Рейтинг@Mail.ru
Камышова А.Б. Соотношение рыночных и государственных регуляторов хозяйственной системы России в современных геополитических условиях
СООТНОШЕНИЕ РЫНОЧНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ РЕГУЛЯТОРОВ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ В СОВРЕМЕННЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ
 
THE RATIO OF MARKET AND STATE REGULATORS OF THE RUSSIAN ECONOMY IN MODERN GEOPOLITICAL CONDITIONS
 
Камышова Анна Борисовна,
доктор экономических наук
Санкт-Петербургский государственный экономический университет,
г. Санкт-Петербург, Россия
Kamyshova Anna B.,
Doctor in Economics
St. Petersburg State University of Economics,
St. Petersburg, Russia 
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 338
 
Аннотация: В статье рассматриваются направления и содержание государственного регулирования в современных внешнеэкономических условиях. Особое внимание автор уделяет анализу взаимодействия государственных и рыночных регуляторов в процессе формирования новой стратегии развития российской экономики, а также осмыслению методологии государственного регулирования.
Ключевые слова: Государственные регуляторы, рыночные регуляторы, хозяйственная система, экспортно-сырьевая экономика.
Abstract: The article discusses directions and content of state regulation in modern foreign economic conditions. Particular attention is paid to the analysis of interaction between state and market regulators in the formation of a new development strategy of the Russian economy, as well as understanding the methodology of state regulation.
Key words: State regulators, market regulators, economic system, export raw-material economy.
 
За последние десятилетия в российской экономике сформировалась тенденция: увеличение ВВП России сопровождается усилением интеграции российской экономики в мировое хозяйство, а именно – в систему международных экономических отношений. На фоне улучшения количественных показателей наблюдается ухудшение структурных параметров, которые характеризуют качество экономического роста и определяют место национальной экономики России в мировом хозяйстве. Российская экономика при переходе к рыночной модели хозяйствования открыла свои внутренние рынки и оказалась неконкурентоспособной, что обусловило дальнейшую сырьевую направленность российского экспорта.
Проблема развития качественно новой хозяйственной системы России, способной заменить экспортно-сырьевые источники роста ВВП инновационными и высокотехнологичными, усугубляется двумя ключевыми тенденциями: во-первых, тенденцией возвращения в колею роста без развития; во-вторых, тенденцией сохранения «несуверенной хозяйственной системы, зависимой от иностранного капитала и заведомо неадекватной насущным задачам неоиндустриальной модернизации России» [1, c. 3].
Главными признаками роста без развития, неоднократно рассматриваемыми в литературе, являются:
- зависимость динамики ВВП, совокупного спроса, доходов государственного бюджета от динамики мировых цен на энергоресурсы;
- дезинтеграция общественного воспроизводства вследствие обособления добывающей промышленности от обрабатывающей промышленности;
- деиндустриализация, обусловленная существованием искусственной, валютно-монетарной «невыгодности» отечественного производства основных средств производства и компьютеризированных рабочих мест;
- отрицательные значения таких макроэкономических параметров, как качества экономического роста и приростной конкурентоспособности страны;
- заниженная стоимость рабочей силы в обрабатывающих отраслях и ее завышенный уровень в добывающем секторе, что поддерживается дисбалансом между уровнем производительности труда и величиной заработной платы;
- сужение границ применения нового оборудования (машин), поскольку экономия на оплате труда не позволяет окупать их использование;
- импорт инфляции и зависимость внутренних цен, включая ссудные ставки процента, от уровня мировых;
- опережающий рост цен промежуточного производства и тарифов инфраструктурных монополий;
- неэквивалентный международный обмен, в основе которого лежит вывоз продукции с низкой добавленной стоимостью и ввоз продукции с высокой добавленной стоимостью;
- отсутствие институциональных условий и стимулов для снижения издержек и расширения масштабов производства, повышения производительности труда, улучшения качества продукции.
Переход от экспорта сырья к экспорту продуктов переработки сырья или экспорту инновационных продуктов в условиях глобализации требует определения содержания и направления регулирования данного процесса, в связи с чем особую актуальность приобретает проблема соотношения государства и рынка.
Значительное влияние на продвижение отечественных товаров на зарубежные рынки и укрепление международных позиций российских компаний способна оказывать внешнеэкономическая политика. В последние годы в России наблюдался процесс либерализации внешнеэкономической политики, в том числе отсутствие каких-либо количественных ограничений импорта. Изменение данной тенденция произошло вследствие возникшей напряженности в отношениях России с мировым сообществом, следствием чего стали экономические санкции. Однако в российской экономике до сих пор отсутствует механизм поддержки национального экспорта. В сложившейся ситуации важное значение имеет выбор оптимальной валютной политики.
Валютная политика (девальвация), признанная согласно выводам из анализа модели малой открытой экономики в качестве высокоэффективного инструмента стимулирования экспорта, не является таковой для России. Об этом свидетельствуют данные таблицы 1, отражающие динамику взаимосвязи между динамикой валютного курса и объемом экспорта.
 
Таблица 1
 
Динамика экспорта нефти, мировых цен на нефть и курса доллара к рублю в России в период с 1999 по 2011 гг.
 
rt
Согласно статистическим данным, сокращение объема экспорта, выраженного в млн. долл., совпало со снижением мировых цен на нефть и кризисом в Европе и США. Однако значительных колебаний в динамике объема экспорта нефти, выраженного в тоннах, на протяжении всего периода исследования, не наблюдается. На этом основании можно предположить, что на формирование объема экспорта, выраженного в иностранной валюте, оказывают влияние два фактора: мировая цена на нефть и объем спроса на экспорт со стороны иностранного сектора.
QZ=PZ·QdZ,
где QZ – объем экспорта нефти, в млн. долл., PZ – мировая цена на нефть, в долл., QdZ – объем спроса на нефть со стороны иностранного сектора, тонн. Зависимость объема спроса на экспорт со стороны заграницы от мировых цен на нефть определяется эластичностью спроса, определение которой требует отдельного исследования.
Поскольку в России принят режим регулируемого валютного курса, , то любые изменения на мировом рынке энергоресурсов, обусловленные изменением спроса на энергоресурсы или цен на них, отражаются на величине и структуре экспорта России. Одним из способов нивелировать нежелательное влияние таких изменений на объем и структуру экспорта является коррекция валютного курса, определяющего пропорцию, в которой национальная валюта обменивается на иностранную валюту. В случае снижения мировых цен на нефть Центральный банк проводит девальвацию национальной валюты, что положительно сказывается на величине доходов, получаемых от экспорта сырья. Более того, поскольку государство взимает налог с сырьевых доходов, то это положительно сказывается и на доходах государственного бюджета, что можно обосновать посредством анализа следующих величин.
TR = (PZ·QZ) ·e
T=TY·TR,
где TR – величина экспортной выручки от продажи нефти за рубеж, TY – ставка налога на деятельность добывающих компаний, e – обменный валютный курс (цена единицы иностранной валюты, выраженная в единицах отечественной валюты), T - налоговые поступления в бюджет.
В ситуации регулируемого валютного курса, принятого в России, Центральный банк является активным участником проводимой государством политики, направленной на нивелирование негативных последствий от ухудшения конъюнктуры на мировом рынке энергоресурсов. Поэтому в условиях непредсказуемости динамики мировых цен на нефть, валютная (курсовая) политика является важным инструментом государственного регулирования. Согласно выводам из модели Манделла-Флеминга, валютная политика может использоваться только при фиксированном и близком к нему, по своей сути, режиме валютного курса, а эффективность этой политики в значительной степени определяется действиями правительства, предпринятыми в отношении международного движения капитала. Так, в случае необходимости стимулирования совокупного спроса валютная политика (девальвация) при абсолютной мобильности капитала усиливается эффектом от расширения денежного предложения в результате притока иностранного капитала, что приводит к значительному расширению объема выпуска страны при неизменной ставке процента, равной среднемировому уровню.
Поскольку в России за последние годы были приняты меры, направленные на либерализацию политики в отношении международного движения капитала, то из этого следует, что валютная политика, применяемая как инструмент государственного регулирования совокупного спроса, должна быть высокоэффективной в условиях высокой мобильности капитала.
В соответствии с Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", одной из трех целей является защита и обеспечение устойчивости рубля, в том числе его покупательной способности и курса по отношению к иностранным валютам, а к основным функциями Банка России относятся: разработка и проведение единой денежно-кредитной политики, направленной на защиту обеспечения устойчивости рубля; осуществление валютного регулирования, включая валютные интервенции; организация и осуществление валютного контроля; принятие участия в разработке прогноза платежного баланса РФ.
Реализацию этих функций Банк России осуществляет во времена стабильной внешнеэкономической конъюнктуры. В периоды отклонения параметров внешнеэкономической конъюнктуры от ожидаемых значений, курсовая политика Центрального банка становится подчиненной целям бюджетной политики, а именно, обеспечение запланированными финансовыми ресурсами государственного бюджета. Планирование государственного бюджета России осуществляется исходя из прогноза ожидаемой динамики мировых цен на нефть. Любые колебания цен на мировом рынке сырья (ситуации подобные кризису 2008, 2013 годов) приводят к отклонению фактической бюджетной дисциплины от планируемого значения. Валютный курс выступает средством корректировки рублевой выручки экспортеров и доходов государственного бюджета от продажи сырья на экспорт. Таким образом, правительство нивелирует колебания внешнеэкономической конъюнктуры посредством валютной политики Банка России. Сложившийся приоритет целей правительства свидетельствует о понимании основополагающего значения реального сектора (его натуральных параметров) и обслуживающей роли денежного сектора: политика Банка России «подчинена» Правительству и целям развития реального сектора.
Следует отметить, что антиинфляционная политика, проводимая Центральным банком, не может быть в полной мере реализована, если в стране принят фиксированный режим валютного курса. В контексте анализа эффективности валютной политики, как самостоятельного инструмента государственного регулирования, следует отметить, что необходимость расходовать валютные резервы на поддержание валютного курса на фиксированном уровне не позволяет Центральному банку в полной мере сконцентрироваться на борьбе с монетарными факторами инфляции.
Как известно, развитие инфляционной спирали является следствием взаимодействия двух видов инфляции: инфляции спроса и инфляции предложения. Контроль над денежной массой в рамках политики таргетирования инфляции, является разновидностью антиинфляционной политики, направленной на борьбу с инфляцией спроса. Однако причины, инициирующие инфляцию предложения, а именно контроль над тарифами естественных монополий и уровнем заработной платы, остаются за рамками данной политики, т.е. вторая составляющая сил, способствующих развитию инфляционной спирали, остается за рамками политики центрального банка. Из этого следует вывод, что эффективность такой политики, направленной лишь исключительно на борьбу с инфляцией спроса, будет достаточно низкая. При этом экономическая безопасность страны будет находиться под большей угрозой.
Направление и содержание государственного регулирования в период внешнеэкономической нестабильности носит противоречивый характер. Так, расходование центральным банком валютных резервов на поддержание рубля на фиксированном уровне преследовал цель явно не монетарного характера: поддержание заданного политикой правительства уровня валютного курса, который позволит обеспечить запланированный объем налоговых поступлений в бюджет от выручки нефтедобывающих компаний. Более того, данный вывод подтверждает динамика ставки рефинансирования, которая в период острой нехватки ликвидности в банковском секторе продолжала повышаться. Таким образом, денежно-кредитная политика, в первую очередь была направлена на поддержание валютного курса на заданном уровне до тех пор, пока динамика мировых цен на нефть не стала положительной, обеспечивая бюджет требуемыми налоговыми поступлениями от экспортеров сырья.
Фискальная политика, помимо своей прямой цели – стимулирование экономической активности частного сектора, была не менее важной для «спасения» банковского сектора. Государство неоднократно выделяло средства из федерального бюджета на поддержку ликвидности банковского сектора, оказывая финансовую помощь системообразующим банкам и субсидируя процентные ставки для коммерческих банков, что было реализовано в рамках политики поддержки реального сектора экономики. Наблюдается явная согласованность действий правительства и Банк России, самостоятельность которого в российских реалиях лишь иллюзия. Вырисовывается некий кругооборот: посредством валютной политики (корректировки валютного курса) центральный банк помогает правительству получить необходимые бюджету доходы (посредством налогообложения экспортеров сырья), а при необходимости правительство оказывает помощь банковскому сектору в целях поддержания стабильности банковской системы.
Государство применяет «крайние» плановые фискальные методы вмешательства в работу рыночного механизма финансового рынка оказывая поддержку и банковскому сектору (в целях обеспечения работы кредитного механизма) и фондовому рынку. Т.е. в ситуации внешнеэкономической нестабильности правительство практически полностью заменяет работу рыночных механизмов плановыми вливаниями денежных средств в различные сферы экономики, причем, на практически безвозвратной основе, преследуя одну общую цель: стабилизировать всеми возможными способами макроэкономическую ситуацию в стране.
Говоря об особенностях государственного регулирования экспортно-сырьевой экономики России, а именно сочетании государственных и рыночных регуляторов, следует остановиться на необходимости идентификации данной хозяйственной системы с позиций доминирования плана или рынка. Базируясь на сформированной логической модели результативности денежно-кредитных и фискальных инструментов в разных типах хозяйственных систем [2], различающихся с позиций доминирования плана или рынка [3, c. 153-166], можно сделать выводы относительно результативности инструментов государственного регулирования в «преимущественно плановой экономике с элементами рынка», примером которой является российская экономика. На основе полученных выводов предлагается стратегия развития российской экономики, методологическую основу которой должна составлять нормативная дискреционная политика. Такая политика: опирается на бюджетно-налоговые инструменты; предполагает государственное регулирование, основанное на высокой степени дезагрегирования объема в номенклатуру и агрегирования номенклатуры в объем; направлена на трансформацию экспортно-сырьевой траектории развития национальной экономики. Конечной целью реализации данной стратегии является повышение конкурентоспособности национальных производителей при снижении зависимости внутреннего рынка от внешнеэкономической конъюнктуры, что требует перехода от экспорта сырья к экспорту продуктов сырьевой переработки при одновременной разработке инновационных продуктов.
В любом случае структурная перестройка экономики потребует усиления бюджетно-налогового регулирования по отношению к денежно-кредитной политике посредством повышения уровня развития объемно-номенклатурных отношений. Это обстоятельство усиливается тем, что: того требует материальная структура экономики (пропорции реального сектора определяют развитие денежного сектора, в том числе, специфику денежно-кредитного регулирования); имеет место снижение результативности денежно-кредитного регулирования в условиях усиления влияния глобализационных процессов.
Однако, выработка стратегии перехода экономики России к новой модели развития требует от правительства понимания того, какой эффект оно стремится получить на данном этапе. Если перед правительством стоит задача добиться стимулирующего эффекта, то выбор остается за рыночными инструментами, в основе которых лежит ценовой механизм, поскольку именно цена определяет соотношение между спросом и предложением на любом рынке, т.е. является своего рода механизмом согласования интересов всех участников рыночных отношений. Если правительство ставит перед собой такую цель, как достижение мобилизующего эффекта, то ее реализация возможна за счет плановых механизмов, в основе которых лежит взаимодействие объема и номенклатуры.
В процессе перехода от командно-административной экономики к экономике рыночного типа, был достигнут слабый стимулирующий эффект, параллельно с которым возник мощный демобилизующий эффект. В процессе перехода к новой модели развития России выбор в качестве главной цели правительства – достижение мобилизующего эффекта посредством плановых инструментов – может иметь нежелательные последствияю Речь идет о возникновении слабого мобилизующего эффекта, который будет усиливаться дестимулирующим эффектом. Такая ситуация вполне логично может возникнуть вследствие коррупции, пронизывающей все вертикали власти. Для того чтобы избежать попадания экономики в такую ловушку, правительство может разработать и успешно реализовать пакет мероприятий, направленных на компенсацию отрицательного стимулирующего эффекта. В любом случае, государственное регулирование перехода к новой модели развития должно базироваться на нормативной дискреционной политике, основывающейся на новой роли нормативов. Эта политика, в первую очередь, опирается на бюджетно-налоговые инструменты и предполагает государственное регулирование, основанное на высокой степени дезагрегирования бюджетных дисциплин в номенклатуру предприятий, имеющих стратегическое значение для успешной реализации выработанной стратегии перехода к новой модели развития.
 
Список использованных источников:
 
1. Возобновление сырьевого роста? // Экономист. 2010. №7. С. 3-14.
2. Камышова А.Б., Тарасевич А.Л. Плановые и рыночные регуляторы в современной экономике России // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2013. №1. С. 7-15.
3. Основы теоретической экономики: учебник для вузов. Стандарт третьего поколения / под ред. И.А. Максимцева, Л.С. Тарасевича, Д.Ю. Миропольского. СПб.: Питер, 2014. 436 c.