Рейтинг@Mail.ru
Шуваев Денис Андреевич Социальный состав городских и уездных органов власти в России накануне реформ
СОЦИАЛЬНЫЙ СОСТАВ ГОРОДСКИХ И УЕЗДНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В РОССИИ НАКАНУНЕ РЕФОРМ 1860-Х ГГ.
(НА МАТЕРИАЛАХ ТАМБОВА, ПЕНЗЫ И РЯЗАНИ)
 
THE SOCIAL STRUCTURE OF THE MUNICIPAL AND DISTRICT GOVERNMENTS IN RUSSIA ON THE EVE OF THE 1860S
(ON THE MATERIALS OF TAMBOV, PENZA AND RYAZAN)
 
Шуваев Денис Андреевич,
кандидат исторических наук,
Тамбовский филиал Российская академия народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Shuvaev Denis A.,
Ph.D. in History,
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 93
 
Аннотация: Статья посвящена городским и уездным органам власти Российской империи. Автор исследовал на материалах Тамбова, Пензы и Рязани их социальный состав накануне либеральных реформ 1860-х гг.
Ключевые слова: социальный состав, местное управление, Тамбов, Пенза, Рязань, чиновничество, купцы, мещане, либеральные реформы.
Abstract: The paper is devoted to the municipal and district governments of the Russian Empire. The author is studied their social structure on the materials of Tambov, Penza and Ryazanon the eve of the liberal reforms of the 1860s.
Key words: social structure, local government, Tambov, Penza, Ryazan, officialdom, the merchants, petty bourgeoisie, liberal reforms.
 
Социальный состав органов власти в преддверии либеральных преобразований императора Александра II в общероссийском плане изучен достаточно широко [1; 2; 4; 8]. В значительно меньшей степени этот вопрос исследован на местном, в частности на городском и уездном уровне [3; 9]. Наша цель на материалах губернских городов и их уездов – Тамбова, Пензы и Рязани рассмотреть социальный состав городских и уездных органов власти на пороге реформ 1860-х гг.
Конкретными источниками, послужившими основой данной статьи, стали «Памятная книжка для Рязанской губернии на 1860 год», «Памятная книжка для Тамбовской губернии на 1861 год» и «Справочная книжка Пензенской губернии на 1858 год» [5, с. 25-27; 6, с. 17-19; 7, с. 26-29]. В этих справочниках содержатся необходимые для нашего исследования сведения о конкретных местах службы, сословной принадлежности, чинах и прочие характеристики должностных лиц, которые в этот период служили в городских и уездных органах власти.
Для более глубокого анализа социального состава все городские и уездные органы власти были разделены на пять групп. Данная классификация носит весьма условный характер. Во многих случаях в роли органа власти выступало отдельное должностное лицо. Первую группу составили административно-полицейские властные структуры (уездный предводитель дворянства с своей канцелярией, городская полиция, посредник размежевания, земский суд, уездный землемер, смотритель тюремного замка). Во вторую группу – финансово-хозяйственные органы власти вошли: окружное управление государственных имуществ, уездное казначейство, винный и соляной приставы, попечитель запасных хлебных магазинов, городская дума. К третьей группе – органы суда и прокуратуры нами были отнесены уездный суд, городской магистрат, а также должность уездного стряпчего. Четвёртую группу образовали местные сословные учреждения общественного призрения – дворянские опеки. Последняя группа – органы власти здравоохранения была представлена должностями старшего окружного, уездного и городского врачей.
Проведенный нами анализ позволил выделить несколько социальных групп, задействованных в городских и уездных органах власти накануне реформ 1860-х гг.: классное чиновничество (с разделением на статское (гражданское) и отставное военное), лица не имевшие классного чина, купцы и мещане (таблица 1).
Военные (бывшие и кадровые) традиционно высоко ценились как государственные и общественные служащие и занимали, как правило, ответственные должности. По результатам нашего исследования все отставные военные чины, служившие в городских и уездных органах власти, находились на высших должностях (таблица 2). Самое большое число отставных офицеров занимало высшие посты в господских и уездных властных структурах Тамбова (почти 37 % от общего числа высших должностных лиц), существенно меньше – в Рязани (около 18 %) и Пензе (немногим более 13 %).
В Тамбове и его уезде бывшими военными были: уездный предводитель дворянства, совмещавший свой пост с должностью председателя дворянской опеки, посредник размежевания, полицмейстер, исправник и уездный судья, который по совместительству являлся членом дворянской опеки. Отставными офицерами в Рязани числились полицмейстер, чиновник для наблюдения в волостях Рязанского уезда и лесничий окружного управления государственных имуществ. В Пензе бывшие военные чины были представлены лишь полицмейстером и председателем дворянской опеки уездным предводителем дворянства штабс-ротмистром Н.П. Бекетовым.
 
Таблица 1
 
Социальный состав городских и уездных органов власти Тамбова, Пензы и Рязани накануне реформ1860-х гг.
 
shav1
 
Таблица 2
 
Должности служащих городских и уездных органов власти Тамбова, Пензы и Рязани накануне реформ 1860-х гг.
 
shav2
 
Отставные военные, служившие в городских и уездных органах власти Тамбова, Пензы и Рязани, имели преимущественно обер-офицерские чины (капитан, ротмистр, капитан-лейтенант, штабс-капитан, штабс-ротмистр, прапорщик). Бывшие штаб-офицерские чины (подполковник, майор) либо отсутствовали (Рязань), либо были единичны (Тамбов, Пенза) (таблица 3).
 
Таблица 3
 
Чины отставных офицеров служивших в городских и уездных органах власти Тамбова, Пензы и Рязани накануне реформ 1860-х гг.
 
shav3
 
Статские чины в городских и уездных органах власти преобладали на высших и средних должностях и безраздельно господствовали на низших, которые обеспечивали всё делопроизводство властных структур.
Гражданские чиновники составляли ¾ от всех служащих административно-полицейских органов в Тамбове и его уезде. Ещё выше этот процент был в Пензе и Рязани (93 %). В финансово-хозяйственных структурах они занимали примерено половину (Рязань – 46 %, Тамбов – 50 %) и более мест (Пенза – 62 %). Процент статских чинов также превышал половину в органах суда и прокуратуры Пензы (54 %) и Рязани (60 %), а в Тамбове он равнялся 82. Полностью из гражданских чиновников состояли учреждения общественного призрения Рязани, на 80 % – Пензы, на 60 % – Тамбова. Статские классные чины имели, выступавшие в роли органов здравоохранения, окружной и уездный врачи в Тамбове и уездный врач в Рязани.
Гражданские служащие в городских и уездных органах власти были представлены средними (надворный советник, коллежский асессор) и нижними статскими чинами (титулярный советник, коллежский секретарь, губернский секретарь, коллежский регистратор). Причём в Тамбове и Пензе существенно преобладали нижние ранги (свыше 80 %). Исключение составляла Рязань, в которой доля средних чинов составляла почти 38 % (таблица 4).
 
Таблица 4
 
Чины гражданских (статских) служащих городских и уездных органах власти Тамбова, Пензы и Рязани накануне реформ 1860-х гг.
 
shav4
 
Лица без классного чина в городских и уездных органах власти были либо единичны (Тамбов, Пенза), либо совсем отсутствовали (Рязань). В Тамбове они занимали, относящиеся к категории высших, должности уездного землемера и городского врача. Кроме того, судебным следователем 2-го участка уездного суда являлся кандидат прав Императорского Харьковского университета Д.И. Любачинский. Уездный и городовой врачи не имели классного чина в Пензе.
Представительство купеческого сословия в городских и уездных властных структурах было обусловлено наличием городских магистратов и дум. В Тамбове и Рязани городские думы, не считая, ведших делопроизводство секретарей, полностью состояли из купечества, в Пензе –на 80 %. Весь городовой магистрат Рязани, исключая вышеупомянутых делопроизводителей, был из купеческого сословия, а в Пензе – более, чем на 80 %. Отсутствие купцов в органах суда Тамбова объясняется присоединением городового магистрата к уездному суду.
Большая часть купечества в городских органов власти Тамбова и Пензы относилась к 3-й гильдии. Лишь городские головы принадлежали к более высоким гильдиям (в Тамбове ко 2-й, в Пензе к 1-й). В материалах по Рязани указана гильдейская принадлежность только городского головы (3-я). В остальных 8 случаях она отсутствует.
Мещане являлись наименее представленной социальной группой в городских и уездных властных структурах. Мещанами были лишь гласный городовой думы и ратман городового магистрата Пензы. В Тамбове и Рязани представители этого сословия в органах власти отсутствовали.
В целом наше сравнительное исследование социального состава городских и уездных органов власти России накануне реформ 1860-х гг. показало: преобладание в этих структурах статского чиновничества, заметную роль военных на руководящих должностях, а также купечества в финансово-хозяйственных и судебных учреждениях. Вместе с тем исследование продемонстрировало определенное представительство лиц без классного чина в органах здравоохранения, в меньшей степени в административно-полицейских и суда. Единичное участие мещан в городских хозяйственных и судебных властных структурах.
   
Список использованных источников:
 
1. Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. М., 1981. 252 с.
2. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978. 288 с.
3. Ильин А.Ю. Развитие городского хозяйства региональных центров России в условиях урбанизации. Конец XVIII – XX вв. (на материалах Пензы, Рязани и Тамбова): автореф. дис. … док. ист. наук. Тамбов, 2016. 45 с.
4. Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): в 2 т. СПб., 2000.
5. Памятная книжка для Рязанской губернии на 1860 год, составленная по распоряжению начальника губернии производителем работ статистического комитета Ф. Смирновым. Рязань, 1860. 300 с.
6. Памятная книжка для Тамбовской губернии на 1861 год, изданная Тамбовским губернским статистическим комитетом. Тамбов, 1861.
7. Справочная книжка Пензенской губернии на 1858 год. Пенза, 1858. 84 с.
8. Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х гг. до начала 80-х гг. XIX в. Л., 1978. 248 с.
9. Шумилов М.М. Местное управление и центральная власть в России в 50-х – начале 80-х гг. XIX века. М., 1991. 218 с.