Рейтинг@Mail.ru
Четвертков Владислав Романович Первоначальнаячбюропатология советской власти
«ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ БЮРОПАТОЛОГИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ...»
 
INITIAL PATHOLOGY OF BUREAUCRACY IN THE SOVIET POWER
 
Четвертков Владислав Романович,
студент
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Chetvertkov Vladislav R.,
Student
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 93
 
Аннотация: В статье рассматриваются проблемы Военного Коммунизма, и привелегии снабжения советской партии, во времена кризиса.
Ключевые слова: Бюропатология, кооператив «Коммунист», привилеги власти, государственные партии РКП(б) ВСНК, военный коммунизм.
Abstract: The article deals with the problems of war communism, and privileges of the Soviet party supplies, in times of crisis.
Key words: Byuropatologiya cooperative "Communist", a privilege of power, the state party of the RCP (b) ESOC, military communism.
 
«Человек есть то, что он ест»
Л. А. Фейербах
на книгу немецкого философа и физиолога
Я. Молешотта
«Популярное учение о питательных продуктах»
 
Бюропатология – это болезнь которая присуща бюрократии, то есть правящей элите. Современная наука различает формальную, социальную и политическую бюропатологии. Проявляется это в желании бюрократии отделиться из социума. Особо заметна эта тенденция во времена голода и войн, что является неразрывно связанными процессами. Когда на сцену выступает «господствующее меньшинство», оно опирается уже не на дарования и способности прогнозирования перспектив развития, а на материальные привилегии. Это можно проиллюстрировать на примере оформления Советской власти в 1917 г., в частности на примере деятельности кооператива «Коммунист».
В этой связи следует обратить внимание на строчки партийно-государственного Гимна Советской России в 1918-1922 гг., которые звучат следующим образом: «Мы наш, мы новый мир построим, Кто был ничем – тот станет всем!». Это говорит нам, о желании партийно-советской элиты того времени, создать абсолютно новый “идеальный мир” их понимания, в котором люди раньше ничего не представлявшие из себя как собственники и власть придержавшие, поднялись бы и стали властной элитой при поддержке идей и механизмов «военного коммунизм».
Основой «военного коммунизма» были чрезвычайные меры в снабжении городов и армии продовольствием, свертывание товарно-денежных отношений, национализация всей промышленности, включая мелкую, продразверстка, снабжение населения продовольственными и промышленными товарами по карточкам, всеобщая трудовая повинность и максимальная централизация управления народным хозяйством и страной в целом.
В октябре 1917 г. под руководством партии большевиков в России была осуществлена революция (переворот). Делать первые шаги новой власти приходилось в трудных условиях разрухи в народном хозяйстве. По-прежнему обесценивались деньги, в городах катастрофически не хватало хлеба и других продуктов питания. В этой обстановке был образован Народный комиссариат продовольствия (Наркомпрод). Осуществление государственной монополии на хлеб, ткани, керосин и другие товары, то она явилась продолжением политики Временного правительства; политику большевистского правительства принципиально отличал главным образом классовый подход к снабжению населения. Введение строгого учета и контроля за производством и распределением продуктов и товаров являлось одной из очередных задач Советской власти. Собственного аппарата распределения государство не имело. [1]
Поэтому для налаживания снабжения населения советская власть решила использовать уже существующий разветвленный аппарат потребительской кооперации. Однако кооперативы объединяли далеко не все население и обслуживали преимущественно своих членов. Советское правительство поставило задачу преобразовать кооперативный аппарат и использовать его в интересах удержания власти и "строительства социализма". При этом новоявленная диктатура обнаружила стремление отбросить самодеятельную сущность кооперации и игнорировала ее демократические принципы. Ленин в самом конце 1917 г. написал "Проект декрета о потребительных коммунах". Проект предусматривал принудительное объединение всего населения страны в потребительско-производственные коммуны, создаваемые на основе национализации существующих потребительских обществ. Кроме распределения предметов потребления, на коммуны предполагалось возложить функции по обслуживанию производства, контроля над участием населения в труде и т. д. [2]
К концу 1920 г. в 325 «квартирах и помещениях» в Кремле проживало 2100 человек: партийные лидеры, красные бюрократы и их революционная обслуга. В Кремле было два гаража, детский сад и потребительский кооператив «Коммунист».
Владимир Ильич въехал в специально подготовленную для него квартиру на 3-м этаже в дворце правительствующего Сената. При большевиках здесь разместили Совет Народных Комиссаров, Всероссийский центральный исполнительный комитет и несколько «апартаментов». В квартире вождя был выгорожен совмещённый санузел с ванной, оборудованной душевым шлангом, и ватерклозетом марки «Идеал стандарт». Ильич оказался любителем технических новшеств и удобств – распорядился установить в Кремле первую автоматическую телефонную станцию («Эриксон», Швеция). При В.И.Ленине в декабре 1918 г. в Кремле появился и первый лифт.
В обстановке Гражданской войны в России материальный фактор являлся одним из чувствительных для жизни человека. В Советской России в связи с проведением политики «военного коммунизма» и продовольственной диктатуры для служащих, включая комсостав РККА, осуществлялось распределение продуктов в форме пайков. В целом, материальное обеспечение военспецов было достаточно серьезным, и даже превышало обеспечение партийных работников – комиссаров, в том числе партийной верхушки, не исключая даже большевистского лидера В.И. Ленина. В Москве этим занимался кооператив «Коммунист».
В первое время бесплатный паёк среди высокопоставленных революционных «кремлежителей» получала только Клара Цеткин, которую разместили в одном из покоев Большого Кремлёвского дворца. Совершенно бесплатно почему-то столовался Лев Троцкий. А вот Иосифу Сталину полагался паёк без ограничений, но за плату, хотя и в 50% от стоимости. В произведении Э.А. Хруцкого «Полицейский [Архив сыскной полиции]» встречаем описание ассортимента кремлёвского «Коммуниста»: «Сегодня днем ему удалось попасть в кремлевский кооператив «Коммунист», где он купил десять плиток любимого шоколада «Эйнем» (позже «Красный Октябрь»), два круга хорошей колбасы и три фунта телятины». Это говорит нам о том, что партийно-государственная элита мало в чем себе отказывала.
Для сравнения – зимой 1917/1918 годов хлебный паёк в Петрограде был урезан до 120 граммов на человека в день, страна тогда была в состоянии тяжелейшего разорения. Из-за нехватки продуктов в Петрограде морковный чай и голодные обмороки были обычным делом.
В это время ужин в столовой кооператива «Коммунист» был примерно такой: французские булки, колбаса, сливочное масло, капуста квашеная. И квас – сколько хочешь. А в выходные дни обедающим подавали курицу.
Считается неприличным заглядывать в чужую тарелку, но если это тарелка В.И. Ленина, то, думается, допустимо. Ведь, как любили говорить, нам дорога каждая черточка вождя. Так, например, на имя Ленина по ордеру № 10646 2 ноября 1920 года было выдано 10 фунтов мяса (1 фунт-0,40951241 гр.), 30 яиц, 5 ф. сыра. Другой раз, 27 ноября: 10 фунтов ржаной муки, 2 ф. манной крупы, 3 ф. сыру, 1/8 ф. чаю, 2 ф. сахара, 2 ф. икры, 1/4 ф. кофе, 2 ф. сала, 2 ф. сливочного масла и 100 штук папирос. Всего подобных выдач за один месяц – восемь. На имя Ленина продукты брались чаще всех остальных. Другие брали намного реже – 2–3 раза в среднем. Семья Сталина воспользовалась спецраспределителем ВЦИК в ноябре 4 раза, брали сравнительно скромно, и что бросается в глаза, так это 5 ф. мяса и 1/8 ф. перца за 25 ноября. Имя Троцкого за ноябрь встречается всего два раза, брали орехи, мед, монпансье – очевидно, детям. Нарком продовольствия А.Д. Цюрупа стоит в рядах средних потребителей вциковской кормушки. [3]
Замнаркома финансов С.Е. Чуцкаев (чл. Коллегии НК Фин., чл. НК РКИ), на которого была возложена обязанность по распределению спецпайков писал, что он «с конца 1919 года по специальному поручению Ленина, „архи-секретно“, выдавал через МСПО продовольственный паек 200 наиболее ответственным специалистам всех ведомств – „чуцкаевский“ паек, превратившийся потом… в пайки совнаркомовский, академический и др.». Норма совнаркомовского пайка, которым к середине 1920-го года пользовалось уже 370 человек (вместе с семьями 1250), составляла: мука ржаная – 20 фунтов, масло коровье – 1 1/4 ф., мясо – 25 ф., рыба – 20 ф., соль – 1 ф., кофе – 1/4 ф., крупа – 3 ф., сахар – 2 ф. в месяц. В то же время по академическому пайку снабжалось 1000 человек, и надо признать, что он был значительно весомей и разнообразнее. Например, муки выдавалось 35 ф., крупы — 18 ф., сверх того выдавались табак, спички, мыло. Потом система привилегированных пайков была еще раз расширена и унифицирована постановлением СНК от 14 июня 1920 года. [4]
Большинство российского социума воспринимает любую власть как увеличение ВОЗМОЖНОСТЕЙ участвовать в переспределении власти и собственности. История госуправления показывает, что власть затягивает и человек - бюрократ в итоге меняется, становится все более зависимым от власти, вплоть до рабства власти, когда он ради сохранения этой самой власти может пойти и на преступление. Меньшинство социума, которое понимает власть как увеличение ОТВЕТСТВЕННОСТИ, выдерживает это самое коварное испытание с честью и остается СВОБОДНЫМ от искушения властью. Для таких людей власть – это, прежде всего, возможность делать больше не для себя, а для объекта управления. Хорошего человека власть практически не изменит – просто у него добавится обязанностей. А вот те, у кого «комплекс маленького человечка», те любую возможность стать даже на ступеньку выше воспринимают как возможность наступить кому-то на голову. Власть - это, действительно, пробный камень. Особенно власть опасна возможностью карать. И наличие альтернативы – карать или миловать – сложная альтернатива. Держать в руках чужую судьбу – заманчиво, и если человек входит во вкус – дело может принять скверный оборот.
  
Список использованных источников:
 
1. Гражданская война и политика военного коммунизма в России. URL: http://biofile.ru/his/27407.html (Дата обращения: 23.12.2016).
2.Потребительская кооперация после революции в октябре 1917 г. Начало повторного огосударствления кооперации. URL: http://economylit.online/history-ekonomik/potrebitelskaya-kooperatsiya-posle-revolyutsii-26977.html (Дата обращения: 23.12.2016).
3. Потребительский кооператив в первый год Советской власти. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23052845 (Дата обращения: 23.12.2016).
4. Хруцкий Э.А. Полицейский [Архив сыскной полиции]. URL: http://thelib.ru/books/hruckiy_eduard_anatolevich/policeyskiy_arhiv_sysknoy_policii.html (Дата обращения: 23.12.2016).



grani ligotip

perevod