Рейтинг@Mail.ru
Гайнутдинов Р.М. Конфликт как фокус проблем управления современной школой
КОНФЛИКТ КАК ФОКУС ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ШКОЛОЙ
 
CONFLICT AS THE FOCUS OF MANAGEMENT PROBLEMS AT MODERN SCHOOL
 
Гайнутдинов Рашид Минасхатович,
кандидат психологических наук
Институт развития образования,
г. Ярославль, Россия
Gaynutdinov Rashid M.,
Ph.D. in Psychology
Institute for the Development of Education,
Yaroslavl, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Гайнутдинова Людмила Ивановна,
кандидат экономических наук
Международная академия бизнеса
и новых технологий (МУБиНТ),
г. Ярославль, Россия
Gaynutdinova Lyudmila I.,
Ph.D. in Economy
International Academy of Business and New Technologies (MUBiNT),
Yaroslavl, Russia
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 371
 
Аннотация: Рассматривается практика разрешения конфликта в школе.
Ключевые слова: конфликт, учитель, школа, ученик, родители.
Abstract: The paper considers the practice of conflict resolution at school.
Key words: conflict, teacher, school, student, parents.
 
Давно устоявшееся убеждение, что личность может вырастить только личность, имеет отношение не только к образовательному процессу в школе, но и, несомненно, к семейному воспитанию. Однако, процесс образования личности, особенно если трактовать его как «ваяние образа» личности, а не просто образовательную услугу – это нелинейная функция от качеств воспитателя и условий среды. Мы не можем учесть опосредованное влияние внутреннего мира самого ребенка на результирующую кривую показателей социализации. В воспитании, как нам кажется, можно говорить только о вероятностном характере наших влияний на личность ребенка: что-то повышает шансы получить желаемый результат, что-то снижает. В жизни мы часто сталкиваемся с парадоксальными результатами воспитания.
Причем большой вопрос: а что собственно каждая из сторон влияния стремится сформировать. Есть ли какая-то договоренность, достигнут ли некий консенсус между конкретной семьей и сферой образования? Вопрос в общем-то риторический – никто никаких переговоров по этому поводу не ведет. Подразумевается, что та модель личности, которая прописана в государственных документах в виде стандартов образования каждой ступени, и является неким результатом общественной дискуссии и ожидаемым результатом образования школьника, в том числе со стороны родителей.
И все было бы, наверное, хорошо, если бы каждая из сторон знала и была готова реализовать свою часть ответственности за этот результат: общество в лице сотрудников дошкольного, школьного, дополнительного образования, семья, сам ребенок. Но кто может гарантировать эту готовность со стороны семьи и ребенка? Конечно никто, значит основные усилия и претензии, «если что», к формальному образованию, то есть к той же триаде, и в первую очередь, к системе школьного образования. Значит, в подготовке и повышении квалификации руководителей ОУ надо существенно усилить готовность (компетенции) руководителя в создании условий в первую очередь ценностного характера (организационной культуры) для педагогов, а учителей - в создании психологически комфортного и результативного управления взаимодействием с обучающимися и их семьями.
От того, насколько продумана и систематична сложившаяся стратегия директора образовательной организации в управлении персоналом, настолько комфортными будут отношения субъектов учебного взаимодействия, т.к. характер отношений «администратор-учитель» транслируется и на другие уровни. Повышение коммуникативной компетентности, а также важного элемента эмоционального интеллекта - способности руководителя чувствовать сотрудника, а учителя - понимать ребенка, «считывая» его слабые сигналы, является значимой предпосылкой конфликтологической компетенции, как педагога, так и руководителя.
Для учителей наибольшую психологическую нагрузку имеют два таких обстоятельства, как возможность личной и профессиональной самореализации и удовлетворенность стилем руководства педагогическим коллективом. Широко распространенное мнение о том, что основной причиной конфликтов в педагогическом коллективе является неудовлетворенность материальным вознаграждением своего труда и низкий уровень признания обществом профессии учителя не нашли своего подтверждения в исследованиях последних лет [2, с. 64-69].
Из личных наблюдений и опросов педагогов, можно сделать вывод, что, по мнению большинства директоров, у них складываются дружественные отношения с большинством членов учительских коллективов. Учителя же в свою очередь отмечают, что эти взаимоотношения часто носят формальный характер. Такая диспропорция в ответах позволяет предполагать, что многие руководители не имеют объективного представления о реально сложившихся взаимоотношениях между ними и педагогическими коллективами. Кроме того, учителя со стажем более 20 лет часто воспринимают контроль за своей деятельностью, как со стороны администрации, так и родителей, как вызов, угрожающий их авторитету. У части учителей после 50 лет наблюдается тревожность, проявляющаяся нередко в сильном раздражении, эмоциональных срывах особенно в классах, где есть подростки с девиантным поведением. Наличие внутриличностных конфликтов у педагогов также обостряют возможность возникновения конфликтных ситуаций в классе.
Можно согласиться с мнением практикующего психолога [3, с. 88] о том, что «несмотря на изменения, в школе по-прежнему остается традиционная педагогическая доктрина, основанная на избегании или замалчивании конфликтов». Такого рода «страусиная» политика, касающаяся всех типов и видов школьных конфликтов, может привести к ситуации, когда «верхи уже не могут» управлять, а «низы уже не хотят» учиться по-старому, что деструктивно влияет не только на деятельность конкретных участников конфликта, но и вовлекает в орбиту острых взаимоотношений новых субъектов. Генерализация конфликта, если сюда не вмешается третья сторона, может тогда пойти по сценарию военных действий: мир может быть достигнут только в результате чьей-то «победы», а значит и «поражения» другого, или, что то же самое, в результате «бегства» одной из сторон с «поля боя» (перехода в другой класс, школу, увольнения, ухода в болезнь и даже …). Само употребление соответствующих терминов при описании ситуации говорит об отношении к взаимодействию учитель-ученик, учитель-родитель, как к борьбе, в основу которой положен принцип «выиграть или проиграть».
С таким сложным, генерализованным конфликтом, имеющим двухлетние корни, мы столкнулись в своей консалтинговой практике.
Краткое описание конфликтной ситуации.
В феврале 2014 г. по требованию родителей тогда еще 7 класса (по инициативе пострадавшей мамы, в будущем одной из активисток «родительского сопротивления»), была уволена учитель математики (высшая квалификационная категория) в связи с тем, что на одном из уроков она не сдержавшись, совершила «акт физического насилия» - житейски говоря, дала подростку подзатыльник. В этих условиях, директор, побоявшись публичного скандала, не вникая в причины и обстоятельства, не пытаясь провести переговоры с родителями и успокоить взволнованную семью, предложила сотруднице уволиться по собственному желанию.
С середины прошлого учебного года (2014-2015 г.) обострились противоречия между группой мальчиков обучающихся тогда в 8 классе и учителем химии. По словам родителей, ссылаясь при этом на своего классного руководителя, руководство школы обещало с нового учебного года дать классу другого учителя химии. Однако директор «своего слова» не сдержала и отношения стали обостряться, как только начался новый учебный год. По утверждению теперь уже девятиклассников, безусловно подхваченному родителями, педагог по-прежнему «… игнорирует их и не отвечает на вопросы, которые они задают в процессе урока по пройденной теме… часто говорит детям, что не обязана объяснять несколько раз новый материал, даже если дети не поняли тему» (из письменной жалобы группы родителей - конец сентября 2015 г.). По мнению родителей, учитель химии, игнорируя мальчиков, тем самым «провоцирует ребят нарушать дисциплину в классе». Такое поведение учителя «подписанты» расценили как «психическое насилие над детьми». Через полтора месяца «разбора полетов», директор вынуждена была поменять и учителя химии тоже.
Классный руководитель, при этом, имела свои, по-видимому, довольно откровенные отношения с родителями, и, находясь в скрытой оппозиции директору (полтора года назад директор предложила ей освободить должность заместителя директора, оставшись членом административного совета школы), к сожалению, делилась информацией являвшейся ей доступной и используемой противоположной стороной в своих интересах. Что соответственно только добавляло «дров» в костер борьбы. По одной из жалоб родителей класса (не вовремя заполненные дневники и журнал) была «разборка» со стороны администрации с классным руководителей, это было воспринято учителем, как несправедливость и она подала заявление на увольнение. Теперь это увольнение родителями трактуется, как неудачное управленческое решение, которое привело к увольнению не только классного руководителя, но и хорошего учителя истории. Никто из учителей школы не согласился в этих обстоятельствах взять на себя классное руководство. Это пришлось сделать директору, введя фактически прямое управление (что не совсем верно с точки зрения управления, но в этой ситуации другого варианта просто не было).
После увольнения фактически трех (!) учителей (математика, химия, история), на волне укрепления ощущения своей власти над учительским коллективом, мальчики прямо в лицо говорили учителю физики о том, что она – «следующий кандидат на увольнение».
Большинство учителей боятся работать с классом, по-видимому, не справляются с вызывающим поведением детей, зачастую, видимо, игнорируя мальчиков, пытаются «выдать программу» для желающих (девочки и 2 мальчика), не «видят» обучающихся и не реагируют на их «сигналы».
И вот какие проблемы современного управления школой высветил для нас данный конфликт.
1. Общая культура взаимоотношений учителей-родителей, определяется культурой отношений устанавливаемых руководителем ОУ. В коллективе, где доминирующей является установка руководства: «лишь бы шума не было», главное – не выносить сор из избы», учителя будут всячески скрывать возникающие трения и не проявлять собственной позиции. Стремление спрятать возникающие проблемы, заморозить конфликты, деформирует деловые и личные отношения и негативно сказывается на последствиях.
2. Специалист психолог имеет смысл и авторитет в коллективе, если он выполняет свою работу и на него можно опереться при разрешении острых проблем, возникающих у учителя или администрации (возникает существенный вопрос о профессионализме психолога, которого руководитель боится подключать к ситуации, чтобы «хуже не сделал»).
3. Управленцы зачастую боятся открытости, не готовы обсуждать щекотливые ситуации с родителями, не выходят на специалистов региональных институтов и психологических центров. Образовательные организации, несмотря на провозглашенный государственно-общественный характер управления ими, ещё больше закрываются от внешнего мира и, в итоге, становятся всё более уязвимы для давления и манипуляций со стороны родителей.
4. Руководители образовательных организаций, которые «пережили» реорганизации путем присоединения, понимают, что самое трудное – это преодоление ментальных противоречий разных коллективов, в первую очередь - педагогических. Практически в каждом коллективе имеются свои «скелеты в шкафу», что создает предпосылки для конфликтов, когда сознательно, а чаще подсознательно провоцируемых теми, кто недоволен происходящими переменами, теряет власть или часть своего влияния. Директору объединенного коллектива важно разобраться в расстановке сил, знать лидеров влияния, авторитетных членов коллектива, их ценностно-целевые ориентиры и ожидания, и работать, прежде всего, с ними.
5. При аттестации учителей ключевые показатели сконцентрировались на достижении образовательных результатов обучающимися – это, несомненно, верный критерий, но нельзя упускать способность учителя создавать психологически комфортную среду и готовность управлять образовательным процессом. И, наверное, здесь не обойтись без анонимного опроса главного клиента (ребенка и его родителей), с использованием методик сообразно возраста и возможностей респондентов.
6. Критерии оценки квалификации учителя должны быть дополнены требованием к готовности учителя работать с разными детьми, управлять УВП и детским коллективом разных возрастов и индивидуальных особенностей. Учитель, как требует современный профессиональный стандарт [5] должен «владеть профессиональной установкой на оказание помощи любому ребенку вне зависимости от его реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния психического и физического здоровья» (курсив - выделено автором).
7. Инициирование создания в школах служб медиации не должно в очередной раз иметь характер «добровольной записи в колхоз». Вопрос чаще всего состоит не в том, чтобы просто вписать дополнительную обязанность в должностную инструкцию школьному психологу (где он есть). Главное - доминирующий характер взаимоотношений в педагогическом коллективе (администрация – учитель; учитель – учитель) и транслируемом отсюда характере отношений учитель – ученик; учитель – родители. И конечно, существенный вопрос личностной и профессиональной зрелости специалиста – психолога и степени его авторитета в педагогическом и детско-родительском коллективе.
8. Дети и их родители очень остро воспринимают незнание или игнорирование своих прошлых успехов и достижений. В условиях объединения школ, когда часть информации о детях, семьях, педагогах присоединяемой школы теряется, это тоже может добавить остроты негативных эмоций в возникающие противоречия.
9. С учетом того, что труд педагога имеет автономный характер, реальные отношения учителя с учениками, его способность управлять детским коллективом и образовательным процессом видны нам только в «надводной» его части. Так называемые «открытые уроки» часто напоминают хорошо подготовленное шоу. Поэтому важно заниматься профилактикой эмоционального выгорания своих сотрудников, отслеживать готовность педагогов работать в автономном режиме, не допускать отчуждения и игнорирования учителем ученика.
10. У педагогов не должно быть ощущения военных действий с детьми и их родителями. У учителей и администрации с родителями общая цель: нормальный (психологически комфортный и результативный) образовательный процесс и обеспечение условий для индивидуального развития личности ребенка.
11. Учитель – тот же менеджер: он должен уметь управлять детским коллективом, образовательным процессом. Одно из требований профессионального стандарта педагога – это умение «общаться с детьми, признавать их достоинство, понимая и принимая их» (курсив - выделено автором).
12. К сожалению, многие педагоги не способны управлять учебно-воспитательным процессом и вниманием детей, оставляют без внимания их «слабые сигналы» и не готовы к внештатным ситуациям.
13. Отрицательное поведение обучающихся зачастую - способ привлечь внимание учителя.
14. Акцент внимания учителя на неудачах приводит чаще всего к страху ошибиться, появлению комплексов и прогулам, иногда к агрессии со стороны ученика, как форме защиты своего «Я». Детей необходимо «ловить» на успехе, а не неудаче.
15. Неготовность учителя прогнозировать на уроке поведение учеников, неожиданность их поступков часто нарушает запланированный ход урока, вызывает у учителя раздражение и стремление любыми средствами убрать «помехи».
16. Обратная ситуация – ожидаемое поведение ученика вызывает стереотипную реакцию педагога, что в свою очередь стимулирует дальнейшее развитие привычного «сценария» деструктивного поведения ученика, вовлечения в традиционную «игру» все новых участников.
17. Недостаток информации, игнорирование половозрастных, а также индивидуальных особенностей детей, причин случившегося и дефицит времени затрудняет выбор оптимального поведения и соответствующего обстановке тона обращения.
18. Свидетелями провоцирующих ситуаций являются другие обучающиеся, поэтому учитель стремится сохранить свой социальный статус любыми средствами и тем самым часто доводит ситуацию до конфликтной.
19. Учителем, как правило, оценивается не отдельный поступок ученика, а его прошлое поведение, личность в целом, что часто создает негативную установку восприятия и не позволяет замечать позитивных сигналов со стороны ребенка.
20. Если педагоги сами профессионально слабо мотивированы, у них не «горят глаза», то вряд ли они смогут мотивировать обучающихся.
21. Обсуждение коллег, администрации с родителями и тем более с детьми, допускаемое некоторыми из учителей, создает почву для конфликтов или обостряет сложившееся равновесие.
22. Личностные качества учителя также часто бывают причиной конфликтов (раздражительность, грубость, мстительность, самодовольство, беспомощность и др.).
23. Дополнительными факторами выступают преобладающее настроение учителя при взаимодействии с учениками, отсутствие педагогических способностей, интереса к педагогической работе, жизненное неблагополучие учителя, общий климат и организация работы в педагогическом коллективе.
Нужно помнить, что всякая ошибка учителя при разрешении ситуаций и конфликтов тиражируется в восприятии учащихся и их родителей, сохраняется в их памяти и долго влияет на характер взаимоотношений. Конечно, нет двух одинаковых школ, одинаковых учеников и учителей, и, поэтому, невозможно предвидеть каждую ситуацию или разработать универсальный прием ее разрешения, но мы думаем, что проблемы, высветившиеся в этом конфликте, следует учитывать всем руководителям ОУ.
В заключение хотелось бы сослаться на исследование своих коллег – специалистов центра оценки и контроля качества образования ярославской области. Они указывают что «в неуспешных школах (под «неуспешными» школами подразумеваются демонстрирующие стабильно низкие результаты образовательной деятельности) происходит смешение вертикальных и горизонтальных связей. Это говорит об отсутствии правильного администрирования, отсутствии вертикального стержня. Педагогический коллектив предпочитает решать вопросы самостоятельно и не предполагает сотрудничества со стороны руководства» (Горшков В.Ю., Щепеткова С.С. – запись веб-конференции ИРО от 26.11.2015 г.).
 
Список использованных источников:
 
1. Анцупов А.Я. Конфликтология в схемах и комментариях / А. Я. Анцупов, С. В. Баклановский. СПб.: Питер, 2005. 288 с.
2. Головчин М., Соловьева Т. Заложники реформ // Директор школы. 2015. №10. С. 64–69.
3. Любачевский И.А. Конфликт как механизм развития // Директор школы. 2015. №10. С. 88–94.
4. Сухомлинский В.А. Методика воспитания коллектива. М., 1981. 192 с.
5. Приказ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 г. N 544н г. Москва «Об утверждении профессионального стандарта «Педагог (педагогическая деятельность в сфере дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования) (воспитатель, учитель)» // Российская газета. N 285, 18.12.2013.