Рейтинг@Mail.ru
Акопян Коля Акопович Режим отбывания наказания в исправительных учреждениях
РЕЖИМ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ
 
PENALTIES OF PENALTIES IN PUNISHMENT INSTITUTIONS
 
Акопян Коля Акопович,
магистрант
Институт права и национальной безопасности, ТГУ им. Г.Р.Державина,
г. Тамбов, Россия
Akopyan Kolya A.,
Master’s Degree
Student Institute of Law and National Security,
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Попова Елена Альбертовна,
кандидат юридических наук
Институт права и национальной безопасности, ТГУ им. Г.Р.Державина,
г. Тамбов, Россия
Popova Elena A.,
Ph.D. in Law
Institute of Law and National Security,
Tambov State University named after G.R. Derzhavin,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 34
 
Аннотация: В статье рассматриваются и раскрываются режимы отбывания наказания, в исправительных учреждениях зависящие от совершенного преступления и поведения осужденного.
Ключевые слова: режимвисправительныхучреждениях, осужденный, преступление.
Abstract: The article discusses and reveals the regimes of serving punishment, in correctional institutions depending on the committed crime and the behavior of the convict.
Key words: regime in correctional institutions, convict, crime.
 
Режим в исправительных учреждениях предстает в виде зафиксированного нормами уголовно-исполнительного законодательства, выраженными в значимых положениях нормативных правовых актов, порядка исполнения и отбывания лишения свободы в исправительных учреждениях. Его структурный «стержень» в то же время в своей сущностной основе выражен в функционировании обладающих полномочиями на то соответствующих субъектов и:
– основан на руководстве уголовно-исполнительным законом и проистекающими из него нормативными правовыми актами;
– имеет своей целью сохранение в обусловленных законом рамках порядка исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы;
– обеспечивает предоставление непосредственным участникам уголовно-исполнительных правовых отношений возможностей воплощения в жизнь установлений и требований, регламентированных уголовно-исполнительным законодательством, посредством использования перечисленных в нем средств.
В содержание режима в исправительных учреждениях законодатель включает, в частности, реализацию прав и законных интересов осужденных, их личную безопасность, изменение условий отбывания наказания в зависимости от поведения» [1, с. 484].
В таком широком аспекте режим определяется исходя из того, что ст. 56 и 58 УК РФ предусматривают разновидности лишения свободы по видам режима исправительных учреждений (общий, строгий, особый, тюремный и другие). Так, ч. 1 ст. 58 УК РФ определяет, что лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещение в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму.
Вот почему ст. 82 УИК РФ прямо включает в понятие режима изоляцию и различные условия содержания осужденных в зависимости от вида исправительного учреждения, их изменение, исполнение возложенных на осужденных обязанностей (все это составляет карательное наполнение наказания), а также средства профилактического воздействия: охрану осужденных, надзор за ними, обеспечение личной безопасности, раздельное содержание разных категорий, осужденных [2].
Таким образом, режим в понимании законодателя – это набор (конгломерат) и карательных, и иных принудительных средств воздействия на осужденных.
Установленные действующим законодательством карательные режимы ИУ (в зависимости от тяжести преступлений и прежних судимостей) не могут гибко реагировать на криминальные проявления осужденных, непосредственно и своевременно обеспечивать правопорядок в местах изоляции и автономно гарантировать безопасность осужденных и персонала. Именно поэтому в ИУ устанавливаются режимы обеспечения отбывания наказания, реагирующие на неправомерное поведение осужденных: тюремный режим для злостных нарушителей режима, переведенных из исправительных колоний (ч. 7 ст. 74 УИК РФ); строгие условия отбывания наказания в исправительных колониях для злостных нарушителей режима (ч. 3 и 4 ст. 120, ч. 4 и 5 ст. 122, ч. 3 и 4 ст. 124); режим помещений камерного типа и единых помещений камерного типа для злостных нарушителей режима (пп. «г», «д», «е» ч. 1 ст. 115); режим содержания осужденных в штрафном изоляторе за нарушение порядка отбывания наказания (п. «в» ч. 1 ст. 115); установление профилактического учета (контроля) за лицами, допустившими правонарушения, характер и направленность которых свидетельствуют о возможности совершения преступления в будущем: склонные к побегу, употреблению спиртных напитков и наркотиков, изготовлению запрещенных предметов и т. п. (Инструкция о надзоре за осужденными); создание режима особых условий в исправительных учреждениях при возникновении массовых беспорядков и при групповых неповиновениях осужденных (ст. 85 УИК РФ); установление административного надзора за освобожденными из мест лишения свободы в случае признания их злостными нарушителями режима (ст. 173.1 УИК РФ) [3, с. 299].
Все указанные режимы или усиливают карательные возможности наказания (перевод в тюрьму и в строгие условия), или представляют собой дисциплинарные меры воздействия (помещение в штрафной изолятор), или применяются в виде профилактической меры (профилактический учет, административный надзор). Чаще всего за этими мерами следует изоляция нарушителей режима от других осужденных, ограничение их передвижения, помещение в условия камерного содержания, а также усиление надзора и контроля за их поведением. Однако непременным условием применения данных мер является отклоняющееся от установленных норм отрицательное поведение осужденных. Все эти режимы имеют временные параметры, то есть определяют правовое состояние осужденных на некоторое время (от 15 суток до 3 лет).
Таким образом, мы выделили карательные режимы, установленные уголовным законом (режимы наказания), включающие в себя весь арсенал средств принудительного воздействия на осужденных независимо от их поведения в ИУ, и уголовно-исполнительные режимы обеспечения отбывания наказания, реагирующие на отклоняющееся от установленных норм поведение осужденных. Однако есть еще третья разновидность режима, связанная с обеспечением мер безопасности в ИУ. Они исходят не от факторов, учитываемых при назначении наказания, и не от отклоняющегося поведения осужденных во время его отбывания, а определяются криминологической характеристикой совершенного им преступления и его личности.
Целесообразность и обязательность неукоснительного и беспрекословного соблюдения режимных норм и правил в исправительных учреждениях, без сомнения, имеют существенное психологическое значение для любого осужденного, ибо эти свойства с позиции правового воспитания способствуют зарождению в психике преступника более высокоразвитой формы сознания – понимания необходимости следования не только правилам режима, установленным уголовно-исполнительным законом, но также и иным многочисленным нормам человеческого общежития, предусматриваемым уголовно-правовым, административно-правовым, гражданско-правовым, социально-правовым регулированием правил поведения в обществе всех без исключения граждан нашего государства [4].
Необходимо также добавить, что оценка оправданности затраченных усилий по организации режима в исправительных учреждениях – местах отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы состоит в использовании четкой разработанной методики, учитывающей следующие организационные параметры:
– обеспечение охраны и изолирования лиц, преступивших уголовный закон;
– организация круглосуточного надзора за осужденными;
– контроль за неуклонным исполнением обязанностей, которые были возложены на «проблемные категории» граждан «за решеткой»;
– следование духу и букве действующего законодательства, предусматривающего обязательное соблюдение и реализацию прав и законных интересов осужденных;
– наличие реальных гарантий соблюдения личной безопасности и неприкосновенности как самих сотрудников исправительных учреждений, так и членов их семей;
– организация в предусмотренном законом порядке раздельного содержания различных категорий лиц, отбывающих уголовное наказание, и недопустимости соприкосновения между ними;
– учет специфики различных условий содержания, характеризующихся ведомственной специализацией (налицо – прямая зависимость от предусмотренного в решении суда вида исправительного учреждения);
– возможность, исходя из реально складывающихся условий, изменения условий отбывания уголовного наказания в отношении лиц, пребывающих в местах лишения свободы.
Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года [5] предусматривает раздельное содержание осужденных с учетом не только тяжести совершенного преступления, но и криминологической характеристики этого лица, при этом особое внимание уделяется осужденным, прочно усвоившим и распространяющим элементы поведения криминальной среды. Самое главное, на наш взгляд, заключается в том, что должны быть определены безопасные места содержания этой категории лиц. В Концепции предлагается переход на тюремную систему отбывания наказания, при которой камерное содержание способно обеспечить надежную изоляцию этих лиц.
В целом решение задачи обеспечения безопасности осужденных, персонала и иных граждан, поставленной в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», должно осуществляться за счет определения полноценной системы безопасности, которая должна быть отлажена так, чтобы по прибытии осужденного в ИУ и после его изучения он был определен в классификационную группу по критерию опасности личности. Для этого потребуются не только специалисты определенных профилей, которые изучали бы осужденного в первоначальный период его пребывания в исправительном учреждении, но и налаженная система сбора, накопления, систематизации и передачи информации о личности правонарушителя от следователя и администрации следственного изолятора в исправительное учреждение.
Если говорить о действенности, то одним из основных элементов является противодействие пенитенциарной преступности — устранение причин возникновения преступности среди осуждённых содержащихся в местах лишения свободы. Это обеспечивается комплексом определенных мероприятий воспитательного и принудительного характера. Не менее важным является создание условий, которые по своей природе исключают возможность совершения преступления в исправительных учреждениях. Что также обеспечивается режимными или воспитательными мероприятиями, но уже иного вида [6].
Таким образом, для применения режима безопасности достаточно того, что осужденный отбывает наказание за преступление, имеющее опасность по криминологическому основанию (например, за совершение террористического акта, участие в преступном сообществе), а также того, что он может оказать отрицательное влияние на других осужденных (например, из-за приверженности к тюремной субкультуре и ее принудительного насаждения в среде осужденных). Содержание режима безопасности составляет раздельное содержание разных категорий осужденных и обеспечение личной безопасности осужденных и персонала (ч. 1 ст. 82 УИК РФ).
 
Список использованных источников:
 
1. Российский курс уголовно-исполнительного права. В 2-х томах / Антонян Е.А., Антонян Ю.М. Том 1. Общая часть. М.: МГЮА имени О.Е. Кутафина, 696 с.
2. Аниськин С.И., Павленко А.А. Организация режима в ИУ: учебно-методический комплекс. Томск: Томский филиал Академии права и управления ФСИН России, 2014. 106 с.
3. Уголовно-исполнительное право России: учебник / под ред. В.И. Селиверстова. М., 2015.
4. Абдулакимова А.Н. Правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях: автореф. дисс. … к.ю.н. Махачкала, 2006. 26 с.
5. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р // СЗ РФ. 2010. № 43. Ст. 5544.
6. Степанова М.Я. К вопросу о противодействии пенитенциарной преступности // Ростовский научный журнал. 2017. № 3. С. 125-134.



grani ligotip

perevod