Рейтинг@Mail.ru
Podmaritsyn_022014
АРХИВНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЖЕЕПИСКОПА М.А. ПОЗДЕЕВА В КОНЦЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ЧКАЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 
HISTORICAL RECORDS OF FAKE BISHOP M.A. POZDEEV’S ACTIVITY AT THE END OF THE GREAT PATRIOTIC WAR IN CHKALOVSK REGION
 
Подмарицын Алексей Геннадьевич,
кандидат исторических наук
Самарский государственный университет,
г. Самара, Россия
Podmaritsyn Alexey G.,
Ph.D. in History
Samara State University,
Samara, Russia
E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
УДК 28
 
Аннотация: В статье на основе впервые публикуемых архивных документов установлены обстоятельства появления в конце Великой Отечественной войны в Чкаловской области лжеепископа Михаила Поздеева. Дается развернутая характеристика его самочинных и обманных действий в отношении верующих, данная съездом духовенства и мирян Чкаловской епархии в феврале 1947 года.
Ключевые слова: история Русской Православной Церкви (РПЦ), региональная церковная история, история Чкаловской/Оренбургской епархии, уполномоченные Совета по делам РПЦ при СМ СССР, Великая Отечественная война.
Abstract: The article deals with circumstances of fake bishop Mikhail Pozdeev’s arrival in Chkalovsk Region at the end of the Great Patriotic War based on firstly published archival documents. It provides detailed description of his illegal and fraudulent actions against the faithful, which was given by the Clergy-Laity Congress of Chkalovsk Region in February 1947.
Key words: history of the Russian Orthodox Church (ROC), regional church history, history of Chkalovsk/Orenburg eparchy, representatives of the Council for the ROC Affairs of the USSR Cabinet, Great Patriotic War.
 
В годы Великой Отечественной войны появились проходимцы, именовавшие себя священниками. Весьма показателен в этом отношении пример с мошенником, именовавшим себя «архиепископом Серафимом», действовавшем в конце войны в Чкаловской области. Современный религиовед приводит справку о нем следующего содержания. «Серафимо-геннадиевская» ветвь Катакомбной Церкви была основана мошенником-рецидивистом Михаилом Алексеевичем Поздеевым, с 1939 года в корыстных соображениях выдававшего себя за архиепископа Смоленского Серафима (Остроумова) (+1937). Будучи мирянином, М.А. Поздеев кощунственно совершал церковные таинства и священнодействия (Евхаристию, исповеди, крещения, монашеские постриги и др.). Совершенно очевидно, что ни сам Михаил Алексеевич, ни его преемники, не обладают благодатью апостольского преемства рукоположений и с канонической точки зрения могут рассматриваться исключительно как миряне» [4].
В качестве «доказательства» своего якобы архиерейского достоинства Михаил Поздеев показывал фотокарточку, на которой он стоял с покойным Святым патриархом Московским Тихоном. Она, либо копии с нее дошли до нас, и при внимательном рассмотрении становится ясной фальсификация. Кроме того, мошенник-рецидивист Поздеев, (сохранились многочисленные тюремные фотографии 20–30-х годов ХХ века), упирал на то, что его архиерейская «хиротония» была совершена в самые последние дни жизни Святого Тихона. Сейчас, когда последние дни Святого патриарха Тихона подробно изучены и расписаны, ясно, что он не совершал архиерейских хиротоний в последние недели [См., например, 1].
Проходимец Поздеев также «не помнил», кто еще из архиереев участвовал в его «хиротонии». Известно, что архиерейские хиротонии предполагают совершителей таинства (в данном случае – архиереев), числом не менее двух, даже если хиротония совершается Предстоятелем Поместной Церкви. В противном случае хиротония ничтожна и недействительна.
В фонде Совета по делам религий при СМ СССР, хранящемся в Государственном архиве Российской Федерации, сохранилось следующее документальное свидетельство о Поздееве.
Направленный летом 1946 года для обзора деятельности Чкаловского преосвященного Мануила, епископ Можайский Макарий докладывал Патриарху Алексию I, что «именующему себя Архиепископом Серафимом Преосвященный Мануил не только не давал никаких разрешений на совершение богослужений, но всячески, где только можно, разъясняет верующим самозванство Серафима. С болью сердечной Преосвященный говорит о нем, как о наглом разлагателе церковной жизни, скорбит о том, что он ничего не может сделать для предотвращения его беззакония. Серафим ведет яростную агитацию против Преосвященного, дерзает называть Святейшего Патриарха и все Православное духовенство “безблагодатным”. Еще 3 мая 1945 г. Поздееву послано запрещение, как самозванцу – архиепископу, лжецу, пьянице и разлагателю общественной жизни. Непонятно, как могло возникнуть обвинение Преосвященного Мануила за самочинные действия “сожженного совестию” человека» [3, л. 15].
Сохранились свидетельства верующих и духовенства об обстоятельствах и формах служения лжеепископа в чкаловских пределах, отложившиеся в фонде уполномоченного по делам религий по Оренбургской области, хранящемся ныне в Государственном архиве Оренбургской области.
Специально сделаем замечание, что впервые публикуемые ниже документы дают исчерпывающий портрет М. Поздеева и поэтому приводятся в пространных выдержках.
На состоявшемся 13 февраля 1947 года втором заседании Епархиального съезда духовенства и мирян Чкаловской епархии выступили протоиерей Константин Плясунов и священник Вениамин Ионов с докладом «О сектантстве, самозваных и запрещенных священнослужителях и прочих разлагателях и дезорганизаторах церковной дисциплины и устоев православия в Епархии». Доклад был составлен по поручению Чкаловского архиепископа Мануила (Лемешевского) и во второй части был полностью посвящен обозреваемой личности.
«В Чкаловской Епархии имеется по настоящее время еще более солидный церковный авантюрист некто Михаил Поздеев, приписывающий себе звание архиепископа с именем Серафим. На нем останавливаться я не буду, так как мой содокладчик священник о. Вениамин Ионов скажет о нем более подробно, как проводивший специальное следствие о Поздееве по месту его преступной, с церковной точки зрения, деятельности в Тоцком районе Чкаловской области. Скажу только одно, что такую грязную безнравственную деятельность Поздеев ведет более 10 лет, потому что со слов моего сослуживца диакона А.Т. Пихтовникова, еще в 1937 году он оставил о себе в г. Елабуге Татарской республике (где в то время проживал Пихтовников) бесчестную славу, как обманщик, развратник и грубый невежа» [2, л. 17].
«Поздеев Серафим прибыл в село Тоцкое и его окрестности в июне 1945 года, был приведен сюда келейной девой Стефанидой, происходившей из села Сорочинска. В настоящее время она проживает в том же селе, прислуживает в м/доме. Сопровождали его вдовые женщины и молодые девушки человек 5-6. В Тоцком, в селе Кирсановке и Привокзальном поселке им отслужено 4-5 литургий. Литургии совершались на ягодных соках, которые тут же заготовлялись наспех, на углях. Облачение его заключалось в простой ветхой монашеской мантии, в клобуке с нашитым на нем белым из материи крестом, малый омофор и епитрахиль. Причащал без исповеди, на заявления верующих отвечал, что он тайно исповедует их и берет на себя грехи их.
Рекомендовался “высокопреосвященнейшим святым владыкой”, так и велел верующим называть его. Объяснял верующим, что он рукоположен Патриархом Тихоном, и при этом показывал свою совместно с Патриархом фотографию. Категорически запрещал ходить в церковь, именуя ее безблагодатной, обновленческой, красносоветской, которая ведет в пагубу, а не ко спасению. Говорил, что Церковь настоящая теперь странствующая, главою которой является он. На вопрос верующих – почему он не поминает Святейшего Патриарха Алексия и местного Епархиального Архиерея, он отвечает с раздражением, что не поминает их, при этом добавляет, что его зовут служить в г. Чкалов, и в г. Бузулук, но он не хочет иметь дела с неправославными Архипастырями по пять и шесть раз женатыми, что из за них он пострадал 13 лет в заключении, и если он скажет народу, что знает о них плохое, то его снова посадят.
Сопровождающие его женщины и девушки усердно за ним ухаживают. Каждая несет свое “послушание”, одна добывает вина, без которого он не может совершить ни одной требы, другая готовит пищу исключительно из мяса, и колбас с яйцами, третьи по очереди дежурят около него, когда он спит, расчесывают волосы на голове, растирают обнаженные ноги и чешут пятки “от судороги”, как это объясняется. С прислугой обращается грубо: бьет по лицу руками, ногами и палкой, почему часто приходится видеть его прислугу с синяками, шишками на лбу. На протест побоев отвечает, что Христос и не то терпел, а вы и этого не можете терпеть» [2, л. 23-24].
И далее читаем продолжение свидетельств:
«Очевидцем подобных сцен был Иван Семенович, житель с. Кирсановки Тоцкого района.
Поздеев вымогает из верующих пожертвования; укоряет их в жестокосердии, побуждая жертвовать Богу и в храм через его руки, чего и достигал: приносились платки, полотенца, скатерти и т.п. Венчал браки, пользуясь своими наскоро сделанными колпаками из газетной бумаги, именуя их венцами. Принимая вознаграждения за требы, ворчал и ругался, что мало дают.
Прислужницы утешали верующих не смущаться его ворчанием, принимая его за “притчу”. При поступлении дополнительных вознаграждений “притчи” умолкали.
Прислужницы распространяли, что их “владыка” прозорливый, и прозорливости его сами принимали активное участие. Подслушивали разговоры о нем, потом передавали ему. После этого ему легко было обличать виновных против него, в особенности тех, кто сомневался в его “высокопреосвященстве”. Своим спутницам обещает устроить монастырь или скит в дали от мира, в горах, в лесах, в ущельях.
Место жительства его по прописке г. Бузулук Чкаловской области. Живет он на окраине города у разведенной вдовы. Причиной ее развода с мужем служит сам Поздеев. После долгой ее разлуки с мужем “высокопреосвященнейший” не благословил их супружескую жизнь. В последний визит его в Кирсановку было неприятное для него происшествие, которое окончательно подорвало его авторитет среди верующих села Кирсановки. Поздеев со всей своей “свитой” был приглашен на поминки, где он сильно напился вина и поднял дебош: бросал со стола тарелки, вилки, ложки, чашки и пироги. Пытался разбить окна, но силой мужчин был связан, уложен в постель. За неимением места с Поздеевым был положен хозяйский 16 летний мальчик. Ночью Поздеев принял его за одну из своих прислужниц, стал его целовать и требовать от него поцелуев: кончилось тем, что мальчик стал просить о помощи, чтобы освободить его от ласк “высокопреосвященнейшего”.
Некоторые из его приверженцев считают Серафима настолько святым, что по умовении его ног – водою этой моют свои глаза и пьют эту воду.
При посещении поселка Кирсановки Тоцкого района по расследованию незаконных действий самозваного архиепископа Серафима Поздеева, гражданка вышеуказанного селения Хороторина Ксения рассказала следующее: Поздеев в их доме служил литургию на ягодных соках. По окончании литургии дары из чаши вылил в простой чайный стакан и поставил на угольник. После совершения треб он отправился на вокзал. Хозяйка поняла, что в стакане остались св. Дары, она взяла и побежала за ним, спросить, что с ними делать. Когда она его спросила, что же делать с ними, он ответил: “Тебе бы их не полагалось брать в руки, ну да ладно” и попросил оставить их на старом месте, при этом добавил, что в следующий приезд он их уберет куда следует. Так было и сделано хозяйкой. Поздеев вернулся через четыре дня. Время было летнее, в стакане за это время потонули десятки мух, и все покрылось зеленой плесенью. Хозяйка хотела проследить, что сделает Поздеев с содержимым в стакане, но это ей не удалось. Он убрал все без посторонних глаз, и хозяйка потом видела только пустой стакан» [2, л. 23-26].
Выступавший вслед настоятель Петро-Павловской церкви г. Бузулука протоиерей Леонид Смирнов добавил известные ему факты из жизни мошенника. «В г. Бузулуке одно время появлялся известный проходимец Поздеев, именуемый себя архиепископом Серафимом, но был вынужден из Бузулука вскоре удалиться, так как полностью была разоблачена его темная деятельность. Был случай, когда в Бузулуке он набрался смелости войти в храм, облаченный в мантию.
Неоднократно приходилось слышать женщин, которые называли его чудотворцем читающим чужие мысли. Свидетельствую о факте, что в г. Бузулуке, по адресу Ветеринарная 77, Поздеев разбил супружескую жизнь» [2, л. 26].
«Выступивший Архиепископ Мануил заявил, что ко всем самовольным совершителям священнодействий и треб принимались все соответствующие меры, Серафима Поздеева он публично обличал, совершая служение в селе Платовке и в г. Бузулуке. Большего сделать он беспомощен. О всех самочинниках Епархии считал всегда своим долгом ставить в известность Уполномоченного Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Чкаловской области» [2, л. 26-27].
После обсуждения данного вопроса съезд принял резолюцию следующего содержания. «Принимая во внимание имеющийся в распоряжении Святой Церкви единственные меры вразумления ко всем заблуждающимся – эти меры убеждения и морального воздействия, просить пастырей всех приходов Чкаловской Епархии усилить проповедь Слова Божия, поставить богослужение в храмах на должную высоту. <…>
Пастыри в первую очередь и все православные люди должны быть примером для всех в христианском поведении, трезвой и благочестивой жизни. <…>
В целях продуктивной борьбы с самозванцами, запрещенными священниками и другими непризнанными требоисправителями в Епархии, просить уполномоченного Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Чкаловской области возбудить ходатайство перед Советом по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР о разрешении иметь разъездных священников во всех районах Епархии, где нет открытых церквей и молитвенных домов, чтобы верующие имели возможность удовлетворить свои религиозные нужды у законно поставленных пастырей Русской Православной Церкви. Как пастыри, так и верующие должны разъяснять всем, что все службы и требоисправления спасительны для наших душ только тогда, когда совершаются канонически действующим священником.
В интересах поддержания авторитета Русской Православной Церкви и уклада нашей культурной и гражданской жизни просить Уполномоченного Совета по делам РПЦ при СМ СССР по Чкаловской области принять со своей стороны меры к прекращению антиморального влияния самозваного архиепископа Серафима (по паспорту Михаила Поздеева), совершающего свои похождения в данное время в Чкаловской Епархии, на окружающее его общество» [2, л. 27-28].
Таким образом, публикуемые архивные свидетельства о самозванце-лжеепископе М.А. Поздееве свидетельствуют о специфическом феномене религиозной жизни военной и послевоенной поры, когда на фоне отсутствия легально действующих приходов Русской Православной Церкви население вынуждено было довольствоваться подобными духовными суррогатами, подносимых мошенниками, откровенно паразитировавшими на чаяниях верующих.
 
Список использованных источников:
 
1. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве Высшей Церковной Власти (1917-1943). Сборник. М., 1994. 1064 с.
2. Государственный архив Оренбургской области Ф. Р-617. Оп. 1. Д. 79.
3. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-6991. Оп.7. Д. 75.
4. Слесарев А.В. «Серафимо-геннадиевская» ветвь Российской Православной Катакомбной Церкви. URL: http://www.anti-raskol.ru (дата обращения 16.12.2014).