Рейтинг@Mail.ru
Шевчук А. В., Габро И.В. Особенности принятия внешнеполитических решений президентами США
ОСОБЕННОСТИ ПРИНЯТИЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТАМИ США
 
FEATURES OF MAKING FOREIGN POLICY DECISIONS BY US PRESIDENTS
 
Шевчук Александр Владимирович,
доктор политических наук
Черноморский государственный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Shevchuk Aleksandr V.,
Doctor in Political Science
Petro Mohyla Black Sea State University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Габро Ирина Владимировна,
кандидат политических наук
Черноморский государственный университет имени Петра Могилы,
г. Николаев, Украина
Gabro Irina V.,
Ph.D. in Political Science
Petro Mohyla Black Sea State University,
Nikolaev, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 327.8
 
Аннотация: В статье освещены особенности принятия внешнеполитических решений отдельными президентами США под влиянием таких факторов, как личностные качества, окружение, «мозговые центры».
Ключевые слова: внешняя политика, геополитика, мировая экономика.
Abstract: The article highlights the features of making foreign policy decisions by individual presidents of the United States under the influence of such factors as personality traits, environment, and brains of the outfit.
Key words: foreign policy, geopolitics, global economy.
 
Формирование внешней политики является сложным процессом. Ключевой его элемент состоит в выработке и принятии внешнеполитических решений, характер которых зависит от многих факторов. это и географическое положение государства, и наличие военной, а также экономической могущества, культурных, исторических традиций, это и тип политической системы, и социальная структура обществ, индивидуальные особенности политических лидеров. Политические лидеры влиятельных стран, какой, безусловно, являются США, принимают внешнеполитические решения под влиянием разным факторов – личностных качеств, знаний, окружения и т.д. Некоторые президенты США основную массу решений принимают, основываясь на собственном опыте и знаниях, некоторые – полностью полагаются на свое окружение – ученых и научные центры, советников.
Целью статьи является исследование влияние некоторых факторов на процесс принятия внешнеполитических решений отдельными президентами США – Д. Картером, Р. Рейганом, Дж. Бушем-младшим, Б. Обамой.
Влиятельные страны мира прилагают значительные усилия для создания эффективного механизма подготовки, принятия и реализации политических решений во внешней политике. Такие механизмы, как правило, имеют коллегиальный характер и основываются на участии многих субъектов внешней политики, аналитические разработки и научную экспертизу.
Проблема принятия внешнеполитических решений возникла в центре внимания ученых с конца 1950-х годов, особенно активно ее разработкой занимались представители модернистского течения теории международных отношений, что пытались применять в анализе теоретические и методические подходы социально-гуманитарных наук [2, c. 17].
В настоящее время в науке сложилась ряд направлений и школ, которые занимаются проблемой принятия внешнеполитического решения и поиском путей оптимизации этого процесса. Эти школы и направления в значительной мере пересекаются.
Можно выделить пять основных теоретических направлений:
– рационального выбора;
– системный;
– институциональный;
– интеракционалистический;
– психологический [6, c. 238].
Рациональный подход изучения процесса принятия внешнеполитических решений строится на базе парадигмы реализма при изучении международных отношений и мировой политики, постулирующей тезис о том, что унитарные акторы при проведении внешней политики в ситуации международной анархии действуют с позиции максимизации выгоды и минимизации потерь. Данный подход актуален для применения в ситуациях стратегического анализа, например неприменение ядерного оружия [3, . 46].
В рамках институционального направления анализируются проблемы, связанные с организацией процесса принятия внешнеполитического решения. Важным для понимания того, как будет строиться внешняя политика конкретного государства, является выявление стандартных операционных процедур. Это касается прежде всего правил прохождения и принятия внешнеполитических решений.
Интеракционистское направление акцентирует на процессе взаимодействия сторон. В центре внимания здесь оказываются такие вопросы, как влияние решения одного участника на поведение другого.
В исследованиях системного направлении подчеркивается, что решения, которые принимаются политическими лидерами, необходимо рассматривать в общем контексте международных отношений и мировой политики. При этом анализу должно подлежать не только само решение, но и его место в более широкой системе отношений всех участников мировой политической системы.
Психологическое направление возникло как реакция на чрезмерный рационализм. Поэтому один из его основных постулатов состоит в том, что решения, особенно в условиях конфликта и кризиса, часто оказывается далеким от оптимального [6, c. 239].
Психологическое направление и бихевиористский подход являются сегодня достаточно популярными в современной политической науке. Политические решения принимаются людьми, на которых влияют те или иные обстоятельства и факторы. Внешнеполитические решения всегда принимались определенными людьми, лидерами стран, поэтому многое зависит от личностных качеств политика и его убеждений.
США является влиятельным участником международных отношений. В принятии внешнеполитических решений главная роль принадлежит президенту США.
В американской политической психологии был проведен ряд исследований особенностей принятия внешнеполитических решений отдельными президентами США. Например, оценивая личность Дж. Картера, ученые подчеркивали его высокий интеллект, хорошую память, работоспособность.
В то же время при принятии внешнеполитических решений он допускал больших ошибок и не полностью при этом учитывал национальные интересы Соединенных Штатов. Находясь на посту президента, Д. Картер имел высокую самооценку и уверенность в своих убеждениях, а это, в свою очередь, привело к возникновению у него ряда ложных убеждений в сфере внешней политики. При вступлении этого политика на должность ряд специалистов делали прогнозы, что его личные качества могут привести к большим проблемам для США на международной арене.
Действительно, последний период президентства Д. Картера было обозначено кризисом с американскими заложниками в Тегеране и восстановлением конфронтации с Советским Союзом. Совсем другим был Р. Рейган. С приходом в Белый дом он не имел феноменальной работоспособности Д. Картера, почти не ориентировался в международной политике и подчеркивал журналистам, что, кроме Библии, он не причитал ни одной книги. Несмотря на такие личностные качества, Р. Рейган стал одним из лучших президентов Соединенных Штатов. В период его правления американская экономика вышла из кризиса, США добились серьезных внешнеполитических успехов, которые впоследствии определили итоги «холодной войны» в их пользу. Личностные качества Р. Рейгана оказались наиболее адекватными в той ситуации, в которой ему пришлось действовать [1, c. 113].
Личностные качества президента имеют огромное влияние на принятие внешнеполитических решений. Но не менее важным является и то, кто может влиять на мнение президента США, к мнению кого прислушивается президент в той или иной ситуации. Например, Б. Обама и его внешнеполитическая команда прислушивались к идеям, высказываемым в последние годы ветеранами американской внешней политики Г. Киссинджером, Дж. Шульцем и другими о том, что человечеству следует избавиться от ядерного оружия как главного средства взаимного устрашения и сдерживания.
Как подчеркивает ученый М. Лаумулин, большим влиянием на формирование внешней политики, стратегического видения и геополитического курса администрации Б. Обамы оказывал известный геополитик З. Бжезинский (как лично, так и через одного из своих сыновей, занимающего официальный пост в администрации). После прихода к власти З. Бжезинский выступил с радикальными предложениями, которые включали в себя рекомендации в отношении изменений американской политики к НАТО, Китаю и ШОС, России и ОДКБ, а также на Ближнем Востоке [4].
В администрации Б. Обамы принята на вооружение точка зрения З. Бжезинского на отношения между НАТО и Россией. Нужно определиться с актуальной в историческом и геополитическом плане долгосрочной стратегической задачей – сформулировать цели взаимоотношений с Российской Федерацией. Россия не враг, но она по-прежнему враждебно относится к НАТО. Россия может попытаться внести раскол в отношения между Соединенными Штатами и Европой, а внутри Европы – между старыми и новыми членами НАТО.
Не смотря на то, что Б. Обама опирается на мнения теоретиков геополитики, внешняя политика его администрации характеризовалась экспертами (особенно на начальном этапе) как противоречивая и непоследовательная. В качестве основной причины назывались неопытность нынешнего президента в международных делах и главное – крайне неблагоприятная для США ситуация в национальной и мировой экономике.
Президент Б. Обама так и не выработал оптимальной стратегии по Афганистану. По мнению многих американцев, Обама совершил грубую ошибку, когда, выступая в Каире в 2010-м, заявил, что «Америка не христианская страна». В течение 2009–2011 годов оценки американской общественности относительно внешнеполитического курса Б. Обамы претерпели определенную трансформацию. Стала усиливаться критика в его адрес, причем не только со стороны консервативных кругов, но и со стороны представителей широкой американской общественности. Критики отмечают, что в речах Обамы нечасто встретишь слово «НАТО», «он следует в сторону мультилатерализма и институционализма, которые на деле преследуют интересы коллективных соглашений, где Америка будет лишь одним из участников, что очень нравится европейцам [4].
Сегодня в процессе разработки внешнеполитических решений США активно участвуют государственные учреждения, аналитические и исследовательские центры. Несмотря на свою относительную незаметность, «мозговые центры» значительно влияют на американских деятелей в сфере внешней политики. Это происходит по пяти различным направлениям: способствуя выработке оригинальных идей и вариантов политики, предоставляя готов контингент экспертов для работы в правительстве, предлагая форумы для дискуссий на высоком уровне, информируя население США в области международной политики и помогая официальным органам в посредничестве и урегулировании конфликтов. «Мозговые центры» являются независимыми институтами, созданными для проведения исследований и получения объективных знаний, которые активно применяются в области внешней политики [1, c. 115].
Эксперты, имеющие доступ к политикам, «получают колоссальное влияние, когда политика правительства оказывается в глубоком кризисе. Например, как в случае со Вьетнамом - когда все идет плохо, все точки зрения, отличные от стандартной политики, начинают муссироваться более активно, и к ним прислушиваются более внимательно», - указывает З. Бжезинский [8].
Сегодня такими «мозговыми центрами», которые наделяют информацией структуры власти, являются Корпорация «РЕНД», Институт Брукингса,, Совета по международным отношениям, Фонд «Наследие», Институт Гувера, Американский институт предпринимательства, Фонд Карнеги за международный мир и другие.
Немаловажным каналом влияния «мозговых центров» на Белый дом становятся их сотрудники. «Работающие в мозговых центрах люди имеют очень хорошие связи в Вашингтоне, и при переменах администрации в Белом доме регулярно курсируют из центров на государственные посты и в обратном направлении. В этом плане «мозговые центры» не только получают влияние на государственную политику, но и в какой-то степени получают над ней контроль, когда их сотрудник занимает ответственный правительственный пост» [9].
Другим примером является комплектация администрации президента Д. Картера в 1976 году многочисленными сотрудниками Института Брукингса и Совета по международным отношениям. Четыре года спустя Р. Рейган, занявший Белый дом, обратил свой взор на другие «мозговые центры». В течение двух своих президентских сроков он привлек на государственную службу 150 специалистов из Фонда «Наследие», Института Гувера и Американского института предпринимательства [5].
Немного другой в этой связи была позиция администрации Дж. Буша-младшего. Вместо того, чтоб считаться с мнениями всех «мозговых центров» (хоть тех, которые близки к республиканской партии), президент и его окружение отдали монополию на мозговую деятельность только одному – «Проекту за новое американское столетие». Как результат, схема взаимодействия «мозговых центров» и Белого дома была нарушена, что привело к серьезным негативным последствиям для американской внешней политики.  
«Проект за новое американское столетие» - вашингтонский брейн-центр, который по всем параметрам – величиной бюджета, количеством сотрудников, публичной популярностью, масштабом участия сотрудников в разных конференциях и количеством выступлений в Конгрессе – значительно уступает упомянутым выше «мозговым центрам».
Главная негативная особенность Проекта состояла в сотрудниках, которые считали, что наступило время американской гегемонии и, что она – единственная надежда мирового сообщества в сохранении мира и стабильности. Этот институт был убежден в том, что мир является однополярным и склонял Белый дом проводить соответствующую внешнюю политику. На протяжении более десяти лет представители этой организации лоббировали концепцию превентивных ударов. В период подготовки к президентским выборам 2000 года организация опубликовала отчет «Перестройка американской обороны», который стал основой для национальной военной стратегии Дж. Буша и Д. Рамсфелда. По предложению институции в официальные доктринальные документы было включено термин «смена режима». Через своих представителей – Д. Рамсфельда и Д. Чейни. Было доведено до ведения Дж. Буша рекомендации этого отчета. Исходя их этого, можно утверждать, что однобокая политика Вашингтона, в конце концов, привела к войне в Ираке и Афганистане, и наконец – к победе Б. Обамы на президентских выборах [7, c. 245].
Таким образом, на принятие внешнеполитических решений отдельными президентами США влияет несколько ключевых факторов – личностные качества (знания, эрудиция, уверенность в себе и своих убеждениях), окружение президента (советники, госсекретари), научные центры («мозговые центры»). Влияние каждого фактора может усиливаться или ослабевать, это зависит от личности самого президента США.
 
Список использованных источников:
 
1. Головченко В. Принятие внешнеполитических решений в США: теоретические и прикладные аспекты // Вестник Института международных отношений НАУ. Серия: экономика, право, политология, туризм. Вып. 1. 2010. С. 112-117.
2. Головченко В. И. Принятие внешнеполитических решений в США: теория и практика // Актуальные проблемы международных отношений. Вып. 116, (Ч. 1). 2013. С. 15-22.
3. Дудова Т. В. Становление современной теории юридические науки и политология принятия внешнеполитических решений государства // Всероссийский журнал научных публикаций. 5 (20). 2013. С. 45-47.
4. Лаумулин М. Американская политическая кухня // Журнал «Центр Азии». 2012. №9-12 (67-70).
5. Мирзаян Г.В. «Мозговые центры» и процесс принятия решений в США / Г.В. Мирзоян // Россия и Америка в ХХІ веке. М., 2011. № 3. С. 47-62.
6. Новакова А.В., Пашина Н.П. Анализ государственной политики: учебное пособие. Луганск: изд-во ВНУ им. В. Даля, 2013. 216 с.
7. Ржевская Н. Способы прямого влияния аналитических центров США на субъекты принятия политических решений // Гилея: научный вестник. 2013. № 76. С. 243-247.
8. Donald E. Abelson. A Capitol Idea. Think Tanks & US Foreign Policy. McGill-Queen’s University Press, 2006. p. 180.
9. James McCormick. American Foreign Policy and Process. Fifth Edition. Wadsworth, 2010. p. 496.



grani ligotip

perevod