Рейтинг@Mail.ru
Измайлова Марина Алексеевна, Кошель Владимир Андреевич Социально-экономические эффекты технологизации современной коммуникационной среды
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ КОММУНИКАЦИОННОЙ СРЕДЫ
 
SOCIO-ECONOMIC EFFECTS OF TECHNOLOGIZATION OF MODERN COMMUNICATION ENVIRONMENT
 
Измайлова Марина Алексеевна,
доктор экономических наук
Финансовый университет при Правительстве РФ,
г. Москва, Россия
Izmaylova Marina A.,
Doctor in Economics
Financial University under the Government of the Russian Federation,
Moscow, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Кошель Владимир Андреевич,
кандидат философских наук
Российский экономический университет имени. Г.В.Плеханова,
г. Москва, Россия
Koshel Vladimir A.,
Ph.D. in Philosophy
Plekhanov Russian University of Economics,
Moscow, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 33
 
Аннотация: В статье проводится анализ проблемы социально-экономических эффектов нового типа коммуникационной среды, становление которой связано с зарождением информационного общества. Раскрываются детерминанты феномена «клипового мышления» и делается попытка осмысления возможностей его преодоления. Обосновывается значимость исследуемого феномена для субъектов бизнес-среды в аспекте формирования профессионального мышления и выстраивания эффективных коммуникаций со своим окружением.
Ключевые слова: бизнес-коммуникации, коммуникативные технологии, клиповое мышление, технологизация коммуникационной среды, общество.
Abstract: The article analyzes the problems of socio-economic effects of a new type of communication media, the establishment of which is associated with the emergence of the information society. It reveals determinants of the phenomenon of "clip thinking" and attempts to understand possibilities of its overcoming. It also substantiates the importance of the phenomenon under study for the subjects of the business environment in the aspect of forming professional thinking and building effective communication with the surroundings.
Key words: business-communication, communication technology, clip thinking, technologization of communication environment, society.
 
В современную эпоху тотальной информатизации существенно меняется мировосприятие человека, механизмы его мышления и специфика освоения информации. Для субъектов бизнес-коммуникаций, в этой связи, актуализируется необходимость осмысления меняющегося сознания целевой аудитории, одним из ключевых параметров и признаков которого выступает формирующееся в настоящее время так называемое «клиповое мышление». Отсюда вытекает цель данной статьи – выявление всей совокупности детерминант и специфики клипового мышления как сравнительно нового фактора в развитии группового и индивидуального сознания.
Осмысление данного феномена представителями бизнеса и политики, PR-технологами, рекламистами и другими субъектами современных коммуникаций представляется весьма актуальным для формирования их профессионального мышления.
Исследование феномена «клипового мышления» нашло отражение в ряде научных работ российских ученых. Следует выделить труды Т.В. Семеновских, в которых дается вполне корректное определение клипового сознания (мышления), как процесса «отражения множества разнообразных свойств объектов, без учета связей между ними, характеризующийся фрагментарностью информационного потока, алогичностью, полной разнородностью поступающей информации, высокой скоростью переключения между частями, фрагментами информации, отсутствием целостной картины восприятия окружающего мира» [8].
Приведенная дефиниция удивительным образом попадает в достаточно узкий «коридор» инвариантных характеристик обыденного сознания, известных с 2001 года благодаря исследованиям Е.В. Улыбиной: «Говоря об обыденном сознании, практически все исследователи отмечают его нерациональный характер, игнорирование законов логики, отказ от научной информации» [10, c. 95]. Данный подход соответствует взглядам философов [1, 6, 7], в свое время подчеркивающих нелогичность, «недиалектичность» обыденного сознания.
Таким образом, представляется возможным, с одной стороны, предположить, что выводы, сделанные в процессе исследования обыденного сознания, в значительной мере применимы к «клиповому мышлению». С другой стороны, важно понять, в какой мере общие черты обыденного сознания модифицируются особенностями «клипового сознания», каким группам носителей обыденного сознания эта форма в наибольшей мере присуща и как она может быть снята.
Специфику изменений сознания в современном обществе предопределили развитие информационной техники, цифровых технологий, средств массовых коммуникаций и глобализирующиеся процессы производства и массового потребления. Указанные изменения радикально преобразовали всю современную коммуникационную среду.
Во-первых, неизмеримо вырос удельный вес электронных и Интернет-коммуникаций – их содержание включает в себя переписку по электронной почте и через SMS, общение в чатах и социальных сетях, ICQ и т.п. В электронных коммуникациях мы наблюдаем иную, отличную от традиционной, культуру общения. В ней личность действует преимущественно на уровне непосредственного проявления чувств, не давая себе труда осмыслить процесс коммуникации, выстроить его по принятым в эпистолярном жанре правилам. Для Интернет-коммуникаций характерен разговорный стиль общения, низкий уровень грамотности, обильные сокращения, сленг и, нередко, ненормативная лексика, что в целом позволяет заявлять об Интернет-коммуникации как о принципиально новом типе коммуникации, отличающегося от привычного рядом характеристик, в том числе, отсутствием установленных правил, системности, сочетающего признаки письменной и устной форм.
Характеризуя формирование нового типа коммуникаций и его отличительные характеристики, Анна Лаптандер отмечает: «Особое место при общении в социальных сетях занимает манера общения и использование коротких, но емких выражений и символов. Общаясь в сети при помощи коротких фраз, емких и сжатых выражений, обозначая эмоции картинками-смайликами, выработался свой новый язык общения, построенный на графических символах и словах, со специально искаженными орфографическими и лексическими нормами. Общение становится торопливым и предельно упрощенным. При помощи знаков препинания эмоции выражаются по-разному. С развитием Интернета набор этих значков дополнился» [2].
Поскольку язык и мышление развиваются в неразрывном единстве и внутренней связи, постольку с достаточной степенью достоверности можно утверждать, что формирование нового типа коммуникаций означает и формирование нового типа сознания. Потребность своевременно и адекватно реагировать на бесчисленное многообразие информационных сообщений порождает предельно упрощённое, «торопливое» мышление.
Ситуация усугубляется общими характеристиками обыденного сознания. В дополнение к чертам, приведенным выше, можно указать также и такую важнейшую особенность обыденного сознания, как неспособность к рефлексии. Носитель обыденного сознания, выйдя за пределы своей повседневной практики, в которой он может быть вполне разумен и рассудителен, не в состоянии оценить истинность своих суждений, отнесенных к «зоне некомпетентности». Иными словами, разумная рефлексия здесь не работает, а потому изъяны «торопливого» мышления просто не видны, и оно выступает для мыслящего как вполне добротный инструмент отражения мира.
В русле тенденции информатизации и глобализации общества всё более значимыми становятся коммуникации в формате визуально-образных сообщений. Ощутимый рост аудитории, воспринимающей информацию в виде визуальных, чувственно-наглядных образов рассудочного мышления означает снижение актуальности системного (концептуального, целостного) сознания. Колоссальный в своём объёме и многообразии поток информации направляется в мозг человека, преобразует способность восприятия мира, ведёт к формированию фрагментарного, клипового сознания.
Адаптация к условиям современной коммуникационной среды выступает своеобразным возвращением человеческого мышления к архаичной, дотекстовой эпохе. Современные информационные технологии позволяют, как известно, извлекать из гаджетов, подключённых к сети Интернет, интересующую информацию по устному запросу в цифровом аудиоформате. Тем самым снижается актуальность письменной речи. Письменность, представляющая собой определённую последовательность знаков, в рамках обозначенной тенденции, уже является отнюдь не единственным фактором формирования культуры мышления. Как и в доисторические времена, аудио-визуальное мировосприятие становится не только предпосылкой, но и фундаментом всей мыслительной активности человека.
Клиповое сознание формируется как средство адаптации человека к быстро растущему потоку информации, обеспечивая немыслимую прежде динамику восприятия и ориентации в безбрежном океане сообщений, не только сменяющих друг друга, но и одновременно поступающих в мозг. Вместе с тем, клиповое, фрагментарное сознание совершенно очевидно снижает критичность мышления. Порождённый клиповым сознанием образ складывается из осколков впечатлений и обрывков информации. По мнению Т.В. Семеновских: «Этот образ не требует подключения воображения, рефлексии, осмысления, все время происходит «перезагрузка», «обновление» информации, когда всё первоначально увиденное без временного разрыва утрачивает свое значение, устаревает» [8].
Важным наблюдением является и то, что далеко не единичными становятся те субъекты современных бизнес-коммуникаций, которые на практике используют клиповое мышление целевой аудитории для достижения своих коммерческих целей. В числе этих субъектов наличествуют и транснациональные корпорации, составляющие экономическую основу современной глобализации человечества. Принято считать, что русло формирующейся тенденции к «фрагментации» мышления определяет, с одной стороны, потребность бизнеса использовать новые ресурсы, а с другой, – всё возрастающий сегмент целевой аудитории ориентированный на восприятие «квантованной» информации. Но есть и третий фактор, в качестве которого выступает сам бизнес как реципиент «квантованной» информации.
Транснациональные корпорации, наряду с национальными коммерческими компаниями, размещают на сайтах так называемую «карусельную рекламу», обеспечивающую возможность одновременно просмотреть множество слайдов с рекламируемыми товарами в режиме мерцания изображений заданной тематики. «Карусельная реклама, – отмечают современные эксперты, – используется почти на всех коммерческих сайтах. При этом, если крупнейшие агентства рекламы утверждают, что такой метод неэффективен, то крупные ритейлеры в ответ все равно размещают «карусели» на ресурсах» [4]. Несмотря на критические высказывания некоторых специалистов по поводу эффективности карусельной рекламы, сама практика бизнес-коммуникаций с уверенностью опровергает эту критику.
По мнению значительного числа исследователей, успешное продвижение новых маркетинговых технологий в пространство клипового сознания целевой аудитории обусловливается еще одним фактором архаизации мышления – мифологизацией сознания. Социально-экономическими условиями мифологизации сознания потребителя выступает всё та же глобализация мира во главе с транснациональными корпорациями. Мифотворчество обретает статус методологической установки в формировании маркетинговых коммуникаций. Как утверждают В.И. Терентьева и Г.Л. Тульчинский, «массовая культура стала временем второго рождения мифа, возврата к мифологическому мышлению. Но это мифы, которые рождаются не стихийно, а проектируются и сознательно продвигаются» [9, c. 83].
При исследовании клипового сознания следует также обратить внимание на параллельное формирование новой парадигмы развития бизнеса – так называемый «когнитивный маркетинг». В отличие от традиционной стратегии маркетинга, сориентированного, преимущественно на изучение спроса потребителей, когнитивный маркетинг сосредоточен на создании потребности и спроса на инновационные товары. Клиповое сознание современных потребителей является благоприятной почвой распространения когнитивного маркетинга не только потому, что пропагандируемые стандарты качества жизни актуализируют гедонистические мотивации, но и потому, что при господстве фрагментарного (клипового) сознания человек, как правило, не в состоянии критически мыслить и определять собственную смысложизненную стратегию, в контексте которой и осознаются действительные потребности, ценностные мотивации и жизненные цели. Подтверждение данному тезису можно найти в трудах Г. Маркузе, обозначившего зарождение современной тенденции во второй половине XX столетия: «В основе общества сегодня лежит определённый исторический технологический проект или технологическая рациональность, которая оказывает репрессивное воздействие на нравственные, эстетические, познавательные и другие ориентации человека» [3, c. 6].
Упомянутая философом Франкфуртской школы «технологическая рациональность» – это новая парадигма мировоззренческой ориентации человека, возникшая в период преобразования современного общества, трансформации машинного производства в информационно насыщенный автоматизированный процесс. Глубинный смысл такой парадигмы заключается в том, что в ускоряющемся ритме повседневности человек загоняется в жёсткие рамки борьбы за сохранение и повышение своего социального статуса. Этот статус диктуется потребительскими стандартами, в рамках которых идентификация и самоидентификация человека определяется теми вещами, которые находятся в его собственности. В парадигме «технологической рациональности» достоинство человека измеряется теми брендами, которыми он обладает. И самое важное здесь то, что эта «технологическая рациональность» отнюдь не является, – как это ни покажется парадоксальным, – результатом свободного выбора мировоззренческой стратегии личности. Она навязывается как неотвратимая необходимость той социальной стратой, к которой принадлежит эта личность.
Именно внутренняя зависимость от этой социальной парадигмы лишает человека целостности и свободы личностного самоопределения, осознанного выбора социально ответственной (нравственной) стратегии. «Технологическая рациональность» выступает в качестве альтернативы его подлинной субъектности, фрагментируя, расщепляя сознание и направляя его на бесчисленные внешние, по отношению к человеку, ценности. Парадигма «технологической рациональности» и явилась тем социальным условием, которое предопределило процесс преобразования сознания в клиповое мышление.
Осмысление новой стадии эволюции «технологической рациональности» – клипового мышления в контексте становления информационного общества представляется весьма немаловажным для формирования профессиональных компетенций топ-менеджеров современных корпораций, ответственных за маркетинг и бренд-билдинг, рекламу и паблик рилейшнз, эйчар и менеджмент.
Принимая во внимание актуальность данной проблемы для понимания весьма существенных детерминант современных коммуникаций, обратимся к теме формирующегося поколения – завтрашних менеджеров глобальной экономики.
Вердикт Вильяма Ирвина Томпсона, адресованный его современникам: «В мире информационной перегрузки оцепеневшие граждане больше не читают и не думают, они смотрят и чувствуют» [5], к счастью, не стал окончательным приговором истории. Уже сегодня можно говорить о некоторых симптомах социального созревания человечества, об альтернативной тенденции. Появилось поколение, ощущающее дегуманизацию человека и не принимающее её. Современные молодые люди стремятся осмыслить подлинную, созидательную, собственно человеческую природу человека. «Дети 1980-х и 1990-х осознают свое влияние на общество. Они хорошо информированы в вопросах окружающей среды, толерантности и принятия других, а также они хорошо знают, что даже один человек может изменить ситуацию» [5]. Молодое поколение стремится к тому, чтобы основная сфера их занятости – профессиональная трудовая деятельность – была не просто интересной и развивающей, но и творческой, и созидающей. Поколение наших молодых современников стремится осознать свою субъектность не только в потребности и в требовании корректного отношения со стороны социального окружения, но и в стремлении к целеполаганию, что уже характеризует человека как целостную личность, а не как частичного, фрагментарного индивида с клиповым мышлением.
Чрезвычайно значимо отношение современных молодых людей к информационно-коммуникационной технике и технологиям. Они воспринимают электронные устройства с их программами, «форматирующими» сознание и потребность в общении, и сами коммуникации уже не в качестве самодовлеющей среды, детерминирующей их социальную активность, а в качестве эффективного средства, позволяющего высвободить свой творческий потенциал для реализации сознательно формируемых ими целей.
Социальное окружение (не в последнюю очередь благодаря вышеозначенным техническим средствам) они воспринимают не как локальные общности, к которым они принадлежат, но как весь род человеческий, как органическое целое, в сфере которого они оптимистично настроены обрести свою субъектность, развить способности к целеполаганию. Таким образом, как справедливо отмечает Н. Радужная, – «они рассматривают технологии не просто как устройства и программы для общения, для них это способ улучшения жизни, то, что помогает им делать правильный выбор, а также вносить вклад в развитие общества» [5].
Таким образом, результаты теоретического анализа и эмпирических наблюдений за особенностями поведения представителей разных поколений оказываются сегодня весьма востребованными. Современный мир переживает глубокий системный кризис. От того, насколько конструктивна будет коммуникация менеджеров сегодняшней экономики и в неменьшей степени политических деятелей с представителями молодого поколения, будет зависеть и перспектива выхода из глобального кризиса, и судьба созидательных устремлений человечества.
 
Список использованных источников:
 
1. Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. СПб.: Наука, 2006. Кн. 2. 424 с.
2. Лаптандер А. Особенности общения подростков в социальных сетях // Официальный Социальная сеть работников образования nsportal.ru. URL: http://nsportal.ru/vuz/psikhologicheskie-nauki/library/2013/10/29/statya-problemy-osobennostey-obshcheniya-podrostkov-v (дата обращения: 11.03.2016).
3. Маркузе Г. Одномерный человек. Исследование идеологии развитого индустриального общества. М.: «REFL-book», 1994. 368 с.
4. Плюсы и минусы карусельной рекламы // Официальный сайт Allfjujoomla. URL: http://allforjoomla.ru/info/1156-pljusy-i-minusy-karuselnojj-reklamy (дата обращения: 11.03.2016).
5. Радужная Н. Поколение ЯЯЯ: как миллениалы меняют маркетинговый ландшафт // Официальный сайт Лайфхакер. URL: http://lifehacker.ru/2014/04/13/pokolenie-yayaya-kak-millenialy-menyayut-marketingovyj-landshaft/ (дата обращения: 11.03.2016).
6. Сегал А.П. Проблемное поле исследования обыденного сознания // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 6. URL: http://www.science-education.ru/113-10957 (дата обращения: 11.03.2016).
7. Сегал А.П. Генезис и структура обыденного сознания: дисс…. канд. филос. наук: 09.00.11. / Сегал Александр Петрович. Москва, 2014. 183 с.
8. Семеновских Т.В. Клиповое мышление – феномен современности // Оптимальные коммуникации / Эпистемический ресурс Академии медиаиндустрии и кафедры теории и практики общественной связности РГГУ. URL: http://jarki.ru/wpress/2013/02/18/3208/ (дата обращения: 11.03.2016).
9. Тульчинский Г.Л., Терентьева В.И. Бренд-интегрированный менеджмент. Каждый сотрудник в ответе за бренд. М.: Вершина, 2006. 352 с. 10. Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. М.: Смысл, 2001. 263 с.



grani ligotip

perevod