Рейтинг@Mail.ru
Иванова Ирина Павловна О личностных аспектах публицистического дискурса
О ЛИЧНОСТНЫХ АСПЕКТАХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА
 
PERSONAL ASPECTS OF THE JOURNALISTIC DISCOURSE
 
Иванова Ирина Павловна,
кандидат филологических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
                       государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Ivanova Irina P.,
Ph.D. in Philology
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 81
 
Аннотация: В рамках рассмотрения коммуникативного содержания текста автор обращает внимание на его личностный характер.
Ключевые слова: Текст, язык, лингвистика, публицистика.
Abstract: Considering communicative content of text the author draws attention to its personal characteristic.
Key words: Text, language, linguistics, journalism.
 
Антропоцентричность лингвистики характеризуется смещением интересов исследователей в направлении выявления законов функционирования языка, закономерностей употребления языковых единиц согласно определенным целям говорящего или пишущего.
В связи с тем, что любая коммуникативная деятельность не является отвлеченным от субъекта данной деятельности функционированием некоторого механизма, а активным проявлением личности человека, коммуникативное содержание текста имеет личностный характер, что и является непреложной его характеристикой. В действительности, путем определенной организации знакового материала текста соединяются в едином процессе личностные свойства отправителя и адресата сообщения: мотивы и потребности, личностные характеристики коммуникативного и жизненного опыта, эмоционального восприятия, внимания, воображения, ценностей и установок. В процессе создания текста автор исходит из своего личностного смысла, однако ему необходимо посредством текста определенным образом организовать деятельность адресата, в том числе, возможно, произвести определенные изменения или закрепления в системе его личностных смыслов.
При рассмотрении соотношения текста и личностных смыслов пишущего и воспринимающего следует вести речь уже о некотором общем личностном смысле. При наличии возможных внешних различий текст предлагает интерпретатору, как правило, некоторый единый личностный смысл или единую систему личностных смыслов. Он является личностным смыслом отправителя сообщения, но одновременно личностным смыслом для адресата, и текст выстраивается и предъявляется с максимальным использованием всех лингвистических и экстралингвистических возможностей, чтобы данный единый личностный смысл был принят адресатом сообщения. Текст не является простой суммой отдельных предложений, а представляет собой качественно иное образование, связность которого достигается организацией языковых средств для передачи содержания под определенным авторской позицией углом зрения.
Личность субъекта речи определяет его взаимоотношение с другой личностью - адресатом и оказывает влияние на весь коммуникативный процесс, находится в центре прагматического исследования. Это касается и опосредованного ( автор - читатель) общения.
Одним из образцов последнего является газетно-публицистический текст, ставший в последнее время предметом многочисленных исследований лингвистов. Публицистика, социальной функцией которой является удовлетворение потребностей людей в адекватном и всестороннем осознании действительности, отражает текущую историю, обращена к проблемам, которые имеют общественный интерес. В настоящее время большинство читателей имеют дело именно с текстами массовой коммуникации, которые влияют на мысли, позиции читателей/ слушателей и в некоторой степени - на их действия.
Сила воздействия публицистического слова заключается в силе концепции, позиции автора, в достоверности излагаемых фактов, в логике изложения и убедительности доказательств. В публицистическом дискурсе довольно отчетливо представлена личность автора, его установки, направленные читателю. Автор выражает отношение к соответствующим референтам, программирует определенное воздействие на адресата, формируя у него соответствующие эмоции, установки и оценки. Журналист не может быть независимым в подаче материала газетного сообщения, так как над ним находятся социальные институты более высокого ранга. В этой связи Е.В. Сироткина подчеркивает, что создатель текста, его адресант, всегда институциализирован» [3, с. 111].
В соответствии с условиями, целями и требованиями коммуникации мастерство пишущего заключается в подборе наилучших для данного контекста языковых средств воздействия на адресата. Обладая значительной силой воздействия, публицистика использует самые разнообразные стилистические средства, среди которых цитирование занимает свое определенное место. Присутствие « чужого слова» придает экспрессивность современному дискурсу. Цитация, то есть, « текст в тексте», обостряет диалогичность текста, повышает момент игры, служит порождению подтекста. Использование цитат обогащает текст, придает ему как бы «четвертое измерение» [1, с. 74], делая его звеном в цепи других. В качестве цитат используются тексты из разных источников, имеющие разную степень известности: высказывания известных философов, исторических деятелей, политиков, библейские тексты, произведения мировой художественной литературы. Все это задействовано, прежде всего, в плане создания смелых аналогий, эксплуатации образов, добывания новых смыслов.
По мнению В.Е. Чернявской, структура публицистического текста включает в себя образ его автора, и в этом смысле он, как и всякий другой, является субъектным. Личность субъекта детерминирует построение текста на всех уровнях содержательно - смысловой организации. Одним из признаков субъективного фактора в отражении признается способность человека осознанно, целенаправленно, избирательно отражать мир. Субъективное - значит зависимое от субъекта как носителя предметно - практической деятельности и познания, направленных на адекватное, истинное отражение объективного содержания предметов и явлений [4, с. 135 ].
Читатель извлекает из публицистического текста информацию и о фрагменте действительности, которую отражает текст, и о личности автора, его внутреннем мире. Эти два компонента неразрывно связаны воедино при преобладании субъективного начала. Конкретные проявления человеческого фактора раскрываются в большем или меньшем проникновении в языковую ткань публицистического текста эмоционально- экспрессивных и оценочных средств.
Адресант, создавая текст, использует известные носителям языка цитаты, реализует с их помощью (в комплексе с другими элементами высказывания) свои коммуникативно-прагматические установки. Выбор цитат в качестве номинативных единиц эмотивно-оценочного характера обусловлен желанием адресанта обозначить референтную ситуацию, выразить собственное отношение к ней, отправить эту информацию адресату и тем самым воздействовать на него определенным образом.
Так, в следующем отрывке, используя известное библейское высказывание «Denn sie säen Wind und werden Ungewitter einernten; ihre Saat soll nicht aufkommen und ihr Gewächs kein Mehl geben...» ( Посеявший ветер пожнет бурю), автор статьи апеллирует к общечеловеческим ценностям. Man entschloss sich damals, die Verbrechen des Hitlerregimes eindeutig zu verurteilen, deren Opfer die Juden, aber auch andere Vӧlker in den besetzten Ländern geworden waren. Wer Wind sät, der wird Sturm ernten - die Folgen des Krieges trafen viele Millionen Deutsche auf schmerzhafte Weise. [7, s.14 ].
Размышляя о страшных последствиях Второй мировой войны для народа Германии, автор выносит осуждение тем, кто начал эту страшную и жесточайшую в истории человеческой цивилизации войну. Приведенная выше цитата есть своего рода квинтэссенция смысла авторского текста. Не являясь буквальной, цитата привносит в новый контекст современного публицистического текста основные грани смысла претекста. Имплицитно используя цитату, которая передает сакральную истину, автор однозначно выражает свое отношение к сказанному, напоминает и предостерегает. Мысль о том, что сотворенное зло накажет того, кто его сотворил, особенно актуальна в настоящее тревожное для всех людей время. Образное отражение фрагмента действительности предусматривает контекст его образного восприятия, так как именно в нем заложен потенциал воздействия текста. Цитата вызывает ассоциации, посредством которых в сознании адресата формируются образы.
Говорящий, по мысли Е.В. Милосердовой, стремится передать информацию максимально точно сохранив ее объективное содержание, но одновременно хочет придать ей субъективную окраску, выразить свое отношение к сообщаемому, которое может варьироваться: от полного доверия к чужому слову через сомнение до убежденности в их недостоверности» [2]. Противопоставление чужого высказывания и авторского комментария к нему способствует реализации подтекстовой субъективно-оценочной модальности. «Vor Fernsehkameras spricht Russlands Präsident Wladimir Putin gern von seinen «sehr guten Beziehungen» zu den USA und der «engen Kooperation mit unseren amerikanischen Partnern». Das Gesicht angespannt, die Augen frei von jeder Begeisterung, gleicht der Kremlherr jedoch zunehmend einem Mann, der in einer Zweckehe steckt – und der weiß, dass er nicht treu sein kann»[6, s. 114 ].
В данном примере автором статьи выражена имплицитная негативная оценка высказывания президента России Владимира Путина о «хороших отношениях и тесном сотрудничестве с США». Именно так воспринимается чужое слово, которое передано без изменений и со всей полнотой объективности, но обрамленное контекстом, который придает чужому высказыванию совершенно иные коннотации и обертоны (gleicht der Kremlherr jedoch zunehmend einem Mann, der in einer Zweckehe steckt – und der weiß, dass er nicht treu sein kann). Такой сниженный контекст говорит об определенно однозначном отношении автора к употребленному им цитате. Ироническая позиция, которую занимает автор публицистического текста, отражает его критическое отношение к окружающей реальности.
Не менее яркий прагматический эффект наблюдается в эксплицитно выраженной цитате « Wenn China erwacht, erbebt die Welt» » (Ecли Китай проснется, мир содрогнется) [5, s.157 ]. Находящаяся в сильной позиции текста, она выполняет проспективную функцию. Спектр действия такой цитаты распространяется на весь текст. Адресант обращается к адресату с помощью «чужого голоса». Этот «чужой голос» принадлежит Наполеону, который еще два столетия назад предупреждал мир. В тексте автор дает пояснение цитаты, расширяющей пространственно временные рамки, акцентирует внимание читателя на современных событиях. Цитата как проявление межтекстового взаимодействия является одним из принципов содержательного обогащения языковой ткани текста. Находящаяся в сильной позиции цитата является как паратекст фактором организации восприятия и оценки изложенных в статье фактов и событий. Цитата несет в созданный текст свои прежние смысловые коннотации и, вместе с тем, обретает новые.
Таким образом, через призму цитаты, которую адресант ставит на службу выразительности высказывания, адресат видит и чувствует не только то, что говорящий хочет сообщить, но и глубоко эмоциональное личностное «я», которое сопоставляет, комментирует, оценивает, имеет глубокое содержание и выполняет большую психологическую нагрузку.
 
Список использованных источников:
 
1. Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации литературно-художественного текста / И.В. Гюббенет. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. 205 с.
2. Милосердова Е.В. Дистанцированность речи как явление языковой категоризации мира / Е.В. Милосердова // Когнитивная семантика: Мат-лы втор. Междунар. школы-семинара по когнитивной лингвистике. Москва-Тамбов: ИЯ РАН-ТГУ, 2000. Ч. 2. С. 180-181.
3. Сироткина Е.В. Между ней и нами антагонизм, какой существует между собачьей и кошачьей породой: общественное мнение России об Австрии в годы Крымской войны 1853-1856 гг. / Е.В. Сироткина // Социально- экономические явления и процессы. 2014. № 5. С.110-114.
4. Чернявская В.Е. Интертекстаульность как текстообразующая категория в научной коммуникации (на материале немецкого языка): Дисс… д-ра филол. наук: 10.02.04 / Валерия Евгеньевна Чернявская. СПб.: Российский Государственный Педагогический Университет, 2000. 422 с.
5. Der Spiegel № 9, 1997. 6. Der Spiegel № 35, 2002. 7. Kulturchronik № 5, 2003.



grani ligotip

perevod