Рейтинг@Mail.ru
Gavrikov_022014
НОВАЯ ПАРАДИГМА ПОНЯТИЯ ЗАКОННОСТИ 
 
A NEW PARADIGM OF LEGALITY CONCEPT
 
Гавриков Вячеслав Петрович,
кандидат юридических наук
Институт управления, бизнеса и технологий,
г. Калуга, Россия
Gavrikov Vyacheslav P.,
Ph.D. in Law
Institute of Management, Business and Technologies,
Kaluga, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 340
 
Аннотация: В статье делается попытка изложения новой парадигмы понятия «Законность». Трактовка  законности осуществляется в непосредственной связи с правовым регулированием в качестве его перманентного состояния.
Ключевые слова: законность, правовой закон, правовое регулирование, перманентное состояние правового регулирования.
Abstract: The article offers a new paradigm of legality concept. Interpretation of legality is represented in direct connection with the legal control as its permanent state.
Key words: legality, legal law, legal control, permanent state of the legal control.
 
Переход от тоталитаризма к демократическому правовому государству характеризуется существенными изменениями в юридической науке. Эти изменения коснулись и категории «законность». Изменения в сущностном содержании законности обусловлены изменениями основополагающих категорий «право» и «государство».
Чтобы уяснить суть изменений в понятии «законность», необходимо обратиться к прежнему содержанию этого понятия. Ранее эта категория называлась «социалистической законностью» и идеологически была связана с понятиями «социалистическое государство» и «социалистическое право».
Исторически законность возникла, как требование государственной власти к населению соблюдать изданные ею законы. Но постепенно требование о соблюдении законов стало предъявляться и к самой власти.
Под законностью стали понимать строгое и неуклонное соблюдение закона всеми государственными органами, общественными и хозяйственными организациями, должностными лицами и гражданами [8, с. 10].
В других источниках интерпретировано сходное по сути определение, но как принцип законности. В обоих случаях акцент делался на исполнении законов и других нормативных правовых актов и игнорировалось их содержание, а они-то могли быть неправовыми. Неуклонное и повсеместное исполнение таких законов и приводило к нарушениям законности. Так, например, в Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. содержалась ст. 17, предусматривавшая возможность привлечения к уголовной ответственности по аналогии. Институт аналогии являлся правовой основой проведения в стране репрессий. Формально осуществлялось неукоснительное соблюдение требований закона, а фактически – повсеместное нарушение законности.
С появлением понятия правового закона возникла необходимость уточнения и понятия законности. Так, Н.В. Витрук определяет законность как идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве [3, с. 15], В.Н. Кудрявцев - как определенный режим общественной жизни, метод государственного руководства, состоящий в организации общественных отношений посредством издания и неуклонного осуществления законов и других правовых актов [5, c. 4].
Еще раньше в разное время законность определялась как режим, как метод, как средство, как принцип, как способ, как орудие, как функция, как требование и обеспечение, как система организации, как форма и т.д. [4, с. 288], что являлось следствием исследования отдельных аспектов данной проблемы.
И в настоящее время единого понимания законности в публикациях авторов не наблюдается, но предложен некий комплексный подход к определению данного понятия, т.е. трактовка законности в трех аспектах: как принцип государственно-правовой жизни, как метод государственного руководства обществом и как режим жизни общества [6, с. 348-351]. Но при таком подходе аспектность исследования данного понятия не устраняется, а подтверждается. Более того, происходит своего рода подмена понятий. Так, под принципом законности понимается строгое и неуклонное соблюдение всеми субъектами права правовых предписаний, содержащихся в нормах права, т.е. речь идет о различных формах реализации права, о заключительном этапе правового регулирования. Законность как метод государственного руководства обществом означает ничто иное, как воздействие с помощью правовых предписаний-тех дозволений, позитивных обязываний и юридических запретов на сознание и волю субъектов общественных отношений. Управляющее воздействие на общество в данном случае осуществляется с помощью способов правового регулирования. Законность как режим общественной жизни представляет собой режим реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве и в повсеместном исполнении законов. Данное определение охватывает своим содержанием понятие правового регулирования: все его этапы и стадии. Поэтому существующие трактовки понятия законности есть условность (фикция), существенно отличающаяся от правовой реальности.
Кроме того, в теории права дискуссионными остаются и некоторые другие вопросы, связанные с понятием законности. Так, М.С. Строгович и Н.В. Витрук полагают, «что законность –это требование исполнения закона и только закона» [6, с. 348-351]. С таким суждением трудно согласиться, так как в теории права имеет место и широкая трактовка законодательства (совокупность всех нормативных правовых актов) и узкое понимание этого понятия (совокупность всех действующих в стране законов). Поэтому требование законности должно распространяться на применение любых нормативных правовых актов, хотя этимологически термин законность связан с соблюдением законов.
Дискуссионным в науке является и вопрос о субъекте законности. Так, в свое время Н.Г. Александров полагал, что нарушать законность могут только должностные лица, наделенные властными полномочиями, а граждане совершают правонарушения, за которые привлекаются к юридической ответственности. Аналогичную позицию занимал проф. В.М. Горшенев, а ныне- проф. Н.В. Витрук. Против этого в свое время возражал проф. М.С. Строгович, а ныне – проф. В.В. Лазарев, который считает принцип законности всеобщим, в равной степени распространяющимся на всех субъектов права [6, с. 348-351]. Аргумент – более чем убедительный. Нельзя нарушением законности подменять правонарушение. Однако нам представляется некорректной сама постановка вопроса о субъекте законности. А происходит это от нечеткости определения данного понятия. Поэтому необходим иной подход к определению законности.
Все существующие определения данного понятия свидетельствуют о его неразрывной связи с правовым регулированием: и с правотворчеством, и с реализацией права. Данное обстоятельство позволяет рассматривать законность в качестве свойства правового регулирования, отражающего его перманентное состояние. Иными словами: законность – это перманентное состояние правового регулирования, т.е. совокупность основных параметров и характеристик регламентации общественных отношений, а также реализации субъективных прав и выполнения юридических обязанностей их субъектов.
Таким образом, законность можно определить как состояние правового регулирования общественных отношений, представляющего собой совокупность основных параметров и характеристик правотворчества и реализации права.
Рассматриваемый подход к определению законности ставит под сомнение утверждение о том, что оно – самостоятельное политико-правовое явление. Законности вне правового регулирования не существует. Она- не деятельность по формированию и реализации права, но свойство этой деятельности в виде некоего перманентного состояния.
Гарантиями этого перманентного состояния выступают положительно действующие условия, факторы и средства как внутри той или иной госструктуры, осуществляющей правовое регулирование, так и вне ее. Эти гарантии в литературе подразделяются на общие (экономические, политические и духовные) и специальные (правовые) [7, с. 222].
Правовые гарантии включают следующие меры: совершенствование законодательства, выявление нарушений законности, охрана законности, ответственность за нарушение законности, надзор и контроль за соблюдением законности, профилактика нарушений законности.
Надзор и контроль за соблюдением законности включает:
– контроль за деятельностью высших представительных органов государственной власти;
– контроль за деятельностью высших исполнительных органов государственной власти;
– конституционный и другие виды судебного контроля;
– прокурорский надзор;
– общественный контроль.
С гарантиями законности в юридической литературе тесно связываются принципы законности. Однако, по нашему мнению, у состояния правового регулирования не может быть собственных принципов, т.е. законность не может их иметь. А вот основополагающие начала правового регулирования общественных отношений должны быть и обеспечивать его перманентное состояние, т.е. законность.
В науке вопрос о принципах правового регулирования изучен недостаточно. В различных источниках и законодательстве речь идет преимущественно об отраслевых принципах правового регулирования. Так, например, в ст. 2 Трудового кодекса РФ сформулированы принципы правового регулирования трудовых правоотношений, в других источниках и нормативных правовых актах речь идет о принципах правового регулирования предпринимательских отношений, отношений в сфере информации, отношений по социальному обеспечению, налоговых отношений, принципах правового регулирования банковской деятельности и т.п.
Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека в 2011 г. издало «Руководящие принципы правового регулирования деятельности политических партий» [2].
Исследований по вопросу общих принципов правового регулирования не встречается, и в литературе, исходя из существующего понятия законности, называют ее разнообразные принципы и их количество. Так, М.И. Абдулаев к основным принципам законности относит: верховенство правового закона; приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное юридическое значение; обеспечение соответствия закона праву; закрепление основных принципов права в основном законе государства (конституции); единство законодательства; равенство всех перед законом и судом; возможность судебной защиты субъективных прав и свобод; неотвратимость юридической ответственности [1, с. 512]. А.Ф. Черданцев называет следующие принципы законности: верховенство законов, приоритет (первенство) международного права перед национальным правом; равенство перед законом; единство законности; недопустимость отступления (нарушения) законов по мотивам целесообразности [10, с. 381-383]. В.С. Афанасьев называет четыре принципа законности: верховенство закона; единство законности; целесообразность и реальность законности [7, с. 222]. В учебнике по теории государства и права под редакцией А.В. Малько находим сходный подход к определению принципов законности. Только здесь верховенство закона соединено с верховенством Конституции [9, с. 310-317]. Можно согласиться с А.Ф. Черданцевым, что в юридической литературе наблюдается увеличение количества принципов законности, и отдельные из них вовсе таковыми не являются [10, с. 381-383]. Но по свидетельству Л.А. Морозовой чаще всего речь идет о таких принципах, как всеобщность, реальность, целесообразность, гарантированность, неотвратимость юридической ответственности, взаимосвязь законности и культуры [6, с. 348-351]. Конечно взаимосвязь законности и культуры существует, но вряд ли это можно назвать принципом. Неотвратимость юридической ответственности тоже не может быть принципом законности. Во-первых, он не распространяется на весь процесс правового регулирования. А во-вторых, это – принцип юридической ответственности.
По существу все встречающиеся принципы законности являются таковыми либо для правового регулирования в целом, либо для его отдельных этапов и стадий.
Для определения общих принципов правового регулирования и законности, в частности, необходимо выявить критерии, которым должны отвечать эти принципы.
Во-первых, эти основополагающие начала (принципы) должны влиять на весь процесс, на все этапы и стадии правового регулирования, а не на отдельные его составляющие. В противном случае принцип не будет формировать перманентное состояние правового регулирования, т.е. законность. Во-вторых, принципы правового регулирования должны обеспечивать единую направленность правотворчества и правореализации.
С учетом изложенного можно сформулировать следующие принципы правового регулирования, а следовательно и законности:
– принцип верховенства в правовом регулировании правового закона;
– единство понимания и реализации законов и подзаконных правовых актов на всей территории их действия;
– принцип компетентности субъектов правового регулирования;
– принцип обеспечения цели и результатов правового регулирования.
Принцип верховенства правового закона в правовом регулировании означает, что регламентация общественных отношений, реализация субъективных прав и обязанностей их участников должна осуществляться на основе норм правового закона. Законодатель должен издавать такие законы, которые адекватно отражали бы в своём содержании правовую действительность, объективно закрепляли бы существующие потребности общества в виде прав, свобод, законных интересов и правовых обязанностей на основе оптимального сочетания правовых запретов и правовых дозволений, правовых поощрений и правовых наказаний, правовых стимулов и правовых ограничений. При этом законы и деятельность по их изданию должны соответствовать конституции и другим законам; подзаконные нормативные правовые акты и деятельность по их изданию должны соответствовать законам; акты правоприменения и правоприменительная деятельность должны соответствовать законам и основанным на них подзаконным нормативным правовым актам; акты индивидуальной реализации права должны соответствовать законам и основанным на них подзаконным нормативным правовым актам и актам правореализации. А все вместе взятое должно формировать перманентное состояние правового регулирования, т.е. законность.
Принцип единства понимания и реализации законов и подзаконных нормативных правовых актов на всей территории их действия означает, что законы и другие нормативные правовые акты представляют абсолютно одинаковые требования ко всем субъектам, находящимся в сфере временного и пространственного их действия. Единое понимание сущности и конкретного содержания нормативных правовых актов при их подготовке обеспечивает воплощение в жизнь заложенные в них охранительные и регулятивные функции права.
С одной стороны, субъекты права должны в полном объёме выполнять возложенные на них обязанности, подчиняться требованиям закона и основанным на нем подзаконным нормативным правовым актам. С другой стороны, государство должно создавать все необходимые условия для осуществления их законных прав и интересов.
Принцип компетентности субъектов правового регулирования означает, что законодатель и другие субъекты правотворчества обладают способностью анализировать тенденции общественного развития, определять объективно существующие потребности общества в нормативном правовом регулировании общественных отношений, формировать типовые модели социального поведения, на основе которых формулировать и издавать правовые нормы, а реализаторы правовых норм должны быть способны адекватно уяснять их содержание, правильно квалифицировать жизненные обстоятельства и в соответствии с этим реализовать субъективные права и юридические обязанности. Данный принцип обеспечивает качество правового регулирования общественных отношений на различных его этапах и формирование законности как его важнейшего свойства.
Принцип обеспечения цели и результатов правового регулирования заключается в единой направленности правотворчества и реализации права в процессе правового регулирования для упорядочения общественных отношений. Достижение цели и результатов правового регулирования осуществляется путем охраны и обеспечения законности.
Охрана или защита законности связана с нарушением правовых норм и различного рода процедур в правовом регулировании общественных отношений. Обеспечение перманентного состояния правового регулирования, т.е. законности, связано с ее упрочением и подразумевает профилактику правонарушений.
Защита законности предполагает систему мер со стороны государства по выявлению и пресечению нарушений права в правотворчестве и в реализации права. Эти меры направлены также на восстановление права и на привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении правовых предписаний.
Обеспечение законности в правовом регулировании состоит из двух подсистем мер: профилактики нарушений законности и ее упрочения.
Профилактика нарушений законности предполагает:
– выявление причин и условий нарушений законности;
– устранение выявленных причин и условий, т.е. всех негативных факторов, явлений и процессов, которые ведут к нарушениям законности (экономическая и политическая нестабильность, низкая правовая культура населения, должностных лиц, деформация профессионального правосознания и т.д.).
Упрочение законности – это формирование и совершенствование такого перманентного состояния правового регулирования общественных отношений, которое оптимально обеспечивает их упорядоченность. Речь идет о гарантиях законности, т.е. о положительно действующих условиях, факторах и средствах в процессе правового регулирования. Они подразделяются на общие (экономические, политические и духовно-культурные) и специальные (правовые). К числу правовых гарантий законности относят: 1) меры по совершенствованию законодательства, которые применяются на первом этапе правового регулирования, а также 2) меры выявления нарушений законности, меры ее защиты, меры ответственности за нарушение законности, меры контроля и надзора за законностью и меры профилактики нарушений законности, которые принимаются на втором (заключительном) этапе правового регулирования.
 
Список использованных источников:
 
1. Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений / М.И. Абдулаев. 3-е изд., доп. и перераб. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006.
2. OSCE Office for Democratic Institutions and Human Rights. URL: http://www.osce.org/odihr (дата обращения: 25.12.2014).
3. Витрук Н.В. Законность, понятие, защита и обеспечение. Конституционная законность и конституционное правосудие / Общая теория государства и права. Академический курс. Т.2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998.
4. Иофе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Юридическая литература, 1961.
5. Кудрявцев В.Н. Законность в Российской Федерации. М.,1998.
6. Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2002.
7. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ,1996.
8. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М.: Наука, 1966.
9. Теория государства и права: учебник/ коллектив авторов; отвт ред. А.В. Малько. 4-е изд., стер. М.: КРОНУС, 2012.
10. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. М.: Юрайт, 2001.