Рейтинг@Mail.ru
_017_Краснослободцева Наталия Кузьминична
ПРИНЦИП СВОБОДЫ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ОСНОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
 
THE PRINCIPLE OF FREEDOM IN THE LIGHT OF THE CONSTITUTIONAL ORDER
 
 Краснослободцева Наталия Кузьминична,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Krasnoslobodtseva Nataliya K.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 321.01
 
Аннотация: В статье раскрывается проявление принципа свободы в отдельных основах конституционного строя России: государственный суверенитет, разделения властей, местное самоуправление, федерализм.
Ключевые слова: свобода, основы конституционного строя, государственный суверенитет, разделения властей, местное самоуправление, федерализм.
Abstract: The article deals with the principle of freedom expressed in some basic prnciples of the constitutional system of Russia: state sovereignty, separation of powers, local government, federalism.
Key words: freedom, the foundations of the constitutional system, sovereignty, separation of powers, local government, federalism.
 
Становление и развитие свободной личности – важная закономерность развития современного социума. В процессе развития человечества свобода стала действительно одной из абсолютных, высших социальных ценностей жизнедеятельности человека, одним из основных принципов его существования. В конце ХХ столетия в различных сферах жизни общества усилились тенденции, свидетельствующие об интенсивном укреплении позиций индивидуального статуса участников социального взаимодействия. Человек из массы становится сегодня не просто агентом исторического процесса, исполнителем заданной ему роли, но и во все большей степени имеет шанс стать её «соавтором» [1, с. 6].
Свобода многоаспектное явление, по этому поводу известный британский антрополог и социолог Б.К. Малиновский говорил: «Философы и мыслители, политики, теологи и психологи, исследователи истории используют это слово в чрезвычайно расширенном ряде значений. Это происходит в силу того, что слово «свобода» обладает эмоциональной притягательностью, риторическим весом, что делает его применение очень удобным для использования как в страстном обращении, так и в нравственном проповеди, в политическом воззвании и в метафизическом споре» [2, с. 136]. Современные ученые выделяют негативную и позитивную, объективную и субъективную свободу, свободу действий и свободу воли, «свободу для» и «свободу от», «свободу ради» и «свободу вопреки».
Но проблема понимания свободы есть сфера отнюдь не только чисто теоретических размышлений, а является по своей сути глубоко жизненным вопросом, затрагивающим и судьбы социума в целом, и бытие каждого индивида в отдельности. Поэтому гарантией реализации свободы человека являются множество ценностей, принципов, ориентиров, институтов, которые подразумевают существование определенного качества законов, экономической системы, политической организации. Как справедливо отмечал В.С. Нерсесянц, свобода может «служить критерием человеческого прогресса, в том числе и в отрасли государственно-правовых форм» [3, с. 135].
Принципы взаимодействия современного российского общества заложены в основах конституционного строя нашего государства. Конституционный строй есть совокупность социальных отношений, а его основы составляют: 1) базовые ценности, на которые ориентируется общество; 2) принципы, выступающие в качестве руководящих начал для сторон конституционного строя; 3) конституционно-правовые институты и нормы, через которые ценности и принципы получают непосредственное обоснование, закрепление, юридическую значимость [4, с. 29]. Сущность основ конституционного строя следует рассматривать через такие категории как: государственный суверенитет (ст. 1,4 Конституции РФ); гуманный статус человека (ст. 2,6); народовластие (ст. 3,12); федерализм (ст. 5); социальное государство (ст. 7); многообразие и свобода экономической деятельности (ст. 8,9); разделение властей (ст. 10,11); идеологическое многообразие (ст. 13); светское государство (ст. 14); целостность и независимость основ конституционного строя РФ (ст. 15,16).
Рассмотрим особенности отражения принципа свободы в отдельных из вышеперечисленных категорий.
Итак, как принцип свободы соотносится с категорией «государственный суверенитет»? В структуре теории суверенитета выделяется общая система взаимодействующих принципов, концентрированно отражающая его наиболее существенные признаки: неотчуждаемость суверенитета; его неограниченность; верховенство власти; неделимость суверенитета; приоритет народного суверенитета [5, с. 64-70]. Народный суверенитет означает неотчуждаемое право народа определять свою судьбу, быть единственным носителем и выразителем верховной власти в государстве и обществе. Государственный суверенитет производен от народного суверенитета и является его логическим продолжением. Концепция суверенной демократии предполагает, что цели и предел индивидуальной свободы очерчиваются полновластием народа, его суверенным правом формировать адекватный социокультурным ценностям образ жизни. Свобода в онтологическом смысле – это фактически доступный индивиду или коллективу объем социальных возможностей в рамках определенной модели культуры. Свобода обусловлена государственностью как таковой, поскольку именно государство является надлежащей формой её институализации и юридической определенности. В этом плане все сферы социального выражения индивидуальной свободы (политическая, экономическая, культурная и т.д.) пронизаны императивами государственной организованности, единства и структурной целостности [6, с. 130]. Конечно, может возникнуть вопрос: а всегда ли демократия и свобода совпадают, как соединить частный интерес с общественным благом, индивидуальную свободу со свободой всех? Нет другого выхода, как законодательно определить границы этих интересов и их взаимосвязь. При этом благо и интерес большинства должны иметь определенный приоритет над частным благом и частным интересом. Конечно, это не должно вести к игнорированию интересов меньшинства. Напротив, они должны быть гарантированы государством и правом. Демократия – это свобода в действии. Правда, сегодня предъявляются требования не только соблюдения и четкой ориентации в действующем законодательстве. Демократические механизмы базируются на индивидуальной оценке гражданами многочисленных субъектов политики, что требует от каждого гражданина значительного объёма политической информации и проведения аналитической работы. В этих условиях активно действуют средства массовой информации, манипуляционные технологии, которые могут формировать у человека иллюзию свободного выбора и мы, в этом случае, можем говорить о присутствии в обществе управляемой демократии, которая, явно, не является воплощением принципа свободы.
Конституционные основы народовластия распространяются на деятельность всей системы органов государственной власти. В ранее действовавшей советской Конституции говорилось, что народ осуществляет государственную власть «через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу Российской Федерации…». В действующей российской Конституции применительно к опосредованному осуществлению власти применена другая формула: народ осуществляет власть «через органы государственной власти». Таким образом, в Конституции РФ 1993 г. мы отказались от верховенства какой-либо из видов власти – представительной, исполнительной, судебной, – и провозгласили принцип разделения властей. Либеральное значение этого принципа заключается в том, чтобы заставить одну часть государственных институтов контролировать другие, разрушить солидарность бюрократии [7, с. 334]. Сегодня сила государства заключается в способности к самоукращению, связыванию с помощью закона государственной власти и одновременно обеспечением прав и свобод граждан. В целом эта система не должна быть выгодна ни одной из ветвей власти, так как она позволяет гражданам сохранять за собой полноту власти и достаточно эффективно контролировать организацию всех ей ветвей путем демократических процедур выборов, референдумов, механизмов опосредованного народовластия и публичной ответственности власти перед народом [8, с. 129].
Свободный, самостоятельный гражданин – это относительно автономный субъект, поведение которого характеризует активное преобразующее воздействие на конкретную ситуацию. Его самостоятельность проявляется в его добровольном потенциальном или реальном решающем индивидуальном влиянии на ситуацию его жизнедеятельности. Показателем уровня социальной самостоятельности личности является степень его реального участия в поддержке, корректировке, согласовании действующего права, возможности воздействовать на власть. В связи с этим остановимся на такой политико-правовой ценности как местное самоуправление. Значимость самоуправления определяется тем, насколько оно способствует реализации принципа свободы. Сама по себе возможность для гражданина управлять местными делами, осуществлять местную власть – важнейшее проявление свободы личности. В местном самоуправлении воплощается воля местного сообщества, его общинная свобода в сочетании со свободой каждой отдельной личности. Известны два основных типа соотношения элементов управления обществом, которые ассоциируются с восточной и западной моделями общественно-политического развития. В первом случае целью управления является поддержание системы, во втором – обеспечение автономии индивида [9, с. 53]. В связи с этим, по вопросу о сущности местного самоуправления можно выделить две точки зрения. Они различаются отношением местного самоуправления к государственной власти. Первая позиция основана на противопоставлении государства и общества, провозглашении принципа полной автономии и независимости местных сообществ в осуществлении своих задач. Вторая позиция заключается в том, что самоуправление рассматривается как одна из форм организации государственного управления на местном уровне [10, с. 84]. Сторонники первого подхода ссылаются на ст. 12 Конституции РФ. Но на практике реализовать модель местного самоуправления, организационно отделенную от государственной власти, в полном объёме не удаётся. В сегодняшней практике нельзя исходить из положения о совпадении объекта и субъекта осуществления муниципальной власти. Население муниципального образования и наделенные властными полномочиями должностные лица местного самоуправления – это разные субъекты. И интересы этих субъектов зачастую оказываются диаметрально противоположными. Безответственность, коррупция, равнодушие, волокита – все это довольно часто встречается на муниципальном уровне.
Следующей конституционно правовой ценностью, которой мы уделим внимание, будет федерализм. По мнению директора Института федерализма и гражданского общества, доктора политических наук А.Н. Аринина ключевым моментом в федерализме является отнюдь не разграничение предметов ведения и полномочий между центром и регионами, а самоуправление личности, свобода выбора, личная ответственность гражданина. Именно в интересах гражданина, его безопасности, ради обеспечения его прав и свобод происходит политическое и правовое разделение на федеральную власть и власть субъекта федерации [11, с. 177]. Принципиально новый шаг в исследовании сущности федерализма сделал В.Б. Пастухов, который выражается в следующем тезисе: «Федерализм есть частный случай проявления универсального принципа самоуправления» [12, с. 154]. При этом понятие «самоуправление» использовано не в узком юридическом смысле как «местное самоуправление», а в политико-философском значении – как система организации государственной власти, находящейся под контролем обладающих развитым сознанием и свободно определяющих себя индивидов. В.Б. Пастухов отмечает, что суть федерализма состоит в том, что федерация и её субъекты в равной степени опираются на непосредственное волеизъявление сообществ индивидов и не могут рассматриваться как производные друг от друга. Федеральная власть не обусловлена волей субъектов федерации, а власть последних не дарована им федеральной властью. Власть федерации и власть её субъектов есть следствие разделения властей, осуществляемого в интересах сохранения и развития свободы человека [13, с. 97, 103]. Слово «федерализм» происходит от латинского «foedus», означающее «соглашение». Таким образом, при создании федерации необходимым требованием является выявление мнения народа соответствующих государственных образований. Достижение согласия необходимо и в случае преобразования федерации. «Федеральное государство должно принадлежать народу, справедливо отмечает А.Н. Аринин, – следовательно, его управление требует общественного участия» [14, с. 171]. Основная движущая сила федерализма – воля граждан, стремящихся закрепить свои ценностные установки, права и свободы в качестве обязательных политико-правовых механизмов, федерализм становится способом самоорганизации общества, а не власти. Свобода и самоорганизация – понятия соотносимые. Отсутствие свободы может привести к серьёзному социальному напряжению, вызванному накоплением нереализованных интересов, что является угрозой для гражданского мира, согласия, солидарности.
  
Список использованных источников:
 
1. Гиллер Ю.И. Социология самостоятельной личности: монография. М., 2006.
2. Малиновский Б.К. Политическая прелюдия // Личность. Культура. Общество. 2000. Т.II. Вып. 3(4).
3. Нерсесянц В.С. Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990.
4. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М., 1994.
5. Джунусов М., Мансуров Т. Лики суверенитета. Суверенитет в призме социальной истории. М., 1994.
6. Косарев А.И. Суверенная социальная демократия / Суверенная демократия в конституционно-правовом измерении: Сб. ст. и материалов / Сост. С.Е. Заславский. М., 2007.
7. Постзападная цивилизация. Либерализм: прошлое, настоящее, будущее. / Под ред. С.Н. Юшенкова. М., 2002.
8. Российское народовластие: развитие, современные тенденции и противоречия / Под ред. А.В. Иванченко. М., 2005.
9. Варламова Н.В. Аксиологический аспект правопонимания // Проблемы ценностного подхода в праве: традиции обновления. М., 1996.
10. Постовой Н.В. Сущность местного самоуправления. Государственное и общественное в местном самоуправлении // Местное самоуправление в России: состояние, проблемы и перспективы. М., 1994.
11. Аринин А.Н. Подлинный федерализм и свобода личности // Личность. Общество. Федерация. М., 2000.
12. Пастухов В.Б. Федерализм как форма организации государственной жизни // Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2000.
13. Пастухов В.Б. Три времени России. Общество и государство в прошлом, настоящем и будущем. М., 1994.
14. Аринин А.Н. Подлинный федерализм и свобода личности/А.Н. Аринин // Личность. Общество. Федерация. М., 2000.



grani ligotip

perevod