Рейтинг@Mail.ru
_074_Моисеева Фарида Ахметовна
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ОЦЕНОЧНЫХ РЕЧЕВЫХ АКТОВ В ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ
 
SCIENTIFIC BASIS OF MODELING ASSESSMENT SPEECH ACTS IN THE PROCEDURAL DOCUMENTS
 
 Моисеева Фарида Ахметовна,
кандидат философских наук
Донецкий национальный университет экономики и
торговли имени Михаила Туган-Барановского,
г. Донецк, Украина
Моiseyeva Farida A.,
Ph.D. in Philosophy
Donetsk National University of Economics and
Trade named after Mikhail Tugan-Baranovsky,
Donetsk, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 81
 
Аннотация: В статье рассматриваются научные основы модели оценочных речевых актов и проблемы построения технологий взаимодействия субъектов в судебном процессе, категория оценки как средство создания верного представления о предмете судебного исследования.
Ключевые слова: Модель, оценка, речевой акт, прагматика, коммуникации, взаимодействие.
Abstract: The paper considers scientific basis of the evaluative speech acts model and problems of the interaction technology construction between the subjects in the judicial process, the category of evaluation as the means of the correct presentation about the judicial research subject.
Key words: model, еvаluation, speech асt, pragmatics, соmmunication, interaction.
 
Взаимодействие как универсальная форма движения и развития любой материальной системы в полной мере свойственна судопроизводству. Совершенствование его обуславливает необходимость изменений содержания взаимодействия его участников.
Взаимодействию в судопроизводстве свойственны как общие черты социального взаимодействия, так и свойственные личности. Фактически весь судебный процесс состоит из взаимных отношений его участников.
Среди научных источников, в которых нашло отражение исследования теоретических и прикладных проблем практики взаимодействия процессуальных субъектов, прежде всего необходимо отметить работы известных ученых в области процессуального дела, в частности таких как Р. Белкин, Г. Берлянд, В. Гончаренко, В. Коновалова, Л. Лобойко, С. Стахановский, У. Удалова, В. Шепитько и др., которыми осуществлен значительный вклад в разработку взаимодействия субъектов судебного процесса. Теоретические исследования требуют привлечение положений и выводов таких знаний специалистов в области философии, аксиологии, коммуникативной прагматики, как Г. Андреева, Е. Вольф, А. Ивин, Дж.Р. Серль, Б. Уорф, Ф. Шарков и др.
Цель нашей работы – исследование оценки, которая воплощена в оценочный речевой акт в ходе коммуникативного взаимодействия между процессуальными субъектами по причине отсутствия в современной науке комплексного рассмотрения данной проблемы. Этим объясняется актуальность и необходимость данной статьи.
В ходе коммуникативного взаимодействия между процессуальными субъектами одним из важных средств создания верного представления о предмете судебного исследования становится оценка, которая воплощается в соответствующее выражение - оценочный речевой акт (далее – ОРА), который фиксируется в протоколах, постановлениях, постановлениях или в других процессуальных документах. Таким образом, категория оценки в тексте процессуального документа превращается в лингвистическую, становится содержанием различных процессуальных форм высказывания о вещественном доказательстве, признаке и свойстве, а также лице, фактах, обстоятельствах, событиях, действиях, представлениях и т.д. В лингвистике общий смысл подобных высказываний обозначается как «денотат». Денотат понимается как типичное представление о классе предметов, как «предметная отнесенность знаков языкового кода коммуникации, то есть, совокупность объектов (в широком смысле слова), которые могут именоваться (или сигнифицироваться) определенной единицей языкового кода или языковым выражением». Денотативный смысл высказывания связан с его сигнификативным значением. Сигнификат понимается как абстрактная составляющая любого высказывания, отражает признаки определенной ситуации судебного производства. Такая ситуация складывается как совокупность условий, в которых реализуется акт коммуникации участников судебного доказывания, а также факторов, влияющих на процесс общения и характер коммуникативного взаимодействия сторон (антагонистический, нейтральный, благоприятный характер). Таким образом, сигнификативное содержание синтаксической формы представляет ее связь с действительностью. Перенося эти рассуждения на категорию оценки в судебном производстве можно видеть, что сигнификативное значение оценочного высказывания отражает: признаки идеального объекта (эталона), а реализация высказывания в тексте процессуального документа или устной форме предусматривает сопоставление этих признаков и признаков исследуемого объекта процессуальными субъектами.
Ситуацию коммуникативного взаимодействия участников судебного процесса необходимо рассматривать с позиций прагматики к предмету которого принадлежат отношение субъектов, которые воспринимают и используют в коммуникации определенную знаковую систему. Прагматика изучает отношение влияния адресанта (того, кто формирует сообщение в процессе коммуникации) на адресата (того, кто воспринимает и понимает сообщение). Основы когнитивной прагматики сформировал Т. ван Дейк как сочетание концептуальных, то есть тех, которые проявляются в общем анализе деятельности и взаимодействии субъектов коммуникации, и эмпирических (психологических и социальных) особенностях формирования и восприятия сообщений в коммуникации. Как отмечает известная ученый-лингвист И.С. Шевченко, философским основанием когнитивно-коммуникативных исследований является положение когнитивной науки, о том, что восприятие человеком любого явления означает его интерпретацию [1]. Современная когнитивная прагматика, по Т. Ван Дейку, объясняет явления коммуникации через концептуальные системы коммуникантов, их сознание, объем знаний о предмете коммуникации (то есть, элементы прагматики), а также из-за их представлений, оценки, предпочтений, фоновых знаний (то есть, элементов когниции) [2].
Рассматривая различные ситуации коммуникативного взаимодействия участников судебного производства очевидным становится общий характер оценочной деятельности коммуникантов в процессе формирования конкретных ОРА. Таким образом, участников судебного производства можно представлять как партнеров, несмотря на разницу их функций и возможно различное отношение к одним фактам и обстоятельствам дела. Усматривая значение субъективного фактора в ходе судебного доказывания можно утверждать, что оценка не существует без оценивающего субъекта. Субъект оценки (сторона судебного производства, суд) постоянно создает собственное представление о ценности вещественных доказательств, их признаков и свойств, а также событий, явлений, событий, то есть, составляет оценочную картину события, которая расследуется и рассматривается судом. Поэтому представитель стороны судебного производства при выборе языковых средств репрезентации оценки должен учитывать, как его сообщение может быть воспринятым другими участниками судебного производства. В свою очередь, они ждут от процессуального партнера высказывания таких суждений, которые в доступной форме дополняют их оценочную картину события, которое расследуется или рассматривается. Если оценочная картина, которая сложилась в представлении лица, не совпадает с оценочной картиной, которая существует у других процессуальных субъектов, то его высказывания должны быть направлены на убеждение всех процессуальных лиц в верности и обоснованности предоставленного сообщения.
Языковая форма конкретных ОРА определяется как субъективными факторами – речевой системой и предпочтениями представителя стороны судебного производства, так и объективными – языковой средой, в которой действуют субъекты оценки. Процессуальный субъект не может не учитывать конкретные условия, в которых сложилась ситуация, к которой он предоставляет сообщений. Отсюда следует умозаключение о своеобразии ОРА по этой ситуации, сложившейся во время судебного производства. Хотя структуру оценочных высказываний можно считать инвариантной, независимой от таких условий и конкретной ситуации.
Попытка построения модели речевых актов в судебной практике неоднократно происходила в научных исследованиях, которые нашли прикладное воплощение в многочисленных сборниках образцов процессуальных документов. Однако до сих пор оценочный речевой акт не представлен в виде модели, которая бы в полной мере передавала оценочный смысл высказывания процессуального субъекта.
Опираясь на положения когнитологии, такая модель должна устанавливать связи между речевыми элементами и элементами категории оценки в процессуальной деятельности.
В научной литературе до сих пор отсутствует когнитивная модель ОРА, которая бы отражала содержание оценочного высказывания и удовлетворяла задачаму судебного доказывания. Поэтому мы будем исходить из общей прагматической модели речевого акта, которая в наибольшей степени развита учеными-лингвистами Г.В. Эйгером. С. Шевченко [3].
По взглядам этих авторов модель любого речевого акта состоит из трех блоков, каждый из которых объединяет следующие аспекты:
1) антропоцентричный блок содержит адресантный, адресатный и интенциональный аспекты;
2) блок условий и способов реализации речевого акта содержит ситуативный, контекстный и метакомуникативный аспекты;
3) центральный блок высказывания объединяет денотативный, иллокутивный и локутивный аспекты с производным от всех другихаспектов.
Антропоцентрический блок модели речевого акта отражает свойства участников коммуникации. Что касается процессуальной деятельности, адресатный аспект выдвигает представителя стороны судебного производства как субъекта речевого акта. По мнению Н. Д. Арутюновой, коммуникативное намерение должно согласовываться с социальными и психологическими характеристиками адресата. Адресат текста юридического документа – это другие процессуальные лица, суд. Причем они воспринимают текст процессуального документа, сопоставляя его с другими доказательствами по делу. Некоторые процессуальные лица-специалисты (эксперты) изучают этот текст, применяя специальные знания. Поэтому можно сказать, что толкование речевых актов в тексте процессуального документа в значительной степени зависит от «фактора адресата» [4]. Адресант и адресат, как процессуальные субъекты вступают в коммуникацию в определенном законом собственном амплуа, соблюдая процессуальный этикет, согласно которому участник судебного производства должен заботиться об обеспечении взаимопонимания между ним и другими участниками судебного производства. Среди параметров, которые влияют на выбор языкового варианта речевого акта в тексте процессуального документа нужно учесть процессуальное состояние адресата, других участников судебного производства [5]. Аспект адресата становится существенным для верного построения и адекватного понимания любого, в частности, оценочного речевого акта в тексте процессуального документа.
Интенциональный аспект также становится важным при интерпретации оценочного речевого акта, поскольку таким речевым актам присуща определенная акторечевая интенция – коммуникативные намерения, которые выражаются субъектом с помощью языковых средств. Интенциональный аспект представляет мотивы и интенции речевого поведения, которые, как правило, лежат вне речевого акта и входят в более широкий контекст судебной деятельности.
Второй блок модели речевого акта представляет ситуативный, контекстный и метакомуникативный аспекты общения, которые влияют на содержание и лексическую форму конкретного высказывания [6]. В тексте процессуального документа каждое высказывание воспринимается в соответствии с прагматической ситуации, которую можно понимать как реальное «положение дел», в котором имела место коммуникативное событие. Контекст включает в себя только лингвистические релевантные характеристики коммуникативной ситуации [7]. При этом оценка адресатом речевого содержания (коммуникативного смысла) высказывания обычно сопровождается оценкой адекватности его к этой ситуации. Если речевой акт в тексте процессуального документа признается в том или ином смысле неуместным, то адресат делает соответствующий корректирующий ход, предусмотренный процессуальным законодательством (например, представители противоположной стороны могут ходатайствовать перед судом о предоставлении процессуальным лицом разъяснений относительно данного им высказывания).
При анализе речевого акта оценки в тексте процессуального документа, прежде всего следует учитывать контекстный аспект. При этом, влияние объективного контекста можно пренебречь за его постоянный характер, согласно регламентированным условиям взаимодействия процессуальных субъектов. Поэтому значительное влияние на понимание текста юридического документа дает субъективный контекст, поскольку в нем содержится отражение взглядов и убеждений как адресанта (представителя стороны судебного производства), так и адресата речевого акта (представителя противоположной стороны, суда). По обобщению судебной практики нами установлено, что этот контекст используется процессуальным субъектом для более точного выражения пропозиционального компонента речевых актов в своем высказывании. Также контекст устанавливает важные основания для адекватной интерпретации иллокутивной силы высказывания.
Объективный / субъективный контекст процессуального документа обусловливает иллокутивную силу высказывания, зафиксированного в тексте процессуального документа.
В мегакомуникативном аспекте можно выделить следующие внешние, касательно языка факторы, влияющие на результативность коммуникации процессуальных партнеров – этикетные отношения между ними и обстановка коммуникации. По нашему мнению, эти факторы являются сугубо константными в общении между участниками судебного производства. Этикет общения, в данном случае, обусловленный нормами Кодекса чести юристов и процессуальным законодательством, а также правилами составления деловых бумаг. Обстановка коммуникации - всегда официальная, деловая, опосредованная, поскольку общение происходит путем обмена юридическими документами, или устными сообщениями посредством суда. То есть, метакомуникативний аспект не является влиятельным в судебном производстве.
Центральный блок модели речевого акта содержит аспекты денотативный, иллокутивный и локутивный. Что касается ОРА, чисто денотативный аспект вызывает передачу информации об оценке объекта. Основной характеристикой иллокутивного аспекта ОРА является его иллокутная цель, которая предоставляет высказыванию конкретную направленность и представляет собой выражение оценочного отношения к объекту. Локутивный аспект, связанный с построением и грамматически правильного высказывания с определенным смыслом также приобретает значительное влияние на результативность применения ОРА. Передача оценочного речевого акта к адресату всегда происходит с целью убедить его в верности предоставленной оценки. Таким образом, по мнению известного российского ученого-лингвиста М.А. Кронгауза, осуществляется локутивный акт [8]. Он делится на следующие этапы: формирование собственной позиции процессуальным субъектом по результатам исследования доказательства, факта или обстоятельства дела: воплощение этой позиции в форме высказывания в тексте процессуального документа; ее передаче субъекту – адресату средствами языка.
Анализ всех блоков этой базовой когнитивной модели высказывания в тексте процессуального документа позволяет выяснить, что влиятельными в ОРА есть аспекты адресатный, адресатный, интенциональный, контекстный, денотативный, иллокутивный и локутивный. Метакомуникативный аспект взаимодействия участников судебного производства определяется процессуальным, положением процессуальных партнеров, поэтому его влияние на построение ОРА в тексте юридического документа остается неизменным, и в дальнейшем не рассматривается.
По нашим наблюдениям, недостаточное внимание со стороны процессуального субъекта к любому аспекту ОРА может привести к ошибкам в коммуникации с другими участниками судебного производства. Например, при экспериментальном исследовании предоставленного экземпляра огнестрельного оружия следователь установил условия, при которых; становится возможным выстрел без нажатия на спусковой крючок. Предоставляя результативную оценку объекта исследования, он указал на эти обстоятельства, не приняв во внимание локутивный аспект оценочного высказывания, то есть индивидуальную отнесенность содержания сообщения с действительностью. В результате, такая информация стала «подсказкой» подозреваемому, который на основании утверждения следователя придумал ситуацию самопроизвольного выстрела. Вполне очевидно, что при описании результатов следственного эксперимента следователю необходимо было воздержаться от такого высказывания в протоколе и проверить связь оценочного речевого акта с реальными обстоятельствами по делу. В данном случае, ему следовало установить дополнительные сведения об условиях, в которых произошел выстрел (например, путем допроса подозреваемого) и проводить следственный эксперимент по установлению возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок, сугубо в рамках этих условий.
Таким образом, учет локутивного аспекта предостерегает процессуального субъекта от недоразумения со стороны других участников процесса, по поводу достоверности обстоятельств происшествия.
Завершая рассмотрение указанных аспектов коммуникации между процессуальными субъектами, предлагаем в такой форме предоставлять описание оценки результатов экспериментального исследования огнестрельного оружия, учитывая локутивный аспект протокола и конкретные условия выстрела: «В целях установления, возможен выстрел из представленного ружья без нажатия на спусковой крючок при ударах прикладом по твердой поверхности, проведенное исследование ударно-спускового механизма. В результате сопоставления со справочными данными, что все детали ударно-спускового механизма в наличии спускового механизма (загрязнение смазкой, коррозия, ослабление пружин и т.д.) отсутствуют. Исправность ударно-спускового механизма проверена экспериментально. В ходе экспериментов с прикладом ружья, ударно-спусковой механизм которого ставился на боевой взвод, осуществлялись удары по поверхности деревянной доски под разными углами и ручным усилием средней степени. В результате, не происходило срывов ударно-спускового механизма с боевого взвода. Анализ и обобщение результатов проведенных экспериментов дают достаточных оснований к выводу, что выстрел из представленного ружья без нажатия на спусковой крючок, при ударах прикладом по твердой поверхности, невозможен».
В этом оценочном речевом акте объект оценки – результаты проведенных исследований – освещается с точки зрения понимания их представителями стороны защиты. Денотативный аспект в этом примере отражает сугубо информацию о результате оценки объекта – заключение о невозможности выстрела без нажатия на спусковой крючок. Иллокутивный аспект, то есть убедительность данного высказывания отображается логической последовательностью изложения аргументов в протоколе, подробным описанием экспериментов, а также уточнениями, которые предоставляются в скобках. Локутивный аспект заключается в том, что в данном высказывании исключены любые основания к неоднозначному толкованию хода и результатов экспериментов. Этот фрагмент текста не требует специальных знаний к пониманию, а применяемые специальные термины («ударно-спусковой механизм», «боевой взвод») становятся понятными из контекста.
Таким образом, благодаря учету всех аспектов оценочного речевого акта в протоколе следственного эксперимента достигается основная коммуникативная цель высказывания – репрезентация хода и результатов исследований и убеждения других участников судебного производства в их достоверности и обоснованности.
 
Список использованных источников:
 
1. Шевченко І.С. Когнітивно-комунікативна парадигма і аналіз дискурсу : монографія. Дискурс як когнітивно-комунікативний феномен / І С. Шевченко. Харків, 2005.
2. Дейк Ван Т. Язык. Познание. Коммуникация. / Т.ван. Дейк. М.: Прогресс, 1989.
3. Шевченко И.С. Историческая динамика прагматики предложения: английское вопросительное предложение 16-20 вв. / И.С. Шевченко. X.: Константа, 1998. 186 с.
4. Арутюнова Н.Д. Истоки, проблемы, категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс. 1985. С. 3-43.
5. Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изд. АН СССР. Сер.лит ин.яз. 1981. Т.40. №4. С. 356-367.
6. Франк Д. Сем грехов прагматики: тезисы о теории речевых актов, анализречевого общения, лингвистике и риторике // Зарубежная лингвистика. Новое в лингвистике. М.: Прогресс. 2002. С. 254-268.
7. Дейк Т.А. Ван. Вопросы прагматики текста // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Пргресс 1978. Вып. 8. С. 259-336.
8. Кронгауз М.А. Семантика: учебник для вузов / М.А. Кронгауз. М.: РГТУ. 2001. 339 с.