Рейтинг@Mail.ru
Сажина Варвара Владимировна Современные методы моделирования зарубежных конституций
СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ КОНСТИТУЦИЙ
 
MODERNMETHODSOFFOREIGNCONSTITUTIONSMODELING
 
Сажина Варвара Владимировна,
кандидат юридических наук
г. Минск, Республика Беларусь
 
Sazhina Varvara V.,
Ph.D. in Law
Minsk, Republic of Belarus
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 34
 
Аннотация: В статье проводится анализ доктринальных методов моделирования действующих конституций современного мира. Рассматриваются критерии классификации основных законов. Автор статьи делает вывод об усложнении конституционно-правового регулирования правоотношений на современном этапе.
Ключевые слова: зарубежная конституция, критерий классификации, доктрина, конституционные модели, юридическая и фактическая конституция.
Abstract: The article analyzes doctrinal methods of modeling the current constitution of the modern world. It considers classification criteria of the basic laws and concludes the increasing complexity of the constitutional legal regulation of relations at the present stage.
Key words: foreign constitution, classification criteria, doctrine, constitutional models, legal and real constitution.
 
Общеизвестный термин «конституция» (от латинского “constitutio” – установление, утверждение) применялся еще античными юристами: так ими обобщенно назывались нормативные правовые акты римских императоров. В эпоху феодализма уже имелась формулировка «основной закон», которая теперь используется как аналог понятия «конституция». Вместе с тем ни в Античности, ни в Средние века современного понятия конституции не было. Теоретическое обоснование понятия «конституция», как и собственно принятие первых конституций (США 1787 г., Польши и Франции 1791 г.) были связаны c эпохой Нового времени. Идеологи борьбы с абсолютизмом рассматривали конституцию как такой закон в системе действующего законодательства, который призван, прежде всего, обеспечить защиту прав и свобод личности [2, с. 87]. 
В современной же доктрине сравнительного конституционного права при определении модели конституции последняя прежде всего позиционируется как конституция фактическая и конституция юридическая. Фактическая конституция отражает реальное положение личности и реально существующие в стране основы конституционного строя. Конституция юридическая как основной закон (либо несколько основных законов), имеющий высшую юридическую силу, принимаемый и изменяемый особом порядке, регулирующий основы правового статуса личности, социально-экономического строя, политической системы, духовной жизни общества, имеет особый комплексный объект. Как синоним термина «фактическая конституция» в зарубежных странах часто применяется термин «социальная конституция» или конституция в материальном смысле слова, а взамен термина «юридическая конституция» используется понятие «формальная конституция» [3, с. 381].
Юридическая конституция, далее, может представлять собой один документ, и тогда это консолидированная, или кодифицированная, конституция. Таково подавляющее большинство конституций стран мира – Основной закон ФРГ 1949 г., Конституции КНР 1982 г., Бразилии 1988 г., Венгрии 2012 г. и др. Законодательный акт, составляющий консолидированную конституцию, чаще всего называется словом «конституция», но в некоторых случаях применяется другая терминология: «политическая конституция» (Колумбия), «Основной закон» (Германия). В ряде же современных стран конституция представляет собой совокупность законов, принятых в разное время, и это так называемые неконсолидированные (некодифицированные) конституции. Название каждому такому основному закону обычно дается в соответствии с предметом регулирования: Форма правления, Акт о престолонаследии, Акт о свободе печати и Акт о свободе выражения взглядов – в Швеции, Законы о Кнессете, о земле, о судоустройстве – в Израиле, Сеймовый устав – в Финляндии и т.д.
В отдельных странах конституция включает не только собственно конституцию, но и некоторые другие основополагающие нормативные документы. Так, во Франции – это Конституция 1958 г., преамбула к Конституции 1946 г., Декларация прав человека и гражданина 1789 г. и Хартия окружающей среды 2004 г. В совсем редких случаях под конституцией понимается совокупность законов, судебных прецедентов и неписаных конституционных обычаев (Великобритания, Новая Зеландия). Законы (статуты), считающиеся частью такой конституции (в Великобритании только основных таких статутов около полусотни), принимаются не квалифицированным большинством парламента, а обычным способом. А в некоторых мусульманских странах Коран является частью «конституционного блока», будучи поставлен над конституцией и остальными его частями – как в Иране, Саудовской Аравии и ряде других государств [8, с. 325].
Также роль составной части конституции могут выполнять политические декларации о перспективах развития страны, принимаемые путем общегосударственного голосования – таковы, например, Национальная хартия Алжира 1976 г., Хартия Малагасийской социалистической революции 1975 года. Значение конституционных документов может быть придано и прокламациям военных (революционных) советов, советов «национального спасения» и других чрезвычайных органов. Таковыми были институционные акты, принимавшиеся в Бразилии после переворота 1964 г., прокламации Временного военного административного совета в Эфиопии в 1974–1987 гг. [14, с. 119].
В целом общемировой процесс развития конституций прошел, по мнению исследователей-компаративистов, четыре условных этапа. Первый этап длился от возникновения современных конституций в XVIII в. до Первой мировой войны и последующего образования государств тоталитарного социализма в Восточной Европе. Конституционный процесс в это время охватывал в основном Европу, Северную и Южную Америку, а явное исключение из него составляли Южная Африка и Австралия. Объем конституционного регулирования тогда был узким, ограничиваясь преимущественно личными и некоторыми политическими правами граждан, а также поверхностными вопросами организации и деятельности органов государственной власти [9, с. 179].
На втором этапе – между двумя мировыми войнами (1914–1939 гг.) – конституционное регулирование распространилось на некоторые вновь образованные государства Восточной Европы, единичные страны Азии и Африки (где появились так называемые «колониальные» конституции). В связи с возросшей экономико-социальной ролью государства это регулирование затронуло новые области общественных отношений, а в конституциях стран «советского» социализма оно охватило сферу социально-экономических прав и идеологии, узаконив, по сути, тоталитарную политическую систему.
На третьем этапе, после Второй мировой войны и до рубежа столетий, конституционный процесс приобрел глобальный характер, распространившись на Азию и Африку, поскольку в результате ликвидации колониальной зависимости возникло более сотни новых государств. Тогда действовали четыре условных модели конституций: либеральные конституции прошлого (США, Бельгии и др.), либеральные конституции «второй волны» (Японии 1946 г., Италии 1947 г. и др.), конституции тоталитарного социализма советского типа и либеральные конституции в развивающихся странах (включая Латинскую Америку). В первых и, особенно, во вторых моделях конституций, в частности, под влиянием ранних социалистических конституций и общедемократического движения был существенно расширен объект конституционного регулирования: в него были включены принципы внешней политики, социально-экономические положения, нормы о роли партий и отчасти об общественных объединениях. Конституции же тоталитарного социализма отрицали разделение властей и закрепляли принцип единства государственной власти, провозглашая руководящую роль партии марксистско-ленинского типа в обществе и государстве, преимущества в правах для «трудящихся» и ортодоксальную идеологию. Конституции новых прокапиталистических государств тяготели к западной конституционной модели, а конституции стран социалистической ориентации во многом копировали социалистическую конституционную модель, часто ухудшая ее – впрочем, включая и отдельные либеральные положения. На этом этапе особенно четко выявилось противоречие между юридической и фактической конституцией, так как многие позитивные нормы конституций нередко носили лишь декларативный характер, особенно в социалистических и экономически слаборазвитых странах [4, с.651].
Четвертый этап, начавшийся в нынешнем тысячелетии и продолжающийся поныне, характеризуется крушением тоталитарных режимов в Европе, Азии, Африке. Так, если с конца 1980-х и до конца 1990-х гг. было принято более 100 новых конституций, отразивших изменение конституционных приоритетов, то с начала третьего тысячелетия количество принятых конституций уже превысило три десятка – примечательно, что большинство таких актов являются референдарными. В целом в современную эпоху возросло значение общечеловеческих ценностей, произошли разрыв с тоталитаризмом и сближение различных правовых систем при учёте своего эволюционного опыта. В настоящее время глобализация диктует необходимость всё большего учёта совокупных конституционно-правовых достижений человечества при создании собственной модели основного закона конкретным государством.
Бесспорно, любая модель конституции учитывает реальные условия страны, уровень правовой культуры населения и другие факторы общественной жизни. Послевоенные пацифистские демократические конституции (Япония 1946 г., Италия 1947 г., Основной закон ФРГ 1949 г.) способствовали укреплению демократических порядков, осуществлению социально-экономических реформ. Конституции же, закреплявшие авторитарные порядки (Румыния 1965 г. в редакции 1974 г., Заир в редакции 1980 г., Эфиопия 1987 г., ЮАР 1983 г. и др.), в конечном счете препятствовали конституционному прогрессу и были чреваты социальным взрывом, что и произошло в упомянутых Румынии, Эфиопии. Когда в ЮАР режим апартеида был ликвидирован, Конституция 1984 г. была заменена в 1993 г. временной, а затем и ныне действующей Конституцией 1997 года [7, с. 468].
Эти характеристики, получающие свое выражение не в отдельной статье, а в содержании всего основного закона, и прежде всего закрепление конституцией соотношения социальных сил в обществе, которые посредством борьбы и сотрудничества приходят к консенсусу по принципиальным конституционным вопросам общественного и государственного строя, обусловливают социальную сущность конституции [1, с. 54]. С этой точки зрения в зарубежных странах можно выделить несколько видов конституций: основные законы квазифеодально-теократического характера (Бахрейн, Кувейт, ОАЭ); конституции социалистические (Вьетнам, Куба, Китай); постсоциалистические конституции (Болгария, Венгрия, Польша); конституции «старых» демократий (США, Норвегия, Франция).
Как идеологический документ любая конституция концентрированно отражает превалирующую в обществе социально-политическую доктрину и определенное мировоззрение [12, с. 191].
Социальное содержание конституции в философско-правовом контексте отражает как необходимое (основы конституционного строя страны), так и случайное (частные национально-специфические особенности этой страны). Конституции Японии и Индии, например, одинаковы по своей социальной сущности – это конституции нового капиталистического общества, но конкретные социальные силы в этих странах, определяющие их развитие, неодинаковы: в первом случае – крупная буржуазия, во втором – любая группа национальной буржуазии. Одинаковы по своей сущности, но различны по социальному содержанию конституции Мексики и Пакистана, Бразилии и Канады [5, с. 408].
Правовое содержание конституции составляет тот юридически значимый материал, из которого она состоит. Это нормы, закрепляющие основные права граждан, основы общественного строя (формы собственности, организацию управления экономикой и др.), государственного строя (форму правления, форму устройства государства и др.). Безусловно, правовое содержание конституции неодинаково в монархической Бельгии, где основной закон регулирует правоотношения, связанные с престолонаследием, и республиканской Франции, в демократической Японии и тоталитарной КНДР, в развитой Италии и африканской экономически отсталой Либерии [11, с.136].
По характеру политического режима конституции могут быть демократическими, авторитарными и тоталитарными. Первые отражают общечеловеческие ценности, достижения в прогрессивном развитии политической и юридической мысли (Франция, Япония, Бразилия и др.). Авторитарные конституции нередко провозглашают господство и юридические привилегии определенных социальных слоев, этнических групп в обществе, устанавливая фиксированную партийную систему – чаще всего, однопартийную, например, Конституция КНДР 1972 г., хотя Конституция Нигерии 1999 г. разрешает, к примеру, две партии. Тоталитарные конституции закрепляют безусловное господство одной партии, слитную партийно-государственную систему, вождизм и обязательную идеологию, причем основные права человека там реально не осуществляются (Конституция СССР 1936 г.).
Если моделировать конституции современного мира в зависимости от их формы, то доктрина давно различает писаные и неписаные конституции. Первых в мире подавляющее большинство, и это особые законодательные акты или несколько разновременных актов (например, во Франции, Швеции), которые официально провозглашены основными законами данной страны. Неписаная конституция являет собой совокупность различных законов, судебных прецедентов и конституционных обычаев (конвенционных норм); из-за последних такая конституция и называется неписаной. Эти акты и нормы в своей совокупности закрепляют основы существующего строя в неписаной конституции (Великобритания, Новая Зеландия). Указанный критерий в значительной мере условный, так как в настоящее время нет таких конституций, которые были бы целиком неписаными, и по сути, неписаные – это комбинированные конституции, содержащие писаные и неписаные нормы. Поэтому различие писаной и неписаной конституции часто заменяют различиями формальной (конституционный акт) и материальной (совокупность норм, регулирующих вопросы конституционного значения) конституций [6, с. 192].
По порядку издания конституции зарубежных стран подразделяются на: октроированные (дарованные); принятые представительным органом (учредительным собранием, парламентом); одобренные на референдуме. Октроированные конституции издаются властью главы государства без участия представительных органов. Если в давнюю эпоху крушения феодальных порядков в Европе конституции часто «даровались» монархом своему народу, то сейчас такая форма октроирования довольно экзотична и почти не встречается. В середине XX века в период тотального крушения мировой колониальной системы октроирование приобрело иную форму – пожалования конституции прежней колонии метрополией [10, с. 105].
«Гибкие» и «жесткие» конституции в теории конституционного права характеризуют порядок изменения основных законов. «Гибкими» называют те из них, которые изменяются как и любые другие законы (такова, например, неписаная конституция Великобритании). Для внесения же изменений в «жесткие» конституции требуются особые условия: квалифицированное большинство голосов, двойной вотум либо последующее утверждение измененного текста конституции на референдуме. В настоящее время наблюдается тенденция появления все большего числа «смешанных» по порядку изменения конституций: одни их статьи не подлежат изменению вообще, другие изменяются в усложненном порядке, третьи – в упрощенном. Внести поправку в «жесткую» конституцию, естественно, труднее, чем в «гибкую», но, как отмечают исследователи, если даже текст конституционного документа остается без изменений в течение длительного времени, то это еще не значит, что неизменной остается также и фактическая конституция страны, которая изменяется каждый раз, когда изменяется в стране соотношение политических сил, хотя в тексте конституционного документа такие изменения отражаются далеко не всегда [13, с. 417].
В зависимости от периода действия конституции бывают постоянными и временными. Разумеется, отнесение той или иной конституции к первой группе отнюдь не означает ее неизменного действия: вечных конституций не было и нет – например, лишь более двух веков действует старейшая в мире Конституция США 1787 г. или более полутора веков действует Конституция Бельгии 1831 года. Нередки случаи, когда принятые конституции вскоре отменялись и заменялись новыми (Конституция Польши 1997 г. заменила, например, Малую Конституцию страны 1992 года). Постоянная конституция просто не устанавливает заранее каких-либо хронологических границ действия. Временная же конституция ограничивает срок своего действия или ставит условия, при наступлении которых она заменяется постоянной конституцией (например, так было с временными конституциями ОАЭ 1971 г., Судана 1985 г., Таиланда 1991 г., Египта 2012 г.). Временные конституции принимаются без созыва учредительного собрания и на референдум, как правило, не выносятся. Обычно они провозглашаются главой государства (например, Конституция Королевства Таиланд в 1991 г.) или новым руководством страны – после очередного переворота в Судане в 1985 году [15, с. 391].
В заключение уместно сделать вывод о том, что становление и развитие конституционного строя в различных странах имеет как общие, так и особенные черты. Общим всегда является признание конституции высшим законом страны, регламентирующим важнейшие политические и правовые отношения в ней, устанавливающим основные положения правопорядка. Конституция, таким образом, рассматривается как правовая основа конституционализма, в содержание которого традиционно включается ряд компонентов: права и свободы граждан, демократический режим, представительное правление и принцип разделения властей в правовом государстве.
Объем конституционного регулирования в различных странах был неодинаков в ходе исторического развития и менялся главным образом по трем взаимосвязанным причинам. Первая и наиболее важная – это фактор политической борьбы; в результате такой борьбы в первых в мире конституциях появляются демократические права и свободы. Под влиянием этого же фактора происходят изменения в отношениях между законодательной и исполнительной властью, а также следующее из этого разделение функций между парламентом, правительством и судом.
Вторая причина, приведшая к усложнению конституционно-правового регулирования и, как следствие, к появлению новых моделей конституций – это изменение экономической структуры, появление новых международных реалий, необходимость разрешения проблем важного внутригосударственного и международного значения.
Наконец, третья причина связана с созданием нового типа общества – информационного, отнюдь не отменяющего прежние конституционные приоритеты, но оказывающего воздействие на формирование «электронного правительства», системы структурных связей нового поколения в рамках государственного механизма и открывшего эру глобализации в построении внутринациональных конституционных правоотношений на основе международного взаимодействия. .
 
Список использованных источников:
 
1. Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран : учеб. пособие. М.: Юристъ, 2004. 98 с.
2. Аргучинцев Г.К. Советские конституции: причины создания, принятие, общая характеристика. Минск: БелНИУФЭ, 1997. 154 с.
3. Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М.: БЕК, 1998. 505 с.
4. Баглай М.В. Конституционное право зарубежных стран / учебник для вузов / Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтин; под ред. М.В. Баглая. М.: Норма, 2006. 843 с.
5. Гессен В.М. Современные конституции / под ред. В.М. Гессена, Б.Э. Нольде. T. I. Конституционные монархии. СПб.: Изд. Юр. кн. склада «Право», 1905. 596 с.
6. Дубровин В.Н Конституции зарубежных стран. М.: «Юрлитинформ», 2001. 448 с.
7. Ильинский И.П. Политическая система зарубежных стран социализма / Б.А. Стращун, В.И. Ястребов; под общ. ред. И.П. Ильинского. М.: Международные отношения, 1981. 334 с.
8. Комкова Г.Н. Конституционное право зарубежных стран : учебник / Е.В. Колесников, О.В. Афанасьева; под ред. Г.Н. Комковой. М.: Юрайт, 2015. 416 с.
9. Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник / А.А. Мишин. М.: Белые альвы, 1996. 400 с.
10. Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. / Ж.И. Овсепян. Ростов-н/Д.: Литера-Д, 1992. 318 с.
11. Окуньков Л.А. Конституции государств Европы : учебник в 3 т. / под общ. ред. Л.А. Окунькова. Т. 3: Конституции государств Европы. М: Норма, 2001. 792 с.
12. Страшун Б.А. Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Юрайт, 2011. 795 с.
13. Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран : учебник / Б.А Страшун. Т. 3. М.: БЕК, 1999. 639 с.
14. Тилле А.А. Сравнительный метод в юридических дисциплинах / А.А. Тилле. М.: Высшая школа, 1978. 198 с.
15. Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран: курс лекций / А.В. Якушев. М.: «Приор», 2006. 198 с.