Рейтинг@Mail.ru
Анапольская Актуальные вопросы признания брачного договора недействительным
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ БРАЧНОГО ДОГОВОРА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ
 
CURRENT ISSUES OF RECOGNITION OF MARRIAGE CONTRACT INVALID
 
Анапольская Алина Игоревна,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Anapolskaya Alina I.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Толмачев Дмитрий Юрьевич,
студент
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Tolmachev Dmitry Yu.,
student
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
 УДК 342.62
 
Аннотация: В статье рассмотрены различные точки зрения ученых и практиков по вопросам признания брачного договора недействительным. Указаны последствия признания брачного договора недействительным.
Ключевые слова: брачный договор, мнимая сделка, ничтожная сделка, последствия недействительности брачного договора, прекращение договора.
Abstract: The article considers various points of view of scientists and practitioners on the issues of recognizing the marriage contract as invalid. The consequences of recognizing the marriage contract as invalid are indicated.
Key words: the marriage contract is the imaginary transaction, void transaction, the consequences of invalidity of the marriage contract, termination of the contract.
 
Отечественное законодательство исходит из принципа свободы при реализации имущественных прав и осуществлении обязанностей супругов, как в брачных отношениях, так и после их прекращения. Поэтому брачный договор с позиции российского законодателя выступает реальной альтернативой законному режиму имущества супругов.
Среди регламентированных отечественным гражданским законодательством гражданско-правовых сделок брачный договор не имеет аналогов. Его субъектный состав характеризуется наличием отношений, носящих личный характер, что и обуславливает специфику договорных отношений, выступающих его предметом.
В настоящее время исследованию и анализу брачного договора посвящены исследования таких выдающихся ученых в области гражданского и семейного права, как М.В. Антокольская, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Б.М. Гонгало П.В. Крашенинников, А.М. Нечаева, О.Н. Низамиева, Н.Н. Тарусина. В их трудах рассматриваются теоретические и практические вопросы развития института брачного договора в Российской Федерации, исследуются нормы действующего семейного и гражданского законодательства, регулирующие отношения по заключению, изменению, расторжению и признанию брачного договора недействительным. Вместе с тем, несмотря на значительное количество наработок ученых, в законодательстве по-прежнему остается недостаточно урегулированным вопрос об условиях удовлетворения иска при признании брачного договора недействительным. Это порождает трудности в судебной практике и вызывает необходимость теоретического осмысления проблем, связанных с судебным решением.
Расторжение брачного договора необходимо отличать от признания его недействительным. Под расторжением договора понимают досрочное прекращение действующего договора в будущем, в то время как недействительный договор не влечет тех правовых последствий, на которые он был направлен с момента его заключения. Кроме того, от недействительного договора, расторжение отличается тем, что при нем права и обязанности сторон существовали и осуществлялись ними на законных основаниях, и прекращаются лишь с момента расторжения договора. Расторжение договора возможно, как по соглашению сторон, так и при наступлении определенных оснований, предусмотренных в тексте договора, или обусловленных законодательством, в то время как прекращение договора возможно только по решению суда.
Семейное законодательство прямо предусматривает применение к брачно-договорным отношениям положений гражданского законодательства. Так, ст. 44 СК РФ устанавливает, что брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок.
При этом, как справедливо указал в своем постановлении Пленум Верховного Суда РФ № 25 от 23 июня 2015 г. «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [4], признание сделок недействительными и применение последствий их недействительности является одним из способов защиты многих субъективных гражданских прав, что, в свою очередь, сопровождается возникновением значительных проблем при рассмотрении дел данной категории.
Несмотря на своеобразие института брачного договора, основания для признания его недействительным, можно условно разделить на общие основания недействительности сделок и условия недействительности, которые касаются только брачного договора. Так, ГК РФ определил общие основания для признания любого гражданско-правового договора недействительным. К таким основаниям относятся, в частности: несоответствие сделки требованиям закона или иного правового акта (ст. 168 ГК РФ); мнимость и (или) притворность сделки (ст.170 ГК РФ); не обладание лицом, совершившим сделку, дееспособностью в полном объеме (ст. 171, 175, 176 ГК РФ); совершение сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено (ст. 174.1 ГК РФ); совершение сделки лицом, которое в момент совершения такой сделки не было способно понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ); совершение сделки под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ); совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179 ГК РФ). Эти основания вполне применимы и к брачному договору.
СК РФ также сделал попытку по установлению подобных оснований. Так, согласно статье 42 СК РФ брачный договор, содержащий условия, которые противоречат основным началам семейного законодательства ничтожен. При этом детализации указанные начала в законе не получили.
Еще одно специфическое основание для признания брачного договора недействительным предусмотрено п. 2 ст. 44 СК РФ, согласно которой таким основанием выступают условия, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение.
Рассмотрим подробно условия недействительности брачного договора.
Часть 2 ст. 41 СК РФ устанавливает необходимость письменной формы брачного договора и его нотариального удостоверения. Несоблюдение этого требования влечет за собой его недействительность, т.е. он не порождает тех правовых последствий, наступления которых желали стороны. Такая сделка является ничтожной, то есть недействительной независимо от признания ее таковой в судебном порядке.
Исходя из смысла ст. 170 ГК РФ, недействительной является сделка, которая не соответствует требованиям законодательства и в которой нарушено хотя бы одно из условий действительности сделок. А именно: правомерность сделки, наличие у ее участников дееспособности, совпадение воли и волеизъявления, соблюдение формы сделки, соблюдение требований других нормативных актов, касающихся данного соглашения.
Согласно ст. 171 ГК РФ ничтожной будет признана сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Исходя из указанных положений гражданского законодательства, брачный договор, заключенный с таким лицом, также является недействительным с момента его заключения. Дееспособное лицо, являющееся одной из сторон такого договора, при условии, что оно знало или должно было знать о недееспособности другой стороны, обязано возместить понесенные недееспособной стороной затраты, потерю или повреждение ее имущества.
В отличие от гражданского законодательства, которое относит к недействительным сделки, заключенные с лицами в возрасте от 14 до 18 лет в отсутствие письменного согласия своих законных представителей, в семейном законодательстве этот вопрос должен решаться по-другому. Так, ст. 13 СК РФ указывает, что при наличии определённых уважительных причин (в определённых случаях) органы местного самоуправления (обычно, районная, городская администрация) вправе разрешить жениться лицам, достигшим возраста неполной дееспособности, то есть шестнадцати лет. Но законодательство не даёт перечня таких причин, поэтому их можно выделить исходя из уже сложившейся практики: беременность; фактические отношения (гражданский брак); наличие общих детей; угроза жизни; призыв жениха на воинскую службу. Разрешение родителей при заключении такого брака не требуется.
В качестве исключения, в случае наступления особенных обстоятельств, возможно вступление в брак лиц, достигших возраста частичной дееспособности - 14 лет (но менее 16-летнего возраста). При этом, Закон также не предусматривает перечня таких обстоятельств, указывая только на то, что их наличие должно быть подтверждено документально. На практике, такими условиями чаще всего являются: беременность (должна быть подтверждена справкой из больницы либо женской консультации); эмансипация (основание - решение суда); рождение ребёнка (подтверждение - свидетельство о рождении).
В данном случае требуется письменное согласие на брак родителей либо заменяющих их лиц (усыновителей, попечителей). Если между родителями есть разногласия по данному вопросу, он решается через попечительский совет. Согласно Семейному кодексу, для заключения брака с несовершеннолетними необходимо специальное разрешение. Порядок получения этого разрешения устанавливается законодательством на уровне субъектов федерации, то есть в каждом регионе он различается [2, с. 119].
Учитывая такие подходы правоприменительной практики, представляется, что брачный договор, заключенный до регистрации брака лицами, которые являются несовершеннолетними, при отсутствии письменного нотариально удостоверенного согласия их родителей или попечителя, должен быть отнесен к недействительным сделкам с пороком субъектного состава.
К недействительным также относится брачный договор, заключенный лицом, которое хотя и являлось дееспособным, однако в момент заключения договора находилось в таком состоянии, при котором оно не способно понимать значение своих действий или руководить ими. В таком состоянии человек вследствие функционального расстройства психики, нарушения физиологических процессов в организме или других болезненных состояний не может адекватно оценивать свои действия или руководить ими. Брачный договор заключенный с лицом, которое находилось в таком состоянии не отражает его действительную волю на установление, изменение или прекращение определенных прав и обязанностей, предусмотренных таким договором. Именно поэтому он может быть признан недействительным, но только по иску этого лица.
Необходимо обратить внимание на то, что состояние, в котором лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими в данном случае является временным. Поэтому, при признании брачного договора недействительным на этом основании возникают трудности в доказывании факта нахождения человека в таком состоянии.
Брачный договор, заключенный вследствие обмана (действия или бездействия стороны, направленного на введение другой стороны в заблуждение с целью заключения выгодного для него договора), насилия (психического или физического воздействие на человека или его близких с целью принуждения к заключению соглашения), угрозы (воздействие на психику лица путем заявлений о причинении ему или его близким имущественного, физического или морального вреда в случае отказа от заключения договора), так же может быть признан недействительным по решению суда в случае обращения к нему потерпевшего или других уполномоченных лиц [1, с. 259].
Недействительной в судебном порядке может быть признана и сделка, заключенная в результате заблуждения - неправильного, искаженного представления о лицах, фактах и обстоятельствах реальной действительности. Однако в отличие от обмана, ошибка возникает не в результате злонамеренных действий другого участника сделки. При признании брачного договора недействительным (как и любой другой сделки) по этому основанию, необходимо, чтобы заблуждение имело существенное значение. Исходя из сущности и содержания гражданско-правовых договоров, существенными являются такие факты, которые при условии осведомленности о них сторон брачного договора, значительно изменили его положения или сделали вовсе невозможным его заключение на таких условиях. Решение вопроса о заблуждении относится к компетенции суда, который решает насколько оно было существенным для стороны брачного договора.
Часть 2 статьи 42 СК РФ гласит, что суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. При таких обстоятельствах договор может являться оспоримым. Сложность заключается в том, что отечественный законодатель абсолютно не регламентировал понятие «крайне неблагоприятное положение», отдав это на откуп правоприменителям. Это делает данную трактовку субъективной, зависящей от усмотрения судьи.
Крайне тяжелое положение, как основание признание брачного договора кабальной сделкой, усматривается лишь в том очевидном случае, когда, например, судом устанавливается, что все нажитое во время брака имущество и (или) все полученные доходы становятся собственностью другого супруга. Так, решением Сычевского районного суда Смоленской области от 7 июля 2016 г. брачный договор был признан частично недействительным по следующим основаниям: истец полностью лишился права собственности на нажитое в браке имущество, что поставило истца в крайне неблагоприятное имущественное положение. Также суд при вынесении решения учитывает, что совместно с истцом проживают пятеро несовершеннолетних детей, что дает суду возможность с учетом положений ст.39 Семейного кодекса РФ отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей; а также от согласованных сторонами условий брачного договора, определяющих правовой режим совместно нажитого имущества [6].
Суды при вынесении подобных решений руководствуются п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», которым разъяснено, что если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга [5].
Обобщая судебную практику, Верховный Суд РФ в своем определении № 5-КГ 16-174 от 20.12.2016 г подтвердил правильность выводов нижестоящих судов оставив их судебные акты, признающие условия договора о переходе совместно нажитого имущества к одному из супругов, без изменения [3].
При заключении брачного договора, стороны пытаются достичь определенного правового результата, то есть установить для себя режим имущества, приобрести определенные права и обязанности и др. Однако, возможны случаи, когда стороны не желают заключать договор и не имеют целью наступление определенных юридических последствий, хотя внешне выражают такую волю. Такой брачный договор будет называться мнимым (фиктивным). В этом случае присутствует волеизъявление, однако в его основе нет настоящей воли сторон на заключение договора. Лица, которые заключают мнимые сделки, могут ставить перед собой различные цели, однако это не имеет никакого значения, поскольку такие сделки являются недействительными независимо от цели их заключения.
Гражданское законодательство выделяет также понятие притворность сделки. Такая ситуация, применительно к брачному договору, может возникнуть, когда он заключен с целью скрыть другую сделку.
Следует подчеркнуть, что мнимые и притворные сделки относятся к ничтожным сделкам. Мнимая сделка ничтожна, поскольку при ее заключении отсутствует главный признак – направленность сделки на наступление юридических последствий (установление, изменение или прекращение прав и обязанностей). Притворная сделка, как и мнимая сама по себе юридических последствий не порождает. Заключая притворную сделку, лица маскируют другую сделку, которая в свою очередь может быть противозаконной или правомерной. В любом случае, если сделка заключена с целью скрыть другую сделку, то применяются правила, регулирующие ту сделку, которую стороны действительно имели в виду.
Если сделка признана недействительной по одному из рассмотренных выше оснований, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное им по сделке, а при невозможности возврата полученного в натуре - возмещается его стоимость. В отношении имущества, полученного по сделке потерпевшим от другой стороны (или принадлежащее ему), то оно обращается в доход государства. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре – взыскивается его стоимость. Кроме того, потерпевшему возмещаются другой стороной понесенные им расходы, утрата или повреждение его имущества. Такие последствия получили название двусторонней реституции. Если же выполнение совершено только одной стороной, то применяется односторонняя реституция.
По нашему мнению, такие гражданско-правовые последствия недействительной сделки не могут в полной мере отражать сущность правовых последствий недействительности брачного договора. Так, если брачным договором устанавливался режим раздельности определенного имущества супругов, то в случае признания его недействительным, следствием этого будет не только реституция, но и распространение на все правоотношения законного правового режима (общности или раздельности).
Именно поэтому регулирование брачного договора должно исходить из разумной защиты имущественных прав любого супруга. В этом смысле брачный договор должен стать действительно правовым средством защиты прав сторон, его заключающих, а не напротив, инструментом, посредством которого любая из таких сторон может оказаться в уязвленном положении.
 
Список использованных источников:
 
1. Безногина В.Н. Признание брачного договора недействительным: проблемы теории и практики // Наука, образование, общество: тенденции и перспективы развития: Сборник материалов VI Международной научно-практической конференции. Чебоксары, 2017. С. 257-261.
2. Кузнецова М.А. Правовая природа брачного договора и основания признания его недействительным // Правовое регулирование современного общества: теория, методология, практика: Материалы II Международной научно-практической конференции. Воронеж, 2017. Изд.: Общество с ограниченной ответственностью «АМиСта». С. 117-121.
3. Определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N 304-КГ16-12189 по делу № А46-7158/2015 ) // Интернет-портал правовой информации КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ARB&n=485618#07974941760925494 (Дата обращения: 12.02.1018).
4. О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума ВС РФ // Российская газета. 2015. № 140.
5. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05 ноября 1998 года // Интернет-портал правовой информации КонсультантПлюс. URL: www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20961 (Дата обращения: 12.02.1018).
6. Решение Сычевского районного суда по делу 2-344/2016 М-301/2016. URL: https://rospravosudie.com/law (Дата обращения: 12.02.1018).



grani ligotip

perevod