приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов, как формы социального обслуживания, не нашел подкрепления в Федеральном законе от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» (вступил в действие с 1 января 2015 года). Данным Законом определен исчерпывающий перечень форм социального обслуживания: «Социальные услуги предоставляются их получателям в форме социального обслуживания на дому, или в полустационарной форме, или в стационарной форме» (пункт 1 статьи 19). При этом ни первая, ни вторая из названных форм не предполагает обслуживание пожилых людей и инвалидов, проживающих в приемных семьях. Законом не предусмотрено и социальное сопровождение таких граждан – в соответствии со статьей 22 на это содействие могут рассчитывать только родители, опекуны, попечители, иные законные представители несовершеннолетних детей, нуждающихся в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической и социальной помощи, не относящейся к социальным услугам [4].
Приемные семьи для пожилых людей и инвалидов не нашли своего отражения и ни в одном из национальных стандартов социального обслуживания населения, утвержденных в последние годы и распространяющихся на социальные услуги (включая виды, качество и контроль качества услуг), предоставляемые семье, гражданам пожилого возраста и инвалидам.
При такой правовой неопределенности со статусом этих семей, выглядит довольно странной позиция Минтруда России, который, с одной стороны, в свое время не включил вопросы их организации, обслуживания и сопровождения при разработке им проекта федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», а с другой – периодически отчитывается об организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в регионах, как об инновационной технологии социального обслуживания, нередко ставя это чуть ли не себе в заслугу.
Например, в докладе Минтруда России от 1 июня 2015 г. «О результатах комплексного мониторинга социально-экономического положения пожилых людей» имеется следующая информация: «Особое внимание уделяется регионами Российской Федерации развитию социального обслуживания на дому с внедрением инновационных форм социального обслуживания, таких как "приемные семьи"…» [25] (и это притом, что в федеральном законодательстве названной формы социального обслуживания нет).
Следует заметить, что государственной статистической отчетности по таким семьям не существует, но Минтруд России иногда пользуется оперативной информацией. Так, по имеющимся на официальном сайте указанного Министерства данным мониторинга реализации в субъектах Российской Федерации положений Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «О социальном обслуживании граждан в Российской Федерации» (кстати, год принятия этого Закона в названии мониторинга указан неверно и до сих пор не исправлен), приемные семьи для пожилых людей на начало 2016 года были созданы в 30 регионах: в республиках Бурятия и Саха (Якутия), Забайкальском, Краснодарском и Красноярском краях, Амурской, Архангельской, Астраханской, Владимирской, Волгоградской, Воронежской, Калужской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Курганской, Нижегородской, Новгородской, Новосибирской, Омской, Ростовской, Самарской, Сахалинской, Смоленской, Томской, Тюменской, Ульяновской и Ярославской областях, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском (Югра) автономных округах [26].
А почему Минтруд России собирает информацию по применению технологии «приемная семья для пожилого человека» в рамках реализации положений Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ, в котором об таких семьях нет даже упоминания, – остается загадкой. Было бы логичнее опубликовать данные о результатах проведенного мониторинга в рамках реализации положений статьи 41 Гражданского кодекса РФ, поскольку в материалах Министерства речь идет о приемной семье как о форме жизнеустройства пожилого гражданина, представляющей собой совместное проживание и ведение хозяйства пожилого гражданина с «помощником», назначенным решением органа опеки и попечительства. Хотя и это не совсем правильно, так как понятие «приемная семья для пожилого человека» в ГК РФ тоже отсутствует, да и, как было отмечено выше, патронаж не относится к формам устройства граждан.
В общем, позиция Минтруда России по отношению к приемным семьям для граждан пожилого возраста и инвалидов на сегодня представляется какой-то неопределенной, можно сказать даже в чем-то двусмысленной.
Кажется весьма странным, что при наличии достаточно большого количества приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов, созданных в ряде регионов за почти двадцать лет, их правовой статус до сих пор не определен, правовое регулирование функционирования таких семей и организационное (методологическое) обеспечение деятельности специалистов в данной сфере соответствующими федеральными органами фактически не разработано. То есть единый подход в решении рассматриваемой проблемы (другими словами – правовой социальный институт) в нашей стране отсутствует, а регионы вынуждены «вариться в собственном соку». И это притом, что по отношению к детям такой институт в России уже давно сформировался и получил необходимую федеральную правовую и методологическую поддержку.
Все это привело к правовой бессистемности в организации приемных семей для пожилых людей и инвалидов в субъектах РФ: где-то их функционирование регулируется региональными законами (республики Башкортостан и Саха (Якутия), Забайкальский и Красноярский края, Амурская, Архангельская, Воронежская, Курская, Оренбургская, Ростовская, Самарская и Сахалинская области и некоторые другие регионы), где-то – постановлениями региональной администрации (Республика Татарстан, Астраханская, Владимирская, Кемеровская, Кировская, Смоленская и Ярославская области), а где-то – только приказами региональных органов социальной защиты населения (Республика Бурятия, Краснодарский край). В некоторых субъектах РФ при наличии соответствующего регионального законодательства решения об организации приемных семей для пожилых людей и инвалидов в конкретных муниципальных образованиях приняты администрациями этих муниципалитетов (Мотыгинский и Пировский муниципальные районы Красноярского края, города Новошахтинск и Шахты Ростовской области и др.). В Яковлевском муниципальном районе Белгородской области до настоящего времени продолжает действовать положение «О приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов», утвержденное решением Муниципального совета на основании устаревшего федерального и регионального социального законодательства. А в Омутинском муниципальном районе Тюменской области местной администрацией с явным превышением своих полномочий принято постановление об утверждении стандарта качества муниципальной услуги «Социальное обслуживание одиноких и одиноко проживающих граждан пожилого возраста (женщины старше 55, мужчины старше 60 лет), нуждающихся в посторонней помощи в рамках технологии "Приемная семья для пожилого гражданина"».
На наш взгляд, наиболее комплексным в организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов является правовой подход республик Башкортостан и Саха (Якутия), Архангельской, Самарской, Сахалинской и Челябинской областей, где, помимо законов, приняты соответствующие подзаконные акты с достаточно подробным описанием технологий создания и функционирования этих семей.
Как показал анализ правовых актов об организации таких приемных семей, принятых в названных выше субъектах РФ и муниципальных образованиях, они далеко не единообразны по содержанию, противоречивы и, в большинстве своем, их исполнение ориентировано на органы социальной защиты населения и учреждения социального обслуживания.
Так, понятие приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в правовых актах разных субъектов РФ представляется в нескольких вариантах, как:
1) форма жизнеустройства (Республика Башкортостан);
2) форма жизнеустройства и социальной поддержки (Забайкальский край, Владимирская, Ростовская, Самарская и Челябинская области);
3) форма жизнеустройства и социального обслуживания (Воронежская, Кировская, Оренбургская, Смоленская и Ярославская области);
4) форма социальной поддержки (Курская область);
5) форма оказания социальной помощи (Красноярский край);
6) форма оказания социальных услуг (Архангельская область);
7) форма социального обслуживания (Краснодарский край);
8) стационарозамещающая технология в организации социального обслуживания (Астраханская область);
9) форма жизнеустройства, представляющая собой совместное проживание и ведение хозяйства пожилого гражданина с помощником (Ханты-Мансийский автономный округ - Югра).
В некоторых субъектах РФ вообще «ушли» от понятия «приемные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов» и использовали по сути похожее, но все же другое понятие – «социальные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов» (Волгоградская область, Ямало-Ненецкий автономный округ).
В качестве примера, приводим разные понятия социальной семьи, используемые в названных выше регионах: в Волгоградской области – это «форма оказания социальных услуг, заключающаяся в совместном проживании и ведении общего хозяйства лица, нуждающегося в социальных услугах, и лица, оказывающего социальные услуги» [9], а в Ямало-Ненецком автономном округе – это «форма жизнеустройства граждан пожилого возраста и инвалидов, предусматривающая уход за ними со стороны социального помощника на основании договора о создании социальной семьи» [8].
То есть получается, что местная (региональная и муниципальная) правовая база по данной проблеме не унифицирована и, мягко говоря, «не стыкуется» с действующим федеральным законодательством, которое в свою очередь, даже не содержит понятия «приемные (социальные) семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов», остается противоречивым и требует дальнейшего совершенствования.
По мнению А.В. Баркова, складывающиеся в законодательстве субъектов РФ отношения по организации приемных семей для пожилых людей вообще противоречат их цивилистической природе [11].
Кроме того, названный автор, а также А.Н. Соколов [21, с. 3] считают, что противоречивость регионального законодательства об организации приемных семей для пожилых людей тормозит развитие настоящих договорных патронажных отношений.
Не исключено, что из-за этой правовой «неразберихи» большинство регионов и не очень-то торопится заниматься вопросами создания таких приемных семей.
Конечно, здесь не следует брать в расчет ситуацию в кавказских республиках, где проблемы стариков решаются совершенно по-другому. А если точнее, таких проблем для коренного населения просто не существует: всеми уважаемые пожилые люди живут до самой смерти в своей семье или, в крайнем случае, в семье кого-то из, как правило, многочисленных родственников. На Кавказе помещение пожилого человека в дом престарелых считается семейным предательством [27]. Поэтому таких учреждений социального обслуживания в республиках Северо-Кавказского федерального округа совсем немного – 8 (на 932 места), в которых по состоянию на 1 января 2017 года проживало 744 человека (то есть загруженность учреждений была менее чем на 80 процентов). Основными клиентами этих домов престарелых являются граждане, не относящиеся к коренному контингенту. В Чеченской Республике и Республике Ингушетия домов-интернатов для престарелых и инвалидов вообще нет. Для сравнения: один только субъект РФ, тоже входящий в состав Северо-Кавказского федерального округа, – Ставропольский край, имеет домов-интернатов общего типа (домов престарелых) больше, чем все вместе взятые республики, – 10 (на 949 мест), причем загруженных «под завязку» – на 99,3 процента [19].
Однако создается впечатление, что сложившаяся в целом по стране ситуация с приемными семьями для граждан пожилого возраста и инвалидов вполне устраивает федеральный центр, который просто «закрыл глаза» на существование этой проблемы и не считает нужным реагировать на предложения по возможному ее разрешению, публикуемые в периодической печати.
Так, например, еще в 2011 году И.Н. Бондаренко в свой статье «Приемная семья пожилого человека: право на существование десять лет спустя» [13] сформулировала довольно основательно аргументированные предложения по совершенствованию федерального законодательства, с которыми нельзя не согласиться, но до настоящего времени никаких попыток по их рассмотрению со стороны никаких федеральных органов так и не было предпринято.
Таким образом, можно констатировать, что вопросы терминологии и правового регулирования в отношении приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в течение длительного времени не могут выйти из состояния неопределенности при наличии достаточно широкой региональной практики, но при этом полного федерального «безразличия»: нет ни законодательства, ни соответствующей методологической базы.
Что необходимо предпринять для разрешения данной проблемы?
На наш взгляд, прежде всего, следует понять, что такое за феномен «приемные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов». Возможно, они имеют неправильное название и лучше их считать патронатными или какими-то другими семьями. Но это можно разрешить только путем внесения понятия о таких семьях в Семейный кодекс РФ. А иначе сложившаяся ситуация выглядит абсурдно: де-факто приемные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов в стране есть, а де-юре этих семей (именно, семей!) нет даже в СК РФ, не говоря уж о других федеральных правовых актах. В противном случае при определении правового статуса данного феномена не нужно будет использовать слово «семья».
Не исключено, что при этом потребуется внесение соответствующих изменений в Гражданский кодекс РФ, федеральные законы «Об опеке и попечительстве» и «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации».
Лучшим выходом из сложившейся, надо прямо сказать, тупиковой ситуации, было бы принятие отдельного федерального закона об организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов.
В крайнем случае, альтернативным вариантом могло бы быть включение вопросов внедрения модели приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в рамках полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ в Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».
На федеральном уровне должен быть четко определен орган исполнительной власти, ответственный за осуществление функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере создания и функционирования приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов. Вполне вероятным вариантом могло бы быть внесение соответствующих изменений в Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации, которое должно обеспечить методологическую поддержку регионов в организации таких семей.
Кроме того, в обязательном порядке необходимо разработать и утвердить национальные стандарты с требованиями к организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов, качеству проживания и контролю качества проживания в них. Это обеспечит соблюдение равенства граждан пожилого возраста и инвалидов, проживающих в таких семьях, во всех субъектах РФ.
Вряд ли наши предложения тоже будут услышаны, хотя, как говорится, и вода камень точит. Все равно, рано или поздно, но из создавшегося правового тупика федеральному центру выходить придется.
Однозначно, что решение поднятых в настоящей статье вопросов должно инициироваться не регионами, а Минтрудом России, по положению отвечающим за формирование государственной политики в сфере социальной защиты населения, и не в последнюю очередь, граждан пожилого возраста и инвалидов.
 
Список использованных источников:
 
1. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета. № 238-239. 08.12.1994.
2. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 01.01.1996. № 1. ст. 16.
3. Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // Собрание законодательства РФ. 28.04.2008. № 17. ст. 1755.
4. Федеральный закон от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» // Российская газета. № 295. 30.12.2013.
5. Постановление Правительства РФ от 17 ноября 2010 г. № 927 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан» // Собрание законодательства РФ. 29.11.2010. № 48. ст. 6401.
6. Постановление Правительства РФ от 19 июня 2012 г. № 610 «Об утверждении Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 25.06.2012. № 26. ст. 3528.
7. Письмо Минздравсоцразвития РФ от 18 февраля 2008 г. № 545-18 «О практике приемных семей для граждан пожилого возраста» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
8. Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 24 декабря 2012 года № 147-ЗАО «О социальных семьях для граждан пожилого возраста и инвалидов в Ямало-Ненецком автономном округе» // Ведомости Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа. № 10-1. декабрь. 2012.
9. Постановление Правительства Волгоградской области от 18 сентября 2012 г. № 384-п «Об утверждении Положения об организации социальных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов на территории Волгоградской области» // Волгоградская правда. № 178. 26.09.2012.
10. Антипова Е.И., Лапшина Н.Д. Инновационные технологии социальной работы: социальный контракт и приемные семьи (опыт Челябинской области) // Вопросы государственного и муниципального управления. 2016. № 4. С. 197-210.
11. Барков А.В. Институт приемной семьи в частном праве России: некоторые тенденции и перспективы развития // Гражданское право. 2010. № 3. С. 43-47.
12. Бондаренко И.Н. Приемная семья для пожилого человека. Право на существование // Медицинские и социальные вопросы в геронтологии: сборник статей и тезисов докладов III международного семинара по вопросам пожилых «Самарские лекции» (Самара, 23 – 25 июня 1998 г.). Самара: Самарский Дом печати, 1998. С. 7-9.
13. Бондаренко И.Н. Приемная семья пожилого человека: право на существование десять лет спустя // Социальное обслуживание. 2011. № 1. С. 42-60.
14. Золотарева А.Б. Как регионы решают проблему очереди в социальные стационары // Юридические исследования. 2016. № 2. С. 27-38.
15. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 23-е изд., испр. М.: Русский язык, 1991. 917 с.
16. Понькина Ю.Н. Приемная семья как эффективная технология социального обслуживания граждан пожилого возраста // Инновационные процессы и технологии в современном мире. 2016. № 1 (4). С. 88-90.
17. Правовой статус гражданина в частном праве. Постатейный комментарий главы 3 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009.
18. Рюмина Ю.Н. Приемная семья для пожилого человека как альтернативная форма социального обслуживания // Вестник Шадринского государственного педагогического университета. 2017. № 2 (34). С. 48-53.
19. Сведения о стационарных учреждениях социального обслуживания для граждан пожилого возраста и инвалидов (взрослых и детей) на 1 января 2017 года. М.: Росстат, 2017.
20. Семья // Большая иллюстрированная энциклопедия. В 32 томах. М.: АСТ: Астрель, 2010. Т. 25. 504 с.
21. Соколов А.Н. Гражданско-правовое регулирование отношений в приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013. 26 с.
22. Ускова Н.Е. Проблемы в сфере социальной поддержки граждан пожилого возраста и инвалидов, требующие своего разрешения на федеральном уровне // Проблемы пожилых людей и пути совершенствования геронтологической помощи: сборник статей II Межрегиональной научно-практической конференции (Ярославль, 20 – 21 марта 2003 г.). Ярославль, 2003. С. 6-12.
23. Шапошникова Т.Д. Семья замещающая // Российская энциклопедия социальной работы / Под общей ред. Е.И. Холостовой. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Кº», 2016. 1032 с.
24. Швачкина Л.А. Приемная семья как инновационная форма социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов // Наука и инновации в современных условиях: сборник статей международной научно-практической конференции. В 4 частях (Казань, 20 января 2017 г.) / Отв. ред. А.А. Сукиасян. Уфа: Издательство ООО «Аэтерна», 2017. Ч. 4. С. 132-136.
25. Доклад от 1 июня 2015 г. «О результатах комплексного мониторинга социально-экономического положения пожилых людей». URL: http://rosmintrud.ru/docs/mintrud/protection/197 (Дата обращения: 31.03.2018).
26. Мониторинг реализации в субъектах Российской Федерации положений Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «О социальном обслуживании граждан в Российской Федерации» от 26 февраля 2016 г. URL: https://rosmintrud.ru/docs/mintrud/protection/294 (Дата обращения: 31.03.2018).
27. Муцульгов М. Дома престарелых – семейное предательство. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/342/posts/16728 (Дата обращения: 31.03.2018).
28. Приемная семья для пожилого человека. URL: http://geolike.ru/page/gl_6942.htm (Дата обращения: 31.03.2018).
29. Семья. URL:// https://ru.wikipedia.org/wiki/Семья.



grani ligotip

perevod