Рейтинг@Mail.ru
_072_ Трифонов Юрий Николаевич
СЕРВИСНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА
 
SERVICESTHE OF THE MODERN STATE
 
 Трифонов Юрий Николаевич,
кандидат философских наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Trifonov Yuriy N.,
Ph.D. in Philosophy
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Шуклинова Марина Валерьевна,
кандидат социологических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Shuklinova Marina V.,
Ph.D. in Sociology
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 35
 
Аннотация: В статье раскрываются теоретико-методологические аспекты концепции «сервисного государства». Обосновывается вывод, что сервисный характер деятельности государства принципиально не меняет его сущности, а лишь способствует повышению качества функционирования.
Ключевые слова: «сервисное государство», предоставление государственных услуг, сущность государства.
Abstract: The article reveals theoretical and methodological aspects of the concept of "service state". The conclusion that the service description activities of state does not fundamentally change its nature, but only contributes to the quality of functioning.
Key words: "service state", the provision of public services, the essence of the state.
 
В последние годы в теории и практике общественной жизни весьма заметной и влиятельной стала концепция «сервисного государства». На этот счет в научной литературе отмечается, что одной из популярных и активно развивающихся теорий в настоящее время стала концепция модернизации государственно-правовой организации, основанная на идее сервисного публичного управления, осуществляемого как государственными органами, так и местным самоуправлением [1, с. 744].
Интерес к исследуемой проблеме связан, в том числе, и с вопросом о том, отражает ли название данной концепции суть современного государства, либо же в ней нашло отражение лишь одно из многочисленных направлений его деятельности. Вопрос можно поставить и так: как соотносится понятие «сервисное государство» со многими иными терминами, так или иначе характеризующими саму государственность – «социальное государство», «правовое государство», «демократическое государство» и др. Для того чтобы в этом попытаться разобраться, дадим краткую характеристику теории «сервисного государства».
Как известно, сервисная концепция государства рассматривает назначение государства в служении индивиду, и, при ее буквальном толковании, практически любая деятельность государства по взаимодействию с индивидом оказывается государственной услугой.
Отметим, что воззрения на государство как на определенный вид сервиса имеют свои корни в философии позитивизма и ряде других философских направлений. При этом первоначально сервисная концепция государства получила широкое распространение в США и ряде стран Западной Европы в 80-90-х гг. прошлого века. В этих государствах в тот период социальная функция начала развиваться именно на сервисной основе. При этом, как показывает зарубежный опыт, наиболее быстро и качественно с реализацией данной функции справляется сервисный подход в системе государственного управления, на службе которого находятся информационные технологии и медиасистемы [2, с. 61]. Вполне понятно, что идеи о государстве сервисного типа (а тем более практическое их воплощение) могли появиться только в эпоху информационно-коммуникационных технологий. Бурное развитие данных технологий создало необходимые условия для того, чтобы представители государства (чиновники) могли их использовать при реализации государственных функций.
В последующем зарубежный опыт был использован в отечественной практике. Данная направленность оптимизации и имплементации зарубежных институтов властно-правового взаимодействия общества и государства, иных органов управления основывается на эффективном предоставлении публичных услуг населению, возможности делегирования функций по оказанию государственных услуг частному сектору. В настоящее время в России осуществляются политико-административные преобразования, в основу которых положена сервисная концепция функционирования и развития сектора государственного и муниципального управления. Так, были созданы Многофункциональные центры по предоставлению государственных услуг, прародители которых ранее возникли в Австралии («Centeliink»), Канаде («Центры доступа»), Польше («Центры информационного обеспечения») и ряде других государств. Как отмечает на этот счет А.Р. Исаков, перевод государственных услуг и деятельности Правительства РФ в электронную форму также находит свои истоки в таких странах, как Германия, Англия, Канада, Франция [3, с. 76].
По мнению Е.А. Карловской, сервисизация является современной тенденцией развития сектора государственного управления [4, с. 9]. Итак, сначала в странах Запада, а затем и в России появилось такое направление деятельности административного аппарата, как предоставление государственных услуг (сервисного продукта). Более того, в основу произошедших за последние годы административных преобразований в нашей стране была положена именно сервисная концепция государственного и муниципального управления, ориентированного на предоставление публичных услуг.
По мнению Я.В. Коженко, «сервисное государство» - это особая политическая форма организации публичной власти, располагающая специальным аппаратом управления, направленным на оказание публичных услуг индивидам, а также система социально-правовых гарантий достойного жизнеобеспечения человека, его прав и свобод [1, с. 745].
По утверждению многих аналитиков, развивающих данный подход, сервисное государство и сетевая методология совершенствования управленческой деятельности «исправляют» недостатки бюрократического стиля управления, указывая на системные пороки и практические проблемы взаимодействия государства и общества при традиционных формах и технологиях управления.
Согласно этой концепции сектор государственного управления должен быть принципиально ориентирован: на предоставление сервисного продукта (государственной услуги), который обладает определенным эффектом полезности, оцениваемым услугополучателями и обществом; на создание возможностей и условий для производства такого продукта; на увязывание целей и интересов, ресурсов и потенциала всех вовлеченных в процессе предоставления государственной услуги сторон [4, с. 3]. Таким образом, сервисный подход к сущности государства связан с такими направлениями оптимизации властно-правовой деятельности, как развитие сетевых форм управленческого взаимодействия, формирование «электронного правительства», коммуникативных технологий контроля и планирования, развитие «онлайновых» услуг, формирование многосторонних связей, позволяющих гражданам активно участвовать в отправлении власти.
Концепция «сервисного государства», как отмечалось ранее, активно реализуется и в нашей стране. Так, за период административной реформы была стформирована нормативная и методическая база повышения качества и предоставления (исполнения) государственных и муниципальных услуг (функций), а также созданы механизмы управления и стимулирования реализации административной реформы. Важным результатом стало принятие Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», явившегося правовой базой для реализации основных мероприятий административной реформы. В качестве магистрального направления административных преобразований в РФ на 2011-2013 годы было определено снижение административных барьеров и повышение доступности государственных и муниципальных услуг [5].
Очередной импульс дальнейшим административным преобразованиям был дан Указом Президента РФ от 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» [6]. В нем, прежде всего, была поставлена задача достижения следующих показателей:
а) уровень удовлетворенности граждан РФ качеством предоставления государственных и муниципальных услуг к 2018 году - не менее 90 %;
б) доля граждан, имеющих доступ к получению государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна» по месту пребывания, в том числе в многофункциональных центрах предоставления государственных услуг, к 2015 году - не менее 90 %;
в) доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, к 2018 году - не менее 70 %; г) снижение среднего числа обращений представителей бизнес-сообщества в орган государственной власти РФ (орган местного самоуправления) для получения одной государственной (муниципальной) услуги, связанной со сферой предпринимательской деятельности, к 2014 году - до 2;
д) сокращение времени ожидания в очереди при обращении заявителя в орган государственной власти РФ (орган местного самоуправления) для получения государственных (муниципальных) услуг к 2014 году - до 15 минут. Вместе с тем, при реализации рассматриваемой концепции имеется ряд теоретико-методологических проблем. Как подчеркивает А.Н.Турчинов, меняющееся общество всегда будет требовать подстройки или перестройки государственных институтов, и эта практика должна неизменно опираться на прочную теоретическую и методологическую основу [7, с. 28]. Возникает вопрос о том, имеется ли такая основа для реализации идеи «сервисного государства».
Следует подчеркнуть, что пока даже само понятие «сервисного государства» в полной мере не разработано и не является общепризнанным. На этот счет Я.В. Коженко отмечает, что как в отечественной, так и зарубежной литературе не сформировался единый подход к определению понятий «сервисное государство», «правовой сервис», «государственные услуги» [1, с. 745].
Более того, среди ученых и практиков есть не только сторонники, но и противники данной концепции. Последние пророчат скорую гибель государства при заимствовании сервисной модели управления, характерной для корпораций, выдвигая главный тезис о том, что системы управления, удачно зарекомендовавшие себя в бизнесе, не могут адекватно работать в государственном секторе [8].
Помимо этого, недопустимо, по нашему мнению, не корректное употребление понятий. Например, на международной конференции «Развитие государственного управления в России. Настоящее и перспективы», Э. Набиуллина (на тот момент - Министр экономического развития России) заявила, что лейтмотивом дальнейшей реформы должно стать построение компактного, сервисно-ориентированного государства [9]. Слова о компактном государстве вызывают недоумение, так как очевидно, что понятия «государство» и «государственный аппарат» не являются тождественными. На наш взгляд, более точно суть проблемы выражают такие понятия, как «сервисное государственное управление», «сервисная государственная служба» и т.п. Например, В.Д. Граждан к важнейшей особенности гражданской службы относит именно сервисность. По его мнению, основное назначение гражданской службы заключается в обеспечении (т.е. обслуживании) исполнения политическими должностными лицами полномочий государственных органов. Однако сервисный характер гражданской службы проявляется не только в том, что обслуживаются потребности политических руководителей, но и в том, что оказываются услуги населению - выдаются разного рода лицензии, сертификаты, разрешения, справки и т.д., а также изучаются его настроения и потребности [10, с. 60]. Поэтому применительно к рассматриваемой проблеме считаем, что следует использовать термин «сервисная государственная служба» и отказаться от понятия «сервисное» государство.
Я.В. Коженко считает, что российской моделью станет некий симбиоз «сервисной» и «сильной» моделей. Однако укрепление государственности не должно выступать в качестве самоцели, а государственные интересы не должны довлеть над правами человека и гражданина [1, с. 747]. В этой связи совершенно точным является заявление Президента РФ В.В. Путина о том, что «Конституция РФ соединила два базовых приоритета - высочайший статус прав, свобод граждан и сильное государство, - подчеркнув их взаимную обязанность - уважать и защищать друг друга» [11].
Все сказанное выше порождает закономерный вопрос: изменилась ли сущность современного государства, приобретшего сервисные черты? Причем здесь с методологической точки зрения важен еще один вопрос – а меняется ли вообще сама сущность государства, либо же она остается неизменной. Этот вопрос важен, в том числе и потому, что в научной литературе на него даются различные ответы, порой диаметрально противоположные. Так, по мнению О.В. Войтенко, несмотря на то, что государство постоянно изменяется, сущность его остается неизменной [12, с. 3]. А.В. Клеутина, напротив, утверждает, что сущность государства - понятие конкретно-историческое [13, с. 9], то есть постоянно меняющееся в зависимости от определенной эпохи.
На самом деле, как нам представляется, сущность государства диалектична, то есть относительно устойчива, но при этом и подвержена определенным изменениям под воздействием изменившейся социальной среды. Поэтому и такая сфера государственного управления, как предоставление государственных услуг, несомненно, влияет на глубинные основы самой государственности. Вот только к сущности государства большее отношение имеет не столько качество предоставляемых государственных услуг (хотя это, безусловно, важно), сколько суть и направления самой государственной политики (экономической, социальной, духовной и др.) – осуществляется ли она в интересах всего населения страны, либо же его отдельных групп (что, несомненно, имело и имеет место быть).
Это можно проиллюстрировать на достаточно простом примере. Такая государственная услуга, как предоставление загранпаспорта, может предоставляться быстро и качественно. Но если результаты государственной политики будут таковы, что по социально-экономическим, политическим, международным или иным причинам многие россияне не смогут воспользоваться имеющимся загранпаспортом, то это ставит под сомнение значимость такой государственной услуги.
Поэтому понятие «сервисное государство», как и ранее упоминавшиеся термины - «социальное государство», «правовое государство», «демократическое государство» и т.п. – отражают лишь одну из граней государственности, но, отнюдь, не его суть. Так, в понятии «социальное государство» отражена социальная функция государства, как его качественная характеристика на современном этапе. Хотя в определенной мере это было свойственно ещё древним государствам. Например, раскрывая эту важную функцию государства, основная героиня трагедии Сенеки «Медея» заявляет: «Лишь одно дано вершить царям, чего не унесут года: несчастным помогать. Приют молящему давать надежный» [14, с. 12].
Понятие «правовое государство» диалектически связано с таким важным признаком государства, как монопольное право на издание законов. Причем в этом понятии акцент сделан на том, чтобы право, являясь признаком государства, тем не менее, сковывало бы его от возможного произвола и узурпации власти. Весьма притягателен и образ демократического государства. Под «демократией» применительно к российскому процессу организации и отправления государственной власти понимается такое сочетание народа и власти в процессе государственного управления, которое дает максимальную возможность полной творческой самореализации социуму, личности и бюрократии в достижении основных целей государственного управления [15, с.136].
Относительно понятия «демократическое государство» заметим, что в чистом виде демократических политико-правовых режимов не существует. Дело в том, что основным движущим противоречием государственной власти, а, следовательно, вечным механизмом ее осуществления является диалектика демократии и контрдемократии. При этом демократия и контрдемократия – это стороны самой власти на уровне сущности, а не только проявлений. Поэтому нельзя жестко противопоставлять эти две противоположности друг другу, так как полярно они существуют лишь в научной абстракции. Иными словами, нет демократии без контрдемократии и, наоборот. Их единство присуще всем видам власти [16, с.77].
По данному поводу, например, В.А. Усков и К.В. Порошина пришли к следующему выводу. По их мнению, события начала XVII века в российской истории не укладываются в идеологему, что демократические начала и самодержавие в процессе государственного управления в России не сочетаемы и даже исключают друг друга [15, с.136].
Демократическим, как представляется, является то государство, действия которого способствуют социальному прогрессу, благу общества [17, с.22]. Как отмечает И.И. Булычев, диалектически противоречивая сущность власти нередко приводила к тому, что глубоко революционные и демократические преобразования позднее перерождались в антидемократические. И, наоборот, многие антидемократические по своей сути режимы рядятся, тем не менее, в демократическую тогу[16, с.78].
История богата такого рода примерами. Именно с этих позиций следует рассматривать советский и постсоветский период нашей истории [17, с.22]. Подводя итог, подчеркнем, что государство по своей сущности является политическим властным суверенным институтом (организацией). К какому бы типу или какой исторической эпохи государству ни обратиться - мы всегда будем иметь дело с властной, властвующей организацией.
Любые варианты монархии или республики - это внешнее оформление властной сущности государства. Унитаризм или федерация - это внешнее оформление государственной власти. Демократический, авторитарный или тоталитарный государственные режимы - это наглядные способы проявления свойств сущности государства.
Тем не менее, нельзя полностью согласиться с утверждением о том, что сущность государства заключается в наличии суверенной публичной власти, которая устанавливает правопорядок на своей территории, обладает монополией властных функций, монополией принуждения, решает наиболее важные вопросы жизни общества на основе принятия законодательных актов [12, с.6]. Дело в том, что сущность государства заключается не только в наличии политической власти, но и в том, в чьих интересах эта власть действует. Тем самым, государство представляет собой организацию политической власти, действующую в интересах определенных слоев населения или общества в целом. В данной трактовке предпринята попытка показать, что сущность государства имеет две составляющие: общесоциальную и групповую (классовую). Действительно, государство на всех этапах своего существования, с одной стороны, выполняет так называемые общие дела, а с другой - реализует интересы определенных слоев населения (экономической и политической элиты и т.п.).
Таким образом, современный этап государственного управления очерчивает контур нового характера взаимодействий при предоставлении государственных услуг. Сервисная концепция государства рассматривает его назначение в служении индивиду и обществу, и практически любая деятельность государства по взаимодействию с индивидом оказывается государственной услугой.
Тем не менее, сервисный характер деятельности государства принципиально не меняет его сущности, а лишь способствует повышению качества функционирования.
  
Список использованных источников:
 
1. Коженко Я.В. Концепции «сильного» и «сервисного» государства в контексте модернизации государственного управления в России: общее и отличное // Фундаментальные исследования. 2012. № 3 (часть 3). С. 712-777.
2. Коженко Я.В. Особенности правового регулирования деятельности по оказанию государственных услуг в сервисном государстве // Современные проблемы науки и образования. 2013. №1. С.61-65.
3. Исаков А.Р. Обеспечение качества государственных услуг: административно-правовой аспект: Дисс. …канд. юрид. Наук. Саратов, 2014. 189 с.
4. Карловская Е.А. Методология организации предоставления государственных услуг на основе субъектно-ориентированного подхода: Автореф. дисс. …д-ра экон. наук / Е.А. Карловская. Хабаровск, 2013. 50 с.
5. Об утверждении Концепции снижения административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг на 2011 - 2013 годы: Распоряжение Правительства РФ от 10.06.2011 г. № 1021-р // Собр. законодательства РФ. 2011. № 26. Ст.3826.
6. Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления: Указ Президента РФ от 07.05.2012 г. № 601 // Собр. законодательства РФ. 2012. № 19. Ст.2338.
7. Турчинов А.Н. Проблемы теории и методологии государственного управления государственной службы / А.Н. Турчинов // Государственная служба. 2008. № 5. С. 28-32.
8. Сервисно-ориентированное государство и теория общественного договора. URL: http://david-gor.livejournal.com/65027.html (Дата обращения: 24.08.2016).
9. Цель реформы - построение компактного сервисно-ориентированного государства. URL: http://www.gosbook.ru/node/12095 (Дата обращения: 24.08.2016).
10. Граждан В.Д. Государственная гражданская служба. Учебник для вузов. М.: Издательство Юрайт, 2011. 495 с.
11. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 года // Российская газета. 2013, 13 декабря.
12. Войтенко О.В. Государство, государственное образование, государственность (теоретико-методологический анализ их соотношения): Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 2006. 24 с.
13. Клеутина А.В. Сущностные характеристики современного государства: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2009. 154 с.
14. Сенека Л.А. Трагедии. М., 1983. 322 с.
15. Усков В.А., Порошина К.В. Российское государство и общество в начале XVII века: дискуссионный аспект // Социально-экономические явления и процессы. 2016. Т. 11. № 1. С. 136-140.
16. Булычев И.И. Демократия – это только форма, а не суть // Обозреватель – Observer (№ 7–8. 2001). С. 77–78.
17. Трифонов Ю.Н. Государственная власть как социальный феномен: теоретико-методологический аспект // Современное общество и власть. 2016. № 1 (7). С.17-26.