Рейтинг@Mail.ru
Дворецкий М.Ю. Направления оптимизации форм уголовной ответственности и их видов в контексте эффективной реализации уголовно-правовой политики
НАПРАВЛЕНИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФОРМ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ИХ ВИДОВ В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
 
DIRECTIONS FOR OPTIMIZING CRIMINAL RESPONSIBILITY FORMS AND THEIR TYPES IN THE CONTEXT OF EFFECTIVE IMPLEMENTATION OF CRIMINAL LAW POLICY
 
Дворецкий Михаил Юрьевич,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Dvoretskiy Mikhail Yu.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy
of National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343
 
Аннотация: В статье изучена реализация иных мер уголовно-правового характера, эффективность их отдельных видов, оптимизация структуры и содержания, направления законодательного совершенствования в целях предупреждения отдельных преступлений и преступности в целом.
Ключевые слова: виды наказания, штраф, принудительные работы, исправительные работы, эффективность реализации форм уголовной ответственности, иные меры уголовно-правового характера, конфискация имущества, уголовная ответственность.
Abstract: The article examines implementation of other measures of criminal law, effectiveness of some of their types, optimization of the structure and content, directions for of the legislative improvement in order to prevent certain crimes and crime in general.
Key words: penalties, fine, forced labor, correctional work, effectiveness of the implementation of forms of criminal responsibility, other measures of criminal law, confiscation of property, criminal liability.
 
Как нам представляется, все виды освобождения от наказания как условные, так и безусловные, применяемые за преступление и выступающие формой реализации уголовной ответственности, являются иными мерами уголовно-правового характера. На наш взгляд, именно таковыми их фактически можно непосредственно признать, потому что они реально применяются за преступление, вместо определенного вида наказания, в рамках реализации уголовной ответственности согласно положениям ч. 2 ст. 2 УК РФ. Нам необходимо констатировать, что условными видами освобождения выступают: 1) условное осуждение (ст. 73-74, ч. 6.2 ст. 88); 2) условно-досрочное освобождение (ст. 79, 93); 3) отсрочка отбывания наказания (ст. 82); 4) отсрочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 82.1). В свою очередь, именно данные виды фактически обеспечены непосредственно принудительной силой, то есть реальной угрозой отмены освобождения при нарушении требований соответствующего освобождения. А, к их безусловным видам относятся:
1) замена не отбытой части наказания другим более мягким видом наказания (ст. 80);
2) освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1);
3) освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81);
4) освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83);
5) амнистия (ст. 84);
6) помилование (ст. 85);
7) освобождение от наказания несовершеннолетних (ст. 92).
По нашему мнению, именно данные виды, фактически являются иными мерами уголовно-правового характера потому, что они непосредственно применяются за преступление, отрицательная оценка деяния и лица официально дана в обвинительном приговоре, которым деяние признано преступлением, а виновного в его совершении — преступником. На основании этого подхода, при замене неотбытой части наказания более мягким его видом виновный в совершении преступления продолжает отбывать наказание, хотя и более мягкое, и поэтому ее следует отнести к иным мерам уголовно-правового характера [1].
Поскольку фактически принудительные меры медицинского характера, непосредственно применяемые к лицу, реально виновно совершившему деяние в состоянии невменяемости, а также принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним, освобожденным от уголовной ответственности в соответствии со ст. 90 УК РФ, то именно данные разновидности никак не относятся к формам реализации уголовной ответственности. В свою очередь, как нам представляется, также, во-первых, пять так называемых «общих видов освобождения от уголовной ответственности» (статья 75, 76, 76.1, 78, 90 УК РФ); во-вторых, двадцать шесть так называемых «специальных видов освобождения от уголовной ответственности», предусмотренных примечаниями к 23 статьям Особенной части УК РФ (статья 122,126,1271,178, 184, 198, 199 (1991), 204, 205, 2051, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 2821, 2822, 291, 307, 337, 338 УК). На наш взгляд, фактически по своей сути, являясь иными мерами уголовно-правового характера, предусмотренными уголовным законодательством Российской Федерации и непосредственно применяемыми к лицам, виновно совершившим преступления, реально их никак нельзя рассматривать как формы реализации уголовной ответственности. Нам необходимо констатировать, что общественно-опасное деяние является преступлением, но так как виновное в его совершении лицо фактически освобождают от уголовной ответственности, то, следовательно, непосредственно этой ответственности нет, и освобождение нельзя реально рассматривать как форму реализации уголовной ответственности [2].
По нашему мнению, иные меры уголовно-правового характера, могут быть и принудительными, и убедительными, и поощрительными. Так, на основании данной классификации фактически «общие виды освобождения от уголовной ответственности» (за исключением освобождения несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия, исходя из положений ст. 90 УК РФ) непосредственно не являются государственным принуждением, а реально относятся к убеждению. Согласно этому подходу некоторые иные меры уголовно-правового характера являются формой реализации уголовной ответственности, а другие таковой формой не выступают. Таким образом, на наш взгляд, видами иных мер уголовно-правового характера являются: 1) пять «общих видов освобождения от уголовной ответственности» и все «специальные виды освобождения от уголовной ответственности», предус-мотренные в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ; 2) все виды освобождения от наказания как условные, так и безусловные и «специальный вид освобождения от наказания», предусмотренный в примечании к ст. 134 УК РФ; 3) «принудительные меры воспитательного воздействия», применяемые к несовершеннолетним лицам;4) «иные меры уголовно-правового характера», предусмотренные в разделе VI .
Вследствие того, что вопрос о соотношении уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового характера и системе последних в отечественной теории уголовного права фактически продолжительное время является дискуссионным, то непосредственное существование различных позиций как на правовую природу, сущность, так и на их систему связано с отсутствием определения в УК РФ [3]. Соответственно для установления истины необходимо продолжение широкого научного обсуждения и решение наиболее актуальных проблем понятийно-терминологического аппарата на законодательном уровне. Нам необходимо констатировать, что в настоящее время видами иных мер уголовно-правового характера реально являются: условное осуждение; принудительные меры воспитательного воздействия; принудительные меры медицинского характера; конфискация имущества.
Необходимо констатировать, что фактически имеется проблема непосредственно нормативной регламентации иных мер уголовно-правового характера в российском уголовном законодательстве [4]. Так, на основании анализа ныне норм УК РФ уголовно-правовые средства или меры государственного воздействия на виновных, совершивших преступления, можно реально дифференцировать на следующие их разновидности: 1) наказание, являющееся одной из форм реализации уголовной ответственности; 2) иные меры уголовно-правового характера, являющиеся одной из форм реализации уголовной ответственности; 3) уголовно-правовые меры, которые фактически не являются непосредственно формой реализации уголовной ответственности (например, принудительные меры медицинского характера, назначаемые в соответствии с пунктами «а» и «б» ч. 1 ст. 97 УК) [11].
Как нам представляется, фактическая дифференциация именно данных мер необходима законодателю в целях единообразного применения уголовного законодательства и непосредственного разреше-ния вопросов, реально возникающих при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера. Несмотря на логичность и последовательность изложения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 г. № 6 целей, видов, основания для назначения, продления, изменения, прекращения и других вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении проблем реализации, для унификации и эффективности ему было целесообразно разместить их в отдельной главе УК РФ. На наш взгляд, законодатель, только задекларировав меры уголовно-правового характера в разделе VI УК РФ «Иные меры уголовно-правового характера, воспроизведя основания применения, цели, особенности, в настоящее время не сформулировал полностью их разновидности, по сути, так концептуально и, окончательно не определившись с построением системы [10]. Вследствие того, что согласно положениям ст.ст. 2 и 6 УК РФ, иные меры уголовно-правого характера фактически относятся к одной категории с наказанием, то непосредственно по отношению к нему реально являются дополнительными, вспомогательными мерами уголовно-правового воздействия, выступая формой реализации уголовной ответственности. Именно поэтому, в интересах наиболее логично-последовательного изложения нормативного материала законодателю было бы более предпочтительным их поместить сразу же после изложения норм о наказании и его назначении [5]. Так, прежде всего, ему предлагается дополнить УК РФ главой 15 «Понятие и цели иных мер уголовно-правового характера. Виды иных мер уголовно-правового характера», включающей в свою структуру: статью 96.1. Понятие и цели иных мер уголовно-правового характера»; статью 96.2 УК РФ «Виды иных мер уголовно-правового характера»; статья 96.3. «Иные меры уголовно-правового характера, выступающие альтернативой наказанию, и (или) меры, дополняющие наказание». Как нам представляется, законодателю фактически необходимо, согласно аналогии со ст. 44 УК РФ непосредственно перечислить все виды иных мер уголовно-правового характера, поскольку их перечень реально не ограничивается только лишь принудительными мерами медицинского характера и конфискацией имущества. Соответственно, исходя, из аналогии с ч. 2 ст. 43 предлагается изложить и цели иных мер уголовно-правового характера, которые наряду со схожестью своего содержания имеют и отличия от целей наказания, создавая единый их комплекс форм реализации уголовной ответственности [9].
По нашему мнению, изменению подлежит как структура, так наименование и содержание целого ряда статей, глав, разделов Общей части УК. Так, прежде всего, для фактической систематизации непосредственных форм и видов уголовной ответственности необходимо реально определиться с наиболее дискуссионными для теории отраслевого права разновидностями данной уголовно-правовой категории. Вследствие того, что в отечественный уголовно-правовой понятийно-терминологический аппарат определение «иные меры уголовно-правового характера» было фактически введено законодателем УК 1996 г., то именно это можно считать непосредственно одним из первых шагов в реальном становлении системы мер альтернативных видам наказания, как формы реализации уголовной ответственности [6]. Как нам представляется, несмотря на это, в настоящее время по-прежнему существуют следующие пробелы в нормативном урегулировании их реализации:
1) законодательная констатация образующего систему данного понятия отсутствует;
2) нет полной ясности в понимании правовой сущности;
3) отсутствует отличие их от наказания;
4) не регламентированы уголовно-правовые последствия применения иных мер уголовно-правового характера [7].
Для фактического решения именно данных проблем, исходя из имеющихся разночтений в толкованиях при их определении, а также отсутствие необходимой в целях оптимальной реализации унификации в эффективном применении уголовно-правовых норм, законодателю необходимо соответствующим образом легально закрепить это основополагающее понятие [8].
На наш взгляд, структура и содержание раздела VI «Иные меры уголовно-правового характера» должны включать следующие главы: глава 15 «Понятие и цели иных мер уголовно-правового характера. Виды иных мер уголовно-правового характера»; глава 15.1 «Условное осуждение»; глава 15.2 «Принудительные меры воспитательного воздействия»; лава 15.3 «Принудительные меры медицинского характера»; глава 15.4 «Конфискация имущества». Нам необходимо констатировать, что некоторые иные меры уголовно-правового характера, фактически назначаемые за преступление, непосредственно выступают формой реализации уголовной ответственности (например, конфискация имущества) [12].
 
Список использованных источников:
 
1. Дворецкий М.Ю., Стромов В.Ю. Система уголовных наказаний: история развития, сущность, цели, применение и эффективность. Монография. Тамбов, Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина. 2007. 513 с.
2. Дворецкий М.Ю. Направления совершенствования системы отдельных видов уголовных наказаний и иных мер исправления и безопасности в контексте оптимизации уголовной ответственности по УК ФРГ. «Черные дыры» в российском законодательстве». 2009. № 5. С. 86-88.
3. Дворецкий М.Ю. Эффективная реализация уголовной ответственности как оптимальное средство предупреждения преступлений и преступности. Монография. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина. 2009. 668 с.
4. Дворецкий М.Ю. Эффективная реализация уголовной ответственности и процессы глобализации // Сборник материалов V Российского Конгресса уголовного права. 27-28 мая 2010 г. М., 2010. С. 651-655.
5. Дворецкий М.Ю., Стромов В.Ю. Эффективная реализация уголовной ответственности // Сборник материалов VII Российского Конгресса уголовного права. 31 мая – 1 июня 2012 г. М., 2012 С. 51-60.
6. Дворецкий М.Ю., Стромов В.Ю., Кононыхин С.Ю., Курманова О.Н. Проблемы назначения наказания в контексте оптимизации уголовной ответственности: вопросы уголовно-правовой теории и эффективной правоприменительной практики. Учебное пособие. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011, 477 с.
7. Дворецкий М.Ю. Иные меры уголовно-правового характера в системе видов уголовной ответственности: оценка состояния и эффективности // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Законодательство в борьбе с преступностью» 27 марта 2009 г. М., 2010. С. 30-35.
8. Дворецкий М.Ю. Уголовная ответственность: реализация и эффективность // Материалы 7 Международной научно-практической конференции 28-29 января 2010 г. М., 2010. С. 16-19.
9. Дворецкий М.Ю. Эффективная реализация уголовной ответственности и процессы глобализации // Материалы V Российского Конгресса уголовного права, 27-28 мая 2010 г. М., 2010. С. 651-655.
10. Дворецкий М.Ю. Предложения по оптимизации отдельных видов уголовной ответственности в контексте повышения их эффективности // Вестник ТГУ им Г. Р. Державина. № 11 (91). 2010. С. 280-282.
11. Дворецкий М.Ю. Эффективная реализация уголовной ответственности // Вестник Воронежского университета МВД России. № 1. 2011. С. 52-58.
12. Уголовное право: учебно-методическое пособие по дисциплинам уголовно-правового профиля / авт.-соавт.: М.Ю. Дворецкий, А.И. Анапольская, В.П. Щербаков, Р.В. Авдеев; МОН РФ, ФГБОУ ВПО «ТГУ им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2015. 248 с.