Рейтинг@Mail.ru
Gavrikov_032015
МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ: НОВОЕ ПРОЧТЕНИЕ
 
MECHANISMS OF LEGAL REGULATION: А NEW PERSPECTIVE
 
Гавриков Вячеслав Петрович,
кандидат юридических наук
Институт управления, бизнеса и технологий,
г. Калуга, Россия
Gavrikov Vyacheslav P.,
Ph.D. in Law
Institute of Management, Business and Technologies,
Kaluga, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 340.1
 
Аннотация: В статье на основе исследования понятия государственно-правового регулирования общественных отношений делается попытка по-новому изложить понятие «Механизм правового регулирования». Трактовка механизма правового регулирования осуществляется в непосредственной связи с правовым регулированием в качестве его свойства (цели и результата).
Ключевые слова: субъективация правовых предписаний, элементы механизма правового регулирования, упорядоченность общественных отношений.
Abstract: Based on the study of concepts of state and legal regulation of social relations the article attempts to present a new concept of the mechanism of legal regulation. The interpretation of the mechanism of legal regulation is in direct connection with legal regulation as its property (objective and result).
Key words: subjectivation of legal requirements, elements of the legal regulation mechanism, orderliness of social relations.
 
Понятие механизма правового регулирования является производным от понятия правового регулирования. В литературе неоднократно предпринимались попытки раскрыть через данное понятие механизм правового воздействия на субъектов общественных отношений. Но этого сделать в принципе невозможно, так как механизм правового воздействия имеет психологическую природу, связан с восприятием правовых средств и формированием мотива будущего поведения субъектов общественных отношений. По нашему мнению, единственное назначение понятия механизма правового регулирования заключается в объяснении структуры правового регулирования. Значение понятия механизма правового регулирования заключается в том, что оно показывает динамику права от зарождения правовых норм до их воплощения в реальные поведенческие акты субъектов общественных отношений.
Описывая механизм правового регулирования, некоторые авторы в качестве его признаков называют свойства понятия правового регулирования [1]. Но ведь свойства родового понятия, каковым является правовое регулирование, никак не дифференцируют производное от него понятие механизма правового регулирования. Поэтому большинство авторов понятие механизма правового регулирования связывают с его стадиями, со структурными элементами правового регулирования.
Так, В.Н. Хропанюк под механизмом правового регулирования понимает систему правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность общественных отношений в соответствии с целями и задачами правового государства [2]. К системе правовых средств он относит такие структурные элементы механизма правового регулирования, как норма права, правоотношение и акты реализации юридических прав и обязанностей. Но ведь правовые средства содержатся в нормах права, а их еще нужно издать. Таким образом, в приведенном определении механизма правового регулирования отсутствует стадия правовой регламентации, т.е. правотворческий процесс, который формирует основу правового регулирования. Сходную позицию занимают Н.И. Матузов и А.В. Малько, только в качестве элементов механизма правового регулирования добавляют юридические факты, организационно-исполнительные правоприменительные акты и охранительные правоприменительные акты, а также определенные действия субъектов права [3].
Многие авторы, признающие правотворческий процесс в качестве начальной стадии правового регулирования, начинают анализировать его механизм почему-то с правовых средств, чаще всего с норм права. Например, С.С. Алексеев выделяет три основных звена механизма правового регулирования: 1)юридические нормы, как основу правового регулирования; 2) правовые отношения, субъективные права и юридические обязанности, переводящие правовую энергию юридических норм на уровень конкретных субъектов-носителей прав и обязанностей; 3) акты реализации прав и обязанностей [4]. Он также допускает в ряде случаев четвертое звено механизма правового регулирования – «акты применения права, а также индивидуальные акты, правоположения практики и др.» [4]
С этим положением согласиться нельзя, так как концептуально к правовому регулированию законодатель приступает еще с формулирования идеи законопроекта и определения его предмета регулирования.
В юридической литературе чаще всего указывается на эти четыре стадии механизма правового регулирования. При этом правоприменительный акт, как правило охранительного характера, называют факультативным элементом или звеном механизма правового регулирования. Более того, многие авторы даже не упоминают юридические факты в структуре механизма правового регулирования, а ведь без них правоотношения возникнуть не могут.
Нельзя согласиться и с факультативным звеном механизма правового регулирования, так как в правовой действительности проявляются три его разновидности или модели, на которые совершенно справедливо обращает внимание Ж.Б. Дорожиев [5]. Первая модель механизма правового регулирования состоит из: 1) стадии правовой регламентации; 2) стадии действия права и 3)стадии реализации права. Вторая модель состоит из: 1) стадии правовой регламентации; 2) стадии применения права; 3) стадии действия права; 4) стадии реализации права. Третья модель тоже состоит из четырех стадий: 1) стадии правовой регламентации; 2) стадии действия права; 3) стадии применения права и 4) стадии реализации права.
Опять-таки необходимо отметить, что такая градация стадий механизма правового регулирования является условной, так как правовое регулирование это бесконечно длящийся юридический процесс, на различных пространственно-временных отрезках которого этот механизм приобретает то одну, то другую модель. Но во всех случаях его началом является правотворчество, а концом – реализация права, особой формой которой является применение права. Кроме того, вряд ли целесообразно в механизме правового регулирования выделять стадии, так как стадию правотворчества в структурном отношении тоже можно разделить на два этапа, каждый из которых состоит из четырех стадий, а правоприменение состоит, как минимум, из трех стадий. Термин «стадия» больше применим к практической деятельности, длящейся во времени и пространстве (например к правотворческой деятельности или деятельности, связанной с реализацией права).
Анализ существующих точек зрения позволяет сделать вывод о наличии в структуре механизма правового регулирования трех элементов: правотворчества или правовой регламентации общественных отношений; субъективации права и реализации права.
Таким образом, механизм правового регулирования представляет собой структурную характеристику правового регулирования, состоящую из правотворчества, субъективации объективного права и реализации права.
Правотворчество обеспечивает формирование норм права. С их помощью моделируются направления общественного поведения, которые предусматриваются в общественных отношениях, определяется круг субъектов, на которые распространяется воздействие правовых предписаний, формулируются обстоятельства, которыми руководствуются данные субъекты, раскрывается содержание самого правила поведения и устанавливаются меры юридической ответственности за нарушение этих правил. Все эти признаки в совокупности позволяют считать правовые нормы нормативной основой механизма правового регулирования.
Правотворчество является первым этапом правового регулирования. Традиционно вопросы правотворчества в учебной литературе рассматриваются автономно без обозначения взаимосвязей с правовым регулированием. Тем самым нарушаются объективно существующие взаимосвязи правовых явлений и процессов в процедурах правового регулирования.
Правотворчество - это институциональная деятельность государственных и иных органов по формированию, принятию, изменению и отмене нормативных правовых актов, осуществляемая с соблюдением процессуальных процедур, а также деятельнгость по заключению договоров, содержащих нормы права.
Главными субъектами правотворческой деятельности являются органы государства. В качестве иных субъектов правотворчества выступают общественно – политические организации, органы местного самоуправления, профсоюзы и т.п., наделенные государством соответствующими полномочиями.
Субъективация права является связующим звеном между правотворчеством (регламентацией общественных отношений) и реализацией права. Вопросы субъективации права косвенно рассматриваются в учебниках по теории государства и права при освещении соотношения объективного и субъективного права. Так, например, М.И. Абдуллаев считает, что диалектическое взаимодействие субъективного и объективного права является «структурным стержнем эффективного действия механизма правового регулирования общественных отношений» [6, с. 194]. Теоретическая разработка процессов субъективации права в правовом регулировании осуществлена Р. В. Скиндеревым [7].
Субъективация права представляет собой процесс трансформации объективного права, т.е. правовых предписаний, обращенных к неопределенному кругу лиц, в субъективные права и юридические обязанности конкретных субъектов общественных отношений.
Те дозволения, позитивные обязывания и запреты, те стимулы и ограничения, сформулированные в абстрактной норме права, благодаря юридическим фактам, на которые указывается в гипотезе правовой нормы, субъективируются для совершенно конкретных субъектов, вступающих в правоотношения. Иными словами – происходит возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Таким образом, чтобы правоотношения возникли необходимо наличие такой специальной предпосылки, как юридический факт.
Именно динамика правоотношений, т.е. их возникновение, изменение и прекращение происходит от субъективации правовых предписаний, содержащихся в нормах объективного права. Став субъективными правами и юридическими обязанностями участников конкретных общественных отношений, дозволения, позитивные обязывания и запреты предопределяют мотивацию и конкретное поведение субъектов права. Но субъективируются не только положения диспозиции правовой нормы, но и меры государственного воздействия, содержащиеся в санкции правовой нормы. Данные объективные взаимосвязи обусловливают необходимость правового анализа понятия правовых отношений, их структуры и видовой характеристики.
В юридической литературе существует множество подходов к определению понятия правоотношения. Этому вопросу посвящены специальные исследования, результаты которых затем нашли свое отражение в учебной литературе[8; 9]. Так, в одном случае под правовым отношением понимают специфическую связь между правом и юридической обязанностью, их соотношение; в другом – отдельное положение субъекта права в правовой структуре; в третьем – под правовым отношением понимается общественное отношение, урегулированное нормой права[9, с. 269].
Однако в учебной литературе существуют и суждения о генетическом подходе к пониманию правоотношения. Так, например, М.И. Абдулаев пишет: «Правоотношения-это генетическая клетка (зародыш) права. Сначала возникают конкретные правоотношения, а потом издается правовая норма…Нет таких правоотношений, которые бы всецело и исключительно определялись только правовыми нормами и в которых субъекты этих отношений требовали бы друг от друга и делали бы друг другу только то, на что они уполномочены и к чему их обязывает закон» [6, с. 283]. Данные суждения он пытается обосновать различиями в правопонимании.
Нам представляется более правильным раскрытие данного понятия, как впрочем и всех других, из концепции позитивного права, когда правовые предписания, содержащиеся в нормах права, предшествуют возникновению правовых отношений. Правоотношения тесно взаимосвязаны с правовым воздействием в правовом регулировании. Именно с этих позиций и необходимо рассматривать понятие правоотношения.
Правовое отношение – это общественное отношение, возникающее на основе субъективации норм права, в результате чего их участники приобретают субъективные права и юридические обязанности, обеспечиваемые государством. Или, проще говоря, правоотношения – это общественные отношения, урегулированные нормами права.
К числу наиболее характерных признаков правоотношений относят:
– они возникают, изменяются или прекращаются только на основе правовых норм (нет нормы – нет правоотношения) и юридических фактов;
– это всегда как минимум двусторонняя связь субъектов права, взаимосвязанных между собой правами и обязанностями. В рамках правоотношения праву одной стороны соответствует обязанность другой стороны. Сторона, обладающая правами, называется управомоченной стороной, а сторона, имеющая соответствующие юридические обязанности – обязанной стороной;
– это всегда волевое проявление сторон, так как для возникновения правоотношения необходима воля его участников, и она проявляется при субъективации объективного права и формировании у субъектов мотива дальнейшего поведения, в процессе которого каждый из них по отношению друг к другу выступают и управомоченной стороной и обязанной;
– это отношения, охраняемые и обеспечиваемые государством (в частности, возможностью государственного принуждения);
– они возникают по поводу реального блага или ценности, в связи с чем, субъекты осуществляют принадлежащие им субъективные права и юридические обязанности.
Реализация права представляет собой третий элемент механизма правового регулирования и второй, заключительный этап правового регулирования, когда правовые предписания объективного права субъективировались и стали субъективными правами и юридическими обязанностями субъектов правовых отношений. При раскрытии содержания вопросов реализации права важно уяснить их объективные взаимосвязи со способами, методами и типами правового регулирования общественных отношений, а также с правовыми стимулами и ограничениями, содержащимися в субъективированных правовых предписаниях.
Реализация права характеризует правовое регулирование с точки зрения его фактического итога. Она проявляется в фактическом поведении участников общественных отношений, в которых реально воплощаются требования юридических норм и предоставляемые ими возможности.
Особой формой реализации права является правоприменение, под которым в литературе понимается властная деятельность компетентных государственных органов по реализации правовых предписаний относительно конкретных жизненных случаев и индивидуально определенных лиц (физических и юридических). Эта деятельность имеет пространственно-временную характеристику, состоит из системы юридических действий, которые образуют, как минимум, три стадии: сбор и анализ фактических обстоятельств (установление фактической стороны дела), юридическая квалификация собранных данных (установление юридической стороны дела) и принятие решения на основе юридической квалификации собранных фактов. С изданием акта правоприменения реализация права заканчивается и начинается правоисполнение. А это – уже новые правоотношения. Они возникают при исполнении предписаний, содержащихся в правоприменительном акте, издание которого рассматривается в качестве юридического факта. Правоисполнение осуществляется на основе норм права уже другой отрасли права, которые в свою очередь тоже субъективируются, и государственно-правовое регулирование вступает в новую фазу.
 
Список использованных источников:
 
1. Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021100 Юриспруденция. М.: Эксмо, 2010. 477 с.
2. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. проф. Стрекозова. М.: «Дабахов, Трачев, Димов», 1995, 377 с.
3. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004, 512 с.
4. Алексеев С.С. Теория права. М.: Издательство БЕК, 1995. 320 с.
5. Дорожиев Ж.Б. Теория государства и права. Улан-Удэ: Издательство ВСГТУ, 2005. 345 с.
6. Аблуллаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений / М.И. Абдулаев. 3-е изд., доп. и перераб. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006. 623 с.
7. Скиндерев Р.В. Объективное и субъективное в праве : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.01. Екатеринбург, 2006. 187 с.
8. Гревцев Ю.И. Проблемы теории правового отношения. Л.: ЛГУ, 1981. 83 с.
9.Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Под ред. проф. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. М.: Издательство «Зерцало», 1998. 622 с.