Рейтинг@Mail.ru
Smirnov_032015
ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ  СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ  ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ НА УРАЛЕ (1992-2007)
 
THE STAGES OF DEVELOPMENT SOCIAL REHABILITATION INSTITUTIONS FOR MINORS IN URAL (1992-2007)
 
Смирнов Геннадий Сергеевич,
кандидат исторических наук
Челябинский филиал Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте Российской Федерации,
г. Челябинск, Россия
Smirnov Gennady S.,
Ph.D. History
Chelyabinsk branch of the Russian Presidential Academy of
National Economy and Public Administration,
Chelyabinsk, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 93/94
 
Аннотация: В статье на примере уральского региона рассматривается динамика сети социально-реабилитационных учреждений, показана цель и нормативно-правовая основа её функционирования, дана оценка деятельности.
Ключевые слова: Урал, социальная защита, социально-реабилитационное учреждение, несовершеннолетние, этапы.
Abstract: On the example of Ural region the article considers dynamics of social rehabilitation institutions development, shows the purpose of the legal framework of their functioning and evaluates their activity.
Key words: Ural, social protection, social and rehabilitation institution, minors, stages.
 
Появление специализированных детских реабилитационных учреждений в России было обусловлено ростом социального сиротства и социально негативного поведения детей и подростков. Они стали открываться в дополнение к существовавшей сети стационарных сиротских учреждений в структуре органов социальной защиты населения уже в начале 1990-х годов. В 1993-1994 годах Указ «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетними, защите их прав» обязал образовать в структуре органов социальной защиты населения специализированные учреждения (службы) для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации [7]. В 1994 г. в стране было всего 30 таких учреждений, в основном, экспериментальных. В 1997 г. их насчитывалось уже 573 [11, с. 24-25]. Структуру, полномочия, источники финансирования и нормативы обеспеченности учреждениями определялись «Примерным положением о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» [8]. Предполагалось, что они будут создаваться органами исполнительной власти субъектов РФ из расчета одно учреждение на 5-10 тыс. детей, проживающих в городе (районе).
С выходом закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [9] внимание государства к проблемам социального неблагополучия детей заметно усилилось. В региональные варианты программы «дети России» были включены целевые подпрограммы «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». С опорой на Закон стали разрабатываться межведомственные профилактические акции «Брошенные дети», «Без наркотиков», «Подросток», «Защита», которые координировались созданными на территориях субъектов федерации районными комиссиями по делам несовершеннолетних. На органы социальной защиты Закон возложил обязанность по профилактике безнадзорности, учёту и патронажу семей, попавших в опасную ситуацию. Число таких семей, тем не менее, не снижалось и в начале 2000-х годов.
В ноябре 2000 г. было утверждено новое положение о реабилитационном учреждении. Основными типами стали социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних и центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, различавшиеся целями и направлениями деятельности.
Их учредителями теперь могли становиться как исполнительные органы власти субъектов федерации, так и органы местного самоуправления. Разрешалось и совместное учредительство. Подчеркивалось, что воспитанники в реабилитационных учреждениях находятся на полном государственном обеспечении. Финансирование должно было осуществляться на основе нормативов, определяемых на одного воспитанника, в зависимости от вида учреждения. Одновременно ускорился процесс создания реабилитационных учреждений. Пик их численности пришелся на 2006 г.
 
Таблица 1
 
Обеспеченность социально-реабилитационными учреждениями системы социальной защиты населения в Уральском регионе, по данным за 2006 г. [2] *
 
Субъект РФ Приюты Центры Всего учреждений Детей до 17 лет, тыс. Обеспеченность согласно нормативам, %
 
 
 
 
 
 приюты
 центры
 Р. Башкортостан
 35
 5
 40
 1140 
 30,7
 4,4
Оренбургская обл.
 21
 9
 30
 420 
 50
 21,4
 Пермский край
 9
 19
 28
 560
 16,1
 33,9
 Курганская обл.  5  6  11  210  23,8  28,6
 Свердловская обл.  2  32  34  830   2,4  38,5
Челябинская обл. 14 9 19 640 21,9 14,1
Всего   86  80 162 3800 22,6 21,1 
 
* Без отделений приютов
 
Из содержания таблицы видно, что по числу социально-реабилитационных учреждений выделялись Башкортостан (40), Свердловская область (34) и Оренбургская область (30). Меньше всего их было создано в Челябинской (19) и Курганской (11) областях.
Преобладающим типом учреждения в регионе стал социальный приют (90 из 162 учреждений). Если иметь в виду, что один центр был рассчитан на 6-10 тыс. детей, то следует признать, что стройной системы они не представляли, а были хаотично разбросаны по территориям субъектов, поскольку открывались в тех административных образованиях, которые могли выделить средства на их содержание.
Значительная часть социально-реабилитационных центров так же была образована из социальных приютов, предназначенных для временного пребывания детей до их окончательного жизнеустройства, что является свидетельством переноса акцента на профилактическую работу. Многие СРЦ одновременно являлись и социальными приютами, совмещая в себе функции совершенно различных учреждений.
Если исходить из официально установленных нормативов обеспечения социально-реабилитационными учреждениями, в пересчете на численность детского населения, то картина существенно меняется. Как следует из таблицы, даже на пике своего развития сеть учреждений в количественном отношении далеко не соответствовала нормативам. В целом по региону обеспеченность социальными приютами и реабилитационными центрами не достигала даже четверти норматива. Поэтому на практике в статистической отчетности выводилась обобщенная цифра по всем видам учреждений и их филиалам. Например, в Свердловской области, где насчитывалось свыше 70 социально-реабилитационных учреждений разных видов, считалось, что область обеспечена почти на 85%: (70: 830 х10= 84,3%).
В условиях правового вакуума, организационного хаоса и практически полного отсутствия финансирования в 1990-е годы основным типом социально-реабилитационного учреждения становился социальный приют для бездомных детей, как небольшое стационарное учреждение (количество детей в нём не должно было превышать 30). Незначительность масштабов диктовалось стратегическими соображениями социальной политики того периода, предполагавшей перекладывание большинства функций социальной защиты на органы местного самоуправления.
Несмотря на плохое финансирование и отсутствие достаточных средств на содержание существующих, создание новых учреждений продолжалось и дальше, хотя и не такими быстрыми темпами, как в середине 1990-х годов [11, с. 27-28; 10, с. 148-151].
На протяжении 1990-х и первой половины 2000-х годов социальные приюты сталкивались с рядом неразрешимых в рамках муниципального образования проблем. Главной из них оставалось плохое финансирование.
Безуспешность попыток сдержать рост социально-негативных тенденций социализации детей и подростков, выразившиеся, в частности, в росте безнадзорности и противоправного поведения, становилась всё более очевидной. Создание реабилитационных учреждений не достигло основной цели – ослабления этих тенденций.
В этих условиях была сделана попытка переноса акцента с нейтрализации последствий девиантной социализации части подрастающего поколения на её профилактику. На практике эта идея материализовалась в отказе от дальнейшего распространения социальных приютов и концентрации усилий на профилактической деятельности, для чего больше подходили социально-реабилитационные центры или специализированные отделения в центрах социального обслуживания. В работу приютов стали внедряться формы семейного воспитания детей – семейные воспитательные группы и семейный патронат. В структуре социальных приютов Пермской области первые 4 семейные воспитательные группы были созданы в 2001 г. В рамках действовавшей областной программы «Профилактика безнадзорности» усилилась работа по укреплению материально-технической базы учреждений для несовершеннолетних, созданию условий для внедрения новых социальных технологий. Из средств областного бюджета на эти цели в 2001 г. было выделено 1203 тыс. руб. [4].
Похожие процессы наблюдались и в соседних субъектах. В частности, были разработаны целевые программы по профилактике безнадзорности, основанные на принципах федеральных целевых программ «Дети-сироты» и «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» на 1998-2000 годы.
Новый этап реализации принципа смещения акцентов на профилактику безнадзорности и социального сиротства начался после принятия 122 закона, переложившего значительную часть федеральных социальных обязательств на региональные бюджеты [6]. В соответствии с новой идеологией в Пермском крае была разработана целевая программа «Семья и дети Пермского края на 2007-2010 годы», в которой уже прямо говорилось о необходимости соответствующего переноса акцента путем «обеспечения приоритетности профилактической направленности мероприятий над прямыми затратными мерами, что позволит минимизировать и сделать более эффективной систему финансирования». При этом под «созданием эффективной системы управления социальными процессами в сфере семьи и детства» в условиях надвигавшегося финансового кризиса понималась преимущественно минимизация финансирования, сокращение прямых затрат на содержание реабилитационных учреждений, переход к «рынку социальных услуг», в частности путем «привлечения новых агентов на рынок социальных услуг для семьи и детей из негосударственного сектора» [5].
Таким образом, предполагалось хотя бы часть государственных расходов на реабилитационные мероприятия переложить на сами семьи с детьми, что в условиях их неудовлетворительного экономического положения обрекало эту идею на неудачу. Если на реализацию мероприятий программы в 2010 г. предусматривалось 89025 тыс. руб. государственных расходов, то в очередной аналогичной программе на 2011 год планировалось только 53991,3 тыс., то есть на 39,4% меньше. В целом на четырехлетнюю программу (2007-2010) выделялось 331927 тыс. руб. (в среднем по 78,5 млн.), а на следующую одноименную пятилетнюю программу (2011-2015) планировалось лишь 300020,9 тыс. руб.(60 млн. в год) [3]. Сравнения проведены без учета инфляционного процесса. В сопоставимых цифрах разрыв был бы еще заметнее. Реализация этой политики привела в частности к закрытию ряда стационарных реабилитационных учреждений и смещению соотношения основных типов учреждений в сторону социально-профилактических.
Всё это происходило на фоне быстрого роста количественных показателей профилактической работы – количества социально-реабилитационных услуг, социальных патронажей, профилактических бесед, постановок и снятий с учета социально-неблагополучных семей, доли возвращенных в биологические семьи детей, находившихся в социально-реабилитационных учреждениях. Это свидетельствует о замене качественных показателей эффективности социально-реабилитационной работы, на количественные, преобладании формально-бюрократического подхода к этой деятельности, разочарованию власти в возможности снижения уровня негативных явлений в сфере семьи и детства без коренных преобразований в социально-экономической сфере.
Похожие процессы с середины 2000-х годов наблюдались и в Свердловской области. За два года (2007–2008) общее число реабилитационных учреждений всех типов в ней снизилось с 70 до 58. Количество социально-реабилитационных центров уменьшилось с 32 до 26, социальный приют остался всего один, реабилитационных центров для детей и подростков с ограниченными возможностями из девяти осталось шесть. Зато в структуре комплексных центров социального обслуживания населения вместо двух функционировали уже 14 отделений по работе с семьей и детьми [1].
Главной организационной целью функционирования системы учреждений социального обслуживания семьи и детей, начиная с 2006 г. становится создание условий для осуществления её перевода с муниципального на государственный уровень управления.
Заметное изменение целей и направлений деятельности социально-реабилитационных и социально-профилактических учреждений совпало с началом финансово-экономического кризиса в 2007 г. В эти годы произошла окончательная переориентация с решения проблем неблагополучных детей, оставшихся без попечения родителей, на профилактику семейного неблагополучия, на защиту и поддержку относительно благополучных и благополучных семей, обеспечения потребности семьи в качественных социальных услугах.
Главной целью функционирования системы социального обслуживания семьи и детей с 2008 года стала подготовка учреждений к переходу на новые условия финансирования в зависимости от конечных результатов деятельности.
В Свердловской области, несмотря на значительное снижение в 2008 г. мест стационарного и полустационарного обслуживания несовершеннолетних, число детей и подростков, прошедших социальную реабилитацию в стационарных условиях, осталось практически на уровне 2007 года, а в условиях дневного пребывания – увеличилось в 2 раза. Переход учреждений социального обслуживания семьи и детей в режим профилактической работы позволил в 2008 г. за счет внутренней структурной реорганизации учреждений открыть дополнительно 51 отделение сопровождения опекаемых, 11 консультативных отделений и отделений приема граждан, 8 отделений профилактики безнадзорности. Центральное место в развитии профилактических форм социального обслуживания населения заняло внедрение участкового принципа работы в деятельность отделений профилактики безнадзорности несовершеннолетних. С 2008 года в большинстве центров социальной помощи семье и детям и социально-реабилитационных центрах для несовершеннолетних стали функционировать участковые социальные службы. Главным результатом работы участковых специалистов по социальной работе стало снижение потребности в местах стационарного обслуживания несовершеннолетних. Отделения профилактики безнадзорности стали рассматриваться в качестве альтернативы не только стационарным учреждениям, но и стационарным отделениям в нестационарных социальных учреждениях. Так, количество мест стационарного обслуживания несовершеннолетних в учреждениях социального обслуживания семьи и детей Свердловской области уменьшилось в 2008 г. на 25 %, в начале 2009 г. еще на 13%.
В целом, выделяются четыре этапа в становлении и развитии сети социально-реабилитационных учреждений. На первом из них (1992-1993 гг.) учреждения возникали спонтанно, нормативная база для их деятельности практически отсутствовала, их численность была незначительной.
На втором этапе (1994-1999 гг.) работа велась в рамках Указа Президента РФ от 06.09.1993 «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетними, защите их прав», «легализовавшего» социально-реабилитационные учреждения и определившего их как часть структуры учреждений социальной защиты населения, происходило массовое формирование учреждений, их унификация на основе «Примерного положения о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации», утвержденного в сентябре 1996 г.
На третьем этапе (2000-2005 гг.) после принятия федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» усилилось внимание к деятельности социально-реабилитационных служб, основными видами учреждений были признаны социальные приюты, социально-реабилитационные центры и центры помощи семье и детям, усилилась профилактическая направленность их деятельности, стали массово разрабатываться соответствующие региональные целевые программы.
На четвёртом этапе (с 2006 г.) после принятия федерального закона 122-ФЗ, перераспределившего расходы на социальную защиту с федерального бюджета на региональные и существенно сократившего эти расходы, усилились профилактическая и адресная составляющие в социальной политике в сфере социальной реабилитации, в большинстве уральских субъектов число реабилитационных учреждений сократилось. Заметное изменение целей и направлений деятельности учреждений социального обслуживания семьи и детей совпало с началом финансово-экономического кризиса в 2007 г. Произошла переориентация с решения проблем неблагополучных детей, оставшихся без попечения родителей, на профилактику семейного неблагополучия. Главной целью функционирования системы социального обслуживания семьи и детей с 2008 года стала подготовка учреждений к переходу на новые условия финансирования в зависимости от конечных результатов деятельности.
 
Список использованных источников:
 
1. Государственный доклад «О положении детей в Свердловской области». По итогам 2006 г. URL: http://sverdlovsk.news-city.info/docs/sistemss/dok_ieyrbb/page8.htm (Дата обращения: 01.02.2015).
2. Проект Детские Домики.ру. URL: http://www.detskiedomiki.ru/guide/child/ (Дата обращения: 01.02.2015).
3. Постановление Правительства Пермского края от 16.11.2010 N 897-п «Об утверждении долгосрочной целевой программы "Семья и дети Пермского края на 2011-2015 годы» // Бюллетень законов Пермского края, правовых актов губернатора Пермского края, Правительства Пермского края, исполнительных органов государственной власти Пермского края. № 46. 22.11.2010.
4. Информационно-аналитические материалы по Пермской области для подготовки ежегодного доклада «О положении детей в Российской Федерации» (2001 год). URL: http://www.prpc.ru/library/ref_19/16.shtml (дата обращения: 01.02.2015).
5. Закон Пермского края от 13.03.2007 № 15-ПК «О краевой целевой программе "Семья и дети Пермского края на 2007-2010 годы» // Собрание законодательства Пермского края. № 4. 25.04.2007.
6. Федеральный закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 30.08.2004. № 35. ст. 3607.
7. Указ Президента РФ от 06.09.1993 N 1338 «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 13.09.1993. № 37. ст. 3449.
8. Правительства РФ от 13.09.1996 N 1092 «Об утверждении Примерного положения о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 39. ст. 4562.
9. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ. 28.06.1999. № 26. ст. 3177.
10. Смирнов Г.С., Проблемы социальной защиты семьи и детства на Южном Урале: история и современность: Монография / Г.С. Смирнов, С.С., Смирнов С.С., А.С. Смирнова. Челябинск: Челябинский филиал РАНХиГС, 2013. 200 с.
11. Смирнов Г.С., Смирнов С.С. Формирование системы специализированных реабилитационных учреждений для детей и подростков на Урале (1992 – 2006) // Панорама Евразии. 2012. № 1 (9). С. 24-29.