Рейтинг@Mail.ru
Молотков Сергей Николаевич, Трифонов Юрий Николаевич Об ограничениях, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции
ОБ ОГРАНИЧЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С ПРОХОЖДЕНИЕМ ГРАЖДАНСКОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ В ЦЕЛЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
 
THE LIMITATIONS RELATED TO CIVIL AND MUNICIPAL SERVING IN ORDER TO COUNTER CORRUPTION
 
Молотков Сергей Николаевич,
кандидат исторических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Molotkov Sergey N.,
Ph.D. in History
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Трифонов Юрий Николаевич,
кандидат философских наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Trifonov Yuriy N.,
Ph.D. in History
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 35
 
Аннотация: В статье рассматриваются проблемы ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы, актуальность которых обусловлена теоретическими и практическими потребностями противодействия коррупции.
Ключевые слова: ограничения, связанные с гражданской и муниципальной службой, противодействие коррупции, антикоррупционные механизмы.
Abstract: The article deals with the problem of limitations related to civil and municipal serving, the relevance of which is due to the theoretical and practical requirements of corruption countering.
Key words: restrictions related to civil and municipal service, anti-corruption, anti-corruption mechanisms.
 
За последние годы в нашей стране создана необходимая организационно-правовая основа противодействия коррупции, которая постоянно уточняется, развивается и совершенствуется. Об этом, в частности, свидетельствует принятие ряда Федеральных законов и Указов Президента РФ, направленных на совершенствование механизмов противодействия коррупции в системе органов государственной власти и местного самоуправления [1; 2; 3; 4; 5].
Однако принимаемые меры до сих пор не принесли желаемых результатов. Коррупционными правонарушениями в России в настоящее время охвачены практически все сферы общественной жизни. Лишь за 2015 год зарегистрировано около 13 тысяч коррупционных преступлений, в числе которых свыше 800 совершены лицами, занимавшими должности в органах государственной власти и местного самоуправления [6].
В своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 3 декабря 2015 года Президент РФ В.В. Путин подчеркнул, что «вопросы противодействия коррупции действительно волнуют общество. Коррупция – препятствие для развития России» [7].
Коррупция как комплексная проблема современной России является одним из основных препятствий для достижения в обществе социального спокойствия, взаимопонимания и политического согласия между представителями власти и населением, гражданами и элитой общества. Более того, в обществе нарастает убеждение в том, что власть, преимущественно, декларирует борьбу с коррупцией, но реально ее не ведет. Именно поэтому нужны совместные усилия представителей власти и гражданского общества в данном направлении.
В научной литературе подчеркивается, что острота проблемы коррупции в российском обществе, в том числе и в системе государственной гражданской и муниципальной службы, свидетельствует об актуальности выработки и эффективного использования антикоррупционных механизмов [8; 9]. В их числе вполне обоснованно рассматривается институт ограничений, связанных с гражданской и муниципальной службой.
Совокупность ограничений в системе гражданской и муниципальной службы установлена в целях защиты прав и интересов гражданина, общества и государства. Правовая природа ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы, состоит в том, что государственные гражданские и муниципальные служащие ограничиваются в реализации некоторых принадлежащих им прав, но при этом минимизируются коррупционные риски в процессе их профессиональной деятельности.
Все это свидетельствует о необходимости совершенствования государственной политики по установлению ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции.
Анализ состояния современного института ограничений, связанных с гражданской и муниципальной службой в целях противодействия коррупции, следует начать с краткого историко-правового обзора его становления и развития.
При этом мы исходим из понимания ограничений, связанных с государственной гражданской службой, как установленных федеральным законом обстоятельств (юридических фактов), при наличии или возникновении которых гражданин не может быть принят на государственную гражданскую службу, а государственный гражданский служащий, осуществляющий свою профессиональную служебную деятельность на должности гражданской службы, должен быть освобожден от замещаемой должности и уволен с государственной гражданской службы [10, с. 14]. Подобный смысл имеют и ограничения, связанные с муниципальной службой.
Вместе с тем, сделаем оговорку, что термин «ограничения», связанные с прохождением гражданской и муниципальной службы, мы будет трактовать предельно широко, включая в объем его содержания все специальные антикоррупционные механизмы на государственной гражданской службе и муниципальной службе. Правомерность такого расширительного толкования основывается на том, что каждый антикоррупционный механизм в системе публичной службы представляет собой определенное ограничение прав и свобод служащих. Например, одним из аспектов института конфликта интересов является ограничение прав служащих выполнять иную оплачиваемую работу – это возможно лишь с предварительного уведомления представителя нанимателя и если это не повлечет за собой конфликт интересов. Институт ротации, в свою очередь, в определенной мере ограничивает конституционное право граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду и т.д.
Отметим, что установление ограничений и запретов, связанных с государственной службой, не является новеллой действующего законодательства о государственной гражданской и муниципальной службе. Свидетельства об этом нам дает анализ дореволюционного законодательства о государственной службе. Не являлся исключением на этот счет и советский период.
В постсоветский период впервые соответствующие положения были закреплены в Федеральном законе от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации». Так, в нем имелась статья 11 «Ограничения, связанные с государственной службой», в двенадцати пунктах которой закреплялось, что не вправе был осуществлять государственный служащий.
Внимательное прочтение данных норм позволяет сделать вывод о том, что хотя статья и называлась - «Ограничения, связанные с государственной службой», фактически речь в ней шла о запретах. И, наоборот, статьи с названием – «Запреты, связанные с государственной службой» не было.
С другой стороны, фактические ограничения для государственных служащих были установлены в статье 21 «Поступление на государственную службу и нахождение на государственной службе». В части 3 данной статьи было установлено, в каких случаях гражданин не может быть принят на государственную службу и находиться на государственной службе.
Похожая ситуация с некорректным использованием терминов имела место и в Федеральном законе от 8 января 1998 г. №8-ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» [11].
Отмеченные противоречия в последующем были устранены. При этом в статье 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации было закреплено, что правовое положение (статус) федерального государственного служащего и государственного гражданского служащего субъекта РФ, в том числе ограничения, обязательства, правила служебного поведения, ответственность, а также порядок разрешения конфликта интересов и служебных споров устанавливается соответствующим федеральным законом о виде государственной службы [12].
Данные положения были конкретизированы и развиты в Федеральном законе от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее – «Закон о гражданской службе») [13].
Перечень ограничений, связанных с гражданской службой, определен в ч.1 ст. 16 данной статьи и в первоначальной редакции включал 9 пунктов. В наибольшей степени антикоррупционный характер имели ограничения, касающиеся:
- близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому;
- непредставления установленных «Законом о гражданской службе» сведений или представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.
В последующем соответствующие положения об ограничениях, связанных с муниципальной службой, были закреплены в Федеральном законе от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 2 марта 2007 г. №25-ФЗ) [14].
Важной вехой на пути развития института ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы, стало принятие Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [15]. В результате служебное законодательство было дополнено нормами, касающимися несоблюдения ограничений, нарушение запретов и неисполнение обязанностей, установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции».
Кроме того, был расширен субъектный состав отношений, касающихся ограничений, связанных с гражданской и муниципальной службой в целях противодействия коррупции. Помимо самих государственных и муниципальных служащих и граждан, поступающих на службу; ограничения коснулись и граждан, ранее замещавших должность государственной или муниципальной службы (уволенных со службы). Речь идет о статье 12 данного закона – «Ограничения, налагаемые на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора».
Очередные изменения в статью 16 «Закона о гражданской службе» были внесены Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. №329-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции»: В частности, пункт 10 был изложен в следующей редакции: «утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции настоящим Федеральным законом и Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»».
Отметим, что за несоблюдение ограничений, нарушение запретов и неисполнение обязанностей предусмотрена ответственность, вплоть до увольнения со службы. Действительно, согласно подпункту 13 ч. 1 ст. 33 «Закона о гражданской службе» одним из оснований прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы является «несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами». В статье 59.1 «Закона о гражданской службе» определены взыскания за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.
Отметим, что аналогичные нормы имеются и в законодательстве о муниципальной службе.
Таким образом, на сегодняшний день создана система ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции.
К специальным антикоррупционным механизмам в системе государственной гражданской службы относятся обязанности государственных служащих, связанные с:
- соблюдением ограничений и запретов, связанных с гражданской службой;
- предупреждением и урегулированием конфликта интересов на государственной службе;
- представлением сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера;
- представлением сведений о расходах;
- уведомлением об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений;
- осуществлением ротации на государственной службе.
Такого же рода обязанности, в основном, предусмотрены и в системе муниципальной службы.
В рамках совершенствования законодательства о противодействии коррупции был принят Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. № 303-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [16], в соответствии с которым:
- запреты, ограничения и требования, установленные в целях противодействия коррупции, распространены на глав муниципальных образований и депутатов представительных органов муниципальных образований;
- установлена возможность осуществления контроля за соответствием расходов лиц, замещающих муниципальные должности на непостоянной основе, их доходам;
- установлена ответственность в виде досрочного прекращения полномочий члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы и депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ за непредставление или несвоевременное представление ими сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.
На повышение эффективности правоприменения в антикоррупционной сфере направлен Указ Президента России от 22 декабря 2015 г. № 650, который установил механизмы раскрытия информации о личной заинтересованности служащего, привлечения к ответственности нарушителей вплоть до увольнения в связи с утратой доверия [17].
Как видно, на основе анализа правоприменительной практики постоянно вносятся изменения в нормативные правовые акты по противодействию коррупции. Так, с 2015 года введена обязанность раскрывать сведения об имуществе при первом поступлении на государственную службу. Расширен перечень лиц, которым запрещено иметь иностранные счета и ценные бумаги. Теперь это требование распространяется на всех лиц, участвующих в подготовке решений, затрагивающих вопросы суверенитета страны и национальной безопасности.
На прошедшем 26 января 2016 г. заседании Совета по противодействию коррупции Президент России В.В. Путин заявил, что сложившееся за последние годы в нашей стране антикоррупционное законодательство и практика его применения отвечают мировым стандартам [18].
Вместе с тем, несмотря на предпринимаемые меры, Россия по-прежнему находится среди лидеров по уровню коррупции в стране. Об этом свидетельствует рейтинг международной организации Transparency International, в котором Россия в 2010 г. занимала 154-е место из 178 государств по уровню коррупции в стране, с индексом восприятия коррупции (ИВК) 2,1 балла. В 2011 г. Россия переместилась на 143 место с индексом 2,4 балла, в 2012 году – на 133 место с индексом 2,8 балла, в 2013 г. – на 127 место с 28 баллами, в 2014 г. – на 136 место в списке из 175 стран, с индексом 27 баллов, в 2015 г. – на 119 место с индексом в 29 баллов [14].
Об этом же свидетельствуют и данные социологических опросов, а также официальная информация. Так, на прошедшем 12 ноября 2014 г. заседании президиума Совета по противодействию коррупции министр труда и социальной защиты М. Топилин представил информацию о практике реализации законодательства о привлечении к дисциплинарной ответственности за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении и об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции. В докладе М.Топилина отмечалось, что в 2014 году по сравнению с 2013 годом на 39 % увеличилось количество выявленных фактов несоблюдения требований антикоррупционного законодательства. Наибольшее количество нарушений в 2014 году было связано с непредставлением или представлением неполных (недостоверных) сведений о доходах.
На втором месте стоят нарушения, связанные с непринятием мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов. Треть государственных служащих, совершивших значительные коррупционные правонарушения, привлечена к дисциплинарной ответственности. На 45 % возросло применение к нарушителям таких дисциплинарных взысканий, как замечания и выговоры [15].
В 2015 году почти 11 тысяч должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности за нарушение антикоррупционных стандартов.
На прошедшем 26 января 2016 г. заседании Совета по противодействию коррупции относительно основных итогов выполнения Национального плана противодействия коррупции на 2014–2015 годы было отмечено, что один из важнейших результатов – это формирование в органах власти всех уровней системы антикоррупционных подразделений. Их насчитывается уже более 2,5 тысячи. Только за 9 месяцев 2015 года ими выявлено более 20 тысяч различных нарушений. По итогам разбирательств 340 государственных служащих уволено в связи с утратой доверия, а 176 – в связи с конфликтом интересов.
От самих госслужащих поступило более 5,5 тысячи уведомлений о попытках склонить их к коррупции или даче взятки. По данным фактам возбуждено 2863 уголовных дела. По результатам рассмотрения заявлений граждан и организаций к дисциплинарной ответственности привлечено 1700 служащих и возбуждено более 800 уголовных дел. Также была запущена процедура обращения в доход государства имущества по итогам контроля за расходами – это было сделано впервые. Сейчас судами рассматриваются иски на сумму 122 миллиона рублей.
На современном этапе ключевая задача противодействия коррупционным практикам состоит в ликвидации условий и предпосылок возникновения и воспроизводства этого социального зла.
Приоритетами нового Национального плана противодействия коррупции на 2016–2017 годы должно стать следующее:
1) Усиление работы по пресечению конфликта интересов, это особо касается субъектов Федерации и муниципальных образований.
2) Выработка мер по обеспечению неотвратимости имущественной ответственности коррупционеров.
Нужно создать гражданско-правовые механизмы взыскания сомнительного имущества при его выявлении в ходе расследования коррупционных уголовных дел. В случае если будет установлено существенное расхождение между доходами и расходами в период нахождения лица на государственной службе, его увольнение не может служить препятствием для обращения в суд с исками о возмещении ущерба.
3) Организация эффективного противодействия коррупции на уровне субъектов Федерации.
Специализированные антикоррупционные органы сформированы в субъектах РФ в соответствии с Указом Президента РФ от 15 июля 2015 г. № 364 [21]. В рамках взаимодействия с Администрацией Президента РФ им оказывается всяческая практическая, консультационная, методическая помощь, осуществляется мониторинг эффективности их работы.
Проведенный анализ основных направлений государственной политики по установлению ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции, позволяет выявить ряд проблем и определить тенденции ее дальнейшего развития:
1) несмотря на то, что антикоррупционные нормативные правовые акты приняты во всех субъектах РФ, в некоторых регионах существуют «неприкасаемые» государственные и муниципальные структуры. Поэтому изменить сложившиеся в регионах коррупционные практики можно только с участием независимой прессы и структур гражданского общества [22, с. 115].
В тех же случаях, когда к ответственности привлекают региональных чиновников, это не влечет за собой всеобъемлющих последствий. Так, на фоне громкого коррупционного скандала, связанного с фигурой губернатора Сахалинской области, вызывает обоснованное возмущение нахождение Сахалинской области в группе регионов-лидеров по итогам 2014 года.
2) Отсутствует единообразный подход к организации и проведению работы по предотвращению и урегулированию конфликта интересов в профессиональной деятельности муниципальных служащих в различных муниципальных образованиях. Так, на сайтах большинства органов местного самоуправления размещены, как правило, лишь муниципальные правовые акты, определяющие состав, порядок деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов.
Кроме того, органами местного самоуправления, зачастую, не выполняется рекомендация о том, чтобы при разработке Положений о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов руководствоваться Указом Президента РФ от 1 июля 2010 г. №821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов». В связи с этим возникают риски, касающиеся порядка формирования и функционирования соответствующих комиссий.
3) Внедрение на практике ряда антикоррупционных технологий требует изменения подходов. Так, использование института ротации на государственной гражданской службе носит, преимущественно, формальный характер. Выполнение обязанности государственных и муниципальных служащих по представлению сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и представлению сведений о расходах девальвируется за счет различного рода манипуляций, вплоть до фиктивных разводов.
Таким образом, следует добиться повышения эффективности использования имеющихся антикоррупционных технологий.
4) Следует признать, что попытки влиять на служебное поведение гражданских и муниципальных служащих при помощи ограничений, запретов, требований, регламентов и иных нормативных предписаний, вплоть до применения мер юридической ответственности, не приводят к ожидаемым результатам. У гражданских и муниципальных служащих наблюдается снижение уровня мотивации, происходит искажение или подмена смысла профессиональной деятельности на фоне эмоционального выгорания, особенно среди приходящей на государственную и муниципальную службу молодежи.
В связи с этим следует повышать роль духовно-нравственных факторов противодействия коррупции в системе государственной и муниципальной службы.
Итак, коррупция в органах государственной власти и местного самоуправления носит системный, межведомственный характер. Поэтому необходим системный подход в проведении государственной политики по установлению ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции.
С этой целью предлагаем:
1) Весь комплекс ограничений, касающихся государственных и муниципальных служащих, в полном объеме распространить на всех без исключения лиц, замещающих государственные должности РФ и государственные должности субъектов РФ, а также лиц, замещающих муниципальные должности.
Для этого необходимо внести соответствующие дополнения в федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты.
В том числе, считаем, что в формулу расчета эффективности оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации следует ввести понижающий коэффициент, применяемый в случае доказанных фактов коррупции со стороны лиц, замещающих государственные должности субъекта РФ.
2) Дальнейшее развитие государственной политики по установлению ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции видится не в очередном расширении перечня антикоррупционных механизмов, а в обеспечении эффективной реализации действующих.
В частности, на наш взгляд, необходимо:
а) унифицировать организационно-правовую основу предотвращения и урегулирования конфликта интересов в профессиональной деятельности муниципальных служащих. Для этого во всех субъектах РФ следует разработать и принять:
- Модельные акты «О комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов»;
- Методические рекомендации о порядке размещения на официальных сайтах органов местного самоуправления муниципальных образований информации о деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов;
б) принять комплекс мер по обеспечению в полной мере реализации антикоррупционного потенциала института ротации на государственной гражданской службе (в частности, обеспечить на практике территориальное перемещение в порядке ротации ротируемых гражданских служащих в целях недопущения формального подхода к проведению ротации);
в) совершенствовать такой антикоррупционный механизм, как изъятие и обращение в доход государства имущества, приобретенного на незаконные или сомнительные деньги;
г) разработать и внедрить правовой механизм признания фиктивным развода в случаях наличия признаков, свидетельствующих о попытках должностных лиц избежать ограничений, связанных с законодательством о противодействии коррупции (необходимостью предоставления сведений о доходах, закрытия счетов в заграничных банках, запрета использования иных иностранных финансовых инструментов и т.п.).
3) Доработать и принять Указ Президента РФ «О федеральной программе «Развитие государственной гражданской службы Российской Федерации (2016 – 2018 годы)» и плане мероприятий по развитию государственной гражданской службы Российской Федерации на 2016 – 2018 годы. При этом следует взаимоувязать комплекс мероприятий по таким направлениям, как развитие многофакторной системы мотивации гражданских служащих и внедрение антикоррупционных кадровых технологий на гражданской службе.
Рекомендовать руководителям органов местного самоуправления разработать и принять муниципальные программы по развитию муниципальной службы муниципального образования на 2016-2018 годы.
4) Следует уделить особое внимание укреплению нравственных основ антикоррупционного поведения государственных гражданских и муниципальных служащих. Этому, в частности, будет способствовать такое направление внедрения антикоррупционных кадровых технологий на государственной и муниципальной службе, как обязательное проведение мониторинга этического климата в органах государственной власти и местного самоуправления, позволяющего определить уровень влияния на ценностные установки и поведение государственных и муниципальных служащих.
Для проведения мониторинга этического климата необходимо, в свою очередь, уточнить перечень замеряемых показателей, которые должны быть четко определены. Их перечень, на наш взгляд, следует указать в Типовом кодексе этики и служебного поведения государственных служащих РФ и муниципальных служащих, одобренном решением президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 г. После этого соответствующие дополнения следует внести в разработанные и утвержденные органами государственной власти и местного самоуправления Кодексы этики и служебного поведения государственных (муниципальных) служащих.
5) Эффективной реализации действующих ограничений, связанных с прохождением гражданской и муниципальной службы в целях противодействия коррупции будут способствовать меры, направленные на повышение социально-правового статуса и материального положения служащих.
Для этого, в частности, необходимо преодолеть компенсационный характер государственных гарантий на государственной гражданской службе и муниципальной службе и ввести систему государственных социальных гарантий стимулирующего характера.
6) В Национальном плане противодействия коррупции на 2016-2017 гг. уделить особое внимание механизмам формирования антикоррупционного сознания (в том числе в среде гражданских и муниципальных служащих), а также вопросам формирования сводной, централизованной, актуальной, открытой аналитико-статистической отчетности Российской Федерации по вопросам не соблюдения служащими разного уровня законодательства о противодействии коррупции.
Таким образом, необходимо принятие ряда мер, направленных на совершенствование института ограничений, связанных с гражданской и муниципальной службой в целях противодействия коррупции.
 
Список использованных источников:
 
1. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления обязанности лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц сообщать о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов: федер. закон от 05.10.2015 г. 285-ФЗ URL: http://publication.pravo.gov.ru (дата обращения: 30.10.2015).
2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции: федер. закон от 21 ноября 2011 г. № 329-ФЗ // Российская газета. 2011, 29 ноября.
3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам: федер. закон от 3 декабря 2012 г. № 231-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 50 (часть IV). Ст. 6954.
4. О Национальном плане противодействия коррупции на 2014 - 2015 годы: Указ Президента Российской Федерации от 11 апреля 2014 г. №226 // Российская газета. 2014, 14 апреля.
5. О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции: Указ Президента Российской Федерации от 15.07.2015 г. №364 // Российская газета. 2015, 22 июля.
6. Юрий Чайка: коррупционных фактов в 2015 году выявили на 11 % больше. URL: http://pasmi.ru/archive/136280 (дата обращения: 30.10.2015).
7. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 3 декабря 2015 года // Российская газета. 2015, 4 декабря.
8. Трифонов Ю.Н., Хабаров И.А. Институт конфликта интересов на государственной гражданской службе: моральный выбор и правовые последствия // Политическое управление: научный информационно-образовательный электронный журнал. 2013. № 2 (05). URL: http://www.политуправление.рф (дата обращения: 30.10.2015).
9. Молотков С.Н. Система противодействия коррупции в современной России: результаты и перспективы развития // Политическое управление: научный информационно-образовательный электронный журнал. 2015. № 1 (09). С. 19-23.
10. Кулакова Ю.М. Административно-правовое регулирование ограничений прав государственных гражданских служащих Российской Федерации / Ю.М.Кулакова: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2008. 25 с.
11. Федеральный закон от 08.01.1998 N 8-ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 12.01.1998, N 2, ст. 224.
12. Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 02.06.2003, N 22, ст. 2063.
13. Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 02.08.2004, N 31, ст. 3215.
14. Федеральный закон от 02.03.2007 N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 05.03.2007, N 10, ст. 1152.
15. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // Собрание законодательства РФ, 29.12.2008, N 52 (ч. 1), ст. 6228.
16. Федеральный закон от 03.11.2015 № 303-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 09.11.2015, N 45, ст. 6204.
17. Указ Президента РФ от 22.12.2015 N 650 "О порядке сообщения лицами, замещающими отдельные государственные должности Российской Федерации, должности федеральной государственной службы, и иными лицами о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и о внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 28.12.2015, N 52 (часть I), ст. 7588.
18. Заседание Совета по противодействию коррупции от 26 января 2016 года // Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http//www.kremlin.ru (дата обращения: 30.10.2015).
19. Россия в Индексе Восприятия Коррупции. URL: http://www.transparency.org.ru (дата обращения: 30.10.2015).
20. Заседание президиума Совета по противодействию коррупции от 12 ноября 2014 года // Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http//www.kremlin.ru (дата обращения: 30.10.2015).
21. Указ Президента РФ от 15.07.2015 N 364 "О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции" // Собрание законодательства РФ, 20.07.2015, N 29 (часть II), ст. 4477.
22. Чапурко Т.М., Зелик В.А. О современных политико-правовых направлениях трансформации антикоррупционных действий в России / Т.М. Чапурко, В.А. Зелик // Коррупция: состояние противодействия и направления оптимизации борьбы / Под ред. проф. А.И. Долговой. М., Российская криминологическая ассоциация, 2015. С. 112-117.



grani ligotip

perevod