Рейтинг@Mail.ru
Vagina_032015
РОЛЬ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ В СЕМЕЙНЫХ КОНФЛИКТАХ
 
THE ROLE OF GENDER STEREOTYPES IN FAMILY CONFLICTS
 
Вагина Марина Викторовна,
кандидат психологических наук
Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов,
г. Санкт-Петербург, Россия
Vagina Marina V.,
Ph.D. in Psychology
Saint-Petersburg University of The Humanities and Social Sciences,
St. Petersburg, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Круглянская Лилия Яковлевна,
Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов,
г. Санкт-Петербург, Россия
Kruglyanskaya Liliya Ya.,
Saint-Petersburg University of The Humanities and Social Sciences,
St. Petersburg, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 316
 
Аннотация: В статье представлены результаты исследования роли гендерных стереотипов в условиях конфликтов в современных молодых российских семьях. Рассмотрены понятия гендерной роли супругов, а также описаны итоги проведенной программы изучения и профилактики семейных конфликтов.
Ключевые слова: слова: гендер, социальный пол, стереотипы, конфликты.
Abstract: The article presents the results of research on the role of gender stereotypes in conflict situations in contemporary young Russian families. It considers the concepts of spouses’ gender roles and describes the results of the program aimed at studying and prevention family conflicts.
Key words: gender, stereotypes, conflicts.
 
Социальный институт семьи обладает огромной значимостью, как для индивида, так и для всего общества в целом, выполняя репродуктивную, экономическую, воспитательную, эмоциональную и другие функции. Кроме того, семья, наряду с работой, является той сферой, где человек, проводит основную часть своей жизни, и поэтому конфликты, возникающие в семье, представляются критически важными и требуют тщательнейшего изучения и успешного урегулирования Семья представляет собой, пожалуй, главную из социальных структур, формируемую, в первую очередь, на основе полового признака, а, следовательно, и с учетом социального пола. Однако на данный момент существует диспропорция между частотностью семейных конфликтов, возникающих на почве гендерных стереотипов и недостаточностью внимания проблеме гендерных отношений в семье.
Понятие гeндeра было введено Р. Столлером в 1968 году [4, с. 7], и означало «социальный пол» в противовес полу биологическому. Под термином «пол» понимаются биологические различия между людьми, «определяемые генетическими особенностями строения клеток, aнaтoмo-физиoлoгичeскими характеристиками и дeтoрoдными функциями» [5]. Гендер характеризует пoл кaк прoдукт культуры, сoциaльнo-биoлoгичeскую хaрaктeристику, укaзывaющую нa сoциaльнo-психoлoгичeскиe черты личнoсти, вoзникaющиe и формирующиеся при сoциaльнoм взaимoдeйствии.
Е.П. Ильин условно выделяет две группы стереотипов: половые и гендерные – первые имеют под собой природную основу, вторые – социальную) [3, с. 37-40]. В массовом сознании женщины, по сравнению с мужчинами, ниже ростом, имеют меньшую массу тела, узкие плечи и широкий таз, меньшую мышечную силу. Если примеры различий во внешности и строении тела обычно видны невооруженным глазом и подтверждаются объективно (так же, как и исключения), то с психофизиологическими расхождениями – отличиями в поведении, эмоциональных характеристиках, социальных ролях, формах и сферах деятельности – не всегда так. У мужчин Е.П. Ильин выделяет такие качества, как: агрессивность, доминантность, уверенность в себе, независимость, смелость, грубость, активность и логичность мышления; а у женщин – зависимость, кротость, боязливость, мечтательность, суеверность, эмпатичность, тревожность и эмоциональность.
Действительно распространенная вера в данные характеристики подтверждается многими исследованиями. Так, например, в результате опросов и исследований И. Броверман и его коллеги вывели типичные образы, ассоциирующиеся с мужчиной и женщиной [6, p.63].
Типичный мужчина: агрессивный, предприимчивый, доминирующий, независимый, скрывающий эмоции, любит математику и науку, обладает деловыми навыками, знает, как осваивать мир, легко принимает решения, самодостаточен, свободно говорит о сексе с другими мужчинами.
Типичная женщина: тактичная, проявляет расположение, нежная, не использует грубых выражений, понимает чувства других, разговорчивая, религиозная, интересуется собственной внешностью, ценит искусство и литературу, сильно нуждается в защите, аккуратная в привычках, спокойна.
Ю.Е. Алешина указывает на особое значение полоролевой дифференциации в межличностных отношениях как комплексного показателя, учитывающего и реальное распределение ролей в семье, и отношение к нему супругов [1, с. 45]. Иными словами в основе семейных конфликтов лежат неоправданные ожидания, связанные с ролевым поведением супругов.
Наше исследование позволило выявить основные гендерные факторы, а также стереотипные представления и установки, присутствующие в каждой отдельной паре, а также выявить их взаимозависимость с формированием конфликтных ситуаций в семье.
Прежде всего, можно заключить, что в семьях эгалитарного типа, а также в тех семьях, в которых имеется тенденция стремления к эгалитарному типу, наблюдается меньший уровень гендерной стереотипизации и экспектации, чем в семьях традиционного типа. Это связано с тем, что в эгалитарных семьях более распространена стратегия партнерства, в то время, как в традиционно-патриархальной семье существует более ярко-выраженный лидер (чаще мужчина), и даже при наличии диалога, решающее слово остается за лидером, и, следовательно, его мнение является решающим.
Также, следует отметить тот факт, что практически все пары, согласились с утверждением, что семья больше необходима женщине, нежели мужчине. Данный факт свидетельствует о том, что гендерная установка на разделение семейных функций на инструментальную и экспрессивную, разделяется семейными парами и является одной из профилирующих, что, однако не всегда способствует увеличению конфликтогенности атмосферы в семье. Так все пары согласились с тем, что первичная функция мужчины – внешняя среда, работа, инструментальная, ведущая, а женщины – экспрессивная, дом, семья, дети. При этом, заметим также, что ответ «семья одинаково важна обоим» был дан супругами, принадлежащих к категории среднего возраста, возможно, говорит о том, что данный факт переосмысливается индивидом и впоследствии происходит процесс андрогиннизации личности и, как следствие, изменение собственных ожиданий и представлений о партнере.
При этом отметим, что для эгалитарных семей более типично признание факта наличия разногласий. Для такой пары характерен открытый тип конфликта, для которого возможно достижение конструктивного решения посредством диалога. В то же время для традиционных семей не характерно афиширование конфликта, и он чаще протекает в латентной форме. Количество конфликтов в эгалитарных семьях также обычно выше, чем в традиционных семьях в силу их признания.
Гендерные стереотипы сами по себе не являются негативным явлением, так как они могут выполнять и позитивные функции, а именно: 1) служить критерием выбора партнера, своеобразным «опознавательным кодом»; 2) выступать в качестве регулирующей нормы, являться своего рода «директивным законом», на который ссылаются при решении какого-либо конфликта, конфликтной ситуации. Однако гендерные стереотипы могут исполнять конструктивную роль лишь в случае, если у супругов имеются одинаковые гендерные стереотипы. Соблюдение двух вышеупомянутых условий будет способствовать уменьшению опасности возникновения семейных конфликтов и разногласий, и облегчение процесса их урегулирования.
Особо пристального изучения требуют ситуации, когда гендерные стереотипы супругов разнятся, или же у одного из супругов их значительно меньше, и/или он предпочитает избавляться от них и предпочитает в качестве способа разрешения конфликта диалог, а не нормативное декларирование. Тогда гендерные стереотипы представляют собой серьезную проблему, поскольку мешают адекватному восприятию ситуации и партнера и самого индивида, поиску решения из сложной ситуации и урегулированию конфликта. В этом случае гендерные стереотипы являются отрицательных элементом отношений, обостряют ситуацию и требуют работу над их устранением.
В случае если уровень гендерных стереотипов, установок и экспектаций достаточно низок или находится в пределах нормы, можно говорить о росте личной ответственности индивидов, их более зрелом психическом и психологическом состоянии. В межличностных отношениях индивидов, свободных от гендерных стереотипов, наблюдается высокий уровень доверия и понимания, способность пойти на диалог и компромисс, способность объективно оценить ситуацию и сделать работу над ошибками. Так же, отметим, что в данном случае каждый супруг будет заинтересован в поиске надлежащего решения, с целью «уравновесить» проблемный дисбаланс; супруги будут искать решения при помощи друг друга, не вовлекая других людей в свой конфликт.
Необходимо отметить, что для гармонизации семейной пары, особенно важным представляется гендерная сочетаемость партнеров. В этом случае сочетание феминного и маскулинного типов в семье рассматривается как классически продуктивная модель семьи, в то время, как возможность сочетания сходных гендеров (М-М, Ф-Ф) больше способствует возникновению конфликтов и препятствует их разрешению. Это происходит в силу того, что пара не является гармонично коррелированной и супругам сложно ладить друг с другом, поскольку их представления и ожидания, типы личностей отражают друг друга, не дополняя и не привнося ничего нового. Такой паре было бы сложно поддерживать динамическое развитие, а также самостоятельно справляться с возникающими конфликтами и сложностями.
В соответствии с вышесказанным, а также на основе проведенного исследования и апробирования разработанной программы были сформулированы следующие выводы:
1) гендерные стереотипы больше распространены в семьях патриархального типа, в то время, как в эгалитарных семьях больше распространена тенденция к сотрудничеству, что проявляется в совместном распределении семейных ролей. При этом, отметим, что в эгалитарных семьях количество конфликтов обычно выше, чем в семьях традиционного типа, поскольку признается сама возможность существования конфликта. Более того, здесь под понятие конфликта часто подпадают мелкие разногласия и противоречия.
2) Роль гендерного фактора в семье особенно высока в силу того, что семья как структура и социальная общность сформирована именно на основе полового признака. При этом, не менее существенным фактором для достижения и поддержания стабильности семьи, а также ее позитивной динамики развития выступает сбалансированность гендеров (социального пола) супругов. В случае, если супруги относятся к разнонаправленным гендерам (маскулинный, феминный), семья обладает более стабильной структурой и устойчивостью к конфликтам, чем, если существует ситуация гендерного дисбаланса, когда в семье представлен лишь один гендер, и оба супруга относятся к нему.
3) Между социально-психологической зрелостью индивида существует обратно-пропорциональная зависимость от стереотипов вообще и гендерных стереотипов, в частности. При наличии у каждого супруга такой зрелости и свободы в принятии собственных решений, одновременно принимая во внимание мнение близких людей, можно отметить, что уровень конфликтов в семье, особенно на гендерной почве значительно ниже.
4) Сами по себе гендерные стереотипы не являются единственным критерием для возникновения конфликтов. Здесь можно выявить три вероятностных типа ситуаций. Безусловно, если гендерные стереотипы отсутствуют, или сведены к минимуму или их роль не значительна, у обоих супругов, данная семья обладает большим потенциалом к развитию и саморегуляции, в ней крепки структурные связи, она целостна и атмосфера в ней низко-конфликтогенна. Однако данный расклад является очень редким и представляет собой скорее идеальный вариант.
В случае, если гендерные стереотипы наличествуют у обоих супругов и при этом приблизительно схожи как по количеству, так и качеству, в этом случае семья будет стабильно развиваться и гендерные стереотипы будут играть скорее норм и ориентиров, регулирующих факторов, нежели выступать предметом конфликтов. Наиболее опасный и, тем не менее, самый распространенный случай представляет собой ситуация, когда гендерные стереотипы присутствуют у обоих супругов, но в разной мере, а также отличаются по своему характеру. Здесь, гендерный фактор будет играть решающую роль и во многом провоцировать семейные конфликты, более того, чаще всего это будет происходить неосознанно.
Возможны также ситуации, когда гендерный дисбаланс будет обуславливаться внутренними противоречиями одного из супругов, то есть, относясь де-факто к какому-то гендерному типу, индивид не в состоянии или не желает признать это, в то время как, другой супруг принадлежит к противоположному гендерному типу. Тем самым в такой семье также будет наблюдаться гендерный дисбаланс, обуславливающийся внутренним неприятием собственного гендера и оказывающий негативное влияние на семейные отношения.
Несмотря на реальность существования гендерных стереотипов и их высокой значимости в семейной жизни, всегда существует способ регуляции и стабилизации проблемной ситуации при условии того, что каждый из супругов в отдельности и их семья как единое целое дорожит существующими отношениями, любит и уважает другого, готов работать над отношениями и собой и при возникновении конфликта, способен пойти на диалог, а не на конфронтацию.
  
Список использованных источников:
 
1. Алешина Ю.Е. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель межличностных отношений супругов // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1984. № 2. С. 44-53.
2. Гидденс Э. Социология. 2-е изд., полн. перераб. и доп. М.: Едиториал УРСС, 2005. 632 с.
3. Ильин Е. П. Дифференциальная психология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 2007. 544 с.
4. Петрова Р.Г. Гендерология и феминология. М.: «Дашков и К®», 2008. 273 с.
5. Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. СПб.: Питер, 2003. 480 с.
6. Browerman I.K. Sex-role stereotypes: A current appraisal // J. of Social Issues. 1972. v. 28. p. 63.