Рейтинг@Mail.ru
Погромский Виктор Александрович Значение железнодорожного транспорта в работе АРА в России во времена голода 1921-1923 гг.
ЗНАЧЕНИЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА В РАБОТЕ АРА В РОССИИ ВО ВРЕМЕНА ГОЛОДА 1921-1923 гг.
 
THE VALUE OF RAILWAYS IN THE WORK OF ARA IN RUSSIA DURING THE FAMINE OF 1921-1923
 
Погромский Виктор Александрович,
кандидат исторических наук
Черноморский государственный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Pogromskiy Viktor A.,
Ph.D. in History
Petro Mohyla Black Sea State University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 93
 
Аннотация: Рассматривается деятельности Американской Администрации Помощи в России во времена голода 1921-1923 гг.
Ключевые слова: железнодорожное сообщение, железнодорожный транспорт, голод, гуманитарный груз.
Abstract: The paper considers the American Relief Administration in Russia during the famine of 1921-1923.
Key words: railway service, railroad transport, famine, humanitarian aid.
 
Во время развертывания деятельности Американской Администрации Помощи в России во времена голода 1921-1923 гг. достаточно важным было транспортное обеспечение миссии. Стоит отметить, что Россия начала 20-х гг. ХХ ст. имела достаточно неплохую сеть железных дорог. Однако, достаточно тяжелое положение было с подвижным составом железной дороги. Надо иметь в виду, что именно железная дорога выполняла функцию объединения голодающих регионов с «большой землей». Можно утверждать с полной уверенностью, что без должного уровня организации доставки гуманитарных грузов по железной дороге миссия АРА в Большевистской России была бы невозможной.
Что касается историографии выбранной нами темы, несмотря на довольно интенсивную работу российских ученых-историков в направлении исследования деятельности Американской Администрации Помощи в России в 1921-23 гг. значение железнодорожного транспорта в работе филантропических организаций, в частности АРА, освещения не нашло. Эта проблема не была выделена в отдельное направление научных поисков. Несмотря на широкий круг исследований голода 1921-23 гг. регионального характера на этом уровне значение железнодорожного сообщения регионов также исследовано не было. Хотя, вполне оправданным будет утверждение о наличии отдельных контекстных упоминаний деятельности железнодорожного транспорта в русле более широких тем связанных с деятельностью АРА в России. Так, определенные упоминания о деятельности железной дороги можно найти в работах таких российских ученых: Аншакова Ю.Ю. [1], Бадмаева Е.Н. [2], Хмелевская Ю.Ю. [7, 8], Латипов Р. [3], Усманов Н.В. [6].
Что касается англоязычных исследователей, особое внимание состоянию железной дороги и ее значению уделил один из первых исследователей деятельности АРА в России – Гарольд Фишер (Harold Fisher) [9]. Некоторые сведения о значении железной дороги в работе АРА можно получить и в работе самого Герберта Гувера [10].
Основной задачей данной научной публикации является освещение значения железнодорожного транспорта в работе АРА на территории большевистской России в 1921-1923 гг., и краткая характеристика проблем и достижений миссии Американской Администрации Помощи связанных с железной дорогой и ее состоянием.
В начале развертывания деятельности АРА в России значительное количество локомотивов находилось в нерабочем состоянии, тоже касалось и вагонов. Так, по состоянию на 1921 г., 60% локомотивов в России находилось в разукомплектованном или нерабочем состоянии, 30% вагонов невозможно было эксплуатировать [9, р. 493].
Начальными пунктами железнодорожного сообщения в гуманитарной операции АРА выступали в основном крупные порты [9, р. 185]. При разработке концепции доставки грузов руководство АРА выбрало два основных пути поступления гуманитарных товаров. Северный путь – через порты Петрограда, Риги, Ревеля, Вентспилса (Виндау). Через Минск проходило железнодорожное сообщение с одним из крупнейших и плотно вовлеченных в программу помощи Американской Администрации – польским портом Гданьском [4].
Однако это направление доставки грузов имело свои недостатки, основным из которых было прекращение навигации в зимний период, когда Балтийское море было сковано льдом. Поэтому достаточно активно АРА пользовалась южным – Черноморским направлением. В состав которого входили порты Одессы, Феодосии, Симферополя, Новороссийска, Ростова. Все эти порты были включены в общую сеть железнодорожного сообщения, что в свою очередь положительно отражалось на организации помощи голодающим.
Глава миссии АРА в России полковник Хаскел, отмечал что советская железная дорога работала крайне медленно и это касалось всего: разгрузка вагонов, перевалки грузов, организации охраны складов а сами локомотивы передвигались очень медленно из-за неудовлетворительного состояния и плохого качества железнодорожного полотна [9, р. 186]. Во время налаживания деятельности АРА в России большевистское руководство уверяло, что подконтрольная им железная дорога способна перевезти около 200 000 тонн грузов в месяц. Однако, реальность была другой. Железная дорога на момент начала деятельности АРА в России способна была перевезти не более трети заявленного объема [9, р. 490].
В начале своей деятельности АРА нуждалась в значительном количестве грузовых автомобилей, заявленная потребность насчитывала более 400 единиц, в наличии было только 160, их к месту работы также доставляли по железной дороге. Первый поезд с 43 автомобилями отправился из порта Одессы в Симбирск и преодолел расстояние в 2400 км за месяц. Поезд из Новороссийска в Уфу направлялся к месту назначения многие недели. Поэтому председатель миссий АРА в Уфе Уолтер Бел отправил телеграмму своему коллеге в порт Новороссийска иронизируя, что поезда надо «оборудовать компасом и секстантом», чтобы они не блуждали по России [9, р. 186].
Весьма значительные проблемы были и с персоналом железной дороги – люди много работали, а получали мизерную зарплату, значительное количество железнодорожников недоедала, отсутствовала мотивация к работе, широкое распространение получили кражи железнодорожного имущества. Но одной из самых острых проблем был дефицит топлива. Советское правительство пытаясь решить эту проблему закупило уголь в Великобритании. Поставки угля проходили через порт Вентспилса (Виндау). Однако, это направление было перегружено поставками продовольствия, поэтому уголь доставлялся не вовремя, локомотивы приходилось отапливать всеми имеющимися материалами, включая солому, бумагу, влажную древесину. Из-за низкого качества топлива котлы локомотивов выходили из строя [9, р. 187].
Когда весной 1922 года в российские и украинские порты на Балтике и Черном море один за другим стали прибывать суда с американским зерном, возникли серьезные проблемы, которые едва не разрушили всю программу по доставке с помощью железной дороги. На двух узловых станциях в Поволжье скопилось несколько десятков эшелонов с продовольствием, которые никто не спешил отправлять дальше, в то время как склады в голодающих губерниях пустели, а переполненные портовые хранилища напрасно ждали пустых вагонов под погрузку. Тогда директор Русского отделения АРА Уильям Хаскел сделал ультимативное заявление советскому правительству и отправил открытым текстом телеграмму в США с предложением остановить отправку грузов до тех пор, пока положение не изменится. Справиться с кризисом удалось благодаря вмешательству Ф. Дзержинского, в подчинении которого тогда находились не только органы госбезопасности, но и Наркомат путей сообщения. На железной дороге было фактически объявлено чрезвычайное положение и грузы АРА пошли более интенсивно и организованно, их доставляли даже в пассажирских вагонах [8, с. 123].
Инертность железнодорожного руководства привело к тому что председатель АРА в России Хаскел решил создать отдельный транспортный отдел в структуре Американской Администрации Помощи с региональными подразделениями. Основной задачей этого отдела стало планирование транспортировки грузов, надзор за соблюдением графика поставок со стороны железной дороги и других видов транспорта. В структуру отдела вошли транспортные диспетчеры, которые находились на узловых станциях железной дороги. Председателем транспортного отдела был назначен Мэтьюз (Mathews) [9, р. 187]. Отсутствие достаточных усилий со стороны советского руководства в деле восстановления железнодорожной инфраструктуры побудила АРА приобщиться к делу улучшения состояния железной дороги в России на наиболее значимых для поставки гуманитарной помощи направлениях. По информации российского ученого Р. Латыпова такая деятельность была достаточно распространена. В своей работе «Помощь АРА Советской России в период «большого голода»1921-1923 гг.» [3] он отмечает: «железнодорожное хозяйство России, разоренное гражданской войной, просто не справлялось с объемом перевозок и разгрузочных работ для АРА, в связи с чем ее сотрудникам пришлось организовывать и восстановление путей сообщения. Так, только в Симбирской губернии был восстановлен 271 железнодорожный мост» [3]. Такая форма работы не была присуща АРА в других странах где она оказывала помощь до этого. Поэтому организация общественно полезных работ может считаться новым опытом для организации Герберта Гувера в России. Для того чтобы привлечь рабочую силу которая была задействована на восстановлении инфраструктуры России, в том числе и железной дороги, осуществлялось ежедневное разовое горячее питание из полевой кухни или выдавался сухой кукурузный паек из запасов АРА. Именно таким образом в Уфе, Челябинске, Златоусте и других уральских городах было отремонтировано около 54 км узкоколейной железной дороги [8, с. 70].
Довольно значительным железнодорожным центром России, который был задействован для поставки помощи АРА был г. Балашов Саратовской губернии. К этой станции приписывалось около 45 эшелонов, которые занимались транспортировкой грузов АРА. Также, среди наиболее значимых железнодорожных узлов можно выделить Симбирск, Ростов на Дону, Саратов, Сызрань, Русаевку [9, р. 185].
Достаточно существенными были потери продовольствия на железной дороге из-за краж. Американцы иногда опасались, что виновные в хищениях их грузов могут избежать заслуженного наказания. Между тем похитители зарубежной помощи наказывались довольно строго, вплоть до применения к ним «высшей мере социальной защиты – расстрелу», ведь советское правительство взяло на себя обязательство возмещать стоимость похищенных на территории РСФСР грузов АРА золотом. Как отмечает российский исследователь Н. Усманов: в тайной переписке Оренбургского отделения ГПУ с губернским исполкомом, датированный 2 марта 1922 г., отмечалось, что суд Ташкентской железной дороги 26 февраля приговорил санитара П. Н. Малова, уроженца села Кувандык Орского уезда Оренбургской губернии, к расстрелу за хищение из вагонов, принадлежащих АРА, пшеницы и консервированного молока на станции Оренбург [6].
Состояние железной дороги непосредственно влияло на ход работы Американской Администрации Помощи, иногда перебои работы в железнодорожном сообщении России приводили к перебоям в работе столовых АРА, или даже к временному прекращению помощи голодающим. Так, как отмечает в своей работе российская исследовательница Ю. Аншакова: «зимой обострилась транспортная проблема, связанная с ужасным состоянием российских железных дорог. В январе – феврале 1922 г. во всех районах, кроме Ставропольского, возникли серьезные перебои в работе столовых. В Пугачевском районе, в частности, некоторые столовой пришлось закрыть. Ужасным было то, что именно Пугачовский уезд сильно страдал от голода. Работа транспорта окончательно наладилась только к маю, и АРА вернулась к своему обычному функционированию» [1, с. 328].
Еще одним направлением к которому была привлечена железнодорожная инфраструктура России являлась медицинская помощь. В регионах, наиболее пострадавших от голода была чрезвычайно тяжелая эпидемиологическая ситуация. Заразные заболевания выкашивали население усиливая ужасы голода. Медицинского персонала не хватало, катастрофической ситуация была и с наличием медицинского оборудования и лекарств. Нововведением американских медицинских специалистов были медико-санитарные поезда. Основным плюсом их использования была значительная мобильность. Их можно было направить в регионы с наиболее неблагоприятным медицинским и эпидемиологическим положением и сразу начать оказание помощи больным [5, с. 185]. Председатель медицинского отдела АРА доктор Бьюкс (Beeuwkes) убедил советскую власть именно в таком применения поездов. В достаточно ускоренном темпе один из поездов был переоборудован в мобильный госпиталь. К тому же в нем были оборудована мобильная кухня. Первый медицинский поезд покинул Москву 3 августа 1922 г. Его начальником был назначен доктор Росс (Ross). В августе этот поезд проехал около 3500 км. Он делал остановки в крупных городах, таких как Тула, Орел, Курск, Воронеж, Козлов, Тамбов, Рязань. Однако останавливался и в не очень больших населенных пунктах, где спешно требовалась медицинская и санитарная помощь. Весной 1923 г. к работе был привлечен еще один санитарный поезд АРА начальником которого был доктор Тул (Toole). Благодаря этому поезду медицинская помощь была оказана в Калуге, Брянске, Ярославле, Костроме, Владимире, Иваново-Вознесенске, Твери, Рыбинск, Ростове [9, р. 389].
Таким образом, можно утверждать, что одним из главных залогов проведения успешной операции по оказанию помощи осуществлявшихся зарубежными филантропическими организациями на территории России во времена голода 1921-1923 гг. было эффективное использование железной дороги. Именно работа железнодорожного транспорта обеспечивала большую часть перевозки гуманитарных грузов в голодные регионы России. Однако, без организационной и материальной поддержки со стороны АРА вряд ли можно было достичь нужной эффективности железной дороги в России в начале 20-х гг. ХХ ст. и обеспечить миллионы голодающих едой, одеждой и медицинской помощью своевременно и в необходимых объемах.
 
Список использованных источников:
 
1. Аншакова Ю.Ю. Начальный этап работы Американской администрации помощи в Самарском округе во время голода 1921-1922 гг. (по материалам миссии) / Ю.Ю. Аншакова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т. 7. 2005. № 2. С. 321-331.
2. Бадмаева Е.Н. Калмыкия в начале 1920-х годов: голод и преодоление его последствий / Е.Н. Бадмаева; Отв. ред. Г.Ш. Дорджиева. Элиста: ОАО АПП «Джангар», 2006. 181 с.
3. Латипов Р. Помощь АРА Советской России в период «великого голода» 1921-1923 гг./ Латыпов Рашит Абдуллович //Научно-культурно-логический журнал. История. 2013. №13(269). С. 250-279.
4. Погромський В. Значение порта Гданьск в деятельности американских благотворительных организаций на территории Польши и Восточной Европы. / Виктор Александрович Погромський // Wschodnioznawstwo. Instytut Studiów Międzynarodowych Uniwersytetu: Wrocławskiego. Tom 8. Wroclaw, 2014. s. 269-279.
5. Погромський В.О. Медична допомога американських міжнародних організацій Радянській Росії за часів гуманітарної катастрофи 1921-1923 рр. / В.О. Погромський // Науковий вісник Миколаївського національного університету імені В.О. Сухомлинського. Сер.: Історичні науки. 2013. Вип. 3.35. С. 183-187.
6. Усманов Н. В. Помощь американцев голодающим в Советской России в 1921-1923 гг.: (по материалам Урала) / Наиль Вакилович Усманов // Исторический вестник. Т. 4 (151): История – свидетельница времён. М. 2013. С.158-183.
7. Хмелевская Ю.Ю. Десять миллионов ртов / Юлия Хмелевская // Вокруг света. 2011. № 11. С. 118-125.
8. Хмелевская Ю.Ю. Миссия выполнима? Американская филантропия против первого советского голода (к 90-летию начала деятельности американской администрации помощи на Урале, 1921–1923 годы) / Ю.Ю. Хмелевская // Вестник Пермского университета. История. Выпуск 3 (17). 2011. С. 65-74.
9. Fisher Harold H. The Famine in Soviet Russia. 1919-1923. The Operations of the American Relief Administration / H. Fisher. N-Y.: The Macmillian Company, 1927. 609 р.
10. Hoover H. An American Epic. Famine in Forty-five Nations. Vol. 3. The Battle on the Front Line, 1914-1923 / H. Hoover. Chicago: Regnery, 1961. 592 p.