Рейтинг@Mail.ru
_042_Иванова Ольга Эрнстовна
ПОСТИНДУСТРИАЛИЗМ КАК ВЕКТОР ОТНОШЕНИЯ К ПЕРСОНАЛУ ОРГАНИЗАЦИИ
 
POST-INDUSTRIALISM AS A TREND IN ATTITUDE TOWARD ORGANIZATION STAFF
 
  Иванова Ольга Эрнстовна,
доктор философских наук
Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет,
г. Челябинск, Россия
Ivanova Olga E.,
Doctor in Philosophy
South Ural State University of Humanities and Education,
Chelyabinsk, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Рябчук Павел Георгиевич,
кандидат экономических наук
Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет,
г. Челябинск, Россия
Ryabchuk Pavel G.,
Ph.D. in Economics
South Ural State University of Humanities and Education,
Chelyabinsk, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 331.1
 
Аннотация: В условиях интеллектуализации машинного труда низкоквалифицированный работник рискует быть замененным роботом. Вместе с тем, умным машинам можно противопоставить персонал с его личностным знанием, обладающий эмпатией, интуицией, творчеством, способностью к социальному взаимодействию и нестандартным решениям и действиям. В постиндустриализме такой персонал следует рассматривать как эффективный ресурс развития организации.
Ключевые слова: искусственный интеллект, личностное знание, персонал, постиндустриальное общество, робот, человеческий капитал.
Abstract: Under the conditionsof machine intellectualization of labor low-skilled workers are at risk of being replaced by robots. At the same time, intelligent machines can be contrasted with the staff having personal knowledge, empathy, intuition, creativity, ability for social interaction, non-standard decisions, and actions. In the period of post-industrialism such staff should be considered as an effective resource for organization development.
Key words: artificial intelligence, personal knowledge, staff, post-industrial society, robot, human capital.
 
Инновационные изменения, свойственные постиндустриализму с его индустрией знаний, трансформируют структуру занятости населения, приводят к изменению отношений между человеком и организацией. Следствием этого должно стать принципиально иное, нежели в индустриальную эпоху, отношение к персоналу организации.
Постиндустриализм – «общество знаний» – наиболее ценным ресурсом определяет уровень образования, профессионализм, обучаемость, творческий потенциал работников, когда промышленных рабочих вытесняют «работники знаний» [2].
Главным фактором развития постиндустриального общества становится человеческий капитал, представляющий совокупный запас средств в форме знаний, умений, навыков и мотивов, способный приносить доход. Понятие «человеческий капитал» ввел Т. Шульц. Развитие идеи принадлежит Г. Беккеру, обосновавшему эффективность вложений в человеческий капитал и целесообразность экономического подхода к человеческому поведению с точки зрения рациональности и прагматичности. По заключению Г. Беккера, «человеческое поведение не следует разбивать на какие-то отдельные отсеки, в одном из которых оно носит максимизирующий характер, в другом – нет, в одном мотивируется стабильными предпочтениями, в другом – неустойчивыми, в одном приводит к накоплению оптимального объема информации, в другом не приводит. Можно скорее полагать, что все человеческое поведение характеризуется тем, что участники максимизируют полезность при стабильном наборе предпочтений и накапливают оптимальные объемы информации и других ресурсов на множестве разнообразных рынков» [1].
Сегодня эксперты постиндустриализма предупреждают, что в связи с подъемом искусственного интеллекта начнут исчезать квалифицированные рабочие места. Если до недавнего времени роботы заменяли неквалифицированный труд, выполняя рутинную работу, то в ближайшие 10 лет умные машины заменят и квалифицированных рабочих. Существует вероятность того, что к 2025 году роботы будут выполнять 45% производимых задач, против 10% сегодня. Таковы результаты исследования, проведенного Банком Америки и опубликованным в январе 2016 года [8]. Вместе с тем, в зоне минимального риска быть замененными роботами окажутся работники, чья трудовая деятельность требует человекомерных навыков – эмпатии, интуиции, социального взаимодействия. Шкала степени риска быть замененными умными машинами через 10 лет выглядит таким образом:
 
Рисунок 1
 
Степень риска замены человека роботами через 10 лет, %
078
Примечание:
Р1 – работа, требующая эмпатии, интуиции, социального взаимодействия (психологи, психотерапевты, учителя, полицейские, детективы, художники, социальные работники и др.);
Р2 – административная работа, физический труд, обработка данных (бухгалтеры, секретари, таксисты, экскурсоводы, страховые агенты, пекари и др.).
Снижение цен на компьютерную технику почти на треть за последнее десятилетие и ожидаемое в ближайшие 10 лет еще на 22% делает их более привлекательными для работодателей. Кроме того, разработки в области искусственного интеллекта позволяют «значительно усилить физические, умственные и психологические возможности человека» [7] и использовать это на благо организации. Сторонники трансгуманистического движения (от лат. trans – сквозь, через, за и homo – человек) поддерживают расширение и увеличение возможностей человека посредством внедрения высоких технологий – нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий (нейропротезирования, нейрокомпьютерного интерфейса). Кибергизация человеческого тела снимает проблему его ограниченных возможностей в физическом, интеллектуальном и психологическом аспектах.
Высокая скорость постиндустриальных перемен, выраженная также и увеличением и одновременно ускорением передачи информации в связи с развитием технических средств коммуникаций, приводит к изменению отношений между человеком и организацией. Их связь становится кратковременной, тогда как организационная миграция персонала – постоянной. Следствием нарастания перемен Э. Тоффлер определяет трансформацию организации из бюрократической, свойственной индустриализму, в «ад-хок-ратию» (от лат. ad hoc – «специально, применимо только для этой цели») [6, с. 145].
Новая система человеческих отношений в организации формируется для решения нестандартных проблем, с которыми не в состоянии справиться бюрократическая система с ее жесткой иерархичностью, нисходящей вертикальной коммуникацией и постоянством организационных отношений, предназначенная для рутинных задач. Ad hoc организация, подвижная, обогащенная информацией, представленная временными трудовыми коллективами и «исключительно мобильными индивидами», фокусируется на решении кратковременных задач, после чего распадается.
В адхократии формируется принципиально новый тип персонала – «Ассоциированный Человек» (Э. Тоффлер), стремящийся использовать собственные навыки и творчество для решения проблем, интересующих его лично, используя возможности организации и находясь в рамках ее временных коллективов. Ассоциированный Человек «приветствует риск (понимая, что в богатом и быстро меняющемся обществе даже неудача является временной)», пытается приобрести статус и уважение за пределами организации, «переходит из одной ниши в другую неким сложным и самомотивированным образом», «вдохновляется возможностью инноваций» [6, с. 172-173]. Кроме того, такой человек осознает и недолговечность команды, он акцентирует внимание на собственной экономической стабильности, а не на преданности организации.
Следовательно, постиндустриализм, или – информационная волна, с неизбежностью скоротечных перемен заставляет обратить внимание на самого человека как главный ресурс организации, умеющий гибко и адекватно реагировать на вызовы времени за счет собственного, присущего только человеку, ресурса.
Отношение к персоналу предполагается как к личности, признание личности, способной к коммуникации в организации и взаимосвязанной с другими людьми, высшим смыслом организации [3, с. 71-72].
Личность обладает тем уникальным ресурсом, который М. Полани обозначил «личностным» или «неявным знанием». Эмпирическую основу неявного знания составляют неосознанные ощущения, пропускаемые человеком сквозь призму своей уникальности [4, с. 118]. Личностное знание имеет решающее значение в ситуации множественности, когда требуется выход за пределы существующего алгоритма, принятие нестандартного решения и действий в ситуации нестабильности. Личностное знание принципиально не передаваемое, оно не поддается формализации. Это – не артикулированное знание, оно присуще человеку и появляется в результате его личного опыта, а не формируется в результате теоретического обучения или прочтения инструкций. «Писаные правила умелого действия могут быть полезными, но в целом они не определяют успешность деятельности; это максимы, которые могут служить путеводной нитью только в том случае, если они вписываются в практическое умение или владение искусством» [5, с. 83].
Благодаря личностному знанию человек, проходя через «обычный процесс проб и ошибок», чувствует «путь к успеху» и может скорректировать действия относительно цели, при этом не отдавая отчет, каким образом он это делает, «ведь мы никогда не можем определить причину успеха как некую вещь, которая сама по себе принадлежит к какому-то классу объектов» [5, с. 98-99]. Личностное знание является результатом открытия, это своего рода мастерство, когда в действительности только человек может обнаружить нечто, выходящее за пределы его понимания и предвидеть последствия свих действий. Таким образом, персонал с его личностным знанием, не способны заменить ни механизмы, ни общие правила.
Учитывая вышеизложенное, персонал организации следует рассматривать как наиболее эффективный ресурс, обладающий креативным потенциалом, способностью к саморазвитию, нестандартной оценке событий и стратегическому конструированию организации. В условиях неустойчивой внешней среды профессионализм, прогностические качества, интуиция работника определяют ценность и результативность принимаемых решений.
  
Список использованных источников:
 
1. Беккер Г.С. Экономический анализ и человеческое поведение. URL: http://gallery.economicus.ru/cgiin/frame_rightn.pl?type =in&links=./in/becker/works/becker_w1.txt&img=works.jpg&name=becker#i (Дата обращения: 10.09.2016).
2. Друкер П. Эра социальной трансформации. URL: http://www.archipelag.ru/geoeconomics/osnovi/leader/transformation (Дата обращения: 10.09.2016).
3. Иванова О.Э. Концептуально-методологический подход к анализу понятия «философия управления персоналом» // Концепции фундаментальных и прикладных исследований: сборник статей Международной научно – практической конференции (13 ноября 2016 г, г. Омск). В 3 ч. Ч.2. Уфа: МЦИИ ОМЕГА Сайнс, 2016. С. 70-73.
4. Иванова О.Э. Проблема смысла в научной коммуникации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2013. № 3 (29). Часть II. С. 116-120.
5. Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии / Общ. ред. А.В. Лекторского, В.И. Аршинова; пер. с англ. Благовещенск: БГК им. И.А. Бодуэна Де Куртенэ, 1998. 344 с.
6. Тоффлер Э. Шок будущего / Пер. с англ. М.: ООО «Издательство ACT», 2002. 557 с.
7. Трансгуманизм. URL: http://www.transhuman.ru (Дата обращения: 10.09.2016).
8. Kottasova I. Smart robots could soon steal your job. URL: http://money.cnn.com/2016/01/15/news/economy/smart-robots-stealing-jobs-davos/index.html (Дата обращения: 10.09.2016).