Рейтинг@Mail.ru
Дворецкий М.Ю. Уголовная ответственность и ее эффективная реализация в контексте оптимального разрешения актуальных проблем отечественной уголовно-правовой теории и современной правоприменительной практики
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ЕЕ ЭФФЕКТИВНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ ОПТИМАЛЬНОГО РАЗРЕШЕНИЯ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ТЕОРИИ И СОВРЕМЕННОЙ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ
 
CRIMINAL LIABILITY AND ITS EFFECTIVE REALIZATION IN THE CONTEXT OF OPTIMUM RESOLUTION OF ACTUAL PROBLEMS OF THE DOMESTIC CRIMINAL AND LEGAL THEORY AND MODERN LAW-ENFORCEMENT PRACTICE
 
Дворецкий Михаил Юрьевич,
кандидат юридических наук
Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Тамбов, Россия
Dvoretskiy Mikhail Y.,
Ph.D. in Law
Tambov branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Tambov, Russia 
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 343 
 
Аннотация: В представленной публикации автором рассматриваются направления оптимизации ответственности за преступления на современном этапе противодействия преступности в Российской Федерации. Предметом публицистического исследования выступает комплекс теоретических и практических проблем уголовной ответственности, ее понятие, основание, система форм, видов, их реализации и эффективности в отечественной уголовно-правовой теории, законодательной и правоприменительной практике, возникающих в настоящее время.
Ключевые слова: эффективность, формы реализации уголовной ответственности, виды наказания, иные меры уголовно-правового характера, уголовная ответственность, Уголовный кодекс Российской Федерации.
Abstract: The author considers directions of optimizing responsibility for crimes at the present stage of combating crime in the Russian Federation. The subject of the research is the complex of theoretical and practical problems concerning criminal responsibility, its concept, base, system forms, species, their implementation and effectiveness in the domestic criminal law theory, legislation and law enforcement practice, emerging at the moment.
Key words: efficiency, forms of criminal liability realization, types of punishment, other measures of criminal and legal character, criminal liability, Criminal code of the Russian Federation.
 
В настоящее время учение о категории «уголовная ответственность» в отечественной науке представлено целостной системой познания о реализации форм, их видов, будучи частью уголовно-правовой теории и практики ее применения [1]. Фактически именно она непосредственно выступает реально, как методологической, так и общетеоретической первоосновой для разработки и оптимального осуществления эффективной уголовно-правовой политики государства, дальнейшего развития его правовой системы в данном отраслевом контексте [2]. Посредством наличия в отечественном отраслевом законодательстве таких составляющих категорий, как норма, правоотношение и уголовная ответственность, образуется механизм уголовно-правового регулирования.
Основополагающее понятие «Уголовная ответственность», являясь уголовно-правовой категорией отраслевого законодательства, имеет, как социально-политическую, экономическую и морально-нравственную сущность. Поскольку она выступает официальным государственным и общественным ответом на совершенное виновным деяние, отражающего наличие возникшего асоциального конфликта, приведшего к преступлению, то будучи фактически формой и непосредственным средством разрешения социальных противоречий, уголовная ответственность одновременно является реальной длящейся конфликтной ситуацией между социумом и его членом, то есть отдельной социально-опасной личностью.
Поскольку недостаточно разработан именно методологический аспект исследование уголовно-правовой категории «уголовная ответственность», то именно это обстоятельство предполагает использование диалектического, системного, комплексного подходов в анализе проблем существования в понятийно-терминологическом аппарате уголовного права и практики дальнейшей ее эффективной реализации[3]. Фактически требуется непосредственно придерживаться соблюдения принципов в реальной действительности. Прежде всего, это существующая взаимосвязь, причинная обусловленность общеправовых явлений и (или) процессов имеющимися социально-экономическими, социально-политическими, природными, морально-нравственными факторами совершенствования общественного развития, соблюдением историзма в социальных процессах [4]. Именно такой концептуальный подход обеспечивает наиболее оптимальное научное обоснование социальной сущности, теории и правоприменительной практики. Таким образом, фактически методологию уголовной ответственности можно определить как учение о разносторонней сущности этой уголовно-правовой категории, непосредственно ее взаимосвязи с фундаментальными обстоятельствами жизни общества, систематизацией, как базовых принципов, так и методов анализа и практики конкретной реализации ее форм и их видов в окружающей социальной действительности.
В любом государственно-организованном обществе фактическое формулирование официального правового установления непосредственно предопределяет одновременное появление и наличие в дальнейшем разнообразной социальной ответственности. Поскольку именно данная ответственность присутствует в сознании законопослушного индивида и заключается в понимании им необходимости соблюдения правил общественного поведения, то в тоже время реальное нарушение предписания, запрета или дозволения приводит к возникновению другой ее формы, связанной с осуждением виновного лица совершившего противоправное деяние. В свою очередь, «Уголовная ответственность» – это фундаментальная уголовно-правовая категория, которая представляет собой исходя, из имеющейся социальной практики естественную реакцию цивилизованного общества и правового государства на фактические попытки отдельных его асоциальных членов-сограждан непосредственно неправомерно причинить ему вред, нарушить общественно-полезные отношения между законопослушными людьми [5]. И, поэтому именно категория «Уголовная ответственность» реально выступает необходимым средством обеспечения в контексте осуществления последовательно-стабильной уголовно-правовой политики условий для нормальной жизнедеятельности всего социума. К образующим систему признакам данной уголовно-правовой категории фактически относятся: во-первых, фундаментальность как уголовно-правовой категории и, во-вторых, триединая сущность в виде социально-политической, морально-нравственной и уголовно-правовой составляющих сегментов.
1) обязанность физического лица воздержаться от совершения им в дальнейшем общественно-опасного деяния, которое содержит перечень необходимых признаков какого-либо из составов преступлений, предусмотренных законодателем в нормах УК РФ, с назначением вида наказания и (или) применением «иных мер уголовно-правового характера» к виновному;
2) при совершении преступления, обязанность субъекта применения – лица, совершившего данное деяние подвергнуться за него наказанию, иным мерам уголовно-правового характера и осуждению, состоящие в лишении и (или) ограничении законных прав и свобод виновного, осуществляемые государством, насильственные действия, предусмотренных нормами УК РФ;
3) субъектом назначения официально выступает правоохранительный орган и (или) суд как органы исполнительной и судебной ветвей государственной власти Российской Федерации;
4) вина виновного в совершении именно состава преступления, предусмотренного положениями Особенной части УК РФ выступает субъективным основанием ее дальнейшей уголовно-правовой реализации.
Вследствие того, что уголовно-правовая категория «Уголовная ответственность» фактически отражает диалектику, в виде единства и противоположности, как объективной, так и субъективной сторон. Так, первая из них фактически состоит в действительных формах непосредственной реализации ее форм, их видов, в системе правоотношений и структурных элементов, реально образующих каждый из них в отдельности и всю систему целиком. В свою очередь, субъективная составляющая заключается в идеальных формах проявляющих реализацию уголовной ответственности, в персонификации элементов и оценок окружающей действительности, определяющих необходимость и социальную роль индивида, его правосознание, зависящих от развитости цивилизованного общества и правового государства. Поскольку фактически уголовная ответственность непосредственно выступает важным средством осуществления уголовно-правовой политики Российской Федерации, то в настоящее время ее наиболее перспективная цель реально состоит исходя из определения оптимальных приоритетов и направлений эффективной борьбы с преступностью в мобилизации усилий, как государственных, так общественных институтов. Так, по нашему мнению, современная правоприменительная практика уголовного законодательства согласно концепции «Гуманизации ...» и (или) «Либерализации …» уголовно-правовой политики в отношении осужденных за различные категории преступлений должна строиться априори, в соответствии с унифицированной парадигмой комплексно осуществляясь законодателем следующим образом:
во-первых, применение наиболее строгих форм и видов реализации уголовной ответственности только к виновным, совершившим преступления, относящиеся к категории «тяжких или особо тяжких»;
во-вторых, применение наименее репрессивных форм и видов реализации уголовной ответственности только к виновным, совершившим преступления, относящиеся к категории «небольшой или средней тяжести».
Термины «уголовная ответственность» и «наказание» - это не тождественные уголовно-правовые понятия, что подтверждается содержанием положений части 2 ст. 84 УК РФ. Поэтому, отечественным законодателем логично говорится, как «об освобождении от уголовной ответственности», так и «об освобождении от наказания» соответственно. Так, фактически декларируемые цели реализации именно уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» непосредственно системно осуществляемые и реально включают в себя восстановительные или социально-ретроспективные, исправительно-воспитательные и общие и частные превентивные аспекты. Уголовная ответственность, обладая качеством трансформации, может в ходе реализации изменять свой характер, размер, досрочно или условно-досрочно прекращаться в зависимости от поведения или состояния здоровья осужденного. Так, фактически именно уголовная ответственность непосредственно призвана реально, решать задачи данного отраслевого законодательства, определенные отечественным законодателем в ст. 2 УК РФ. Хотя УК РФ 1996 г. и объективные условия прежнего этапа развития страны законодательно не декларировали необходимости цели «Перевоспитание», то ее нормативное закрепление в ныне действующем уголовном законе вполне логично и достаточно необходимо, вследствие гарантированной законодателем в Конституции России «Социальной направленности» современного российского государства и общества.
Вследствие того, что система уголовной ответственности представлена целостной и упорядоченной совокупностью ее форм, их видов, которые базируются на общих принципах и реализуют цели, которые предусмотрены положениями УК РФ, то основными критериями структурного построения являются следующие обстоятельства: 1) множественность, определенность форм и их разновидностей; 2) систематизация согласно общим принципам; 3) цели, предусмотренные УК РФ выступают первоосновой их соответствия, проводимой эффективной уголовно-правовой политики; 4) классификация обеспечивает переход одной формы в другую, из одного ее вида в иной вид.
Уголовная ответственность как результат основанного на УК РФ общественном порицании, выражающего отрицательную уголовно-правовую оценку состава преступления и виновного, его совершившего, государством, официально формулируется в положениях обвинительного приговора судебной инстанции. Именно суд возлагает на осужденного уголовную ответственность и освобождает от нее фактически, например, тогда, когда непосредственно были реально установлены следующие обстоятельства. Так, поскольку у виновного по совершению им деяния произошло «психическое расстройство, которое лишило его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» согласно положениям части 1 ст. 81 УК РФ, или «истекли сроки давности обвинительного приговора суда» в соответствии с положениями ст. 83 УК РФ. Именно в этих случаях уголовная ответственность реализуется. То есть, как таковая. Однако, при этом она фактически не сопровождается непосредственно назначением реально каких-либо мер государственного принуждения за совершенное преступление.
Формы реализации уголовной ответственности фактически могут, например, непосредственно сопровождаться применением реальным образом следующими ее разновидностями: условно назначенным наказанием (ст. 73 УК РФ); назначенным, но отсроченным наказанием (ст. 82 УК РФ); назначенным, но отсроченным наказанием больным наркоманией (ст. 82 УК РФ); назначением не наказания, а «принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним» на основании положений ст. 90-92 УК РФ и др. Так, уголовная ответственность реализуется без реального исполнения в форме наказания также тогда, когда оно уже отбыто, однако виновное лицо продолжает нести нее, поскольку именно ее содержание образуют правовые ограничения прав и свобод осужденного. Соответствующим образом, исходя из непогашенного или неснятого уголовно-правового института судимости. Поскольку с содержательной стороны меры уголовной ответственности должны быть общественно полезными, то в современном обществе это, в первую очередь, означает охрану прав и свобод человека и гражданина, восстановление нарушенного совершенным преступлением правопорядка. Однако, система форм и отдельных видов уголовной ответственности, непосредственно закрепленная ныне действующим отечественным отраслевым законодательством, в настоящее время не соответствует потребностям эффективной практики ее реализации. К сожалению, ряд видов ее форм, уже воспроизведенных в положениях УК РФ, является алогично нереализуемыми, не назначаясь, много лет, тем самым противореча целям и задачам, декларируемым правовым государством, потребностям цивилизованного общества и психологии большинства российских граждан. Так, непосредственно качество осуществленных законодателем изменений и дополнений УК РФ оставляет желать лучшего, поскольку зачастую вопреки декларируемой им цели нередко приводят к противоположным результатам. Так, прежде всего, к нарушению системы и структуры уголовного закона, рассогласованности положений Общей и Особенной частей УК РФ, к росту числа коллизий, тем самым влекущих затруднения в правоприменительной деятельности, дискредитируя уголовно-правовую политику в целом.
Соблюдение индивидуально-субъективного принципа априори является основополагающим для высокоэффективной реализации уголовной ответственности. Так, уголовная ответственность фактически реализуется непосредственно по отношению к физическому вменяемому лицу, реально признанного судебной инстанцией, совершившим виновно какой-либо состав преступления, предусмотренный Особенной частью УК РФ. Сущность уголовной ответственности состоит в осуждении государством виновного лица, совершившего преступление, в общественном порицании как его самого, так и совершенного им общественно-опасного деяния. Поскольку реализация уголовной ответственности всегда связана с соблюдением принципа справедливости, то она есть, будучи официально закрепленное на уголовно-правовых нормах осуждение государством общественно-опасного виновного деяния и лица, его совершившего, официально выраженное в приговоре суда и сопряженное с наказанием или иными мерами уголовно-правового воздействия. Концептуальные основы построения уголовной ответственности юридических лиц фактически, по нашему мнению, противоречат непосредственно ее социальной сущности и механизму реального решения нормативно закрепленных задач именно данной (столь явно персонифицированной) отрасли отечественного законодательства.
Уголовная ответственность, субъекта исходя, из возникающей системы уголовно-правовых отношений представляет собой комплекс обязанностей, официально возлагаемых на него государством и добровольно, или принудительно обязывающих: во-первых, воздержаться от совершения общественно-опасного деяния из-за угрозы назначения какого-либо вида наказания и (или) «иных мер уголовно-правового характера»; во-вторых, при виновном совершении преступления подвергнуться им и осуждению; в-третьих, выполнить также и другие обязанности при совершении иных действий, прямо предусмотренных уголовным законом. Вследствие того, чтобы потенциальная ответственность реально стала действительной непосредственно необходима оформленная в процессуальную форму деятельность государственных органов, то соответственно они официально уполномочены поэтапно: Установить факт совершения какого-либо состава преступления, определив исчерпывающий перечень правовых оснований реализации этой основополагающей уголовно-правовой категории; дать уголовно-правовую оценку совершенного деяния, предварительно и окончательно квалифицировав его как преступление; в судебном порядке применить санкцию виновно нарушенной уголовно-правовой нормы. Поскольку с содержательной стороны меры уголовной ответственности должны быть общественно полезными, ее социальная значимость зависит от того, способна ли она обеспечивать декларируемые законодателем цели, реально стоящие перед отраслевым законодательством, прежде всего, охрану прав и свобод человека и гражданина, восстановление нарушенного совершенным виновным составом преступления правопорядка [6].
Вследствие того, что уголовно-правовой институт освобождения от уголовной ответственности фактически отражает не принудительные способы непосредственного устранения вызванного совершенного виновным лицом преступлением социального конфликта, то по своей сути именно он реально представляет частный интерес в данной публичной отрасли отечественного права. Несмотря на то, что потенциально уголовная ответственность существует на момент принятия решения об освобождении от нее, так как имеются ее основания, однако она не реализуется и не заменяется другой своей разновидностью. От уголовной ответственности может быть освобождено только лишь лицо, виновное в совершении преступления, а невменяемые, малолетние и добросовестные лица, и совершившие малозначительные деяния не могут освобождаться от нее. Поскольку освобождаясь от уголовной ответственности, лицо публично признает фактически себя виновным, а непосредственно совершенное им деяние официально считается общественно опасным, то соответственно общество признает эти обстоятельства, как данность, а государство согласно нормативно закрепленным причинам постановляет нецелесообразным использования только лишь карательных методов урегулирования произошедшего между сторонами отношений социального конфликта.
Вследствие того, что доверять непосредственное решение уголовно-правовых вопросов только лишь правоохранителю и суду для реализации принципа справедливости реально не представляется возможным, то соответствующим образом, в УК РФ должны быть отредактированы нормы уголовного закона [7]. А, именно, там где наложение мер государственного принуждения, реализуемых в виде наказаний и (или) «иных мер уголовно-правового характера», освобождение от них рассматриваются судебной инстанцией. Так, прежде всего, это нормы о деятельном раскаянии и примирении с потерпевшим, и фактически содержащие оценочные признаки составов преступлений. По нашему мнению, никак нельзя допускать окончательного выбора различных по строгости мер государственного принуждения только лишь на основании субъективного усмотрения, когда заодно и то же общественно-опасное деяние можно назначить санкции, различающиеся по размеру в два и более раза. Нами констатируется необходимость для отечественного законодателя убрать из понятийно-терминологического аппарата УК РФ все понятия, определения, реально допускающие при применении довольно неоднозначное, крайне двусмысленное понимание, непосредственно способствующее произволу, регулярно проводить мониторинг отраслевого законодательства для фактического выявления в нем пробелов и коллизий.
 
Список использованных источников:
 
1. Кудрявцев В.Н., Лазарев Б.М. Дисциплина и ответственность: пути укрепления // Советское государство и право. 1981. № 6. C. 69.
2. Сахаров А.Е. Планирование уголовной политики и перспективы развития уголовного законодательства // Планирование борьбы с преступностью. М.,1982. C. 6-15.
3. Малеин Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности // Советское государство и право. 1982. № 11. С. 52.
4. Астемиров З.А. Уголовная ответственность // Энциклопедия уголовного права. СПб., 2007. Т. 8. С. 55-60.
5. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1977. 288 с.
6. Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. 96 с.
7. Осокин Р.Б. Эффективность уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 242 УК РФ // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. Т. 86. N 6. С. 317-319.



grani ligotip

perevod