Рейтинг@Mail.ru
Манойло Д.А., Крысенко А.В. Фактор политической оппозиции в демократизации стран переходного типа
ФАКТОР ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИИ В ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СТРАН ПЕРЕХОДНОГО ТИПА
 
THE FACTOR OF POLITICAL OPPOSITION IN DEMOCRATIZATION OF TRANSITIONAL STATES
 
Манойло Джульетта Александровна,
аспирант
Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина,
Харьков, Украина
Manoilo Julietta A.,
Post-graduate Student
V.N. Karazin Kharkov National University,
Kharkov, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Крысенко Алексей Владимирович,
кандидат философских наук
Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина,
Украина, Харьков
Krysenko Alexey V.,
Ph.D. in Philosophy
V.N. Karazin Kharkov National University,
Kharkov, Ukraine
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 329.052 
 
Аннотация: В статье рассмотрены понятие политической оппозиции, ее институционализации, функции и условия появления. Исследованы различные типы институционализации политической оппозиции в странах Центрально-Восточной Европы.
Ключевые слова: институционализация, политическая оппозиция,консолидация демократии, переходной период.
Abstract: The article considers the concept of political opposition, its institutionalization, functions and conditions of appearance. It studies different types of political opposition institutionalization in the states of Central and Eastern Europe.
Key words: institutionalization, political opposition, democracy consolidation, transition period.
 
Политическая оппозиция является важным институтом государства, которое выбрало демократический путь развития, потому что существование функционирующего института в формальной плоскости позволяет выполнять ряд полезных функций: консолидацию демократии, артикуляцию интересов меньшинств (а) и, соответственно, нейтрализацию протестного потенциала населения.
Актуальность исследования заключается в необходимости разработки концепта институционализации политической оппозиции в странах переходных или фасадных демократий, так как работающая в правовом поле оппозиция делает невозможным откат демократии.
Цель данной статьи – обусловить необходимость разработки стратегии институционального дизайна для политической оппозиции.
Задачами статьи являются исследование процессов институционализации политической оппозиции в странах ЦВЕ, а также рассмотрение факторов, влияющих на ту или иную модель оформленного института оппозиции.
В Западной Европе институционализация политической оппозиции, то есть правовое оформление данного института на законодательном уровне, состоялось в конце XIX в. [1, c. 16] Именно в этот момент и сформировалось общественное представление об оппозиции, как о таком же важном инструменте власти, как парламент или суд.
Особенно необходимой институционализация политической оппозиции становится в странах с большим количеством национальных меньшинств или с многочисленным меньшинством, имеющим большой протестный потенциал.
Современная политическая наука не может предоставить единого определения для термина «политическая оппозиция»: спектр дефиниций колеблется от широкого «всех политических сил (в том числе, аморфных), противостоящих правительству» до ограниченных «институционализированных структур, ведущих целенаправленную борьбу с правящей партией». Нередким является и отождествление политической оппозиции с различными формами общественных протестов, естественными антиправительственными общественными группировками и т.д. Важным для нас представляется подчеркнуть естественный характер политической оппозиции, учитывая историческую ретроспективу.
Рассмотрение политической оппозиции в свете бихевиоральной и структурно-функциональной парадигмы позволяет нам проанализировать сам концепт данного феномена, а не погружаться в заангажированные современные теории.
Политическая оппозиция имеет большой спектр потенциальных функций, самые полезные из которых проявляются при условиях удачной институционализации; другие же ее проявления зависят от условий конкретной политической системы, в которых она находится. Более того, отсутствие у политической оппозиции прав может приводить к увеличению социального напряжения, что, впоследствии, приводит к насильственным методам политической борьбы.
Исследовательница института оппозиции Светлана Васильева выделяет несколько факторов, влияющих на появление (или не появление) и формирование данного политического института. Среди них нам особо важными кажутся действующий институт лоббизма (как формальный, так и неформальный его статус), политический плюрализм, законодательство по статусу политических партий и избирательное право.
Особенно важным становится статус политической оппозиции в условиях демократизации, поскольку именно институционализированная оппозиция провоцирует консолидацию демократии. Следует отметить, что проблемы модернизации власти и демократизации системы управления являются актуальными для большинства постсоветских государств.
Тот или иной статус политической оппозиции может быть нормативно закреплен:
– в писаной конституции государства;
– в специальных «органических» законах (т.е. законах, имеющих статус дополнительных к основному закону - Конституции - конституционных актах);
– в регламентах деятельности представительных и других органов государственной власти;
– в общеобязательных правовых прецедентах и правовых обычаях или религиозных нормах, санкционированных государством;
– в официальных соглашениях (как письменных, так и неписаных - джентльменских соглашениях) между правительством и организациями, представляющими другие политические силы, например, определенные партии, движения, профсоюзы, религиозные, молодежные организации и т.д.;
– в санкционированных государством межпартийных соглашениях;
– в санкционированных государством односторонних актах правящих политических институтов (партий, движений, церкви, кланово-племенных структур и т.п.);
– в санкционированных государством договоренностях иностранных государств в отношении политической системы данной страны и аналогичных решениях международных организаций [2, c. 54].
Прежде всего, состояние политической оппозиции, ее прав и обязанностей зависит от первичных характеристик государства: партийной системы, формы правления и т.д.
В условиях переходного периода конца 80-х - начале 90-х годов в странах ЦВЕ установилась определенным образом равновесие политических сил, что объективно способствовало развитию диалоговой политической культуры, стимулировало взаимные уступки и поиски баланса интересов. Компромиссы, которые возникали в ряде стран ЦВЕ можно характеризовать как вынужденные сделки (пакты) между лидерами провластных политических партий и оппозиционных политических сил.
По мнению Л.Ф. Шевцовой, «... не только в латиноамериканских странах, но позже и в Венгрии, Польше, Чехии именно политика пактов являлась основным гарантом посттоталитарной трансформации. Эта политика сняла напряжение с еще слабых институтов, ограничила уровень конфликтности, способствовала формированию целой системы договоров между властью и обществом, между гражданскими и военными, между предпринимателями и рабочими» [3, c. 82].
Результатом компромиссного решения политических конфликтов в Польше, а также в Венгрии, Болгарии стало согласование правил взаимной конкуренции и сотрудничества между политиками, а также взаимное признание себя как равнозначных партнеров, легитимизированных к участию в совместных согласованных действиях. Это в дальнейшем способствовало институционализации политической оппозиции, развитию ее парламентских форм и в целом либерализации политического режима.
По мнению А. Пшеворского, в случае, если институциональные пакты устанавливают правила игры, а последние отдают на откуп конкуренции, то они играют существенно важную роль, забирая главные политические вопросы из сферы соперничества. Такие пакты необходимы для защиты демократических институтов от давления, к которому они еще не способны противостоять [4, c. 6].
В условиях отсутствия политико-правовых гарантий деятельности оппозиции, и, соответственно, парламентских способов воздействия на ситуацию, трудно поддается классификации сама политическая оппозиция. Во время политического конфликта она могла приобретать формы от нелояльной, непримиримой (по классификации Х.Линца) с акцентом на демонтаж старой системы власти, к конструктивной, полулояльной с ориентацией на акцентированно активное и кооперативное взаимодействие и конструктивный диалог с действующей властью в качестве средства по выходу с политического конфликта.
По мнению российского ученого Абдулаевой Ю.М. основными эволюционными формами института кооперативного взаимодействия оппозиции и власти в странах ЦВЕ выступают:
– Протоинститут конструктивной оппозиции (договорные процессы в рамках «круглых столов» в Польше, Венгрии, Болгарии);
– Институт конструктивной оппозиции (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, страны Балтии);
– Демократический институт политической оппозиции (страны консолидированной демократии) [5, c. 26].
Так, следует отметить, что в большинстве стран ЦВЕ отсутствуют специальные законы про деятельность политической или парламентской оппозиции, а деятельность данного института регулируется национальной конституцией, которая регламентирует защиту любых меньшинств, а также свободу и плюрализм мнений.
Несмотря на то, что во многих успешных демократических странах мы можем увидеть отсутствие четких юридических норм, касающихся закрепления гарантий деятельности политической оппозиции, такая практика является весьма полезной для стран переходного типа, которые имеют целью модернизацию существующей политической системы. Это обусловлено тем, что в государствах со сложившимися демократическими режимами важность деятельности политической оппозиции не ставится под вопрос ни правительством или правящим парламентским большинством, ни избирателями. В странах, только проходящих демократизацию политических институтов, есть большой риск отката демократизации. Именно поэтому, для консолидации демократии, для предотвращения отката этого процесса, деятельность политической оппозиции, как и ее четкое определение, должно быть четко закреплено в нормативно-правовой системе.
Различные страны развитой демократии имеют разную историю переходов власти от одного правительства к другому. Каждый переход власти в той или иной стране происходил по индивидуальному сценарию. Анализируя опыт различных стран в этих процессах, изучая факторы, которые на них влияют, и последствия различных сценариев, страны развитой демократии пришли к выводу о целесообразности установления определенных формальных рамок, которые давали бы возможность с учетом политической составляющей процесса смены правительства у власти. Среди них – минимизация связанные с этим рисков, сглаживание возможных конфликтов, обеспечение оптимальной продолжительности процесса перехода и, тем самым, повышение его эффективности и результативности. Эти рамки, так же как и процесс изменений, имеют в разных странах индивидуальные особенности, обусловленные их политическими системами, системами права, опытом и традициями.
Современная теория институционального дизайна предлагает много концепций оформления политической оппозиции для всех политических и партийных систем. Учитывая специфику государства и его политических институтов можно выработать собственную наиболее оптимальную модель, однако следует помнить, что не бывает идеальных концепций, и каждая модель несет в себе определенные недостатки. В построении института политической оппозиции следует учитывать не только формальные рамки, но и такие факторы, как смена правительств, то есть переход власти от правительства к прежней оппозиции, ведь конфликтов по поводу передачи власти не будет, если статус оппозиции будет позволять оказывать влияние на текущую власть.
 
Список использованных источников:
 
1. Павленко І. Правовий статус опозиції / І. Павленко // Політичний менеджмент. 2005. № 5 (14). C.16-30.
2. Якушик В. М. Деякі теоретичні засади аналізу політико-правового статусу політичної опозиції // Політична опозиція: теорія та історія, світовий досвід та українська практика. К.: Навч.-метод. каб. вищ. освіти Міністерства освіти і науки України, 1996. С. 178-181.
3. Шевцова Л.Ф. Дилеммы посткоммунистического общества / Л. Ф. Шевцова // Политические исследования. 1996. №5. С. 82-96.
4. Пшеворский А. Переходы к демократии // Путь. 1993. №3.
5. Абдулаева Ю. М. Институциональные условия формирования конструктивной оппозиции в странах Центральной и Восточной Европы : автореферат дис. кандидата политических наук: 23.00.02 / С.-Петерб. гос. ун. - Санкт-Петербург, 2007. 29 с.
6. Altman D. Collegiate Executives and Direct Democracy in Switzerland and Uruguay: Similar Institutions, Opposite Political Goals, Distinct Results [Електронний ресурс] / D. Altman // Swiss Political Science Review, Volume 14, Issue 3. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/j.1662-6370.2008.tb00110.x/pdf (Дата обращения: 01.09.2015).



grani ligotip

perevod