Рейтинг@Mail.ru
Братановский Сергей Николаевич, Братановская Милена Сергеевна К концептуальному понятию «правового режима» в правовой системе Российской Федерации
К КОНЦЕПТУАЛЬНОМУ ПОНЯТИЮ «ПРАВОВОГО РЕЖИМА» В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
TO THE CONCEPT OF "LEGAL REGIME" IN THE LAW SYSTEM OF THE RUSSIAN FEDERATION
 
доктор юридических наук
г. Москва, Россия
Doctor in Law
Moscow, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
кандидат юридических наук
г. Москва, Россия
Ph.D. in Law
Moscow, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 34
 
Аннотация: Анализируются многообразные виды правовых режимов, сложившиеся в различных отраслях права. Выявлены и обобщены их особенности, характерные черты, наполняющие содержанием это сложное правовое явление. Предложена авторская формулировка «правового режима».
Ключевые слова: право, режим, регулирование, управление, порядок, система, дискуссия, цель, задачи.
Abstract: The paperanalyzes various types of legal regimes which have been developed in different law branches. It reveals and generalizes their features and characteristics, offers the author's formulation of "legal regime".
Key words: law, regime, regulation, management, order, system, discussion, purpose, tasks.
 
Для того, чтобы разобраться, что же понимается под термином «правовой режим» в современной российской правовой науке, обратимся сперва к самому понятию режим. Происхождение слова «режим» связано с французским «regime» и с латинским «regimen», что означает «управление», «регулирование», «порядок». С другой стороны, в русском языке этот термин понимается и как совокупность правил, мероприятий, методов и приемов, направленных на достижение поставленной цели. 
Словарное понимание выражения «режим» сводится к «способу управления, совокупности административных мероприятий» [1], или к «совокупности правил, мероприятий, норм для достижения какой-либо цели» [2]. В контексте излагаемого материала одно из определений термина «режим» означает «установленный порядок жизни» [3].
В юридической литературе понятие «режим» появилось в научном обороте в начале 60-х годов XX века. Анализ научных работ позволяет утверждать, что изначально под понятием «режим» в правовом контексте учеными понимались абсолютно различные правовые категории: «законность», «порядок», «социальный режим» [4].
Широкомасштабное (в сравнении с предыдущим периодом) изучение правового режима как самостоятельной категории можно наблюдать только к началу восьмидесятых. По мнению О.С. Родионова это связано с тем, что кризис власти, идеологический вакуум, массовое «вольнодумство» (иногда с криминальным оттенком) вызревшие в эпоху застоя, наглядно демонстрировали невозможность управлять обществом при помощи старых и, прежде всего, авторитарных методов. Разнообразие правовых режимов, сочетание в них как императивного, так и диспозитивного начала, обоснованность и эффективность применяемого средства - вот что должно было обеспечить качество регулирования. Научный мир не мог не откликнуться на требования времени и ухватился за новую и животрепещущую тему [5].
Постепенно к 80-м годам XX века произошло общетеоретическое осмысление категории «режим» применительно к правовой действительности [6] и сформировалась научная концепция правового режима, в рамках которой были изучены юридическая природа, сущность и содержание правового режима.
Анализируя многообразные виды правовых режимов, сложившиеся в различных отраслях права, ученые предпринимали попытки к выявлению и обобщению их особенностей, характерных черт, наполняющих содержанием это сложное правовое явление. Вместе с тем, опираясь в своих исследованиях на философский метод восхождения от конкретного к абстрактному, ученые приходили к различным выводам, которые подготовили почву для дальнейшего исследования категории «правовой режим». Например, Морозова Л.А. видела в правовом режиме «результат регулятивного воздействия на общественные отношения системы юридических средств, присущих конкретной отрасли права и обеспечивающих нормальное функционирование данного комплекса общественных отношений» [7]. Исаков В.Б. указывал, что правовым режимом необходимо считать социальный режим, нашедший закрепление в правовых нормах и обеспеченный совокупностью юридических средств [8].
На сегодняшний день в российской правовой науке можно выделить несколько подходов к понятию правового режима.
Такие ученые, как С.С. Алексеев, В.А. Морозова, В.Б. Исаков, Д.Н. Бахрах, Б.В. Россинский и Ю.Н. Старилов, рассматривают правовой режим в качестве определенной совокупности правовых средств [6; 7; 9; 10].
Н.И. Матузов и А.В. Малько определяют правовой режим как специальный вид правового регулирования, который представляет собой своеобразный комплекс мер, выраженный в правовых стимулах и правовых ограничениях [11, 12].
И.С. Розанов подходил к рассмотрению правового режима как к совокупности правовых и организационно-технических мер [13].
При всех различиях, совершенно очевидно, что между рассматриваемыми подходами есть ряд общих моментов. Во-первых, правовой режим у всех авторов рассматривается в качестве специфического регулятора общественных отношений (исключением является позиция Л.А. Морозовой, которая рассматривала правовой режим не как регулятор, а как результат регулирующего воздействия). Во-вторых, в правовой режим включается некая совокупность средств или мер. Наиболее удачно, на наш взгляд, понятие правового режима рассматривается в работах С.С. Алексеева.
Правовой режим определяется С.С. Алексеевым как порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний, создающих особую направленность правового регулирования [14]. В более поздней своей работе этот подход С.С. Алексеевым был сохранен. По его мнению, «правовой режим самым общим образом можно определить как порядок регулирования, который выражен в многообразном комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений и запретов (а также позитивных обязываний) и создающих особую направленность регулирования. В рамках каждого правового режима всегда участвуют все первичные элементы правовой материи из нашей «троицы» (запреты, дозволения, позитивные обязывания), но прежде всего элементы органической «связки» права – дозволение и запреты. Причем в каждом режиме - и это во многом определяет его специфику – один из таких элементов, дозволение или запреты, как правило, выступает в качестве доминанты, определяющей весь его облик и как раз создающей специфическую направленность, настрой в регулировании. Это лежит в основе классификации первичных юридических режимов» [15].
Такой подход получил широкое распространение в современных научных исследованиях. Именно как порядок регулирования правовой режим трактуется в работах В.А. Горленко [16], В.Б. Рушайло [17], С.С. Маиляна [18] и др.
С критикой позиции С.С. Алексеева выступил, в частности, О.С. Родионов. По его мнению, «среди достоинств данного определения - использование подходящего определяющего термина «порядок», а также – углубление в суть явления. Подчеркивается сочетание в режиме императивного и диспозитивного методов как основных средств воздействия на субъектов права. Тем самым косвенно подчеркивается ведущая роль государства в создании правовых режимов» [5]. В то же время «некоторое неудобство в использовании этой формулировки вызывает повторение отдельных терминов («регулирование»), многословность определения, а также игнорирование основной черты правового режима – степени его благоприятности или неблагоприятности для субъектов права [19]. Можно сказать, что в данном случае С.С. Алексеев отступает от сущностной характеристики явления, затронув ее как бы вскользь, и вновь останавливается только на особенностях структуры правового режима. В этом случае мы опять сталкиваемся с неполной характеристикой исследуемого объекта и не можем получить о нем достаточно полное представление» [20].
С этой критикой можно согласиться только отчасти. Вряд ли основной сущностной чертой правового режима следует считать степень его благоприятности или неблагоприятности для субъекта права. Благоприятность или неблагоприятность правового режима – это его следствие, связанное с применением конкретного правового режима к конкретному субъекту права, но не его сущностная черта. По этой же причине нельзя признать полностью удачным определение, предлагаемое самим О.С. Родионовым: правовой режим – это установленный законодательством особый порядок регулирования, представленный специфическим комплексом правовых средств, который при помощи оптимального сочетания стимулирующих и ограничивающих элементов создает конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности в целях беспрепятственной реализации субъектами права своих интересов [5; 21]. К недостаткам данного подхода следует также отнести его некоторую неопределенность – неясно, к какому, собственно, субъекту относится «степень благоприятности либо неблагоприятности».
Еще больше замечаний можно высказать относительно определения правового режима, предлагаемого в другой диссертационной работе – Э.Ф. Шамсумовой. Правовой режим определяется ею как особый порядок законодательного урегулирования деятельности, действий или поведения физических и юридических лиц в различных сферах общественных отношений либо на определенных объектах, включающий в себя установление механизма обеспечения фактической реализации системы стимулов, нормативов, гарантий, запретов, обязываний, ограничений, а также их компетентное исполнение, применение мер принуждения и привлечение виновных к ответственности [22]. Помимо совершенно очевидной (и не обоснованной) перегруженности данное определение страдает, с одной стороны, неполнотой (так, например, по сути, данное определение выводит из под правовых режимов общественные объединения и другие коллективные субъекты, не наделенные правами юридических лиц), с другой – логическими ошибками (понятие «деятельность» включает в себя и действия и поведение, так что давать их перечислением недопустимо).
В юридической литературе встречаются и иные подходы к определению правового режима. Так, например, И.Л. Бачило обобщенно определяет его как «нормативно установленные правила относительно определенного предмета отношений или ситуации, которые должны соблюдаться участниками отношений по поводу этого предмета (объекта или определенной ситуации)». По ее мнению, «правовой режим дает определение юридической природы предмета отношений и содержит требования и принципы поведения субъектов в определенной ситуации» [23]. Однако при таком подходе правовой режим, по сути, сводится к простой совокупности правовых норм, регулирующих определенную область общественных отношений, что явно обедняет его содержание [24].
Поэтому, приняв за основу подход С.С. Алексеева как самый удачный, попробуем дать наиболее полное определение правового режима. Правовой режим, безусловно, это определенный порядок регулирования. Бесспорно также, что структурно правовой режим представляет собой совокупность правовых средств или мер.
Следует отметить, что проблема правовых средств в целом, а также вопросы, связанные с определением функций и роли данных универсальных правовых явлений как важнейших инструментариев юридического воздействия, получили комплексное исследование в трудах ученых, специализирующихся в области общей теории права. В частности, можно отметить работы С.С. Алексеева, М.Н. Марченко, В.А. Сапуна, В.А. Хропанюка, М.Г. Шарце, К.В. Шундикова.
По мнению П.В. Дихтиевского «в юридической теории сложилось уже достаточно отчетливое представление о правовых средствах как о неотъемлемых элементах механизма правового регулирования» [25].
Основное место и определяющее значение в системе механизма правового регулирования занимают правовые нормы и правоотношения. Однако наряду с ними ученые, специализирующиеся в области общей теории права, в области административного права, в качестве универсальных правовых средств, образующих в своей совокупности механизм правового регулирования (уровень первичных правовых средств) или конкретный юридический режим, дополнительно выделяют субъективные права и юридические обязанности, акты реализации юридических прав и обязанностей, правоприменительные акты.
Ряд авторов, расширительно толкуя систему правовых средств (административно-правовых средств), включают в нее наряду с универсальными элементами принципы права, юридические факты, договоры, запреты, льготы, меры поощрения, меры наказания, нормативные акты, акты толкования норм права, правовую ответственность, правовое сознание, защиту административно-правовых отношений, способы и приемы государственного управленческого воздействия, всю регулирующую, правоприменительную и надзорную деятельность государства. Причем доктор юридических наук, профессор М.Н. Марченко поясняет, что набор тех или иных правовых средств в большей степени зависит от соответствующих отраслей и институтов права [26].
Из изложенного видно, что правовой режим может быть определен только через некую совокупность правовых средств, так как в отсутствие правовых средств не может быть и целостного правового режима, отсутствует возможность воздействовать на поведение субъектов права [27].
Поэтому правовой режим может быть определен как порядок регулирования какой-либо сферы общественных отношений, представляющий собой совокупность правовых средств, направленных на обеспечение наиболее оптимальной с точки зрения личности, общества и государства реализации субъектами права своих законных интересов. .
 
Список использованных источников:
 
1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Терра - книжный клуб, 1998. Т. 3.
2. Большой энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. Изд. 2-е, переработанное и дополненное. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия». СПб.: Норинт, 2000.
3. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1998. Т. 3. С. 1670.
4. Братановский С.Н. Сущность и виды специальных правовых режимов информации // Гражданин и право. 2012. №9. С. 3-18.
5. Родионов О.С. Механизм установления правовых режимов российским законодательством: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
6. Исаков В.Б. Правовые режимы и их совершенствование // XXVII съезд КПСС и развитие теории права. Свердловск, 1982. С. 34-39.
7. Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985.
8. Исаков В.Б. Механизм правового регулирования и правовые режимы // Проблемы теории государства и права. М.: Юрид. лит., 1987.
9. Алексеев С.С. Теория права. М., 1994.
10. Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. М., 2002.
11. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики // Известия вузов. Правоведение. 1996. № 37.
12. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2000.
13. Розанов И.С. Административно-правовые режимы по законодательству Российской Федерации, их значение и структура // Государство и право. 1996. № 9.
14. Алексеев С.С. Теория права. М., 1993.
15. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2002.
16. Горленко В.А. Режим правового регулирования (теоретико-прикладной аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2002.
17. Рушайло В.Б. Административно-правовые режимы: Монография. М., 2000.
18. Маилян С.С. Административно-правовые режимы в теории административного права и практике государственного управления правоохранительной деятельностью: Монография. М.: ЮНИТИ, 2002.
19. Братановский С.Н., Братановская М.С. Государственное управление: сущностные признаки и элементы // Инновационное развитие российской экономики. Материалы конференции. 2014. С. 12-13.
20. Братановский С.Н. Административное право России. Учебное пособие для студентов средних специальных учебных заведений // Москва, 2003. Сер. Учебник для вузов.
21. Малько А.В., Родионов О.С. Правовые режимы в российском законодательства // Журнал российского права. 2000. № 9.
22. Шамсумова Э.Ф. Правовые режимы (теоретический аспект). Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.
23. Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М.: Юрист, 2001.
24. Братановский С.Н., Лапин С.Ю. Право на доступ к информации как элемент конституционного права на информацию // Гражданин и право. 2012. № 8. С. 20-35.
25. Дихтиевский П.В. Административно-правовое принуждение в механизме обеспечения личной безопасности: Монография. М., 2004.
26. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001.
27. Братановская М.С., Галицкая Н.В. Юридическая характеристика целей, задач и способов государственного управления обеспечением безопасности в России // Гражданин и право. 2013. № 7. С. 15-22.